АРЕСТ СОБСТВЕННОСТИ И ИМУЩЕСТВА: МЕЖДУНАРОДНЫЕ СТАНДАРТЫ ПРИ ИЗДАНИИ РАСПОРЯЖЕНИЙ О НАЛОЖЕНИИ АРЕСТА В РАМКАХ УГОЛОВНЫХ РАССЛЕДОВАНИЙ

К. ЭКШТАЙН

Предварительные замечания

В практике западноевропейских государств, к сожалению, часто можно столкнуться с тем, что уголовные производства инициируются по непонятным и банальным причинам. Среди таких причин можно назвать анонимные сообщения конкурентов, завистливых соседей или чересчур усердных банковских служащих, которые умышленно сообщают в полицию о подозрениях в отмывании денег, если они не понимают сути какой-либо сделки.

Особенно беспрепятственно подобные уголовные производства открываются в том случае, если лицо, на которое был сделан донос, является русским. Судя по всему, в отношении русских существует глобальное подозрение в связях с мафией и отмыванием денег.

В таком случае прежде всего арестовываются банковские счета, а также недвижимое имущество.

Во многих государствах Европы я сталкивался с такими случаями, когда органы расследования накладывали арест на счета и недвижимое имущество на многие годы даже без предъявления в суде какого-либо обвинения. Спустя годы и после многочисленных ходатайств арест снимался, однако пострадавшим не выплачивалось никакой компенсации.

Даже если национальное законодательство и допускает подобное самоуправство, для таких государств существуют обязательные международные обязательства, минимальные стандарты, которые должны соблюдаться в ходе предварительного наложения ареста в рамках уголовного расследования.

 

  1. Источники

 

Директива 2005/60/EC Европейского парламента и Совета ЕС о борьбе с отмыванием денег.

40 рекомендаций ФАТФ и директивы ЕС по борьбе с отмыванием денег.

Второй, проводимый раз в два года, пересмотр ФАТФ отчета о взаимной оценке по Бельгии за 2012 г.

Доклад МАНИВЭЛ (MONEYVAL) по Андорре за 2012 г.

Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности (ETS N 141).

Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности и финансирования терроризма (CETS N 198).

Руководство ФАТФ по финансовым расследованиям: оперативные вопросы.

Разработанная G8 Передовая практика замораживания и управления конфискованными активами.

Типовое законодательство Управления ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН) об отмывании денег, финансировании терроризма, превентивных мерах и доходах от преступной деятельности.

Руководство УНП ООН по международному сотрудничеству в целях конфискации доходов, полученных преступным путем.

Аналитический отчет ОЭСР-СтАР (Инициатива по возвращению похищенных активов) по выявлению и количественному определению доходов от взяточничества.

Подготовленное Всемирным банком руководство по возвращению активов.

Белая книга по передовой практике по возвращению активов, подготовленная в рамках Проекта ECCEART.

Подготовленные Советом Европы Методические рекомендации по возвращению активов в Сербии, полученных преступным путем Подготовленный Советом Европы Обзор передовой практики переноса бремени доказывания при конфискации доходов, полученных преступным путем.

Региональный проект Совета Европы CARPO (разработка надежных и функционирующих полицейских систем и совершенствование противодействия основным видам криминальной деятельности и сотрудничества с полицией), обучающий справочник по финансовым расследованиям и конфискации доходов, полученных преступным путем.

Подготовленный Советом Европы Обзор передовой практики применения превентивных правовых мер по борьбе с организованной преступностью, технический доклад Rand Europe, изучение оценки воздействия предложения о новой правовой основе на конфискацию и возвращение активов, полученных преступным путем.

Международная передовая практика ФАТФ и руководство к рекомендациям 4 и 38 по конфискации.

Рабочий доклад Евростата по отмыванию денег в Европе: отчет за 2010 г.

Типовое законодательство УНП ООН о финансировании терроризма.

 

  1. Европейская конвенция по правам человека

 

Конвенция по правам человека в пределах своей территориальной сферы действия является важнейшим надгосударственным инструментом для защиты физических и юридических лиц от государственного произвола. Статья 6 ЕКПЧ гарантирует право каждого на справедливое судебное разбирательство. В интересующей нас сфере наложения предварительного ареста на имущество следует использовать не указанную статью, а ст. 1 первого Дополнительного протокола, которая гарантирует свободное пользование имуществом (см. решения по делам: от 15 декабря 1998 г. «Жаффреду против Франции», N 39843/98; от 7 июня 2001 г. «Кресс против Франции», N 39594/98; от 13 января 2000 г. «АПИС а.с. против Словакии», N 39754/98; от 10 апреля 2003 г. «Стариков против Германии», N 23395/02; от 8 июля 2004 г. «Либерт против Бельгии», N 44734/98).

Только в исключительных случаях Суд соглашается на применение ст. 6 Конвенции для наложения предварительных ограничений права собственности (см. решения по делам: от 23 октября 2001 г. «Маркасс Кар Хаер Лтд. против Кипра», N 51591/99; от 5 мая 1995 г. «Эр Канада против Великобритании», N 18465/91, §§ 15 и 56; от 15 июня 2006 г. «Злинсат, спол. с р.о. против Болгарии», N 57785/00, § 72).

 

  1. Продолжительность разбирательства

 

4.1. Соответствующие международные стандарты

 

Положения типового закона УНП ООН о финансировании терроризма.

Государства также могут устанавливать сроки, по истечении которых замораживание (арест) автоматически заканчивается, например, в случае если не было возбуждено формальное производство против лица, активы которого были заморожены (арестованы).

Такая возможность обеспечила бы дополнительную защиту, состоящую в том, что лицам, затронутым приказом о замораживании (аресте) активов, не пришлось бы испытать на себе последствия крайне медленного отправления правосудия. В качестве руководства государства могут использовать типовой закон МВФ о финансировании терроризма, который устанавливает шестимесячный срок, после которого средства должны быть «разблокированы».

Оперативные вопросы ФАТФ.

Следует отметить, что возможность оставления в силе меры по замораживанию/аресту может зависеть от того, насколько быстро испрашивающее государство сможет завершить свое разбирательство.

 

4.2. Общие критерии, принятые Европейским судом для оценки продолжительности разбирательства

 

Очень большое число дел, передаваемых на рассмотрение Суда, касаются гарантированного ст. 6 Конвенции права быть выслушанным в течение определенного срока.

Суд заявил, что цель гарантии предоставления разумного срока заключается в защите «всех сторон судебного разбирательства от излишних процессуальных проволочек».

Указанная гарантия также «подчеркивает важность отправления правосудия без промедления, что может поставить под угрозу его эффективность и доверие к нему». Таким образом, цель требования о предоставлении разумного срока заключается в том, чтобы гарантировать, что в течение разумного срока и посредством судебного решения будет положен конец той неопределенности, в которой находится лицо в части его гражданско-правового положения или в связи с уголовным обвинением, предъявленным ему: это находится в интересах такого лица, а также в интересах обеспечения правовой определенности.

 

4.3. Расчет времени

 

Время, которое необходимо учитывать, начинает течь с момента начала разбирательства (административного или судебного — в зависимости от вида дела) в гражданских делах и с момента предъявления обвинения — в уголовных делах. Срок прекращает течь в момент завершения разбирательства в самой высшей из возможных инстанций, когда определение суда становится окончательным и решение суда приводится в исполнение.

Прецедентное право Суда свидетельствует о том, что при оценке того, может ли продолжительность срока считаться разумной, необходимо учитывать следующие факторы: сложность дела, поведение заявителя, поведение судебных или административных органов государства, а также и то, что стоит на кону у заявителя.

 

4.4. Сложность дела

 

При оценке того, является ли конкретное дело сложным, значение имеют все его аспекты. Сложность может касаться вопросов факта, а также правовых вопросов (дело «Катте Клитшеде ла Гранж против Италии»). Суд придавал значение так называемому характеру фактов, подлежащих установлению (дело «Триджиани против Италии»), числу обвиняемых и свидетелей (дела «Ангелуччи против Италии», «Андреуччи против Италии»), международным элементам (дело «Манцони против Италии»), объединению дела с другими делами (дело «Диана против Италии») и вмешательству других лиц в разбирательство (дело «Маньери против Италии»).

Слишком сложное дело иногда может являться оправданием для слишком продолжительного разбирательства. Например, в деле «Боддэрт против Бельгии» Суд не счел, что шесть лет и три месяца являются неразумным сроком, так как в нем речь шла о сложном расследовании убийства и параллельном рассмотрении еще двух дел.

 

4.5. Поведение заявителя

 

Если поведение заявителя привело к задержке, это, очевидно, делает его жалобу более уязвимой. Тем не менее заявителя нельзя обвинять в том, что в целях своей защиты он полностью использовал все имеющиеся у него средства. От заявителя не требуется активно сотрудничать в целях ускорения рассмотрения дела, что может привести к тому, что его самого признают виновным (дело «Экле против Германии»). Если заявители пытаются ускорить разбирательство, это будет засчитано в их пользу, однако неподача заявления об ускорении разбирательства необязательно является критической (дело «Цетерони против Италии»).

В деле «Унион Алиментариа Сандерс СА против Испании» Суд указал на то, что обязанность заявителя состоит только в том, чтобы «демонстрировать усердие в выполнении всех процессуальных шагов, имеющих к нему отношение, воздерживаться от использования тактики затягивания разбирательства и использовать весь спектр имеющихся в его распоряжении средств, предоставленных национальным правом, для сокращения сроков разбирательства».

В деле «Бомартан против Франции», даже несмотря на то, что заявители способствовали задержке разбирательства, представив дело на рассмотрение в ненадлежащий суд и подав свои заявления в суд через четыре месяца после подачи жалобы, Суд пришел к выводу о том, что вина в большей степени лежала на органах власти, так как национальному суду потребовалось более пяти лет для проведения первого слушания, а министерству в стране ответчика потребовалось 20 месяцев для представления своих заявлений.

 

4.6. Поведение органов власти

 

При ответе на вопрос о том, была ли соблюдена гарантия предоставления разумного срока, приниматься во внимание могут только задержки, которые могут быть приписаны государствам. Государство отвечает за задержки, вызванные всеми его административными или судебными органами.

При рассмотрении дел, связанных с продолжительностью разбирательств, Суд принимал во внимание принцип надлежащего отправления правосудия, заключающийся, в частности, в том, что национальные суды обязаны надлежащим образом рассматривать переданные им дела (дело «Боддэрт против Бельгии»). Таким образом, решения, касающиеся отсрочки разбирательства по конкретным причинам или взятия доказательств, могут иметь определенное значение. В деле «Эвинг против Соединенного Королевства» объединение трех дел, которое привело к задержке разбирательства, не было признано произвольным или неразумным или вызвавшим необоснованную задержку, с учетом надлежащего отправления правосудия.

Суд дал ясно понять, что усилия судебных органов, направленные на максимальное ускорение разбирательства, играют важную роль в обеспечении того, чтобы заявители получили гарантии, прописанные в ст. 6 Конвенции (дело «Вернилло против Франции»). Следовательно, на национальный суд возлагается особая обязанность обеспечить, чтобы все те, кто играет какую-то роль в разбирательстве, сделали все от них зависящее, чтобы избежать ненадлежащих проволочек.

Задержки, которые органы в Страсбурге относят на счет государства, включают в себя в рамках рассмотрения гражданских дел: отложение разбирательства до вынесения решения по другому рассматриваемому делу, отсрочки в проведении слушаний судом или задержки в представлении или подаче доказательств государством, или задержки со стороны судебной канцелярии или административных органов. В рамках уголовных дел к таким задержкам относятся: передача дел между судами, слушание дел против двух или более совместно обвиняемых лиц, доведение решения суда до обвиняемого и подача и рассмотрение апелляций.

В деле «Циммерманн и Штайнер против Швейцарии» Суд признал, что государства несут обязанность «выстроить свои правовые системы таким образом, чтобы были выполнены требования статьи 6 (1), включая требование о проведении судебного разбирательства в разумные сроки».

В вышеуказанном деле Суд пришел к выводу о том, что если причиной задержки стали длительные задержки в работе судебной системы государства, то имеет место нарушение предусмотренной в ст. 6 Конвенции гарантии разумного срока, поскольку государство не предприняло адекватных мер для исправления такой ситуации. Адекватные меры могут включать в себя назначение дополнительных судей или административного персонала. Однако, как правило, не считается нарушением, если такие задержки являются лишь временным и исключительным явлением и государство в разумно быстрый срок предпринимает необходимые меры по исправлению ситуации. При принятии решения Суд готов учитывать политическую и социальную ситуацию в конкретном государстве. В деле «Гуинчо против Португалии» суды оказались перегружены делами в результате увеличения числа судебных разбирательств, последовавшего за возвратом к демократии. Тем не менее Суд признал, что государства были обязаны обеспечить свои системы достаточными ресурсами для отправления правосудия в целях предотвращения неприемлемых задержек.

 

4.7. Что стоит на кону для заявителя

 

Поскольку при оценке того, была ли выполнена гарантия предоставления разумного срока, принимается во внимание то, что стоит на кону для заявителя, уголовные дела, как правило, рассматриваются быстрее по сравнению с гражданскими, в особенности если обвиняемый находится в предварительном заключении. В деле «Яблонский против Польши» Суд установил, что, несмотря на то, что поведение заявителя способствовало затягиванию судебного разбирательства, это не повлияло на общую продолжительность (более пяти лет) разбирательства и ответственность за это несут органы власти. В этом случае были нарушены и ст. 5, и ст. 6 Конвенции.

Примечание: излишняя продолжительность разбирательства может сделать невозможной организацию правовой защиты или восстановление фактов в той степени, в которой это ущемляет право на справедливое судебное разбирательство. Доказательства могут быть утеряны.

 

4.8. Релевантное прецедентное право

 

Дело «Жуан против Бельгии».

Заявителем является гражданин Франции, родившийся в 1964 г. и проживающий в Бове-сюр-Теско (Франция). Органы уголовного преследования в Шарлеруа (Бельгия) начали против него судебное расследование по подозрению в отмывании денег и издали распоряжение о превентивном наложении ареста на его банковский счет. Расследование продолжилось во Франции, и распоряжение об аресте было оставлено в силе. Заявитель подал жалобу в соответствии со ст. 6 Европейской конвенции по правам человека («Право на справедливое судебное разбирательство») на то, что его банковский счет был заблокирован необоснованно долгое время и что у него не было доступа к материалам дела.

Европейский суд по правам человека посчитал, что трехлетний срок, в течение которого был заблокирован банковский счет заявителя, выходил за рамки «разумного срока» и в этой связи пришел к единогласному выводу о нарушении ст. 6 Конвенции.

 

  1. Обоснованное подозрение и риск утраты

 

Вслед за принятием директив ЕС и рекомендаций ФАТФ правонарушение в виде отмывания денег стало автономным преступлением (таким образом, нет никакой необходимости в наличии лежащего в его основе другого преступления), которое позволяет государственным органам замораживать и конфисковывать активы независимо от наличия лежащего в его основе предикатного преступления, в случае если имеет место вызывающее подозрение преступление/поведение.

Примечание по Андорре: Уголовный кодекс Андорры является исключением из данного правила, так как в нем не предусмотрено такого отдельного преступления, как отмывание денег, и для того чтобы конфисковать активы, необходимо доказать наличие преступления, лежащего в его основе (например, обмана, присвоения чужого имущества или средств и т.д.).

Проведенная в 2012 г. МАНИВЭЛОМ оценка законодательных мер на соответствие 40 рекомендациям ФАТФ показала, что новые преступления в виде отмывания денег частично соответствуют стандартам ФАТФ, в частности, было отмечено, что отмывание собственных доходов не является наказуемым в соответствии с уголовным законодательством Андорры, так же как и сам факт задержания и использования доходов, полученных преступным путем, независимо от того, знал обвиняемый о том, что такие деньги были получены преступным путем, или нет.

В отчете указывалось на то, что по состоянию на март 2012 г. существовала проблема, связанная с конфискацией отмытых денег в случае уголовного преследования за автономное отмывание денег, поскольку ст. 70 Уголовного кодекса Андорры не разрешает конфискацию предмета преступления.

Арест активов допускается на основании так называемой подозрительной операции, как она определена в рекомендациях МАНИВЭЛ и ФАТФ.

К подозрительным операциям (сделкам) относят транзакции организаций и частных лиц, в отношении которых есть подозрение или имеются разумные основания для подозрений о том, что средства являются доходом от преступной деятельности или связаны с финансированием терроризма. При этом следует отметить, что согласно последней Директиве ЕС об отмывании денег приказы о замораживании активов должны быть соразмерны рискам, оцененным для каждой стороны. Эта Директива привнесла критерий соразмерности в борьбу с отмыванием денег.

Новая Директива, опубликованная 5 февраля 2013 г., стремится отменить третью Директиву по отмыванию денег и борьбе с финансированием терроризма, а также Директиву 2005/60/EC Европейского парламента и Совета ЕС от 26 октября 2005 г. и Директиву 2006/70/EC Комиссии от 1 августа 2006 г., устанавливающую меры по выполнению Директивы 2005/60/EC. Четвертая европейская Директива более требовательна, чем пересмотренные 40 рекомендаций ФАТФ, особенно в отношении сферы применения (в том числе азартные игры), информации об экономических бенефициарах (которые будут доступны заинтересованным профессионалам и компетентным органам) и санкций. Основная цель новой Директивы — это увеличение эффективности противодействия легализации и отмыванию денег и противостояние финансированию терроризма. Таким образом, Директива вводит подход, основывающийся на оценке рисков. Государства-члены, их руководители и профессионалы будут каждый на своем уровне оценивать риски отмывания денег и финансирования терроризма, с которыми они столкнутся, и принимать соответствующие меры по их уменьшению. Эти меры должны быть соразмерны рискам.

 

  1. Другие международные стандарты

 

Прецедентное право ЕСПЧ, дело «Аркури против Италии»: замораживание активов, полученных незаконным путем, требует «достаточных косвенных доказательств… подтверждающих, что соответствующее имущество является доходами, полученными незаконным путем или посредством их реинвестирования».

Меры, направленные против передачи и хранения средств незаконного происхождения: Рекомендация R(80)10, принятая Комитетом Министров Совета Европы 27 июня 1980 г., и пояснительная записка к ней.

 

6.1. Проект Совета Европы по Сербии, касающийся возврата активов, полученных незаконным путем: методическое пособие

 

Для получения такого приказа о замораживании активов прокурор должен иметь веские основания подозревать, что активы были получены в результате совершения преступления, а также он должен доказать, что существует риск того, что без такого временного ареста конфискация на постоянной основе будет затруднена или вообще невозможна (ст. 21). Суд может сделать исключение, позволив собственнику оставить себе имущество, достаточное для покрытия его расходов на проживание (ст. 25).

 

6.2. КАРПО (CARPO) Совета Европы

 

Как правило, предпосылки для издания приказа о замораживании активов следующие:

— вероятность (стандарт доказательства, более высокий, чем просто подозрение) наличия преступления и доходов от преступления (сумма);

— угроза избавления от доходов, полученных преступным путем, их укрывательства или уничтожения.

Предложение должно включать в себя следующие результаты финансового расследования:

— данные и доказательства наличия уголовного преступления и обвиняемого;

— данные о типе и сумме полученных незаконным путем доходов;

— данные об имуществе, которое может быть арестовано, а также предложение о том, какое имущество может быть арестовано, и о лице, которому оно принадлежит;

— основания наличия правовых предпосылок для издания приказа (стандарт доказательства, опасность реализации имущества).

При издании приказа о замораживании активов суд обязан также зафиксировать срок действия такой меры (как это установлено в законодательстве нескольких стран Европейского союза, включая Словению, которая внесла изменения в свой УПК, так как отсутствие указания на срок замораживания активов рассматривалось как излишнее вмешательство в право собственности).

Ходатайство о замораживании активов должно содержать данные о собственнике, описание и правовую квалификацию уголовного преступления, обозначение активов, подлежащих замораживанию, доказательство наличия активов, обстоятельства, устанавливающие достаточные основания подозревать, что активы получены в результате уголовного преступления, и причины, обосновывающие необходимость конфискации активов. Магистрат, ведущий расследование, председатель судебной палаты или сама судебная палата, ведущая основное слушание, в зависимости от стадии разбирательства выносят решение по ходатайству. Такой судебный надзор имеет важное значение.

 

6.3. Руководство УНП ООН по конфискации

 

Требования к распоряжению об обеспечении сохранности или аресте имущества следующие.

В случае издания такого распоряжения судебным органом ходатайства об издании как распоряжения об обеспечении сохранности активов, так и распоряжения об аресте активов должны быть подтверждены доказательствами (п. 188 Руководства).

При рассмотрении вопроса о том, должно ли быть издано распоряжение об обеспечении сохранности или распоряжение об аресте, суд обязан принимать во внимание требование, предусматривающее совершение преступления, в результате которого были получены доходы, или требование, предусматривающее наличие связи между активами и криминальной деятельностью или образом жизни конкретного лица. Материалы, представленные в подтверждение ходатайства об издании распоряжения, должны удовлетворять критериям доказанности для издания предварительного приказа (п. 190 Руководства).

Поскольку распоряжение об обеспечении сохранности или об аресте является временной мерой в том смысле, что уголовное или гражданское судопроизводство еще не началось, критерии доказанности могут быть менее строгими, чем бремя доказывания в ходе фактического судебного разбирательства. Кроме того, может существовать предусмотренное законом условие о том, что уголовное разбирательство уже начато или вот-вот начнется.

 

6.4. Руководство Всемирного банка

 

Требования для получения распоряжения об аресте или приказа об ограничении распоряжения активами, как правило, включают в себя следующие: или (1) рассматриваемый субъект совершил преступление, в результате которого была получена выгода (конфискация, основанная на стоимости), или (2) истребуемые активы связаны с криминальной деятельностью (конфискация, основанная на имуществе), и судебное производство уже инициировано или будет инициировано в ближайшем будущем.

В юрисдикциях романо-германского права такие требования, как правило, основываются на таком критерии доказанности, как «достаточные основания полагать» или «вероятная причина». Аналогично в юрисдикциях гражданского права в основе вынесенного решения лежит убеждение или знание прокурора или судьи о таких требованиях. Дополнительные требования могут включать в себя основания полагать, что существует риск растрачивания таких активов или риск того, что такие активы подлежат конфискации и на них может быть обращено требование о возмещении убытков.

С другой стороны, в юрисдикциях романо-германского права может просто предусматриваться обязанность изложения фактов в суде, подтвержденных соответствующими документами или свидетельствами, содержащимися в материалах дела. В некоторых других юрисдикциях гражданского права прокурор или судья, ведущий расследование, может ограничить распоряжение активами или наложить на них арест исходя из необходимости сохранения доказательств или предотвращения утраты активов в случае, если они будут конфискованы.

Временные меры могут решительно оспариваться или обжаловаться обвиняемыми или их семьями либо связанными с ними лицами, в частности, если ограничению распоряжения или аресту подлежат значительные доли имущества. В результате процесс подачи ходатайства о применении временных мер может превратиться в миниразбирательство, в ходе которого заявления, обосновывающие такое ходатайство, могут быть оспорены.

Помня о том, что для принятия временных мер требуется просто достаточное убеждение в наличии определенных фактов, прокуроры должны способствовать тому, чтобы суд не занимался рассмотрением дела по существу, так как это должно происходить в ходе самого судебного разбирательства. Такое рассмотрение должно происходить в суде, осуществляющем соответствующее преследование и конфискацию.

Следующая страница

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code