Исправление «кадастровых» ошибок в налоговом учете

В каком порядке следует исчислять налог на имущество, если недвижимость, принадлежащая организации, попала в перечень объектов, в отношении которых налог уплачивается исходя из их кадастровой стоимости, по ошибке?

(Комментарий к Письму ФНС России от 28 апреля 2015 г. N БС-4-11/7315)

 

В соответствии с п. 2 ст. 375 Налогового кодекса база по налогу на имущество в отношении отдельных объектов недвижимости (деловых, административных или торговых центров и т.п.) определяется в особом порядке — исходя из их кадастровой стоимости по состоянию на 1 января года налогового периода. При этом установление конкретного перечня объектов недвижимости, в отношении которых налог уплачивается исходя из их кадастровой стоимости, является прерогативой уполномоченного органа исполнительной власти субъекта РФ (п. 7 ст. 378.2 НК). Причем данный перечень должен быть определен и обнародован региональными властями не позднее 1-го числа очередного налогового периода по налогу.

Представители ФНС России в Письме от 28 апреля 2015 г. N БС-4-11/7315 обратили внимание на то, что п. 7 ст. 378.2 Кодекса предусмотрено единоразовое определение указанного перечня не позднее 1-го числа очередного налогового периода по налогу. Более того, чиновники отметили, что согласно п. 10 ст. 378.2 Кодекса выявленные в течение налогового периода объекты недвижимого имущества, не включенные в перечень по состоянию на 1 января года налогового периода, в общем случае подлежат включению в указанный перечень на очередной налоговый период. На этом основании представители ФНС сделали вполне справедливый вывод, что Кодексом не предусмотрено внесение изменений в течение налогового периода в перечень, определенный на соответствующий налоговый период, в части добавления в него новых объектов.

Однако на практике возможна ситуация, когда региональные власти включили в названный перечень тот или иной объект недвижимости, что называется, по ошибке. Не так давно похожий случай был рассмотрен Верховным Судом РФ (Определение от 12 ноября 2014 г. N 5-АПГ14-53). И надо сказать, выводы, которые сделали судьи, оказались неутешительными.

В рассматриваемом деле в «кадастровый» перечень попала недвижимость, которая принадлежала компании на праве собственности. Проблема в том, что еще осенью 2013 г. вид разрешенного использования земельного участка, на котором она располагалась, был установлен как «участки смешанного размещения производственных объектов различного вида». То есть ни к торговым, ни к деловым центрам данный объект не имел никакого отношения. В связи с этим было подано заявление в суд с требованием признать соответствующий пункт перечня, утвержденного региональными властями, недействующим.

В свою очередь, подробно изучив материалы дела, судьи встали на сторону налогоплательщика и признали спорный пункт перечня недействующим, но… только с момента вступления решения суда в силу. То есть выходило, что с начала года налог в отношении объекта недвижимости нужно было уплачивать исходя из его кадастровой стоимости, а с момента вступления в силу решения суда — исходя из его балансовой стоимости.

Не согласившись с таким поворотом событий, компания решила пойти дальше. В апелляционной жалобе указывалось на то, что спорный пункт перечня должен быть признан недействующим не с момента вступления решения суда в силу, а с момента его принятия. Ведь общество будет вынуждено нести убытки и уплачивать налог за здание в повышенном размере — как за административно-деловой или торговый центр, в то время как оно является производственным и являлось таковым на момент принятия нормативного акта субъекта РФ.

Между тем судьи данные доводы оставили без внимания. Они сослались на положения ч. 2 ст. 253 ГПК. А согласно данной норме суд, установив, что оспариваемый нормативно-правовой акт или его часть противоречат федеральному закону либо другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, признает его недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени. Все бы хорошо, но из данного правила есть исключение, под которое подпадают нормативные правовые акты, которые в соответствии со ст. 125 Конституции могут быть проверены в процедуре конституционного судопроизводства. Такой акт (его часть) признается судом недействующим с момента вступления решения в законную силу. Кроме того, согласно правовой позиции, приведенной в п. 28 Постановления Пленума ВС РФ от 29 ноября 2007 г. N 48, если нормативный правовой акт до вынесения решения суда применялся и на основании этого акта были реализованы права граждан и организаций, то суд может признать его недействующим полностью или в части со дня вступления решения в законную силу.

В рассматриваемом же деле оспариваемый в части нормативный правовой акт до вынесения решения суда применялся, на его основании были реализованы права организации. И даже судебная коллегия по административным спорам ВС согласилась с тем, что оспариваемые нормы приняты по вопросу совместного ведения РФ и субъектов РФ и могут быть проверены в процедуре конституционного судопроизводства. А это означает, что спорный пункт перечня должен быть признан недействующим со дня вступления решения суда в законную силу.

Означает ли это, что компания из-за ошибки чиновников будет вынуждена переплачивать налог на имущество? Примечательно, но ФНС в комментируемом Письме дает на этот вопрос отрицательный ответ. Чиновники отмечают, что при подобных обстоятельствах объект должен быть исключен из «кадастрового» перечня. Соответственно, налоговая база в отношении данной недвижимости в соответствующем налоговом периоде определяется исходя из ее среднегодовой стоимости.

«Информационный бюллетень «Экспресс-бухгалтерия», 2015, N 20

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code