ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ НЕЗАКОННЫМ РУБКАМ ЛЕСНЫХ НАСАЖДЕНИЙ

Природная среда является естественной средой обитания человечества, а ее рациональное использование и защита являются его безусловной обязанностью. Интересы современного индустриального общества не могут быть безусловным основанием истребления лесов. Только совместными усилиями органов прокуратуры, правоохранительных и контролирующих органов можно добиться декриминализации лесной отрасли.

Особая значимость рассматриваемого вопроса во многом продиктована растущим уровнем криминализации лесной отрасли, а также противоположностью интересов человека и окружающей среды.

Право граждан на благоприятную окружающую среду закреплено в ст. 42 Конституции РФ, а ее охрана — одна из задач уголовного законодательства РФ, закрепленных в ч. 1 ст. 2 УК.

В настоящее время в России ежегодно уничтожается более 800 тыс. га лесных насаждений в результате незаконных рубок леса, что составляет более 30% всей вырубаемой древесины. При этом ежегодно лесному фонду причиняется ущерб на сумму свыше 10 млрд. руб., а размер возмещенного вреда составляет менее 1% <1>.

———————————

<1> См.: Конфоркин И.А. Уголовная ответственность за незаконную рубку лесных насаждений: Монография. 2010; Фомина И.А. Методика расследования незаконной рубки лесных насаждений (по материалам регионов Восточной Сибири): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2011.

 

Несмотря на наметившуюся тенденцию сокращения количества зарегистрированных преступлений, предусмотренных ст. 260 УК, уровень криминализации лесной отрасли остается значительным. Так, в 2006 г. зарегистрировано 16281 преступление, предусмотренное ст. 260 УК, в 2007 г. — 19128, 2008 г. — 23802, 2009 г. — 24932, 2010 г. — 20826, 2011 г. — 16077, 2012 г. — 15795, 2013 г. — 14640. Однако с учетом высокой латентности рассматриваемых посягательств и явной недостаточности, а порой и неэффективности проводимых мероприятий по лесовосстановлению это может привести к экологической катастрофе.

Способствует совершению преступлений в рассматриваемой сфере и непринятие необходимых мер по проведению государственной инвентаризации лесов и лесоустройства, постановке земель лесного фонда на кадастровый учет, отсутствие тотальной постановки на учет пунктов приема и отгрузки древесины. В настоящее время инвентаризация завершена лишь на 17,7% территории страны, на кадастровый учет поставлено всего 14% земель лесного фонда.

Как справедливо отмечают ученые ФГКУ «ВНИИ МВД России», коррупция среди должностных лиц, осуществляющих государственный лесной надзор (лесную охрану), является одним из факторов, детерминирующих преступное поведение в рассматриваемой сфере <2>.

———————————

<2> См.: Кочергин Г.М., Костыря Е.А., Минаев В.В. Проблемы незаконной рубки лесных насаждений на Северо-Западе России // Юридический мир. 2012. N 7. С. 9 — 13.

 

Неоднозначную реакцию вызвала позиция Пленума Верховного Суда РФ, изложенная в п. 21 Постановления от 18 октября 2012 г. N 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» (далее — Постановление N 21), согласно которой рубка лесных насаждений в целях последующей реализации древесины не требует дополнительной квалификации по статьям Особенной части Уголовного кодекса РФ об ответственности за хищение чужого имущества <3>.

———————————

<3> См.: Фалилеев В.А., Гармаев Ю.П. Уголовная ответственность за незаконную рубку лесных насаждений: вопросы теории и судебной практики // Российский судья. 2013. N 5. С. 30 — 33.

 

При незаконной рубке лесных насаждений нет обязательного признака хищения — изъятия из владения законного собственника, так как лесные насаждения изымаются из природной, а не антропогенной среды, а также нет предмета хищения.

Высказываемые доводы об ошибочности изложенной позиции Пленума Верховного Суда РФ являются противоречивыми и непоследовательными.

Действительно, следует согласиться с мнением оппонентов о том, что согласно ч. 1 ст. 8 Лесного кодекса РФ собственником лесных насаждений, находящихся на землях лесного фонда, является государство, и в результате совершения анализируемого преступления ему, как собственнику, причиняется материальный ущерб. Однако исследователи необоснованно указывают в рассматриваемом случае на реальную совокупность ст. 260 УК РФ и ст. 158 УК, при этом обосновывая свою позицию отсутствием конкуренции общей и специальной нормы. Само по себе отсутствие конкуренции названных норм не может свидетельствовать об их реальной совокупности. Кроме того, незаконная рубка лесных насаждений и наступившие последствия в полном объеме охватываются ст. 260 УК.

Следующим доводом является представление о том, что момент окончания незаконной рубки лесных насаждений в значительном размере является окончанием экологического преступления и «начинаются последующие действия, направленные на хищение и выражающиеся в заготовке, погрузке, вывозе и реализации древесины» <4>. Во-первых, при такой постановке вопроса нет обязательного признака хищения — изъятия. Во-вторых, из сказанного следует, что экологическое преступление всегда предшествует преступлению против собственности. Однако реальная совокупность не предусматривает определенную последовательность совершения преступлений как критерий ее наличия. Кроме того, уровень «чувствительности» материального ущерба преступлений против собственности и экологических преступлений отличается. Например, лицо планировало осуществить рубку лесных насаждений в размере, не превышающем значительный, однако достаточном для квалификации деяния как хищения с учетом ч. 2 ст. 14 УК, с целью их последующей реализации. В таком случае, по логике оппонентов, деяние должно квалифицироваться по ст. 158 УК, а также по ст. 8.28 КоАП РФ. Также авторы не учитывают ситуацию, при которой действия, направленные на незаконную рубку лесных насаждений в значительном размере, не были доведены до конца по независящим от виновных обстоятельствам, но являются достаточными для отнесения деяния к категории преступлений против собственности.

———————————

<4> Фалилеев В. Незаконная рубка и кража древесины: возможна ли совокупность преступлений? // Законность. 2011. N 7. С. 51 — 53.

 

Более того, авторы обосновывают позицию о наличии совокупности экологических преступлений и хищений лишь в одной из возможных форм — краже. Остается невыясненным мнение оппонентов о возможности совокупности ст. 260 УК и иных форм хищений. Например, в ситуации незаконной рубки лесных насаждений лесничими, а также арендаторами лесных участков за пределами сроков действия проектов освоения лесов. Если следовать логике авторов, то в случае, если лесные насаждения вверены указанным субъектам, содеянное следует квалифицировать как совокупность ст. 260 УК и ст. 160 УК, что является явно избыточным применением уголовного закона.

Еще один из доводов оппонентов — утверждение о том, что незаконная рубка лесных насаждений посягает на разные объекты уголовно-правовой защиты — отношения по охране и рациональному использованию лесных насаждений и по охране собственности и иных имущественных прав. Указанное утверждение верно, поскольку основным непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 260 УК, являются общественные отношения в области охраны лесов, а дополнительным — общественные отношения в области охраны и защиты собственности. Однако наличие двух объектов в рассматриваемом случае свидетельствует о едином составном преступлении, а не их совокупности.

Таким образом, следует признать позицию, изложенную в п. 21 Постановления N 21, логичной и обоснованной.

Вместе с тем следует согласиться с мнением авторов о чрезмерной мягкости уголовных репрессий относительно лиц, виновных в незаконной рубке лесных насаждений.

Весьма острой и неразрешенной является проблема хранения и реализации незаконно срубленной древесины, признанной вещественными доказательствами по уголовным делам, предусмотренным ст. 260 УК.

На территории Ивановской области в 2013 г. зарегистрировано 150 преступлений, совершенных в сфере лесопользования, в 2012 г. — 166. По результатам расследования принято решение о приостановлении 93 уголовных дел, в 2012 г. — 110.

Изучение уголовных дел показывает, что незаконно срубленная древесина, согласно протоколам осмотра места происшествия, с места обнаружения в лесу не изымается.

По результатам проверки сохранности указанных вещественных доказательств, проведенной органами прокуратуры Ивановской области в 2014 г., возбуждены уголовные дела по фактам хищения древесины, являющейся вещественными доказательствами, по признакам преступлений, предусмотренных ст. 158 УК.

Из-за нерасторопности следователей, дознавателей подавляющее большинство изъятой ими древесины реализуется, в соответствии со ст. 82 УПК, Постановлением Правительства РФ от 23 августа 2012 г. N 848 «О порядке реализации или уничтожения предметов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела или при уголовном деле затруднено», по ценам, существенно отличающимся от цен, определенных по результатам экспертизы, что связано с естественными процессами: старением и потерей экономической привлекательности древесины.

В настоящее время наметилась тенденция увеличения количества незаконных рубок лесных насаждений не «черными лесорубами», а лицами, получившими разрешение на заготовку древесины. Формы осуществления ими незаконных рубок разнообразны — рубки лесных насаждений за пределами лесосеки, без проектов освоения лесов либо до принятия положительного решения экспертов, проводивших государственную и муниципальную экспертизы, по итогам их (проектов) рассмотрения, а равно после истечения сроков их действия.

В п. 16 Постановления N 21 специально определены формы осуществления незаконных рубок лесных насаждений именно арендаторами лесных участков.

Так, на территории Ивановской области в 2014 г. возбуждено несколько уголовных дел по фактам незаконных рубок лесных насаждений за пределами лесосек, выделенных арендатору.

Кроме того, по результатам проверки, проведенной органами прокуратуры Ивановской области в 2014 г., возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 260 УК, по факту рубки лесных насаждений арендатором лесных участков за пределами срока действия проекта освоения лесов.

В ходе проверки установлено, что арендатор в конце 2011 г. с уполномоченным органом заключил договор аренды лесного участка в целях заготовки древесины сроком на 49 лет. В 2012 г. арендатор разработал и представил проект освоения лесов, который получил положительное заключение эксперта, проводившего государственную экспертизу, на срок до 1 января 2014 г. Проектом освоения лесов предусматривалось в 2012 — 2013 гг. осуществление заготовки древесины на арендованных лесных участках. В указанный период запланированные рубки не были осуществлены в полном объеме. Арендатор без разработки и проведения государственной экспертизы нового проекта освоения лесов в 2014 г. продолжил рубки лесных насаждений, запланированные в 2012 — 2013 гг., на основании проекта освоения лесов, на тот момент уже не имеющего юридической силы. Таким образом, арендатор осуществил незаконную рубку лесных насаждений.

На постоянном контроле органов прокуратуры Ивановской области находятся и вопросы законности решений об утверждении положительных заключений по результатам проведения государственных экспертиз проектов освоения лесов.

Так, в 2014 г. прокуратурой области принесен протест на приказ руководителя уполномоченного органа об утверждении положительного заключения эксперта, проводившего государственную экспертизу проекта освоения лесов, который противоречил ст. ст. 45, 89 ЛК, Приказам Рослесхоза от 10 июня 2011 г. N 223, от 22 декабря 2011 г. N 545. В частности, ширина просеки в 1,5 раза превышала размеры охранных зон линии электропередач, что могло привести к необоснованной вырубке лесных насаждений.

Таким образом, лишь своевременные проверки решений государственных экспертов по результатам рассмотрения проектов освоения лесов, проводимых органами прокуратуры, могут позволить уберечь лесные насаждения от необоснованного истребления.

Неоднозначно и противоречиво решается проблема понуждения лесопользователей своевременно разработать и провести государственную экспертизу проектов освоения лесов. Согласно все той же правовой позиции, изложенной в п. 16 Постановления N 21, договор аренды лесного участка или решение о предоставлении лесного участка на иных правах для заготовки древесины либо других видов использования лесов не являются достаточным правовым основанием использования лесов, в том числе для проведения рубок лесных насаждений.

Вместе с тем ЛК не предусматривает сроков разработки и представления на государственную экспертизу проектов освоения лесов, а в договорах аренды лесных участков их срок зачастую также не указывается.

Стандартным подходом является привлечение виновных лиц к административной ответственности по ч. 4 ст. 8.25 КоАП. Однако незначительные административные санкции не являются бесспорным стимулом к разработке проектов освоения лесов.

Уполномоченный орган Ивановской области, не получив от арендатора проект освоения лесов, срок представления которого не был определен в договоре аренды лесных участков, обратился в арбитражный суд с иском о расторжении названного договора. Однако решением Арбитражного суда Ивановской области, оставленным без изменения решением апелляционной инстанции, в удовлетворении исковых требований отказано. Суд мотивировал свое решение тем, что в договоре не указан срок представления проекта освоения лесов и в силу ст. 192 ГК РФ его представление допустимо в течение всего срока действия договора <5>.

———————————

<5> Решение Арбитражного суда Ивановской области от 2 февраля 2012 г. N А17-6090/2011.

 

Представляется, что решение суда будет аналогичным и в ситуации определения в договоре срока представления проекта освоения лесов, с той лишь разницей, что его непредставление не будет признано существенным нарушением условий договора аренды и, как следствие, достаточным основанием для его расторжения в силу п. 2 ст. 450 ГК.

Неоднозначно и противоречиво разрешаются судами иски прокурора о возложении на арендатора лесного участка обязанности разработать проект освоения лесов. При отказе в удовлетворении исковых требований суды зачастую указывают на ненадлежащий способ защиты интересов РФ и неопределенного круга лиц, говоря о необходимости обращения в суд с иском о расторжении договора аренды <6>. Вместе с тем нередко суды по аналогичным искам принимают противоположные решения об их удовлетворении со ссылкой на ст. 42 Конституции РФ, ст. ст. 12, 26, 85, 88, 89 ЛК <7>.

———————————

<6> Кассационное определение Тверского областного суда от 26 июля 2011 г. по делу N 33-3089.

<7> Апелляционное определение Кемеровского областного суда от 9 июля 2013 г. по делу N 33-6245; Куницына Е. Надзор за исполнением лесного законодательства // Законность. 2013. N 12. С. 41 — 44.

 

Более действенно обращение в суд с иском о запрете эксплуатации лесного участка без проекта освоения лесов <8>. Именно при такой постановке вопроса арендатор, желающий в дальнейшем эксплуатировать лесной участок, будет вынужден разработать и представить проект освоения лесов.

———————————

<8> Кассационное определение Краснодарского краевого суда от 20 декабря 2011 г. N 33-29349/11.

 

Вместе с тем при обращении в суд с иском об одновременном возложении обязанности разработать проект освоения лесов и запрете эксплуатации лесного участка до его разработки суды принимают решения о частичном удовлетворении исков, отклоняя, к сожалению, последнее из названных требований <9>.

———————————

<9> Апелляционное определение Калининградского областного суда от 13 марта 2013 г. по делу N 33-1079/2013.

 

Отсутствие единообразной судебной практики по рассматриваемым вопросам не только препятствует развитию лесной отрасли, но и способствует нарушению законодательства.

 

Пристатейный библиографический список

 

  1. Кочергин Г.М., Костыря Е.А., Минаев В.В. Проблемы незаконной рубки лесных насаждений на Северо-Западе России // Юридический мир. 2012. N 7.
  2. Фомина И.А. Методика расследования незаконной рубки лесных насаждений (по материалам регионов Восточной Сибири): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2011.
  3. Фалилеев В. Незаконная рубка и кража древесины: возможна ли совокупность преступлений? // Законность. 2011. N 7.

4. Фалилеев В.А., Гармаев Ю.П. Уголовная ответственность за незаконную рубку лесных насаждений: вопросы теории и судебной практики // Российский судья. 2013. N 5.

 

Ключевые слова: незаконная рубка лесных насаждений, договор аренды лесного участка, проект освоения лесов.

Е.В. ХРОМОВ

Хромов Евгений Владиленович, прокурор отдела по надзору за исполнением федерального законодательства прокуратуры Ивановской области, аспирант Академии Генеральной прокуратуры РФ, кандидат технических наук.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code