ОСОБЕННОСТИ ПРЕДЪЯВЛЕНИЯ ИСКОВ О ВОЗМЕЩЕНИИ МАТЕРИАЛЬНОГО ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ДОЛЖНОСТНЫМИ ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ

А.В. АРУТЮНОВ

Выявление правовых вопросов, которые могут возникнуть при предъявлении исков о возмещении материального вреда, причиненного должностными лицами государственных и муниципальных органов, является актуальным предметом научно-практической публикации. По мнению автора, если вина должностных лиц органов местного самоуправления в причинении ущерба муниципальному образованию подтверждена в полном объеме вступившими в законную силу приговорами судов, то при рассмотрении гражданского иска в соответствии с ч. 4 ст. 61 ГПК РФ эти обстоятельства презюмируются виновному лицу и не требуют доказывания.

 

Ключевые слова: материальный вред, иски, должностные лица, преступления, работник.

 

Прокуратурой Забайкальского края проводится систематическая работа по анализу судебной практики предъявления исков о взыскании с лиц, совершивших должностные преступления, материального ущерба, причиненного преступлениями.

Проведенной аналитической работой установлено, что иски о взыскании материального ущерба, причиненного преступлениями, с должностных лиц органов местного самоуправления предъявлялись межрайпрокурорами во многих районах края в рамках расследованных уголовных дел в отношении тех же лиц. Однако в подавляющем большинстве случаев при постановлении судами приговоров исковые заявления прокуроров были оставлены без рассмотрения.

Имели место случаи прекращения судом уголовных дел в связи с истечением срока давности привлечения виновного лица к уголовной ответственности и оставления искового заявления прокурора без рассмотрения (например уголовное дело в отношении Министра территориального развития Забайкальского края Серегина по ч. 1 ст. 293 УК РФ).

При предъявлении в порядке гражданского судопроизводства исков о возмещении ущерба с должностных лиц органов местного самоуправления, преступными действиями которых причинен ущерб муниципальным образованиям, государству, следует учитывать следующие положения действующего законодательства.

Согласно ч. 2 ст. 3 Федерального закона от 2 марта 2007 года N 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» на муниципальных служащих распространяется действие трудового законодательства с особенностями, предусмотренными настоящим Федеральным законом.

Статьей 277 Трудового кодекса РФ предусмотрено, что руководитель организации несет полную материальную ответственность за прямой действительный ущерб, причиненный организации.

Руководитель организации — физическое лицо, которое в соответствии с настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, учредительными документами юридического лица (организации) и локальными нормативными актами осуществляет руководство этой организацией, в том числе выполняет функции ее единоличного исполнительного органа (ч. 1 ст. 273 ТК РФ).

В соответствии со ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

Как вытекает из ст. 241 ТК РФ, за причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

Согласно пунктам 3 — 5 ч. 1 ст. 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника, в том числе в случаях: умышленного причинения ущерба, причинения ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда.

Если вина должностных лиц органов местного самоуправления в причинении ущерба муниципальному образованию подтверждена в полном объеме вступившими в законную силу приговорами судов, то при рассмотрении гражданского иска в соответствии с ч. 4 ст. 61 ГПК РФ эти обстоятельства презюмируются виновному лицу и не требуют доказывания.

В соответствии со ст. 392 ТК РФ работодатель имеет право обратиться в суд по спорам о возмещении работником ущерба, причиненного работодателю, в течение одного года со дня обнаружения причиненного ущерба. При пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частями первой и второй настоящей статьи, они могут быть восстановлены судом.

Согласно разъяснениям п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 N 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» судья не вправе отказать в принятии искового заявления по мотиву пропуска работодателем годичного срока, исчисляемого со дня обнаружения причиненного ущерба. Если работодатель пропустил срок для обращения в суд, судья вправе применить последствия пропуска срока (отказать в иске), если о пропуске срока до вынесения судом решения заявлено ответчиком и истцом не будут представлены доказательства уважительности причин пропуска срока, которые могут служить основанием для его восстановления. К уважительным причинам пропуска срока могут быть отнесены исключительные обстоятельства, не зависящие от воли работодателя, препятствовавшие подаче искового заявления.

Учитывая, что полная материальная ответственность руководителя организации за ущерб, причиненный организации, наступает в силу закона, работодатель вправе требовать возмещения ущерба в полном размере независимо от того, содержится ли в трудовом договоре с этим лицом условие о полной материальной ответственности (п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ).

В силу части 2 ст. 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере может быть возложена на заместителя руководителя организации или главного бухгалтера при условии, что это установлено трудовым договором. Если трудовым договором не предусмотрено, что указанные лица в случае причинения ущерба несут материальную ответственность в полном размере, то при отсутствии иных оснований, дающих право на привлечение этих лиц к такой ответственности, они могут нести ответственность лишь в пределах своего среднего месячного заработка (п. 10 Постановления).

К числу таких оснований для привлечения работника к полной материальной ответственности относится совершение им преступных действий, установленных вступившим в законную силу приговором суда.

Таким образом, если в результате преступных действий должностных лиц органов местного самоуправления муниципальному образованию причинен материальный ущерб и факт совершения преступления и причиненного ущерба подтвержден вступившим в законную силу приговором суда, то указанные лица могут быть привлечены к полной материальной ответственности за вред, причиненный муниципальному образованию. При этом муниципальное образование в лице определенных уставом МО органов (представительных, исполнительных) выступает работодателем по отношению к данным должностным лицам.

Исковые заявления подаются в интересах соответствующего муниципального образования, при этом привлекать в дело должностных лиц того органа местного самоуправления, который реально заинтересован в возмещении причиненного ущерба, восстановлении бюджетных средств и в силу должностных полномочий, устава МО вправе представлять интересы муниципального образования в суде (главу муниципального района, председателя представительного органа, Комитета по финансам, Контрольно-счетной палаты и т.д.). При этом следует учитывать, что в случае отказа материального истца от исковых требований, заявленных прокурором, гражданское дело подлежит прекращению, если это не противоречит закону или не нарушает права и законные интересы иных лиц (ч. 2 ст. 45 ГПК РФ).

Поэтому, если совершенным преступлением нарушены интересы государства, граждан, организаций, необходимо привлекать их в дело в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований по предмету спора на стороне истца.

Одновременно с подачей иска в суд необходимо заявлять требования о принятии обеспечительных мер путем наложения ареста на все виды имущества ответчика и запрете ему осуществлять какие-либо действия с данным имуществом.

В случае пропуска годичного срока для обращения в суд с указанной категорией исков необходимо заявлять в суде ходатайства о восстановлении пропущенного срока, ссылаясь на уважительность причин его пропуска, к которым, в частности, может относиться факт обращения прокурора в суд с аналогичными требованиями в порядке уголовного судопроизводства и оставления их судом без рассмотрения.

Учитывая, что наличие обвинительного приговора суда является обязательным условием для возможного привлечения работника к полной материальной ответственности по п. 5 ч. 1 ст. 243 ТК РФ, прекращение уголовного дела на стадии предварительного расследования или в суде, в том числе и по нереабилитирующим основаниям (в частности в связи с истечением срока давности уголовного преследования, вследствие акта амнистии) не может служить основанием для привлечения лица к полной материальной ответственности.

Если в отношении работника вынесен обвинительный приговор, однако вследствие акта амнистии он был полностью или частично освобожден от наказания, такой работник может быть привлечен к полной материальной ответственности за ущерб, причиненный работодателю, поскольку имеется вступивший в законную силу приговор суда, которым установлен преступный характер его действий (п. 11 Постановления Пленума ВС РФ).

Таким образом, в случае принятия решения о прекращении уголовного дела в отношении должностного лица по нереабилитирующим основаниям на стадии расследования или в суде привлечение его к материальной ответственности возможно лишь на общих основаниях, предусмотренных ст. 241 ТК РФ, в пределах среднего месячного заработка работника.

Такой избирательный подход законодателя к решению вопроса о возможности привлечения работника к полной материальной ответственности, только если его вина в причинении ущерба доказана вступившим в силу обвинительным приговором суда, видится не отвечающим как назначению уголовного судопроизводства в части защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, так и аналогичным задачам гражданского судопроизводства, попирает основополагающий принцип судопроизводства — равноправия сторон.

Как вытекает из ст. 61 ГПК РФ, вступивший в законную силу приговор суда освобождает стороны от бремени доказывания факта совершения лицом противоправных действий. Вместе с тем данный факт может подтверждаться как материалами судебного следствия, предварительного расследования, если их результатом стало прекращение уголовного преследования лица по нереабилитирующим основаниям (истечение срока давности привлечения к ответственности, примирение с потерпевшим, деятельное раскаяние, смерть подозреваемого (обвиняемого), иные основания).

Частью 2 ст. 27 УПК предусмотрена гарантия прав подозреваемых (обвиняемых) о невозможности прекращения уголовного преследования по нереабилитирующему основанию без их согласия, а Постановлением Конституционного Суда РФ от 14.07.2011 такие гарантии предусмотрены в отношении близких родственников умершего подозреваемого (обвиняемого).

Таким образом, при отсутствии такого согласия уголовное преследование в отношении подозреваемых (обвиняемых) осуществляется в обычном порядке с направлением уголовного дела в суд. И в этом случае суд дает окончательную оценку наличию события преступления и совершения его данным лицом. Такой установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок уголовного судопроизводства обеспечивает конституционный принцип презумпции невиновности лица и защиту лица от необоснованного уголовного преследования, в том числе защиту его чести, достоинства и деловой репутации.

Полагаю, что данные принципы уголовно-процессуального законодательства не презюмируют невозможность доказывания факта причинения лицом ущерба работодателю в рамках гражданского судопроизводства и привлечения его к полной материальной ответственности. В силу ч. 2 ст. 67 ГПК РФ никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Сам факт признания работником вины в причинении ущерба работодателю и согласия на прекращение уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям, установленный в суде, является самостоятельным доказательством по гражданскому делу, подлежащим оценке в совокупности с иными доказательствами: показаниями свидетелей, письменными материалами, заключениями экспертиз.

В связи с чем полагаю необходимым дополнить ст. 243 ТК РФ, включив в перечень оснований для привлечения работника к полной материальной ответственности установленные в суде факт законного и обоснованного прекращения уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям, обстоятельства противоправных действий и размер причиненного ущерба.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code