СРОКИ ОБРАЩЕНИЯ ЗА ЗАЩИТОЙ ТРУДОВЫХ ПРАВ: КОМПЛЕКСНЫЙ ПОДХОД

Сапфирова А.А., доктор юридических наук, профессор, зав. кафедрой земельного, трудового и экологического права Кубанского государственного аграрного университета, г. Краснодар.

Рассматриваются некоторые особенности защиты трудовых прав и интересов работников и работодателей в судебном порядке, связанные со сроками обращения в суд. Автор делает выводы о необходимости пересмотра сроков обращения в суд за защитой трудовых прав работников и работодателей в сторону их унификации и установления единого срока в 6 месяцев, а также о целесообразности обязательного досудебного порядка рассмотрения обращений работников в связи с защитой трудовых прав.

 

Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ст. 45 Конституции РФ). Основываясь на положениях ст. 352 Трудового кодекса РФ, и работники, и работодатели защищают свои трудовые права соответствующими способами. Если проанализировать действующее законодательство, то способы защиты можно классифицировать в зависимости как от субъектов, так и от объекта защиты. Так, в первом случае способами, предназначенными для защиты прав и интересов работников и работодателей, являются самозащита работниками трудовых прав; государственный контроль (надзор) за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права; защита прав работодателей объединениями работодателей и т.д.

При рассмотрении способов защиты по объекту можно выделить защиту трудовых прав и интересов работников (например, защиту трудовых прав и законных интересов работников профессиональными союзами) и защиту трудовых прав и интересов работодателей (например, защиту трудовых прав Уполномоченным по защите прав предпринимателей в РФ). При этом обратим внимание на то, что такой способ защиты, как судебная защита, характерен для защиты трудовых прав и интересов и работников, и работодателей.

Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, в том числе и трудовых прав и свобод (ст. 46 Конституции РФ). Гражданский процессуальный кодекс РФ устанавливает общие положения рассмотрения и разрешения трудовых споров, а особенности закрепляет ТК РФ в гл. 60 и отчасти в гл. 61. Приоритет отдается нормам ТК РФ в случае их противоречия нормам ГПК РФ.

В центре нашего внимания — защита трудовых прав и интересов работников и работодателей в судебном порядке. Проанализируем некоторые особенности такой защиты, предусмотренные гл. 60 ТК РФ, связанные со сроками обращения в суд.

  1. В соответствии со ст. 391 ТК РФ срок обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора составляет по общему правилу три месяца со дня, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права, по спорам об увольнении — месяц со дня вручения работнику копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки. Срок обращения в суд работодателя по спорам о возмещении работником ущерба, причиненного работодателю, — один год со дня обнаружения причиненного ущерба.

Анализ приведенной выше нормы показывает, что сроки обращения в суд зависят, во-первых, от субъекта, права которого требуется защитить (работник или работодатель), и во-вторых, от категории спора.

На первый взгляд нет ничего удивительного в том, что сроки обращения в суд за защитой нарушенных прав дифференцированы в зависимости от субъекта обращения.

Однако на каком основании сроки обращения в суд за защитой прав у работника значительно сокращены по сравнению со сроками обращения работодателя? Почему работнику установлен такой небольшой срок давности — 3 месяца, 1 месяц — в отличие от работодателя, которому дается 1 год?

Один из аргументов, приводимых в защиту прав работодателя, состоит в том, что определить и рассчитать сумму материального ущерба и составить исковое заявление за короткий срок невозможно. Между тем собрать документы, подтверждающие незаконность увольнения, порой бывает значительно труднее, да и времени это требует больше.

Мотивы разграничения сроков обращения работника в суд также вызывают вопросы. В частности, на каком основании срок давности по спорам об увольнении как дисциплинарном взыскании составляет всего 1 месяц, а по спорам, например, о привлечении к дисциплинарной ответственности в виде выговора — 3 месяца? Конечно, при нарушении трудовых прав при увольнении важно восстановить работника на работе как можно быстрее. Однако едва ли незаконный выговор или невыплата заработной платы принесут работнику меньший вред, нежели незаконное увольнение.

Представляется, что в целях согласования интересов работника, работодателя и государства необходимо унифицировать срок давности по трудовым спорам как для работников, так и для работодателей (к примеру, 6 месяцев).

Заметим, что депутатом Государственной Думы Д.И. Савельевым 20 мая 2014 г. был внесен на рассмотрение законопроект N 525871-6 об изменении сроков обращения в суд, согласно которому вводится единый срок такого обращения — 3 месяца. Предлагается следующая редакция ч. 1 ст. 392 ТК РФ: «Работник имеет право обратиться за разрешением индивидуального трудового спора, в том числе по спорам об увольнении, в течение трех месяцев со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки», а в части 2 слова «в течение одного года» заменить словами «в течение трех месяцев» [2].

Думается, что эта редакция законопроекта нуждается в доработке. Согласно предложенной версии любой индивидуальный трудовой спор обязательно должен оканчиваться вручением работнику копии приказа об увольнении либо выдачей трудовой книжки. Безусловно, это не так. Кроме того, единый срок, указанный в законопроекте, на наш взгляд, необходимо изменить: 6 месяцев — это более приемлемый срок как для работников, так и для работодателей для обращения в суд за восстановлением нарушенных трудовых прав [5].

В соответствии с этим считаем возможным предложить иную редакцию ч. 1 ст. 392 ТК РФ: «Работник имеет право обратиться за разрешением индивидуального трудового спора в течение шести месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении — в течение шести месяцев со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки».

При пропуске по уважительным причинам сроков, предусмотренных частями 1 и 2 ст. 392 ТК РФ, они могут быть восстановлены судом (ч. 3 ст. 392 ТК РФ). Возникает вопрос: какая причина для восстановления срока является уважительной? В данном случае проявляется судейское усмотрение. Так, не вызывает сомнений уважительность такой причины, как болезнь работника, уход за больным членом семьи и т.д. Но насколько уважительна причина пропуска срока давности, например, вследствие обращения работника в прокуратуру или в федеральную инспекцию труда до обращения в суд?

Практика показывает, что обращение в эти органы государства за восстановлением нарушенных трудовых прав не является уважительной причиной пропуска срока подачи иска в суд, поскольку работник может выбрать любой из способов восстановления нарушенных трудовых прав: самозащиту, социально-партнерский, административно-правовой способы защиты при помощи федеральной инспекции труда, прокуратуры либо судебный способ защиты. И если работник выбрал административно-правовой способ защиты трудовых прав, это не может являться уважительной причиной для пропуска срока обращения за судебной защитой [3].

Полагаем, что рассмотрение уважительности пропуска срока давности обращения за судебной защитой с таких позиций не позволяет в полной мере защитить нарушенные трудовые права работников и практически способствует увеличению числа исковых заявлений в суд, повышению судебной нагрузки.

Стоит при этом заметить, что сроки давности обращения в федеральную инспекцию труда законодателем не установлены. Коль скоро ТК РФ умалчивает об этом, государственный инспектор труда полномочен устранить нарушение трудовых прав работника независимо от времени совершения нарушения. В целях устранения данного пробела Т.Я. Хабриева, например, предлагает установить для всех органов исполнительной власти срок давности обращения 3 года со дня, когда гражданину стало известно о нарушении его права, об отказе органа или должностного лица в удовлетворении его требований [9]. На наш взгляд, это верное предложение.

Обращаясь в государственную инспекцию труда, работник использует один из способов защиты, надеясь на его эффективность. В соответствии со ст. 12 Федерального закона от 02.05.2006 N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» [6] письменное обращение работника рассматривается в течение 30 дней со дня регистрации, и срок рассмотрения может продлеваться еще на 30 дней. Если учесть, что регистрация обращения осуществляется в трехдневный срок, то максимальный срок рассмотрения обращения составляет 63 дня с момента его поступления в государственную инспекцию труда. При этом количество обращений в государственную инспекцию труда в субъектах Федерации ежегодно увеличивается и в настоящее время достигает около 300000 в год, а инспекторов труда — 3000 человек на всю страну [1]. Это значит, что инспектор труда, получая такое значительное количество обращений в год, не может рассмотреть их качественно в срок до 30 дней, и в большинстве случаев срок рассмотрения продлевается еще на 30 дней.

Таким образом, если работник обратится в государственную инспекцию труда в субъекте Федерации, например, в связи с незаконным увольнением, то инспектор сможет рассмотреть его (работника) обращение в течение 63 дней, что, безусловно, превышает срок давности обращения в суд по таким категориям споров (1 месяц). Если же обращение работника не связано с увольнением, то при отказе в восстановлении нарушенных трудовых прав государственным инспектором труда работник вполне может соблюсти срок обращения в суд — 3 месяца. На практике, правда, часто и этот срок работником пропускается.

В целях исключения пропуска срока обращения в суд работники одновременно обращаются и в суд, и в государственную инспекцию труда или в прокуратуру. Их мотив очень прост: если срок давности пропустить, то суд может при ходатайстве другой стороны отказать работнику в рассмотрении заявления из-за отсутствия уважительной причины пропуска срока, тем более что, как отмечалось выше, выбор способа защиты прав зависит от работника и не может являться уважительной причиной пропуска срока давности обращения в суд [3].

В результате суд и государственная инспекция труда или прокуратура рассматривают одновременно одно и то же обращение работника, выраженное в форме жалобы или искового заявления. При этом в соответствии с ч. 2 ст. 357 ТК РФ в этом случае при выявлении нарушений трудовых прав работников инспектор не вправе выдавать предписание, но составляет акт о проведенной проверке, который является доказательством при рассмотрении дела в суде.

Возникает вопрос: в чем смысл предоставления работнику возможности использовать «двойную» защиту трудовых прав и задействовать в этом столько государственных органов? Обращение работника может рассмотреть сначала государственный инспектор труда или прокуратура, и только в случае отказа этих органов в защите стоит предоставить работнику возможность обращения в суд. В таком случае унифицированный срок давности подачи искового заявления в суд, равный 6 месяцам, представляется наиболее оптимальным и разумным.

Полагаем возможным предложить два пути рациональной реализации компетенции органов государства по защите трудовых прав работников. Первый — введение обязательного (однократного) досудебного порядка рассмотрения обращения работника в связи с нарушением его трудовых прав. Второй — законодательное признание уважительной такой причины пропуска срока давности обращения в суд, как рассмотрение обращения работника несудебными органами и организациями до подачи искового заявления.

При этом введение обязательного досудебного порядка рассмотрения обращения работника в связи с нарушением его трудовых прав представляется нам наиболее оптимальным путем. Подчеркнем, что введение такого порядка отнюдь не означает создание препятствий для судебной защиты, которая гарантирована всем гражданам ст. 46 Конституции РФ.

Представляется правильным рассматривать судебную защиту как последний этап защиты, когда использованы все возможные предусмотренные законом способы, включая самозащиту, защиту органами прокуратуры, государственными инспекторами труда или профсоюзами и т.д. На наш взгляд, процедура восстановления нарушенных трудовых прав должна начинаться не с судебной защиты — работник вполне может сначала прибегнуть к административно-правовым способам защиты. В противном случае неясны функции прокуратуры, федеральной инспекции труда и иных органов государства, профсоюзов, объединений профсоюзов и т.д. С помощью этих субъектов защиты вполне возможно эффективное и быстрое восстановление нарушенных трудовых прав работников. И только если досудебными способами надлежащим образом не защищены трудовые права работников, допустимо прибегнуть к судебной защите.

С другой стороны, в качестве аргумента против введения обязательного досудебного порядка рассмотрения обращения работника можно привести, например, утрату доказательств нарушений трудовых прав работников, сокрытие работодателем нарушений и т.д. Полагаем, однако, что грамотное рассмотрение обращения работника государственным инспектором труда, представителем профсоюза и т.д. (даже если они не смогли восстановить нарушенные трудовые права доступными им средствами и адресовали работника в суд) позволит собрать доказательства и при соответствующем запросе представить их в суд для оценки.

Здесь необходимо напомнить, что ранее законодатель предоставлял государственной инспекции труда статус досудебного органа по разрешению трудовых споров о возмещении вреда [4]. После принятия Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» [8], ратификации Конвенции N 81 «Об инспекции труда в промышленности и торговле» [7] государственная инспекция труда потеряла данный статус.

Полагаем, принципиальное введение обязательного досудебного порядка рассмотрения обращения работника за защитой трудовых прав позволит, во-первых, рационально использовать ресурс компетентных органов государства и общественных организаций, во-вторых, снизить нагрузку на суды и, в-третьих, повысить качество рассмотрения обращений. При этом целесообразно ввести однократное применение досудебного порядка, т.е. работник должен выбрать один из предусмотренных законом досудебных способов защиты трудовых прав и только после его использования обратиться в суд.

Другое дело, когда обращается в суд работодатель в защиту нарушенных трудовых прав. Установленный срок — 1 год со дня обнаружения причиненного ущерба — представляется завышенным и не отвечающим ни интересам работника, ни интересам государства. Для сохранения баланса интересов работников и работодателей при защите их прав важно унифицировать срок и закрепить срок, аналогичный предлагаемому сроку давности обращения работника, — 6 месяцев.

Восстанавливать нарушенные трудовые права работодателя следует только в судебном порядке, не предоставляя ему возможности использовать досудебный порядок рассмотрения обращения. Полагаем это справедливым вариантом защиты трудовых прав, поскольку работник как слабая сторона трудового отношения нуждается, как правило, в усиленной защите трудовых прав.

Подведем итог вышеизложенному. Во-первых, сроки обращения за защитой трудовых прав работников и работодателей в суд необходимо пересмотреть в сторону их унификации и установления единого срока в 6 месяцев; во-вторых, целесообразно предусмотреть обязательный досудебный порядок рассмотрения обращений работников в связи с защитой трудовых прав.

 Список литературы

  1. Доклад Федеральной службы по труду и занятости «Об осуществлении и эффективности в 2012 году государственного надзора и контроля в сфере труда и социальной защиты населения» // URL: http://srgroup.ru/eco/legal-base/doc1.php (дата обращения: 02.01.2015).
  2. Законопроект N 525871-6 «О внесении изменений в статью 392 Трудового кодекса Российской Федерации» (внесен в ГД РФ 20.05.2014) // URL: http://www.eg-online.ru/document/law/247563/ (дата обращения: 02.01.2015).
  3. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2011 года, утв. Президиумом ВС РФ 01.06.2011 // Бюллетень ВС РФ. 2011. N 9.
  4. Правила о возмещении работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, утв. Постановлением Верховного Совета РФ от 24.12.1992 // Ведомости ВС РФ. 1993. N 2. Ст. 71; СЗ РФ. 1995. N 48. Ст. 4562 (утратили силу).
  5. Сапфирова А.А. Федеральная инспекция труда и суды: подмена полномочий? // Справочник кадровика. 2013. N 8. С. 59 — 66.
  6. Федеральный закон от 02.05.2006 N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» (ред. от 24.11.2014) // СЗ РФ. 2006. N 19. Ст. 2060.
  7. Федеральный закон от 11.04.1998 N 58-ФЗ «О ратификации конвенции 1947 года об инспекции труда и протокола 1995 года к Конвенции 1947 года об инспекции труда, Конвенции 1978 года о регулировании вопросов труда и Конвенции 1981 года о безопасности и гигиене труда и производственной среде» // СЗ РФ. 1998. N 15. Ст. 1698.
  8. Федеральный закон от 24.07.1998 N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (ред. от 01.12.2014) // СПС «КонсультантПлюс».
  9. Хабриева Т.Я. Право граждан на обращения: проблемы правового регулирования: Сб. материалов Всерос. науч.-практ. конф. (12 мая 2003 г.) // Права человека в России и правозащитная деятельность государства / Под ред. В.Н. Лопатина. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003.

______________________

Ключевые слова: рассмотрение обращений, сроки обращения в суд, судебная защита.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code