ДЕОФШОРИЗАЦИЯ. ПРИМЕРЫ СУДЕБНЫХ РАЗБИРАТЕЛЬСТВ

Федеральный закон от 24.11.2014 N 376-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации (в части налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний и доходов иностранных организаций)» (далее — Закон N 376-ФЗ) внес значительные изменения в НК РФ, большая часть из которых вступила в силу с 1 января 2015 г. Основными целями Закона N 376-ФЗ являются создание действенного механизма пресечения использования низконалоговых юрисдикций с целью создания необоснованных преференций и получения необоснованной налоговой выгоды, а также совершенствование норм законодательства о налогах и сборах в части налогообложения и контроля иностранных организаций.

В статье мы остановимся на некоторых судебных разбирательствах, в которых описываются приемы и механизмы действий налоговых органов в целях выявления тех или иных факторов, которые могут быть использованы налоговыми органами в свете принятия Закона N 376-ФЗ, например, в целях определения конечного бенефициарного собственника или налогового резидентства в России.

Судебное дело 1. За что платите?

В рамках Постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.02.2015 N 09АП-56340/2014 по делу N А40-28065/13 был рассмотрен налоговый спор между ООО «Эквант» (далее — Общество, налогоплательщик) и Межрегиональной инспекции ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 7.

Предмет спора заключался в том, что налоговые органы исключили из состава расходов, учитываемых в целях налога на прибыль Общества, расходы в виде роялти, выплаченных ирландской компанией Группы ENSIL (далее — Компания). Общество понесло расходы в виде роялти по лицензионному соглашению на право использования интеллектуальной собственности, которое действовало по 31.12.2010.

В соответствии с условиями данного соглашения Компания ENSIL (лицензиар) передавала Обществу (лицензиату) неисключительное право на использование технологии (ноу-хау) как совокупности информации технического характера в области телекоммуникаций. В течение срока действия данного соглашения Общество должно было ежеквартально уплачивать Компании периодическую плату за использование технологии в размере 4,2% валового дохода Общества от продажи сетевых услуг (без учета НДС), указываемого в финансовых отчетах, подготовленных на основании российских стандартов бухгалтерского учета.

Оспаривая правомерность учета расходов по уплате роялти для целей налога на прибыль, налоговые органы ссылались на ряд обстоятельств, которые, по их мнению, свидетельствовали о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды:

— отсутствие предмета сделки — интеллектуального права (ноу-хау), отвечающего установленным гражданским законодательством критериям для признания таковым;

— аффилированность и взаимозависимость участников лицензионного соглашения, согласованности их действий;

— общеизвестность информации, передаваемой в рамках лицензионного соглашения, и отсутствие коммерческой ценности передаваемой информации.

Данные выводы были подтверждены техническими экспертизами (основной и дополнительной), проведенными ФГУП «Центральный научно-исследовательский институт связи» (ФГУП ЦНИИС). В частности, по результатам технической экспертизы было установлено, что информация, переданная Обществу по лицензионному соглашению, не представляет собой объект интеллектуальных прав (в частности, секрет производства ноу-хау), является общеизвестной и не имеет коммерческой ценности. Данная информация представляет собой управленческие директивные указания материнской компании дочерним.

Кроме того, из показаний свидетелей следовало, что сведения, полученные по лицензионному соглашению, не использовались и не могли быть использованы в деятельности Общества. При сравнительном анализе доходных договоров, заключенных Обществом до и после подписания лицензионного соглашения 2003 г., было установлено, что Общество оказывало до 2003 г. и продолжало оказывать в 2008 — 2009 гг. одни и те же типовые услуги связи. Следовательно, внедрения новых услуг на основе информации, полученной по лицензионному соглашению, не происходило;

— дальнейшее перечисление денежных средств под контроль материнской компании.

Средства, перечисляемые Обществом на счет Компании, перераспределялись посредством системы централизованного управления денежными средствами в адрес материнской компании. Данная информация была подтверждена посредством выписки по счету, полученной российскими налоговыми органами в рамках международного запроса.

Компания ENSIL располагается в низконалоговой юрисдикции (Ирландии). Из ее отчетности следует, что она является транзитным звеном в перечислении денежных средств. Налоговая нагрузка компании ENSIL минимальна, корпоративный налог ею не уплачивается в силу наличия убытков, учитываемых для данного налога. Из выписки по счету компании ENSIL следует, что ею не осуществляются платежи за авторские права и лицензии либо привлечение технических специалистов из иных организаций. Данная Компания является формальной стороной лицензионного соглашения, без реальной возможности предоставления информации, которая имеется только в базах данных группы.

На основании приведенных доводов налоговые органы пришли к выводу, что лицензионное соглашение не направлено на достижение разумной деловой цели, а его единственной целью являются минимизация налогового бремени Общества и вывод денежных средств из дочерней компании в материнскую без их налогообложения.

Позиция Общества, связанная с возможностью учета в целях налога на прибыль расходов по лицензионному соглашению, была основана на следующих основных обстоятельствах:

— информация была реально получена и использована в деятельности Общества при построении сетей и оказания услуг связи;

— информация имела коммерческую ценность.

Общество при заключении лицензионного соглашения преследовало деловую цель, а именно получение доступа к технологиям и информации, являющейся необходимой для оказания телекоммуникационных услуг;

— проведенная инспекцией экспертиза не может быть расценена как надлежащее доказательство, поскольку на нее предоставлялось минимальное количество документов;

— допросы работников также не являются надлежащим доказательством, поскольку налоговым органом допрашивались только работники, не использующие техническую информацию из баз данных.

Приняв во внимание все доводы сторон, суд поддержал позицию налоговых органов, признав, что рассматриваемое лицензионное соглашение было направлено не на достижение разумной деловой цели в виде получения прибыли от оказания услуг связи, а на «создание и участие совместно с рядом аффилированных компаний в схеме, направленной на вывод денежных средств в виде прибыли при отсутствии налогообложения за границу, то есть получение необоснованной выгоды».

Судебное дело 2. Кому платите?

Интересным в свете принятия концепции «бенефициарного собственника» является Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.02.2015 N 13АП-2147/2015.

Данное судебное решение интересно в первую очередь источниками информации, которые были использованы налоговыми органами.

Налоговыми органами было установлено завышение расходов на аренду производственных мощностей. В результате этого налоговые органы доначислили в том числе налог на прибыль (путем исключения части расходов из состава налоговой базы по налогу на прибыль). В рамках данного дела налоговые органы доказывали направленность действий налогоплательщика на минимизацию своих налоговых обязательств путем заключения сделок между аффилированными лицами на нерыночном уровне, в результате чего центр прибыли формировался в компании, которая являлась резидентом особой экономической зоны, применяющей нулевую ставку по налогу на прибыль.

В процессе проведения проверки налоговые органы успешно доказали взаимозависимость компаний — сторон сделки, в частности, на основании следующих аргументов:

— фактический получатель дохода, выплачиваемого налогоплательщиком, установлен налоговым органом на основании ответа государственных органов Королевства Нидерландов в рамках соглашения об избежании двойного налогообложения;

— в проверяемом периоде компании — стороны сделки имели одних и тех же участников юридических лиц и т.д.

Исходя из данного судебного дела можно сделать вывод, что в рамках формирования доказательной базы налоговые органы начинают активно использовать не только открытые источники информации, но и запросы в государственные органы иностранных государств.

В свете концепции «бенефициарного собственника» данное дело демонстрирует те эффективные на практике механизмы, которые налоговые органы будут все активнее использовать в рамках выявления конечных получателей дохода.

Судебное дело 3. Чем занимаетесь?

В феврале 2014 г. Арбитражный суд Московского округа (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 10.02.2015 N Ф05-16235/2014 по делу N А40-108465/201) поддержал налоговые органы в их споре с компанией ООО «Санрайз Тур» (далее — Компания).

Как следует из судебного решения, между Компанией и Международной бизнес — компанией UNITED TRAVEL SERVICES LTD (далее — Иностранная компания), расположенной на Британских Виргинских островах (БВО), был заключен ряд агентских договоров. В соответствии с указанными договорами Компания оказывала услуги турагента по реализации турпродукта в интересах туроператора, т.е. в интересах Иностранной компании. На основании данных агентских договоров Компания признавала в российском налоговом учете только вознаграждение от агентской деятельности. Выручка от осуществления деятельности не признавалась на уровне Компании и «передавалась» в пользу Иностранной компании (т.е. в пользу принципала).

По мнению налоговых органов, Компания формировала туристический продукт самостоятельно и являлась не турагентом, а туроператором в значении, придаваемом Федеральным законом от 24.11.1996 N 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации». Как следствие, недобросовестные действия налогоплательщика привели к получению необоснованной налоговой выгоды, выразившейся в учете Компанией операций не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, направленным на вывод подлежащих налогообложению денежных средств, в том числе через структуру взаимозависимых и аффилированных лиц в низконалоговые, не сотрудничающие юрисдикции. В рассматриваемом судебном решении суд поддержал позицию налоговых органов.

Основные доводы, представленные налоговыми органами и поддержанные судом, состояли в том, что Компания самостоятельно формировала туристические продукты и имела прямые отношения с иностранными партнерами, в том числе:

— персонал Компании регулярно осуществлял заграничные поездки и представлял интересы Компании за рубежом;

— отсутствовали документы, подтверждающие переписку между Компанией и Иностранной компанией в рамках агентских договоров;

— наличие персонала, занимающегося формированием турпродукта;

— наличие прямых договоров с иностранными поставщиками услуг;

— в сети Интернет отсутствовала информация о какой-либо деятельности Иностранной компании;

— Иностранная компания использовалась исключительно в качестве транзитной компании для перечисления денежных средств в адрес взаимозависимых (аффилированных) компаний.

Указанные аргументы были приняты судом как доказательство искусственного занижения доходов налогоплательщиком.

Данное судебное решение особенно актуально в свете вступающей в силу концепции «налогового резидентства» и «контролируемых иностранных компаний». Используя данную концепцию, а также механизмы взаимодействия с иностранными компетентными органами, налоговые органы со значительной вероятностью смогут определять, а самое главное эффективно доказывать в суде российское резидентство иностранных компаний, существующих «на бумаге» и (или) имеющих ограниченное зарубежное присутствие.

С.Фоевцов

«Финансовая газета», 2015, N 14

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code