АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ РАССЛЕДОВАНИЯ НЕЗАКОННОГО ВЫВОДА ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ ЗА РУБЕЖ

Белоусов Д.М.

В статье рассматриваются положения Федерального закона от 28 июня 2013 г. N 134-ФЗ в части внесения изменений в ст. 193 УК РФ и дополнения УК ст. 193.1.

 

Прокуратурой Санкт-Петербурга проанализировано состояние законности при производстве предварительного следствия по уголовным делам, возбужденным по фактам невозвращения из-за границы денежных средств в иностранной валюте.

В результате изучения уголовных дел, находящихся в производстве следственной части по расследованию организованной преступной деятельности ГСУ ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области и следственных отделов районного звена, установлено, что отсутствие сложившейся следственной и судебной практики в сочетании с неудовлетворительным уровнем взаимодействия с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, влечет невыполнение основополагающих задач уголовного судопроизводства.

Расследуемые преступления совершались в основном при сходных обстоятельствах: в качестве поставщиков товара по контракту выступают компании-нерезиденты, зарегистрированные в оффшорных зонах (Республика Кипр, Британские Виргинские острова), товар, за который фактически была произведена оплата, в Российскую Федерацию не ввезен или ввезен не в полном объеме произведенной оплаты, денежные средства были переведены за рубеж со счетов российских предприятий-«лжеимпортеров».

Все преступления выявлены по результатам мероприятий, проведенных таможенными органами в рамках валютного контроля либо по результатам рассмотрения управлением Росфиннадзора по г. Санкт-Петербургу дел об административных правонарушениях по ст. 15.25 КоАП РФ. Ни одно уголовное дело не возбуждено по материалам, полученным в результате проведения комплекса оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных Федеральным законом от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

В связи с изложенной проблемой заслуживают подробного анализа положения Федерального закона от 28 июня 2013 г. N 134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям», касающиеся изменений ст. 193 УК и дополнения УК ст. 193.1.

Новая редакция ст. 193 УК полнее, чем предыдущая, раскрывает содержание объективной стороны преступного деяния. Ранее одним из признаков состава преступления было невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте, подлежащих обязательному перечислению на счета в уполномоченный банк РФ; в настоящее время действует уголовная ответственность за нарушение требований валютного законодательства как о зачислении, так и о возврате денежных средств.

Формулировка ст. 193 УК приведена в соответствие с положениями ст. 19 Федерального закона от 10 декабря 2003 г. N 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле», согласно которой резидент обязан обеспечить: 1) получение от нерезидентов на свои банковские счета в уполномоченных банках иностранной валюты или валюты РФ, причитающейся в соответствии с условиями внешнеторговых договоров (контрактов) за переданные нерезидентам товары, выполненные для них работы, оказанные услуги, переданные результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них, и 2) возврат в РФ денежных средств, уплаченных нерезидентам за неввезенные в РФ (неполученные на территории РФ) товары, невыполненные работы, неоказанные услуги и т.д.

Таким образом, положения законодательства о валютном контроле и уголовного законодательства разделяют понятия «незачисление» и «невозврат» денежных средств на счет резидента, что позволяет более обоснованно квалифицировать действия лиц в зависимости от конкретных обстоятельств совершения преступления.

В отличие от ранее действовавшей редакции, в новой редакции ст. 193 УК упразднено ограничение по субъекту преступления, поскольку из диспозиции нормы исключен руководитель организации как единственное лицо, подлежавшее привлечению к уголовной ответственности. Изменение носит более чем актуальный характер, поскольку основная масса преступлений рассматриваемой категории подготавливается и совершается далеко не «номинальными» генеральными директорами различных обществ с ограниченной ответственностью.

Преступление считается оконченным с момента наступления срока, до истечения которого резидент обязан был возвратить иностранную валюту на счет в уполномоченном банке, а не с момента совершения действий, направленных на неисполнение соответствующей обязанности.

Принципиально новое положение уголовного закона — ст. 193.1 УК, предусматривающая ответственность за совершение валютных операций по переводу денежных средств в иностранной валюте или валюте РФ на банковские счета одного или нескольких нерезидентов с представлением кредитной организации, обладающей полномочиями агента валютного контроля, документов, связанных с проведением таких операций и содержащих заведомо недостоверные сведения об основаниях, целях и назначении перевода. Именно эта норма УК охватывает такие наиболее часто выявляемые незаконные действия, как представление в банки — агенты валютного контроля фиктивных внешнеторговых контрактов и таможенных деклараций.

Определяя момент окончания этого преступления, следует учитывать, что в объективную сторону его состава входят оба предусмотренных ч. 1 ст. 193.1 УК действия в их взаимосвязи: совершение валютных операций по переводу денежных средств на счета одного или нескольких нерезидентов и представление банковскому учреждению документов, содержащих заведомо недостоверные сведения об основаниях, целях и назначении перевода.

Согласно примечанию к ст. 193.1 УК крупный и особо крупный размеры деяния определяются, как и для ст. 193 УК, исходя из суммы незаконно переведенных денежных средств как по однократно, так и по неоднократно проведенным в течение одного года валютным операциям.

Заслуживает отдельного рассмотрения формулировка п. «в» ч. 2 ст. 193.1 УК, которая совпадает с п. «г» ч. 2 ст. 193 УК и предусматривает ответственность за совершение преступлений с использованием юридического лица, созданного для совершения одного или нескольких преступлений, связанных с проведением финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом.

Наличие изложенного квалифицирующего признака для преступлений рассматриваемой категории имеет двоякое значение: это позволяет более обоснованно квалифицировать действия лиц, одновременно это свидетельствует о том, что законодатель фактически признал массовый характер создания юридических лиц для противоправных финансовых и имущественных операций, в том числе трансграничного характера.

В ходе мероприятий, проводимых прокуратурой города в рамках координационной деятельности и работы по правовому просвещению нередко возникает вопрос о том, кому причиняется ущерб в результате совершения преступлений рассматриваемой категории. Ответ на него однозначный: рассматриваемые составы формальные, т.е. для наступления уголовной ответственности не требуется наличия последствий в виде ущерба в материальном выражении. Объектом преступного посягательства является не конкретная сумма денежных средств, а законодательно установленный порядок исполнения резидентами обязанностей, связанных с совершением международных валютных операций. Кроме того, ни по одному уголовному делу не получено достаточных данных о том, что выведенные за рубеж денежные средства были похищены либо получены иным преступным путем.

Складывающаяся в Санкт-Петербурге правоприменительная практика расследования уголовных дел рассматриваемой категории позволяет выработать своего рода алгоритм целенаправленных следственных действий, выполнение которых позволит получить сведения и документы, необходимые для установления обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ.

Представляется уместным привести конкретный пример расследуемого уголовного дела, находящегося в производстве одного из отделов СЧ по РОПД ГСУ ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

Между ООО «П» (здесь и далее названия юридических лиц изменены), место регистрации — г. Москва, и компанией-нерезидентом «S Ltd» (Швейцария) заключен контракт на поставку электрооборудования общей стоимостью 60 млн. долларов, в банке «С» (г. Москва) открыт паспорт сделки. Через короткое время между компаниями «T Ltd» (Кипр) и «S Ltd» заключен договор цессии, по которому права требования оплаты в сумме 60 млн. долларов США по контракту переданы от компании «S Ltd» к компании «T Ltd», а между ООО «П» и ООО «В» (г.Санкт-Петербург) заключен договор о переводе долга по контракту, при этом ООО «В» приняло на себя обязательства ООО «П» перед компанией «T Ltd» в сумме 60 млн. долларов США. Соответственно, ООО «В» оформило в другом банке «Г» (г. Санкт-Петербург) другой паспорт сделки и в счет исполнения обязательств по контракту в течение пяти месяцев перевело на счет компании-нерезидента «T Ltd» указанные денежные средства. Фактически товар в Российскую Федерацию в адрес ООО «В» не ввезен, представленные в банк «Г» таможенные декларации являются недействительными, денежные средства на счет ООО «В» не возвращены.

Расследование по уголовному делу осложняется тем, что первоначально внешнеэкономическая сделка была заключена между одними сторонами, которые передали свои права и обязанности по сделке иным сторонам, паспорт внешнеэкономической сделки был оформлен в одном банке в г. Москве, в дальнейшем в другом банке в г. Санкт-Петербурге был оформлен новый паспорт сделки, впоследствии у резидента-плательщика был изменен юридический адрес и назначен другой генеральный директор. Таким образом, в преступную схему вывода денежных средств за рубеж вовлечены два российских юридических лица, две компании-нерезидента, а также два банковских учреждения.

Исходя из изложенных обстоятельств по уголовным делам рассматриваемой категории необходимо:

— изучить «историю» создания и деятельности юридических лиц — резидентов;

— выяснить обстоятельства возникновения, изменения и исполнения обязательств, в результате чего денежные средства выведены за рубеж;

— изучить процедуру принятия и проверки банком комплекта документов по заключенной сделке и «лжеимпортной» поставке товара;

— выявлять и принимать процессуальные решения по иным фактам преступлений, связанных с деятельностью предприятий-резидентов, нерезидентов и банков.

Естественно, перечисленные выше общие направления расследования должны получать фактическое «наполнение» прежде всего путем подробных допросов широкого круга свидетелей и проведения почерковедческих экспертиз по документам, представленным в налоговые органы и в банки.

Важнейшим источником доказательств должны стать документы и сведения, полученные из региональных управлений Росфинмониторинга, НЦБ Интерпола, налоговых и таможенных органов, в том числе касающиеся регистрации и деятельности компаний-нерезидентов.

В качестве своего рода «целеуказателей» необходимо использовать допросы в качестве специалистов должностных лиц налоговых, таможенных органов и органов Росфиннадзора. Особое внимание следует уделить запросу необходимых сведений и допросам в качестве специалистов работников управлений ЦБ РФ, осуществляющих контрольные функции в отношении соответствующих банков. Допросы специалистов следует, по мнению автора… строить по принципу «от общего к частному»:

— выяснить объем и содержание соответствующих законодательных, нормативных и ведомственных актов в области валютного, таможенного и банковского контроля;

— задавать конкретные вопросы по изъятым в налоговых и таможенных органах, а также в банках комплектам договорных, финансовых и товаросопроводительных документов, выявляя возможные нарушения нормативных требований, допущенные при их оформлении, и уточняя, какие действия и на каком основании должны были осуществить работники банка по проверке полноты и достоверности представленных сведений.

Следует учитывать, что с правами банков как агентов валютного контроля корреспондируют и меры возможной ответственности, вплоть до отзыва соответствующей лицензии.

Так, ст. 20 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 «О банках и банковской деятельности» в качестве основания для отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций предусмотрено неисполнение федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность, а также нормативных актов Банка России, если в течение одного года к кредитной организации неоднократно применялись меры, предусмотренные Федеральным законом «О центральном банке Российской Федерации (Банке России)».

Основной практический вывод, сделанный прокуратурой города по итогам анализа состояния законности при производстве предварительного следствия по уголовным делам рассматриваемой категории, таков: совершение незаконных трансграничных финансовых операций, в том числе по оплате «лжеимпортных» товаров, невозможно без целенаправленного противоправного использования предприятий-«однодневок» и активного участия работников коммерческих банков, не осуществляющих надлежащую проверку полноты и достоверности документов, представленных в подтверждение факта возникновения обязательств по оплате и факта ввоза товара.

Ключевые слова: валютное регулирование, трансграничные финансовые операции, расследование.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code