ПРИМЕНЕНИЕ КОМПЬЮТЕРНОЙ ТЕХНИКИ В СУДЕ С УЧАСТИЕМ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ

М. Беляев, судья Верховного суда Республики Татарстан.
А. Гибадуллин, заместитель прокурора г. Набережные Челны.

Анализ следственной и судебной практики показывает, что наряду с успешным опытом расследования организации преступного сообщества и бандитизма есть и трудности, обусловленные рядом причин, в том числе незнанием особенностей поддержания государственного обвинения при рассмотрении таких дел в суде.

Ученые и практики неоднократно подчеркивали зависимость эффективности расследования преступлений и подтверждения собранных доказательств в суде от уровня достижений науки, техники и внедрения их в практику борьбы с преступностью. В настоящее время как никогда заметны качественные и количественные изменения в структуре организованных преступных формирований, в связи с чем необходимо более совершенное правовое, научно-техническое и методическое обеспечение правоохранительных органов.

В литературе, посвященной государственному обвинению, большое внимание уделяется психологическим, стилистическим и другим средствам воздействия, особенно ораторскому мастерству обвинителя. Однако сейчас этого уже недостаточно, реалии требуют применения в суде и таких новейших технологий, как, например, компьютерные.

К слову, сами представители организованной преступности широко используют в своих целях любые достижения научно-технического прогресса. Традиционно применяемые организационные формы поддержания государственного обвинения зачастую неадекватны средствам защиты, а потому не всегда дают желаемые результаты.

17 июля с.г. в Верховном суде Республики Татарстан завершился судебный процесс в отношении участников организованного преступного сообщества (ОПС) «29 комплекс» (г. Набережные Челны), длившийся год и 8 месяцев. Перед судом предстали 32 подсудимых, обвинявшихся в создании и участии в преступном сообществе, банде, многочисленных убийствах, похищениях людей, вымогательствах, совершении преступлений экономической направленности.

Сторону обвинения представляла группа государственных обвинителей из 5-ти человек, двое из которых непосредственно участвовали в расследовании дела до направления его в суд. С ними состязалась защита из 27 адвокатов подсудимых.

Судебное разбирательство по ходатайствам части подсудимых производилось с участием коллегии присяжных заседателей: из кандидатов было сформировано жюри, а также 23 запасных присяжных. В связи с огромным объемом материалов уголовного дела (235 томов) и беспрецедентным количеством участников процесса было принято совместное решение правоохранительных органов Татарстана об использовании в качестве зала судебного заседания специально переоборудованного в этих целях спортзала одного из РУВД Казани.

Техническая оснащенность судебного разбирательства не ограничилась микрофонами и традиционной оргтехникой. Отдел связи, спецтехники и автоматизации МВД Татарстана предоставил группе гособвинения стационарный компьютер с принтером и сканером, ноутбук, цифровой диктофон, видеокамеру, а в зале судебного заседания был установлен микшерный пульт с возможностью изменения голосовых данных для допроса зашифрованных свидетелей, с соответствующим комплектом микрофонов и громкоговорителей <1>, а также телевизор для председательствующего и большой проекционный экран (2 м х З м) с проектором. Кроме того, зал судебного заседания для обеспечения безопасности был оборудован камерами наблюдения, сигнал из которых поступал непосредственно в дежурную часть РУВД.

———————————

<1> Более подробно о применении мер по обеспечению безопасности и защите свидетелей в Республике Татарстан — См.: Багаутдинов Ф.Н., Беляев М.В. Обеспечение безопасности и защита свидетелей и потерпевших по делам о бандитизме и преступном сообществе // Российский следователь. 2002. N 8. С. 12 — 15.

 

Значительная часть фотоматериалов, а также схем, карт и некоторых документов (в основном экономического характера) была заранее отсканирована и сохранена в качестве изображений в файлах типа BMP и JPG. Проектор был подключен к компьютеру через сплиттер (множитель), что позволяло гособвинителю, не видя проекционного экрана, оперировать изображениями при помощи программы ACDsee: чередовать их в необходимом порядке, сравнивать, увеличивать для зрителей наиболее интересные детали и т.д.

Уголовно-процессуальное законодательство запрещает исследовать с участием присяжных данные, способные вызвать их предубеждение в отношении подсудимых. Возникла проблема с представлением фотоснимков осмотра мест происшествий и из заключений судебно-медицинских экспертиз, на которых, кроме окружающей обстановки, были зафиксированы обезображенные трупы.

В связи с этим шокирующие изображения расчлененных трупов, частей тела и т.п. с использованием программы Windows Paint были извлечены из отсканированных фотографий и с разрешения судьи фотоснимки демонстрировались уже в допустимом виде. Об этом председательствующий сделал разъяснения присяжным заседателям, и, кроме того, в протокол судебного заседания были внесены соответствующие записи.

Видеоматериалы, имеющиеся в деле, также демонстрировались при помощи проекционного экрана, сигнал на который шел с видеомагнитофона, подключенного к микшерному пульту.

Судебное следствие с участием присяжных заседателей длилось более года, и к его окончанию многие участники процесса основательно подзабыли содержание ранее демонстрировавшихся доказательств, особенно визуального характера. Поэтому при подготовке к прениям сторон у государственного обвинения возникла необходимость напоминания участникам процесса, в том числе присяжным, наиболее значимых материалов дела, исследовавшихся ранее.

При помощи программы Microsoft PowerPoint были подготовлены презентации (визуальный ряд). В обвинительной речи были отмечены ключевые места, нуждающиеся в наглядных иллюстрациях и которые в целом определили содержание визуального ряда. Демонстрировались презентации отдельно по каждому эпизоду преступной деятельности участников этой группировки. Причем в речи гособвинения в указанных местах были сделаны ссылки на листы дела и видеокассеты, изображения из которых помещались в слайды. Нумерация ссылок в тексте была произведена отдельно по каждому эпизоду.

После определения основного содержания визуального ряда средствами программы Windows Paint была подготовлена заставка («титульный лист») презентаций, представляющая изображение Герба РФ, надписей «Прокуратура Республики Татарстан» и «Речь государственного обвинения» на синем фоне. Заставка одновременно послужила промежуточным слайдом, разделявшим смысловые блоки по каждому эпизоду. Это было сделано для того, чтобы присяжные не отвлекались на содержание слайда после его демонстрации и могли внимательно слушать гособвинителя.

Следующим был подготовлен слайд, который озаглавливал текущий эпизод в соответствии с его условным обозначением в обвинительном заключении. Затем в каждую отдельную презентацию были внесены отобранные изображения и иные материалы. Имеющиеся в деле видеозаписи с помощью программы Pinnacle Studio.9 были оцифрованы в отдельные кадры, наглядно иллюстрирующие содержание доказательств, изложенных в обвинительной речи. Все слайды были оформлены в виде фотокартин с полями синего цвета. Этим была достигнута официальная выдержанность и единая стилизация визуального ряда.

Для привлечения внимания появление слайдов на экране производилось приемом «Наплыв вверх» со средней скоростью и сопровождалось штатными эффектами анимации программы Microsoft PowerPoint, например: «Увеличение», «Проявление с увеличением», «Возникновение», мерцание линий подчеркивания и т.д. При помощи инструментария этой программы — стрелок, линий, выделения отдельных участков снимков геометрическими фигурами — акцентировалось внимание присяжных на элементах, требующих, с точки зрения государственного обвинения, особого внимания. Кроме того, для иллюстрации противоправной деятельности участников ОПС в сфере экономики в программе PowerPoint были подготовлены диаграммы, в которых наглядно, в динамике, были показаны этапы криминальной деятельности подсудимых.

Обвинительная речь по делу составила 3 тома. Для ее прочтения требовалось хотя бы минимальное освещение в зале. Это несколько ухудшало изображение на проекционном экране и могло отрицательно повлиять на восприятие присяжных. Поэтому зал судебного заседания оснастили дополнительным оборудованием: для основного и запасного состава присяжных заседателей были поставлены два девятнадцатидюймовых LCD-монитора, для председательствующего судьи, выступающего гособвинителя и стороны защиты, а также для всех присутствующих в зале судебного заседания был включен проекционный экран, а также дополнительный монитор. Демонстрация осуществлялась в полноэкранном режиме (функция F5) с ноутбука, к которому через сплиттер были подключены все мониторы и проектор.

Для синхронизации с текстом обвинительной речи чередование и возврат слайдов в ходе демонстрации визуального ряда осуществлялись с помощью нажатия клавиш «Стрелка направо» и «Стрелка налево», а не автоматически.

Изображения в визуальном ряду не подвергались редакции и демонстрировались в таком же виде, что и в ходе судебного следствия. Кроме того, презентации не были перенасыщены слайдами, чтобы не отвлекать внимание присяжных заседателей от содержания обвинительной речи и дозированно иллюстрировать анализируемые доказательства.

После произнесения обвинительной речи к материалам уголовного дела вместе с ее текстом были приобщены в качестве приложения распечатки визуального ряда. Под каждым слайдом были сделаны ссылки на соответствующие материалы дела, аналогичные тем, что имелись в тексте выступления.

Подготовка визуального ряда, сопровождающего обвинительную речь, требовалась не только для того, чтобы напомнить присяжным ранее исследованные материалы дела, но и по другой причине. У стороны защиты было явное преимущество по численному составу, а значит, они чаще привлекали внимание присяжных заседателей. Адвокатам не приходилось, в отличие от государственных обвинителей, произносить длительные и утомляющие слушателей речи. Защитники также активно использовали методы психологического воздействия, в том числе основанные на возбуждении чувства жалости и сочувствия к подсудимым.

Умело используя возможности компьютерной техники, группа гособвинителей, благодаря наглядности представленных ею доказательств, в отличие от адвокатов, действовала по принципу: «Лучше один раз увидеть, чем 100 раз услышать». Визуальное сопровождение речи гособвинения было основано также и на новейших психологических познаниях, в частности, в области нейролингвистического программирования.

Согласно специальной литературе большинство людей представляют визуалистов, т.е. тех, кто познает окружающий мир в первую очередь через зрение. За ними следуют кинестетики, опирающиеся в основном на ощущения, и аудиалисты, значительно опирающиеся на слух. Речь государственного обвинителя, демонстрация в суде оружейного арсенала, использовавшегося членам ОПС, и визуальный ряд, сопровождавший обвинительную речь, «убивали» даже не двух, а сразу трех «зайцев»: наглядно убеждали в неоспоримости представленных доказательств и тех, и других, и третьих.

Сразу же после вынесения вердикта было проведено анонимное анкетирование 23 присяжных заседателей, в число которых вошло основное жюри.

22 респондента, т.е. абсолютное большинство, ответили, что представленный их вниманию визуальный ряд, сопровождавший речь гособвинителя, существенно помог им в воспоминании ранее исследованных доказательств и формировании их мнения по обвинению, предъявленному подсудимым.

Вердиктом коллегии присяжных подсудимые были признаны виновными по подавляющему числу вмененных им в вину преступлений и приговорены Верховным судом Республики Татарстан к значительным срокам лишения свободы.

Информация о публикации«Законность», 2006, N 11

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code