БАНКРОТСТВО КРЕСТЬЯНСКИХ (ФЕРМЕРСКИХ) ХОЗЯЙСТВ: ОТ РЕШЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЗАДАЧ К ПРОБЛЕМАМ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

Законом о несостоятельности (банкротстве) предусматривается введение процедур несостоятельности в отношении крестьянских (фермерских) хозяйств. Но социально-экономическая значимость этой формы ведения бизнеса требует дополнительных правовых средств для стабилизации их экономического положения. Необходимо введение комплексной системы антикризисного управления с целью сохранения потенциала сельскохозяйственного товаропроизводителя.

 

Сегодняшние условия хозяйствования в России как никогда тесным образом связаны с событиями внешнеполитического характера. Президентом РФ был подписан Указ N 560 «О применении специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации» <1>. В соответствии с п. 1 Указа в течение одного года со дня его вступления в силу запрещается либо ограничивается осуществление внешнеэкономических операций, предусматривающих ввоз на территорию Российской Федерации отдельных видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, страной происхождения которых является государство, принявшее решение о введении экономических санкций в отношении российских юридических и (или) физических лиц или присоединившееся к такому решению.

———————————

<1> Указ Президента РФ от 6 августа 2014 г. N 560 «О применении специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

 

Введение эмбарго в отношении продукции европейских производителей, с одной стороны, создает благоприятные условия для развития отечественного сельского хозяйства. С другой стороны, вновь обостряется внимание к проблемам, которые характеризуют аграрное производство в России на протяжении последних десятилетий. Среди климата, недостатка финансирования и высокой степени изношенности и дефицита парка сельхозмашин к основным проблемам аграрного сектора в России относят человеческий фактор (вопросы управления и знаний) <2>. Несмотря на то что в настоящее время сложившаяся ситуация явно благоприятствует созданию «условий для устойчивого развития сельскохозяйственного производства на основе повышения его конкурентоспособности» <3>, необходимо продолжать формирование комплексной экономико-правовой политики поддержки отечественного товаропроизводителя в сфере сельского хозяйства.

———————————

<2> URL: http://www.agroinfo.com (дата обращения: 05.09.2014).

<3> Жукова Т.М. Особенности финансового оздоровления при банкротстве крестьянского (фермерского) хозяйства // Вестник Пермского университета. 2012. N 3. С. 95.

 

Особое внимание заслуживают в определении насущных мер поддержки и защиты отечественных производителей те регионы, где условия хозяйствования обладают определенной спецификой. В Калининградской области помимо климатических условий, нахождения значительной части территории в статусе приграничной само геополитическое нахождение региона имеет определяющее значение для аграриев. «Приграничные регионы чаще всего являются отстающими, так как они менее выгодно по сравнению с внутренними регионами расположены в национальном рыночном пространстве» <4>. В отношении Калининградской области ситуация оценивается еще более негативно. Она «рассматривается как «двойная периферия», исключенная из основных модернизационных процессов и в зоне европейской интеграции, и в РФ» <5>. Особые условия функционирования субъектов предпринимательской деятельности в данном контексте могут рассматриваться по аналогии с условиями действия особых правовых режимов <6>. На уровне формирования концепции правового регулирования экономической деятельности в целом в стране и в особых правовых режимах эксклавное <7> положение территории должно оказывать влияние как на законодательную деятельность, так и на правоприменение.

———————————

<4> Федоров Г.М. Приграничное положение как фактор стратегического и территориального планирования в российских регионах и на Балтике // Балтийский регион. 2014. N 3. С. 74.

<5> Себенцов А.Б., Зотова М.В. Потенциал экономико-географического положения Калининградской области: ограничения и перспективы реализации // Балтийский регион. 2013. N 4. С. 113.

<6> Повышение внимания ученых к этой проблеме с позиции выработки соответствующей правовой доктрины имеет объективные основания. См.: Мохов А.А. О концепции правового регулирования экономической деятельности в условиях особых правовых режимов: постановка проблемы // Юрист. 2014. N 4. С. 21 — 24.

<7> Эксклав — отдельная часть территории, географически изолированная от основной части своего государства и окруженная чужой территорией. URL: http://www.dic.academic.ru.

 

Решение вопросов продовольственной безопасности неразделимо с проблемами определения особенностей правового статуса основных субъектов, занятых в аграрной сфере. Правовое положение сельскохозяйственных товаропроизводителей традиционно выделяется в самостоятельную группу регулирования. Особая роль при этом отводится крестьянским (фермерским) хозяйствам, что подтверждается и повышенным вниманием законодателя <8>.

———————————

<8> В Российской Федерации действовали хозяйства, созданные в качестве юридического лица в соответствии с Законом РСФСР от 22 ноября 1990 г. N 348-1 «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1990. N 26. Ст. 324. Главой крестьянского (фермерского) хозяйства может стать гражданин, зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя после принятия части первой ГК РФ в соответствии со ст. 23 Кодекса. Правовое положение крестьянского (фермерского) хозяйства как объединения граждан было определено Федеральным законом от 11 июня 2003 г. N 74-ФЗ (ред. от 28.12.2013) «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» // СЗ РФ. 2003. N 24. Ст. 2249. Федеральным законом от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ в ГК РФ была включена ст. 86.1 «Крестьянское (фермерское) хозяйство», в соответствии с которой хозяйства могут создаваться как юридические лица.

 

В правовой природе крестьянского (фермерского) хозяйства обнаруживается особый элемент, поддержанный отечественным законодателем. Речь идет о наличии между членами хозяйства родственных отношений. Закон определил крестьянское (фермерское) хозяйство как объединение граждан, связанных родством и (или) свойством (п. 1 ст. 1 Закона о крестьянском (фермерском) хозяйстве 2003 г.). Фактически речь идет о наличии особой «правосубъектности группы», выделяемой в свое время О.Ф. Гирке, как реально существующего и конституированного в качестве самостоятельного правового института, отличного от своих членов (реалистическая групповая правосубъектность) <9>. Особые правовые режимы, которые устанавливаются для близких родственников, М.А. Егорова верно связывает с наличием у них особого характера взаимодействия, основанного не на конфликте интересов, а на общей заинтересованности и единой цели <10>. Не случайно заявление главы хозяйства о признании его банкротом может быть подано в арбитражный суд только при наличии согласия в письменной форме всех членов хозяйства (п. 1 ст. 218 Закона о несостоятельности <11>). Однако особенность родственных отношений не связана с единством имущественной основы в организации деятельности хозяйства. Основное число споров, рассматриваемых судами при ликвидации хозяйства, в том числе и при банкротстве, связаны с исключением личного имущества члена хозяйства или его главы из общего имущества хозяйства <12>. Двойственность правового статуса, одновременное членство в крестьянском (фермерском) хозяйстве и получение дохода как физического лица, не наделенного статусом индивидуального предпринимателя, обозначает проблему разграничения имущества и доходов как общих средств хозяйства и квалификации иных доходов как личных <13>.

———————————

<9> Ллойд Д. Идея права. М.: ЮГОНА, 2002. С. 345 — 346.

<10> Егорова М.А. Родственные отношения как критерий формирования группы лиц // Предпринимательское право. 2014. N 1. С. 41.

<11> Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ (ред. от 12.03.2014) «О несостоятельности (банкротстве)» // СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.

<12> Определение ВАС РФ от 29 июня 2012 г. N ВАС-7658/12 по делу N А57-10208/09 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».

<13> Определение ВАС РФ от 29 ноября 2013 г. N ВАС-16367/13 по делу N А11-3496/2010 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».

 

По данным Федеральной налоговой службы <14>, по состоянию на 1 августа 2014 г. в Калининградской области действуют 1207 крестьянских (фермерских) хозяйств, из них 156 хозяйств созданы до введения первой части Гражданского кодекса Российской Федерации, в 369 случаях главы хозяйств зарегистрированы как индивидуальные предприниматели без образования юридического лица, 682 хозяйства зарегистрированы после 1 января 2004 г., т.е. после вступления в силу Закона о крестьянском (фермерском) хозяйстве 2003 г. По этим же данным, 742 крестьянских (фермерских) хозяйств прекратили свою деятельность. Как показывает практика, значительное число фермерских хозяйств ликвидируются по общим основаниям, предусмотренным законодательством. Применение ликвидационных процедур несостоятельности (банкротства) применительно к данным субъектам не может рассматриваться как санация рынка, так как в реальной действительности вызывает негативные социально-экономические последствия. Учитывая значительное число хозяйств, прекращающих свою деятельность добровольно, чаще всего в связи с негативными результатами своей деятельности, активное использование института банкротства не приведет к решению стоящих перед государством задач развития внутреннего продовольственного рынка. Требуется стимулирование роста производства основных видов сельскохозяйственной продукции, повышение качества жизни сельского населения для обеспечения продовольственной независимости России, повышения конкурентоспособности российской сельскохозяйственной продукции, повышения финансовой устойчивости предприятий агропромышленного комплекса <15>. Как показывает мониторинг официальных сайтов региональных ведомств и сайта Минсельхоза России <16>, ведущим инструментом в решении обозначенной задачи является стимулирование развития малых форм хозяйствования, предоставление государственной поддержки семейным фермам, субсидий, организация конкурсов с выделением значительного финансирования для победителей.

———————————

<14> Данные взяты с официального сайта Федеральной налоговой службы. URL: http://nalog.ru (дата обращения: 04.09.2014).

<15> Государственная программа развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013 — 2020 годы (в ред. Постановления Правительства РФ от 15.04.2014 N 315). URL: http://www.mcx.ru.

<16> URL: http://www.mcx.ru.

 

Несмотря на принимаемые меры, число фермерских хозяйств, оказывающихся неплатежеспособными, остается велико. Об этом свидетельствует и судебная практика при рассмотрении достаточно типичных дел, связанных с оценкой действий глав крестьянских (фермерских) хозяйств, заключающих сделки с целью «вывода» активов хозяйства перед объявлением его банкротом. Это приводит к незаконному предпочтительному удовлетворению требований одного из кредиторов <17>, как правило, так или иначе связанных с главой фермерского хозяйства. При этом ВАС РФ так и не сформировал за время своей работы систематизированный подход к банкротству крестьянских (фермерских) хозяйств, принимая лишь разъяснения по схожим вопросам <18> или решая отдельные спорные моменты судебной практики. Данная позиция может быть обусловлена, в том числе, спецификой оценки государственными органами значимости данной организационно-правовой формы для решения социальных и экономических задач.

———————————

<17> Определение ВАС РФ от 26 февраля 2014 г. N ВАС-1767/14 по делу N А12-24471/2010 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».

<18> Попондопуло В.Ф. Рассмотрение дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей (комментарий Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2011 N 51) // Арбитражные споры. 2012. N 2. С. 105 — 118.

 

Наиболее эффективными в плане работы с неплатежеспособными фермерскими хозяйствами необходимо признать два направления правового регулирования.

Первое направление — совершенствование законодательства о финансовом оздоровлении сельскохозяйственных товаропроизводителей и активное использование его на практике. Целью Закона о финансовом оздоровлении сельскохозяйственных товаропроизводителей является установление условий реструктуризации долгов сельскохозяйственных товаропроизводителей в целях улучшения их финансового состояния до применения процедур банкротства <19>.

———————————

<19> Федеральный закон от 9 июля 2002 г. N 83-ФЗ (ред. от 21.07.2014) «О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных товаропроизводителей» // СЗ РФ. 2002. N 28. Ст. 2787.

 

Стоит согласиться с А.А. Кирилловых, что выгоднее не объявлять полный дефолт по выданному кредиту, а помочь сохранить имущественный и социальный статус должника с реструктуризацией выплат по кредиту <20>. При этом и в ситуации с должником-гражданином, и в отношении банкротства крестьянского (фермерского) хозяйства сохранение социального статуса может иметь даже большее значение, чем решение экономических задач.

———————————

<20> Кирилловых А.А. Банкротство гражданина: перспективы развития правового института // Законодательство и экономика. 2011. N 3. С. 32 — 33.

 

Нельзя не отметить явное противоречие, заложенное в российское законодательство в отношении правового положения субъектов предпринимательской деятельности. Вне зависимости от того, является ли фермерское хозяйство юридическим лицом или формой индивидуальной предпринимательской деятельности, объем его ответственности в сравнении с хозяйственными обществами или кооперативами завышен. Следует в полной мере согласиться с теми исследователями, кто считает, что социальная значимость и рисковый характер деятельности сельскохозяйственных товаропроизводителей несоизмеримы с ответственностью участников иных юридических лиц. «Возлагать на них субсидиарную (дополнительную) ответственность иным своим имуществом означает демонстрацию заведомого недоверия публичной власти к сельскому труженику и предпринимателю, который в случае неурожая и так понесет убытки, а при субсидиарной ответственности размер этих убытков будет больше» <21>.

———————————

<21> Ручкина Г.Ф., Матвеева Н.А. О некоторых проблемах правового регулирования предпринимательской деятельности в сельском хозяйстве Российской Федерации (опыт сопредельных государств) [Электронный ресурс] // Международное публичное и частное право. 2013. N 5. С. 38 — 43.

 

До внесения изменений в часть первую ГК РФ представлялось «более обоснованным и юридически верным признавать ответственным лицом по обязательствам КФХ, осуществляющего деятельность без образования юридического лица, само хозяйство в период его деятельности, а в случае ликвидации и наличия неисполненных обязательств — членов хозяйства пропорционально их долям в имуществе КФХ» <22>. Но приобретение правового статуса юридического лица за фермерским хозяйством в соответствии со ст. 86.1 ГК РФ не устранило «неравноправие» ответственности членов данного юридического лица в сравнении с участниками иных организационно-правовых форм. Более того, в судебной практике обоснованно выявлена проблема правовой оценки новой государственной регистрации индивидуального предпринимателя как единого субъекта.

———————————

<22> Мельников Н.Н. Правовые основания и последствия ликвидации крестьянского (фермерского) хозяйства по законодательству России и стран СНГ // Журнал российского права. 2009. N 6. С. 100.

 

Так, индивидуальный предприниматель Бендь С.М., являющийся главой крестьянского (фермерского) хозяйства, не выполнил обязательства по договору поставки. Определением Арбитражного суда Волгоградской области от 20 января 2009 г. по делу N А12-20372/2008 производство по заявлению ЗАО «Щелково Агрохим» о признании ИП Бендь С.М. несостоятельным (банкротом) прекращено в связи с тем, что Бендь С.М. прекратил индивидуальную предпринимательскую деятельность в качестве главы крестьянско-фермерского хозяйства (28.04.2007). ИП Бендь С.М. 7 февраля 2008 г. вновь зарегистрировался в качестве индивидуального предпринимателя главы крестьянско-фермерского хозяйства, ему присвоен иной основной государственный регистрационный номер — 308345803800018. Сам Бендь С.М. считал, что требования ЗАО «Щелково Агрохим» предъявлены к иному субъекту гражданского права, с иным основным государственным регистрационным номером. Однако Суд посчитал, что присвоение Бендь С.М. иного основного государственного регистрационного номера не означает, что возник новый субъект права <23>. Это решение выходит за пределы формального применения права, так как в данном случае выбрана была идентичная организационно-правовая форма хозяйствования. Но Бендь С.М. мог выбрать и иной вариант — создать фермерское хозяйство как договорное объединение с участием нескольких лиц, учредить общество с ограниченной ответственностью с одним лицом и пр. При этом в реальной действительности направления его деятельности, выполняемые в обороте, функции были бы также идентичны первоначальной деятельности в качестве индивидуального предпринимателя. Игнорирование проблем правосубъектности крестьянского (фермерского) хозяйства является одним из негативных факторов влияния на их участие в гражданском обороте <24>.

———————————

<23> Постановление ФАС Поволжского округа от 3 декабря 2009 г. по делу N А12-11443/2009 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».

<24> Писарев Г.А. Крестьянское (фермерское) хозяйство как субъект предпринимательской деятельности: проблемы правового статуса // Предпринимательское право. Приложение «Бизнес и право в России и за рубежом». 2013. N 3. С. 21 — 24.

 

Вторым направлением для развития фермерских хозяйств и восстановления платежеспособности тех из них, кто подпадает под признаки несостоятельности (банкротства), является расширение полномочий арбитражных управляющих по действиям, направленным на сохранение активов хозяйства. В отношении фермерских хозяйств необходимо проводить меры антикризисного управления с целью ликвидации четвертой из названных в начале данной статьи проблем российского сельского хозяйства — некачественного управления его деятельностью. Подобные меры являются разумным способом сохранения потенциала предпринимательской активности у граждан, проживающих в сельской местности, позволят проводить объективную оценку эффективности выдаваемых государством субсидий и иных мер поддержки. В рамках обсуждения данного вопроса считается разумным расширить полномочия в части антикризисного управления ассоциаций и союзов крестьянских (фермерских) хозяйств при взаимодействии с уполномоченными государственными органами.

 

Литература

  1. Егорова М.А. Родственные отношения как критерий формирования группы лиц // Предпринимательское право. 2014. N 1. С. 39 — 46.
  2. Жукова Т.М. Особенности финансового оздоровления при банкротстве крестьянского (фермерского) хозяйства // Вестник Пермского университета. 2012. N 3. С. 95 — 100.
  3. Кирилловых А.А. Банкротство гражданина: перспективы развития правового института // Законодательство и экономика. 2011. N 3. С. 32 — 38.
  4. Ллойд Д. Идея права. М.: ЮГОНА, 2002. 416 с.
  5. Мельников Н.Н. Правовые основания и последствия ликвидации крестьянского (фермерского) хозяйства по законодательству России и стран СНГ // Журнал российского права. 2009. 6. С. 93 — 100.
  6. Мохов А.А. О концепции правового регулирования экономической деятельности в условиях особых правовых режимов: постановка проблемы // Юрист. 2014. N 4. С. 21 — 24.
  7. Писарев Г.А. Крестьянское (фермерское) хозяйство как субъект предпринимательской деятельности: проблемы правового статуса // Предпринимательское право. Приложение «Бизнес и право в России и за рубежом». 2013. N 3. С. 21 — 24.
  8. Попондопуло В.Ф. Рассмотрение дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей (комментарий Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2011 N 51) // Арбитражные споры. 2012. N 2. С. 105 — 118.
  9. Ручкина Г.Ф., Матвеева Н.А. О некоторых проблемах правового регулирования предпринимательской деятельности в сельском хозяйстве Российской Федерации (опыт сопредельных государств) // Международное публичное и частное право. 2013. N 5. С. 38 — 43.
  10. Себенцов А.Б., Зотова М.В. Потенциал экономико-географического положения Калининградской области: ограничения и перспективы реализации // Балтийский регион. 2013. N 4. С. 113 — 131.

11. Федоров Г.М. Приграничное положение как фактор стратегического и территориального планирования в российских регионах и на Балтике // Балтийский регион. 2014. N 3. С. 71 — 82.

___________________________

О.А. СЕРОВА

Ключевые слова: крестьянское (фермерское) хозяйство, несостоятельность (банкротство), антикризисное управление.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code