Особый порядок принятия судебного решения

ОСОБЫЙ ПОРЯДОК: ОСТОРОЖНО, «ПОДВОДНЫЕ КАМНИ»

Н.А. КОЛОКОЛОВ

Автор анализирует ошибку, допущенную мировым судьей при рассмотрении уголовного дела в особом порядке.

Вопросам постановления приговора посвящено множество научных публикаций. Неоднократно вопросы практики применения судами процессуальных норм, регламентирующих постановление приговора по делам, рассмотренным в особом порядке, были предметом рассмотрения Пленумов ВС РФ. Интерес к этому вопросу понятен, т.к. приговор является одним из важнейших решений в уголовном процессе.

Условия, в которых суд подводит итоги судебного разбирательства, дает окончательную оценку доказательствам и принимает решение по делу, имеют огромное значение для постановления законного и обоснованного приговора. Процедура постановления приговора является важнейшей частью уголовно-процессуальной формы, она призвана обеспечить безошибочную работу судов, правильное решение судебных дел. Нарушение этой процедуры влечет за собой постановление незаконных приговоров.

Приговор должен быть составлен так, чтобы всем было ясно, что решил суд и почему он решил так и не иначе. Приговор должен быть законным и обоснованным, понятным и убедительным, а также справедливым. Он должен быть правильным по существу и по форме.

Нарушения этого требования закона судебная практика всегда признавала безусловным поводом к отмене приговора, потому что они ставят под сомнение конституционную гарантию правильности приговора — независимость судей и подчинение их только закону.

Круг вопросов, подлежащих обсуждению при постановлении приговора, установлен ст. 299 УПК РФ. Этот перечень с учетом устоявшейся практики применения уголовно-процессуального закона вопросов не вызывает.

Есть ряд нюансов, регламентирующих постановление приговора в особом порядке. Рассуждения на этот счет начнем с анализа положений, нашедших свое закрепление в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. N 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2010 N 4, от 23.12.2010 N 31, от 09.02.2012 N 3, от 05.06.2012 N 10).

Внимание судов обращается на недопустимость ограничения прав участников судебного разбирательства при рассмотрении уголовных дел в особом порядке и необходимость соблюдения всех общих принципов уголовного судопроизводства при их разрешении (п. 1).

При принятии решения о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке судьям надлежит устанавливать, имеются ли по уголовному делу необходимые для этого условия. В их числе осознание обвиняемым характера и последствий заявленного им ходатайства; главное — обоснованность обвинения и его подтверждение собранными по делу доказательствами, понимание обвиняемым существа обвинения и согласие с ним в полном объеме, отсутствие оснований для прекращения уголовного дела (п. 2).

По смыслу п. 22 ст. 5, п. п. 4, 5 ч. 2 ст. 171 и ч. 1 ст. 220 УПК РФ под обвинением, с которым соглашается сторона защиты, понимаются фактические обстоятельства содеянного обвиняемым, форма вины, мотивы совершения деяния, юридическая оценка содеянного, а также характер и размер вреда, причиненного деянием обвиняемого (п. 5).

Глава 40 УПК РФ не содержит запрета принимать по делу, рассматриваемому в особом порядке, иные, кроме обвинительного приговора, судебные решения. В частности, содеянное обвиняемым может быть переквалифицировано, а само уголовное дело прекращено полностью или частично, если для этого не требуется исследования собранных по делу доказательств, а фактические обстоятельства при этом не изменяются (п. 12).

Приговор, постановленный без проведения судебного разбирательства в общем порядке, не может быть обжалован сторонами в кассационном и апелляционном порядке в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Поэтому производство по таким жалобам в судах кассационной и апелляционной инстанций подлежит прекращению.

Вместе с тем, если в кассационных жалобах или представлениях содержатся данные, указывающие на нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона либо на несправедливость приговора, судебные решения, принятые в особом порядке, могут быть отменены или изменены, если при этом не изменяются фактические обстоятельства дела (п. 15).

Вступивший в законную силу приговор по делу, рассмотренному в особом порядке, не может быть пересмотрен в порядке, предусмотренном главой 48 УПК РФ, ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции (п. 1 ч. 1 ст. 379, ст. 380 УПК РФ) (п. 17.1).

Всегда ли перечисленные правила применяются мировыми судьями, а если и применяются, то насколько правильно. Рассмотрим данную проблему на конкретном примере.

Органами предварительного расследования Б. по ч. 2 ст. 146 УК РФ обвинялся в приобретении, хранении, перевозке контрафактных экземпляров произведений в целях сбыта в крупном размере.

В судебном заседании Б. полностью согласился с предъявленным ему обвинением и поддержал ранее заявленное им в ходе предварительного расследования ходатайство о постановлении приговора без судебного разбирательства. Согласно приговору данное ходатайство Б. заявил добровольно после консультаций с защитником — адвокатом Ларкиным Г.Ф.

Таким образом, Б. признавал, что в целях сбыта в крупном размере приобрел, перевозил и хранил контрафактные экземпляры произведений.

Согласно версии обвинения, Б., индивидуальный предприниматель, торговал компакт-дисками с аудиовизуальными произведениями, компьютерными играми, программным обеспечением вопреки воле правообладателей, чем нарушил Закон РФ от 9 июля 1993 г. «Об авторском праве и смежных правах».

При этом он в период с 1 по 30 июня 2006 г. в Санкт-Петербурге приобрел контрафактный товар, перевез его на своем автомобиле в г. Мирный Архангельской области, после чего сбывал данный товар до 28 апреля 2008 г., когда он был изобличен в противоправной деятельности.

Установлено, что стоимость контрафактного товара, купленного Б. в 2006 г., составляет 106321 руб. 24 коп., что в соответствии с примечанием к ст. 146 УК РФ является крупным размером.

Мировой судья судебного участка N 1 г. Мирный Архангельской области признал Б. виновным в незаконном приобретении, перевозке, хранении с целью сбыта в крупном размере контрафактного товара. Осужденному было назначено наказание — 10 месяцев лишения свободы — на основании ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком 8 месяцев <1>.

———————————

<1> Приговор мирового судьи участка N 1 г. Мирный Архангельской области от 2 апреля 2009 г. N 1-08/09.

 

В апелляционном порядке приговор обжалован не был.

А в кассационных жалобах, адресованных во все предусмотренные законом судебные инстанции, адвокат Бозов А.А. поставил вопрос об отмене приговора по целому ряду оснований. В них определенный интерес представляют следующие доводы.

Содеянное Б. в части приобретения и перевозки контрафактного товара подлежало прекращению ввиду истечения сроков давности привлечения его к уголовной ответственности (п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ).

С 1 января 2008 г., т.е. до момента выявления преступной деятельности Б., вместо Закона «Об авторских и иных смежных правах» в действие вступили нормы части 4 ГК РФ.

Судья Архангельского областного суда, отказывая защитнику в удовлетворении надзорной жалобы, по данному поводу был вынужден ответить:

— истечение сроков давности уголовного преследования за приобретение и перевозку контрафактных товаров не влечет изменения квалификации;

— в период преступной деятельности Б. с 1 июня 2006 г. по 28 апреля 2008 г. действовали как Закон «Об авторском праве и других смежных правах» (до 31 декабря 2007 г.), так и часть 4 ГК РФ (с 1 января 2008 г.) <2>.

———————————

<2> Постановление судьи Архангельского областного суда об отказе в удовлетворении надзорной жалобы от 14 июля 2009 г. N 4у-1458, письмо и.о. председателя Архангельского областного суда от 24 февраля 2010 г. N 4у-101/С // Архив Архангельского областного суда.

 

Практики скажут, что Б. осужден в целом правильно и обоснованно. Ревнители «чистоты квалификации» в точности последней позволят себе усомниться. Диспозиция ст. 146 УК РФ — бланкетная, следовательно, «бланк» этот должен быть заполнен в точном соответствии с текущим законодательством.

Бесспорны и доводы защиты о том, что 2/3 обвинения (приобретение и транспортировка контрафактного товара) подлежат исключению из приговора. Уменьшение обвинения автоматически влечет и смягчение наказания.

Безусловно, приговор в отношении Б. — дело давно минувших дней, однако ошибки, допущенные как органами предварительного расследования, так и надзирающими за ними прокурорами, своей актуальности не утратили.

Мировой судья, получив дело Б., должен был рассмотреть вопрос о возможности его возвращения прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению в суде. Таковым является неправильное «заполнение» бланкетной диспозиции.

Естественно, что мировой судья должен был обсудить в приговоре и исключение обвинения в части приобретения и перевозки контрафактного товара за истечением сроков давности.

Соблюдение данных правил исключило бы появление каскада кассационных жалоб, поданных «новым» адвокатом осужденного.

Что касается «первого» защитника, то ему в рамках риторики хотелось задать вопрос: видел ли он нарушения норм УК РФ и УПК РФ, допускаемые органами предварительного расследования, прокурором и мировым судьей, если да, то почему рекомендовал своему подзащитному особый порядок производства по делу?

Ключевые слова: особое производство, обязанности сторон, бланкетная диспозиция, истечение сроков давности.

___________________________

Колоколов Н.А. Особый порядок: осторожно, «подводные камни» // Мировой судья. 2014. N 12. С. 3 — 6.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code