Регистрация, расследование и учет несчастных случаев

ОХРАНА ТРУДА И ЗДОРОВЬЕ НАСЕЛЕНИЯ


Рассмотрены подходы к регистрации, расследованию и учету несчастных случаев, существовавшие в различные периоды. Показано, что современное положение не соответствует требованиям снижения и профилактики травматизма. Предложены мероприятия, которые необходимо учесть при рационализации системы регистрации, учета и расследования обстоятельств и причин несчастных случаев.

История охраны труда в литературе системно не освещена. Отрывочные сведения о гигиене и производственной санитарии, технике безопасности, пожарной профилактике, законодательстве и других разделах охраны труда содержатся в публикациях, рассеянных в различных источниках. По ним невозможно получить достаточно полное  представление об основных вехах развития науки о безопасности. Достоверные сведения о зарождении науки об охране труда представляют несомненный исторический интерес и являются актуальными и поучительными для современных специалистов, занимающихся вопросами безопасности.

В деле профилактики травматизма исключительное значение имеет порядок регистрации, расследования и учета несчастных случаев, которому посвящена данная статья.

В работе проф. П. И. Мустеля [1] приводятся сведения о состоянии этого вопроса в горной промышленности России в конце XIX века. В это время стали появляться официальные инструкции, в которых регламентировались обязанности окружных горных инженеров.
Горнозаводчики обязаны были обо всех чрезвычайных несчастных случаях, происшедших на заводах, копях и рудниках, немедленно и одновременно с полицией и судом сообщать окружному инженеру. В одной из Инструкций записано: «Получив извещение о несчастном случае, сопровождавшемся увечьем или смертью, окружной инженер обязан отправиться на место происшествия для исследования причин несчастного случая и принятия м ер по устранению опасности или к спасению пострадавших. Сделав кому надо допрос, составляет протокол со своим заключением.

Подлинный протокол представляется Горному департаменту или Управлению, а копия — судебному следователю».

Вопрос о налаживании учета несчастных случаев некоторое время решался в каждой губернии по-своему или совсем не решался.

В частности, можно сослаться на Владимирское губернское по фабричным делам присутствие, которое только 12 октября 1891 г. вынесло специальное постановление, положившее начало регистрации несчастных случаев. В этом постановлении записано: «Обязать фабрикантов со д ня опубликования настоящих постановлений вести правильную запись всем несчастным случаям с рабочими при производстве ими работ согласно форме, которая предложена Присутствием, и сообщать чинам фабричной инспекции сведения о каждом несчастном случае, происшедшем с рабочим».

Один из членов Горного ученого комитета, врач Л. Бертенсон, описывая состояние санитарно-врачебного дела на горных заводах и промыслах Замосковных и Средне-Волжского горного округа в 1894 г. [2], констатировал, что правильно велась статистика несчастных случаев только на одном из заводов — Андроновском в Москве, а на всех остальных — несчастные случаи не регистрировались и совершенно не велась регистрация профзаболеваний.

По-видимому, в ряде других губерний, особенно связанных с горными промыслами, регистрация несчастных случаев на фабриках и заводах уже проводилась, однако общее постановление, обязательное для всех промышленных заведений России, было вынесено Министерством финансов только 1 июля 1895 г., причем разработка форм статистической отчетности была возложена на центральное учреждение — Департамент торговли и мануфактур.

Необходимость вести статистику несчастных случаев на каждом промышленном предприятии была встречена промышленниками без особого восторга, так как большинство средних и мелких фабрикантов увидели в ней основание для привлечения их к ответственности за каждый несчастный случай. Крупные промышленники, надо полагать, не испытывали в этом отношении особых опасений. Все это привело к тому, что многие фабриканты или совершенно не представляли окружным инженерам сведения, или представляли неполные. В основном, сведения представлялись лишь о тяжелых увечьях и смертельных случаях, которые нельзя было скрыть, так как о них знала полиция и были составлены полицейские протоколы.

Вот что писал об этом в «Горном журнале» за 1887 г. Ф. Брусницын: «…известно также, сколько неохотно исполняют последние (владельцы предприятий) обязанность сообщать о несчастных случаях и, при малейшей возможности, стараются скрыть от правительственного надзора действительное число таковых». Данный автор считает достоверным лишь сведения по тем случаям, которые попали в полицейские акты и протоколы.

О сокрытии несчастных случаев писал А. В. Ко- ленский в работе, удостоенной Советом Петербургского горного института 26 мая 1904 г. премии проф. Г. Д. Романовского. А. В. Коленский приводит данные французской статистики о несчастных случаях за 1883—1887 гг. и сравнивает их с данными специальных анкет, разосланных по предприятиям за этот же период. Сравнение показало, что по статистике на обследованных предприятиях произошло 1959 несчастных случаев, а по анкетным данным — 48 345, т. е. почти в 24 раза больше.

Вопрос о более полном статистическом учете несчастных случаев был решен в 1900 г., когда, согласно циркуляру № 11447, для регистрации несчастных случаев была принята немецкая систематизация, которая основывалась на следующем.

Несчастные случаи делились на смертельные, вызывающие постоянную нетрудоспособность, полную или частичную, и временную нетрудоспособность продолжительностью не менее недели, от одной до четырех недель, от четырех до тринадцати и свыше тринадцати недель. Кроме несчастных случаев отдельно учитывались профотравления.

Кроме такой классификации, несчастные случаи рекомендовалось подразделять также по виновникам и по тем материальным факторам, которые непосредственно привели к несчастному случаю: работа с двигателями, приводами, элеваторами и т. п. Были предложены специально разработанные формы для учета несчастных случаев, похожие на современные формы Н-1.

До 1903 г. в России не было закона об обязательной регистрации несчастных случаев. Вопросами совершенствования регистрации и учета травматизма на предприятиях активно занимались представители медицинской общественности России [3].

В 1877 г. было основано Русское общество охранения народного здоровья. После 1905 г. стали возникать отдельные общества фабричных врачей и созываться всероссийские съезды.

Первый Всероссийский съезд фабричных врачей и представителей фабрично-заводской промышленности состоялся 1—6 апреля 1909 г.

Передовые представители м едицины в память о Н. И. Пирогове (1810—1881) основали Общество русских врачей, регулярно созывавшее, примерно 2 раза в год, Пироговские съезды. Всего было 12 регулярных Пироговских съездов (первый — в 1885 г., последний — в 1913 г.).

Кроме регулярных Пироговских съездов проводились чрезвычайные (в 1905 г. — так называемый холерный, в 1917 и 1919 гг.) и внеочередные — в 1916 и 1918 гг.
На Пироговские съезды собирались по 2…2,5 тыс. делегатов, т. е. почти каждый десятый врач России. В работе съездов участвовали С. П. Боткин, И. П. Павлов, Н. В. Склифосовский, В. М. Бехтерев, Ф. Ф. Эрисман и др.

В 1902 г. VIII Пироговский съезд рекомендовал образец карточки для регистрации травм на горных заводах и промыслах, составленный VIII съездом врачей Пермской губернии.
В 1910 г. XI Пироговский съезд предлагал в целях единообразия регистрации травм повсеместно использовать карточку, выработанную обществом фабричных врачей в Москве.

Однако все эти предложения и рекомендации носили необязательный характер. Систематического учета и регистрации несчастных случаев в дореволюционной России не было. Имелись неполные сведения по фабрично-заводскому, горному и железнодорожному травматизму, но совершенно не было данных по травматизму в строительной промышленности, на водном транспорте; имелись лить отрывочные сведения о несчастных случаях в сельском хозяйстве. Статистика травматизма охватывала в дореволюционные годы, главным образом, тяжелые травмы с потерей трудоспособности не менее чем на 10—14 дней, травмы, приведшие к серьезным увечьям, и травмы, окончившиеся смертью.

Фактическое состояние травматизма по отдельным фабрикам и заводам можно частично проследить по отчетам фабричных и земских врачей о деятельности лечебных учреждений. Такие сведения содержатся, например, в работах К. М. Языкова «Деятельность фабричных лечебных заведений» и » Объяснительная записка к годовому отчету по Шибаевской фабричной больнице». К. М. Языков отмечал, что статистика травматизма по данным фабричных врачей является д алеко не полной и отстает от земской регистрации.

На I Всероссийском съезде фабричных врачей в 1909 г. Д. П. Никольский приводил следующие данные о травматизме за 1900—1905 гг.: «…за это время было на 380 тысяч рабочих 263 365 несчастий, в среднем 65 —68 тысяч на 100 тысяч рабочих». Сравнивая количество несчастных случаев на фабриках и заводах с количеством военных ранений, А. В. Погожев писал: «Самые лютые войны, самые отчаянные схватки по процентной убыли из строя раненых являются лишь невинной забавой обеих враждующих сторон сравнительно с той убылью, какая замечается среди фабричных рабочих». Из работы А. Н. Быкова «Промышленный травматизм, его размеры, значение и возможность борьбы с ним» видно, что общее число жертв промышленного травматизма в России ежегодно составляло не менее 325 000 человек, из них около 40 000 с тяжелыми увечьями и 6 000 смертельных. Но и эти данные А. Н. Быков считал далеко не полными. Отмечая относительную неточность и неполноту дореволюционных статистических сведений, Л. К. Хоцянов и В. В. Дмитриев характеризуют травматизм в одной только горной промышленности царской России цифрами, приведенными в табл. 1.

О травматизме рабочих на фабриках и заводах за 1909 г. дает сведения А. Н. Винокуров. Тогда в России было 1470 заведений, подлежащих надзору фабричной инспекции, с числом рабочих 1 831 396, из них травмам подверглось 70 999 рабочих. Рядом авторов было указано, что в 1912 г. коэффициент травматизма в России составлял 46 на 100 рабочих.

Несмотря на неполноту статистического учета, эти данные, однако, дают наглядное представление о наличии чрезвычайно большого количества травм среди промышленных рабочих царской России.

ву34

Таблица 1
Данные по травматизму в горной промышленности царской России

Еще хуже было состояние учета травматизма в сельском хозяйстве. Фактически этот травматизм не регистрировался и о нем можно судить только по отдельным работам земских врачей. Вся дореволюционная литература, касающаяся несчастных случаев в сельском хозяйстве, рисует необычайно тяжелую картину травматизма (работы Н. И. Тезя- кова, Н. И. Лебедева, И. В. Бертенсона и др.). В. И. Ленин, ссылаясь на работу Н. И. Тезякова, писал, что во время сельскохозяйственных работ земские больницы Херсонской губернии наполняются исключительно пострадавшими от травм и что в связи с этим необходим общественный контроль и регулирование производства.

С 1 января 1904 г. в России были введены в действие утвержденные императором Правила о вознаграждении потерпевших вследствие несчастных случаев рабочих и служащих, а равно членов их семейств, в предприятиях фабрично-заводской, горной и горно-заводской промышленности [4].

Правила распространялись на несчастные случаи, вызвавшие потерю трудоспособности более трех дней. Владелец предприятия освобождался от ответственности, если мог доказать, что причиной несчастного случая были злой умысел или грубая неосторожность самого пострадавшего.

Пострадавшим полагались пособия и пенсии, а также возмещение расходов по лечению.
Далее дословно приводится часть Правил, представляющая особый интерес с точки зрения расследования, регистрации и учета несчастных случаев.

«20. О всяком несчастном случае, подходящем под действие настоящих Правил, лицо, заведывающее предприятием, или владелец онаго обязаны немедленно давать знать ближайшей полицейской власти, а также одновременно сообщать, по установленной Главным по фабричным и горнозаводским делам Присутствием форме, подлежащему Фабричному Инспектору или Окружному Инженеру. Потерпевшие могут требовать извещения полиции и Фабричнаго Инспектора или Окружнаго Инженера о всяком случае телеснаго повреждения, хотя бы и не подходящем под действие настоящих Правил.

21. Немедленно по получении указаннаго в статье 20 извещения полиция составляет на месте происшествия протокол, приглашая к сему лицо, заведывающее предприятием, или владельца онаго, самого потерпевшаго (если он может явиться), врача или, за невозможностью немедленно пригласить его, фельдшера, очевидцев происшествия из рабочих и, если можно, постороннее лицо, сведущее в работе, при которой произошло телесное повреждение. Неприбытие кого-либо из указанных лиц не останавливает составления протокола.

22. В протоколе (ст. 21) обозначаются: а) место и время происшествия; б) имена потерпевших и род их занятий; в) имена свидетелей происшествия, с указанием их местожительства; г) имя владельца предприятия; д) описание обстоятельств несчастнаго случая, по местному осмотру и показаниям свидетелей; е) род телеснаго повреждения, и ж) сведения, указанныя в статье 24, если в составлении протокола участвует врач.

23. Протокол, по прочтении его в присутствии всех бывших при составлении лиц (ст. 21), подписывается ими; за неграмотных подписывают те, кому они сие доверят.

24.  Если протокол был составлен без участия врача, то, не позднее четвертаго дня после его составления, а в случае смерти рабочаго — немедленно, лицо, заведывающее предприятием, или владелец онаго приглашают врача для медицинскаго освидетельствования. В свидетельстве врача о телесном повреждении должны быть даны: а) описание телеснаго повреждения и состояния здоровья потерпевшаго и б) заключение о возможной в будущем степени утраты трудоспособности. В свидетельствах, удостоверяющих смерть потерпевшаго, должно быть дано заключение о том, зависела ли она от несчастнаго случая.

25. С протокола (ст. 22) и медицинскаго свидетельства (ст. 24) снимаются в двух экземплярах копии, из коих один вручается лицу, заведывающему предприятием, или владельцу онаго, а другой — потерпевшему или одному из членов его семейства.

26. Восстановление трудоспособности (ст. 6), постоянный характер утраты ея (ст. 6 и 7) и степень ослабления трудоспособности (ст. 7), излечение телеснаго повреждения и своевременность прекращения лечения, а равно зависимость смерти потерпевшаго (ст. 11 и 24) от несчастнаго случая, удостоверяются медицинскими свидетельствами.

27. По требованию каждой из сторон, медицинския свидетельства (ст. 26) могут быть составляемы также с целью удостоверения временной утраты трудоспособности или заключения о вероятной степени постоянной утраты способности к труду.

28. Для составления указанных в статьях 24, 26 и 27 медицинских свидетельств, каждая из сторон имеет право приглашать Уезд наго, Городоваго или Полицейскаго Врача.

29. Всем случаям смерти и телесных повреждений (ст. 1) в каждом предприятии ведется запись в особой книге, с обозначением в ней выполнения обязательств по вознаграждению потерпевших и членов их семейств. При книге этой хранятся все необходимые документы, в том числе подлинные протоколы и медицинския  свидетельства (ст. 22, 24 и 25). Указанная книга ведется по форме, установленной Главным по фабричным и горнозаводским делам Присутствием, и предъявляется подлежащему Фабричному Инспектору или Окружному Инженеру, по их требованию. В случае закрытия предприятия книга, со всеми хранящимися при ней документами, препровождается подлежащему Фабричному Инспектору или Окружному Инженеру.

30. Лицо, заведывающее предприятием, или владелец онаго, за неисполнение требований, изложенных в статьях 20, 24 и 29, за неправильное ведение книги, указанной в статье 29, а равно за несообщение Фабричному Инспектору или Окружному Инженеру сведений, требуемых статьями 46 и 47, подвергаются, по постановлениям Присутствий по фабричным и горнозаводским делам или Присутствий по городским делам, денежной пене, в размере от 25 до 100 рублей, с обращением этих пеней в особые капиталы, образуемые согласно статье 155 Устава о промышленности (1895 г.) и статье 736 Устава Горнаго (1902 г.).».

Обращает на себя внимание довольно подробная регламентация в упомянутых выше Правилах всех вопросов, связанных с р егистрацией и р ассле- дованием несчастных случаев, а также состав комиссии, возглавляемой полицией (п. 21).

В первые годы советской власти передовые представители медицинской общественности продолжали работу по совершенствованию регистрации, расследования и учета несчастных случаев путем организации съездов, конференций. Многие ученые обращали внимание на тот факт, что снижение травматизма невозможно без объективных и достоверных данных о несчастных случаях.

В 1926—1929 гг. регистрацией и учетом травматизма занимались различные органы — инспекция труда, страховые кассы, администрация предприятий и лечебные учреждения. Официальный учет проводился Наркоматом труда. Единой системы учета не было, и каждая организация преследовала свои цели.

Органы социального страхования учитывали только случаи травматизма с потерей трудоспособности, и в этом отношении их регистрация совпадала с регистрацией травматизма на предприятиях.

Органы охраны труда, в ведении которых были вопросы охраны труда и техники безопасности, занимались регистрацией и учетом травматизма главным образом под этим углом зрения.

Медицинская регистрация травматизма преследовала, помимо изучения его причин, изучение травматизма по локализации и тяжести повреждений, по виду медицинского пособия, характеру дальнейшего лечения и его продолжительности, а также по исходам повреждения и отдаленным последствиям для здоровья. Хотя вопрос о создании единых форм регистрации и учета травматизма был поставлен еще в декабре 1926 г., однако они были разработаны только к концу 1929 г. Фактически же новые карточки для регистрации несчастных случаев, заполнявшиеся на пунктах первой помощи, вошли в практику с 1930 г.

В 1928 г. на II Всесоюзном съезде по профессиональной гигиене и технике безопасности отмечалось значительное улучшение статистики травматизма органами Наркомтруда и страховыми кассами. На этом съезде было признано необходимым перейти на монографический метод, т. е. на изучение травматизма непосредственно на отдельных предприятиях и цехах и даже по отдельным производственным процессам в различных отраслях промышленности.

Сравнительный анализ практики регистрации, расследования и учета несчастных случаев позволяет сделать следующие выводы:

1. Регистрация, расследование и учет несчастных случаев должны быть организованы таким образом, чтобы обеспечивалось объективное установление причин и на этой основе снижение и предупреждение травматизма.

2.  Расследование причин и обстоятельств несчастных случаев д олжны осуществляться адекватной комиссией, независимой от работодателя. Именно такая комиссия была предусмотрена в упоминавшихся выше Правилах… 1904 г.
Недопустимо, чтобы, как это предусмотрено Трудовым кодексом РФ, все вопросы были отданы на откуп работодателю: работодатель образует, возглавляет и утверждает состав комиссии (ст. 229), утверждает акт расследования несчастного случая (ст. 230) и регистрирует несчастный случай (ст. 230.1).

В. А. Федоров аргументированно предлагает обязать в законодательном порядке органы внутренних дел вести расследование несчастных случаев на производстве (Охрана труда и социальное страхование. — 2009. — № 3. — С. 6). Так было более 100 лет назад. Почему нельзя в интересах человека учесть историческую практику?

3. В состав комиссии по расследованию несчастного случая должен входить врач, так как здоровье пострадавшего является прерогативой специалиста — медика. Это требование соблюдалось с 1904 г. до 1950 гг.
В Положении о регистрации и учете несчастных случаев, связанных с производством, утвержденным Президиумом ВЦСПС 8 сентября 1939 г., еще значилось требование об обязательном участии врача здравпункта в расследовании и установлении на месте причин травмы.

Вопросы, касающиеся регистрации, расследования и учета несчастных случаев, должны быть обоснованными и корректными в научном отношении, так как они затрагивают жизнь и здоровье человека.

Приведем несколько примеров… и парадоксальных примеров из прошлого и настоящего.
В Положении о расследовании и учете несчастных случаев, связанных с производством, утвержденном постановлением Президиума ВЦСПС от 4 сентября 1959 г., сказано, что учету подлежат несчастные случаи, вызвавшие утрату трудоспособности свыше 3 рабочих дней.

Согласно этому положению, групповыми считались несчастные случаи, происшедшие с тремя (!) работниками и более (п. 15а).

Такие парадоксальные приемы были вызваны желанием показать «достижения» в снижении травматизма, выдать желаемое за действительное.

Статья 227 ТК РФ называется » Несчастные случаи, подлежащие расследованию и учету». Значит, есть несчастные случаи, которые, по умолчанию, не подлежат расследованию и учету? Это похоже на узаконенное сокрытие несчастных случаев. Несчастные случаи должны расследоваться все. В некоторых странах регистрируются даже так называемые микротравмы и инциденты. Цель одна — выявить и устранить причины, которые могут стать источником несчастных случаев.

К парадоксам следует отнести применяемый Росстатом метод выборочных наблюдений за травматизмом. Метод в научном отношении несостоятельный. Суть состоит в том, что по выборке, взятой из одной совокупности (госпредприятия) экстраполяцией определяется генеральная совокупность, имеющая другую социальную природу (частные предприятия). Этот метод также содействует сокрытию несчастных случаев.

Теперь посмотрим на травматизм в России через призму цифр и статистики. В современной России есть три » счетчика» несчастных случаев, связанных с производством. Это — Росстат, ФСС, Роструд.

В табл. 2 приведены сведения о ч исле погибших в организациях по данным трех ведомств, как видно расхождения данных о числе погибших на производстве, приводимые Росстатом, ФСС и Ростру- дом, достигают больших величин.
По представленным цифрам трудно, руководствуясь логикой нормального человека, ответить на вопрос: сколько же человек погибло в том или ином году? Ведомственный подсчет погибших и пострадавших в результате несчастных случаев, выборочное наблюдение — это кощунство и блеф.

ву35

Таблица 2
Сравнительные данные по травматизму в России — официальные и по оценке МОТ [5]

 

Еще один пример оценки данных по травматизму. МОТ подвергает оценке данные по травматизму, представляемые странами. Цифры относятся к 2001 г. Сравнительные данные приведены в табл. 3.

ву36

Таблица 3
Количество погибших на производстве

 

В чем причина столь существенных расхождений?
Показатели производственного травматизма подвергаются сезонным и случайным колебаниям, однако тренды отличаются существенной устойчивостью. По данным многих исследователей (Доклад МОТ «За безопасный труд», www.ilo.org/safework), на один несчастный случай со смертельным исходом приходится порядка 1000 случаев, ведущих к временной потере трудоспособности пострадав- тих на срок более трех дней и около 2000 случаев с утратой трудоспособности на один день и более. Цифры носят ориентировочный характер, но пригодны для приближенных сравнений и оценок.
Посмотрим, как обстоит дело в России. Найдем отношение общего числа несчастных случаев NQ к числу несчастных случаев со смертельным исходом N воспользовавшись опубликованными данными ФСС за 2000—2010 гг. (табл. 4).

ву37

Таблица 4

Как видим, результаты несопоставимы. Причина заключается в неудовлетворительном расследовании несчастных случаев. Фактические данные подтверждают этот вывод.
Имеет место сокрытие не только легких, но и смертельных несчастных случаев. По данным Роструда, которые наиболее достоверны, в 2008 г., например, было выявлено 2074 сокрытых несчастных случаев на производстве, что составляет 11,4 % от общего числа расследованных несчастных случаев. Работодателями было скрыто 64 групповых несчастных случаев, 404 случая со смертельным исходом, 1332 тяжелых несчастных случая (Охрана труда и социальное страхование. — 2010. — № 3. — С.    22).

В соответствии с действующим законодательством Росстат не может осуществить проведение сплошных статистических наблюдений за состоянием охраны труда на постоянной основе по всем предприятиям. Выборочное наблюдение за показателями не дает объективных данных.

В заключение напрашивается предложение-вопрос — неужели нельзя создать научно обоснованную законодательную базу для регистрации, расследования и учета несчастных случаев, учтя передовой отечественный и зарубежный опыт?!

Разумная деятельность всегда должна сопровождаться оценкой ее эффективности. В борьбе с травматизмом это положение имеет особое, социальное и гуманное значение.

Существующий порядок противоречит требованиям профилактики производственного травматизма.

Список литературы

1. Мустель П. И. История развития охраны труда в горном деле России. Учеб. пос. — Л., 1974. — 105 с.

2. Бертенсон Л. Санитарно-врачебное дело на горных заводах и промыслах // Горный журнал. — 1895. — Т. II.

3. Логинова Е. А. Очерки по истории борьбы с травматизмом в СССР. — М.: Медгиз, 1958. — 180 с.

4. Полное собрание законов Российской империи. Собрание третье. Том XXIII. Отделение 1. — СПб., 1903, — документ 23060. — С. 595—606.

5. Управление рисками и профилактика в сфере труда в новых условиях. Доклад МОТ к Всемирному дню охраны труда — 2010. — М.: МОТ, 2010. — 20 с.

______________________________

О. Н. Русак, д-р техн. наук, проф., зав. кафедрой, А. Д. Цветкова,

Ключевые слова: несчастные случаи, травматизм, регистрация, расследование, учет, статистика, законодательство, история, МОТ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code