Ознакомление с материалами уголовного дела

На стадии окончания предварительного расследования следователь/дознаватель ознакомляет адвоката и его подзащитного со всеми материалами уголовного дела, в том числе с вещественными доказательствами. Данная стадия уголовного дела, как и любая другая, имеет большое значение для стороны защиты: она вовсе не носит формальный характер и вполне может сказаться на дальнейшем движении дела. Процедура ознакомления адвоката и обвиняемого подробно определена ст. 217 УПК РФ. Частью 3 указанной статьи установлено, что обвиняемый и его защитник не могут ограничиваться во времени, необходимом им для ознакомления с материалами уголовного дела.

Если содержащийся под стражей обвиняемый и его защитник явно затягивают время ознакомления с материалами уголовного дела, то на основании судебного решения, принимаемого в порядке, закрепленном ст. 125 УПК РФ, устанавливается определенный срок для ознакомления с материалами уголовного дела. Согласно ч. 2 ст. 24 Конституции РФ органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом. То есть вышеуказанное положение Основного Закона государства в том числе и предоставляет безусловное право обвиняемому ознакомляться с материалами уголовного дела без какого бы то ни было ограничения во времени. Поскольку в силу ч. 1 ст. 45 Конституции РФ государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется, то беспрепятственное ознакомление обвиняемого с материалами уголовного дела является его конституционным правом, которое может быть ограничено следователем только путем судебного постановления. В этом случае следователь подает ходатайство в суд об установлении срока ознакомления с материалами уголовного дела обвиняемому и его защитнику, которое в дальнейшем может быть обжаловано в апелляционном порядке.

Как правило, затягивание адвокатом и обвиняемым времени ознакомления с материалами уголовного дела имеет место и смысл тогда, когда истекают сроки давности привлечения к уголовной ответственности, установленные ст. 78 УК РФ. К данным действиям адвоката и его подзащитного не следует относиться предосудительно — они вовсе не являются противозаконными, а лишь являются одними из способов защиты, своего рода тактикой. Ведь если само государство в лице представителей власти ради привлечения к уголовной ответственности идет на многое, порой даже на незаконные действия, то почему же адвокату и его подзащитному не дозволено отреагировать вполне законным способом?! Да и к тому же сторону защиты представляет один адвокат (реже несколько), а функции обвинения выполняет целый обвинительный аппарат государства — прокуратура. И если представляется случай прекращения уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (истечение сроков давности уголовного преследования), то им нужно непременно воспользоваться, пусть даже данное основание и не является реабилитирующим.

Итак, ознакомление с материалами уголовного дела адвоката и обвиняемого оканчивается составлением соответствующего протокола, в который можно внести ходатайства, заявления либо замечания на сам протокол. Ходатайства могут быть самыми разными, например, о возобновлении предварительного расследования и проведении дополнительных следственных действий, коими могут являться: очная ставка свидетелей или потерпевших с подзащитным, проведение следственного эксперимента, проверки показаний на месте, дополнительной или повторной экспертизы либо какой-то иной экспертизы, которая не проводилась в рамках следствия. В целом адвокат и его подзащитный могут заявить ходатайство о проведении любых следственных действий, которые могли проводиться в ходе предварительного расследования, но не были проведены по каким-либо основаниям, не зависящим от стороны защиты. Но такие ходатайства, как, впрочем, и любые другие, должны быть полностью мотивированы и обоснованы, и чем это лучше будет сделано, тем больше будет шансов на их удовлетворение, а значит, срок следствия в связи с этим на какое-то время продлится. Ведь помимо самого следователя, которому будет адресовано данное ходатайство, с ним будет знакомиться и руководитель следственного отдела, который проверяет уголовное дело перед направлением в прокуратуру, и сам надзирающий прокурор. Поэтому в случае подачи мотивированного и обоснованного ходатайства шансы на его удовлетворение увеличиваются. Кроме того, проведение тех или иных дополнительных следственных действий по ходатайству адвоката может преследовать и иные цели защиты, нежели простое затягивание времени. Так, например, очными ставками или следственным экспериментом можно попытаться опровергнуть позицию обвинения, получить время для сбора дополнительных доказательств стороной защиты и т.д. Наиболее целесообразным при ознакомлении с материалами уголовного дела является их полное копирование при помощи технических средств для полноценной фиксации всех документов. Не стоит отказываться и от ознакомления с вещественными доказательствами, поскольку следует обратить внимание на их упаковку и хранение, а если вещественное доказательство громоздкое и не может храниться при материалах уголовного дела (к примеру, автомобиль), то это даст еще некоторое время стороне защиты в связи с выездом к месту нахождения объекта.

Другими ходатайствами при ознакомлении с материалами уголовного дела могут быть ходатайства о признании доказательств недопустимыми и исключении их из перечня доказательств по уголовному делу. Любые протоколы следственных действий, заключения экспертов, а также сами вещественные доказательства могут быть признаны недопустимыми в связи с нарушением порядка проведения следственных действий, при которых такие доказательства были получены, либо с нарушением правил фиксации следственных действий при составлении соответствующих протоколов. Если по первому из указанных оснований признания доказательств недопустимыми в соответствующем протоколе должны быть внесены какие-либо заявления или замечания со стороны участвующих лиц относительно порядка проведения следственного действия, то по второму из оснований нарушения, допущенные следователем/дознавателем при составлении протокола, возможно усмотреть из самого документа, даже если адвокат и его подзащитный не принимали участие в следственном действии.

Если в протоколе не содержится каких-либо замечаний относительно его составления и проведения следственного действия, то это вовсе не означает, что такое следственное действие уже полностью узаконено и юридическая сила такого доказательства непоколебима. Правильность проведения такого следственного действия возможно будет установить в дальнейшем в ходе судебного следствия посредством допроса лиц, в нем участвовавших.

Что касается ошибок, которые допускаются следователями/дознавателями при составлении протоколов, то к ним чаще всего относятся неполное или неправильное указание обязательных сведений, исправления, недостаток подписей.

На примере рассмотрим ошибки, которые часто допускаются при составлении протокола осмотра места происшествия. Осмотр места происшествия является одним из трех следственных действий, которые проводятся еще до возбуждения уголовного дела. Наряду с осмотром места происшествия следователь, согласно ч. 4 ст. 146 УПК РФ, вправе производить отдельные следственные действия по закреплению следов преступления и установлению лица, его совершившего (освидетельствование, назначение судебной экспертизы).

Осмотр места происшествия не является обязательным следственным действием и производится, как указано в ч. 1 ст. 176 УПК РФ, в целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Целесообразность и необходимость проведения данного следственного действия определяются непосредственно следователем/дознавателем. Осмотр места происшествия производится без участия подозреваемого и защитника, но с участием не менее чем двух понятых, что фиксируется в протоколе.

Если в ходе осмотра места происшествия применялись технические средства, об этом указывается в протоколе с описанием применяемых средств, а также с указанием, кем они применялись. При этом должно быть указано название технического средства и его модель. Об участвующих при осмотре лицах также указывается в протоколе осмотра, все участвующие лица в нем расписываются. Такие требования при составлении протокола осмотра места происшествия следователи иногда нарушают.

Не всегда правильно производится описание обнаруженных при осмотре следов пальцев рук. В частности, в протоколе могут быть не указаны такие сведения, как:

— на каком предмете обнаружены следы;

— место обнаружения предмета со следами (относительно неподвижных ориентиров);

— наименование и назначение предмета и его части, на которой обнаружены следы;

— характеристика поверхности, на которой были обнаружены следы: материал, цвет, состояние (поверхность сухая, влажная, запыленная и т.д.);

— виды следов: объемные, поверхностные, потожировые, маловидимые, невидимые, окрашенные;

— характеристика следов: цвет до и после выявления, размер (длина и ширина), особенности строения (смазанный, просматриваются отдельные папиллярные линии, четко просматривается определенный тип узора);

— количество и взаимное расположение следов: положение следов и их частей на предмете (расстояние от каждого следа до двух сторон предмета и до близлежащих следов);

— типы папиллярных узоров (если хорошо видны);

— признаки, позволяющие судить о том, какой рукой и какими пальцами, а также при совершении каких действий оставлены следы;

— способ обнаружения или выявления, фиксации и изъятия следов, детальная характеристика применявшихся для этой цели технических средств;

— в какой материал упакованы следы, какой печатью опечатана упаковка.

Многие из этих требований вовсе не являются обязательными при описании обнаруженных следов пальцев рук, и, более того, нет каких-либо общих методических рекомендаций при производстве данного следственного действия. Но все-таки перечисленные сведения являются частью криминалистических особенностей осмотра места происшествия, некоторые из которых являются достаточно существенными. Так, например, неуказание в протоколе осмотра места происшествия предмета, на котором были обнаружены следы, является достаточно серьезным нарушением при составлении протокола.

Частые нарушения допускаются при составлении плана-схемы к протоколу осмотра места происшествия. Так, в протоколе может быть не указано, что план-схема является приложением к протоколу; может быть не указана дата составления плана-схемы; при производстве фотосъемки на плане-схеме могут быть не отмечены места производства ориентирующих и обзорных фотосъемок; может быть не указан масштаб чертежа, нарушена графическая символика (условные обозначения зданий, сооружений и иных объектов, разработанных в криминалистике на основе ГОСТов, применяемых в строительном и топографическом черчении, а также с учетом потребностей криминалистики); план-схему может подписать лицо, ее выполнившее, к примеру оперуполномоченный, но следователь, производивший осмотр места происшествия, и понятые, не подписав план-схему, тем самым оставят ее с нарушениями.

Если к протоколу осмотра места происшествия прилагается фототаблица, о чем указывается в протоколе осмотра места происшествия, то сама фототаблица должна иметь именно такое название (не иллюстрационная таблица, не фотосхема и т.п.), какое указано в самом протоколе, в противном случае такой документ не будет являться приложением к протоколу осмотра места происшествия.

Фототаблица изготавливается и подписывается либо самим следователем, который производил осмотр места происшествия и фиксировал свои действия с применением фототехники, либо специалистом, который принимал участие в осмотре. Если фототаблица изготовлена и подписана сотрудником, не принимавшим участия при осмотре места происшествия, то такое нарушение является основанием для признания такой фототаблицы недопустимым доказательством.

В фототаблице должны быть указаны условия, при которых производилась фотосъемка, в частности: при каком освещении производилась наружная фотосъемка, использовалась ли фотовспышка; должны быть указаны модель и емкость типа носителя информации, имена, тип расширения и емкость файлов, количество кадров, режим съемки и время съемки.

Вышеперечисленные сведения также не являются обязательными, поскольку не содержатся в каких-либо нормативных правовых актах в качестве таковых, но являются криминалистически значимыми.

Если в ходе осмотра места происшествия были изъяты какие-либо предметы, следы, документы и т.п., должно быть указано, где они были обнаружены. Следует соотнести место производства осмотра, определенное следователем в начале следственного действия, о чем указывается в протоколе, с местом обнаружения предмета. К примеру, объектом осмотра места происшествия является участок местности определенной формы и размера, расположенный в определенном месте с привязкой к неподвижному ориентиру. Однако предмет был обнаружен на отдаленном расстоянии от участка местности, являющегося объектом осмотра. Понятно, что такое нарушение вряд ли сможет повлиять на признание протокола осмотра места происшествия недопустимым доказательством, тем не менее стоит обратить на него внимание суда при рассмотрении дела. При значительном количестве выявленных нарушений в ходе проведения тех или иных следственных действий и их фиксации шансы на положительное решение дела будут повышаться.

И напоследок из нарушений, которые допускаются при проведении осмотра места происшествия, или, правильнее сказать, фиксации его результатов, следует отнести неуказание следователем того, каким измерительным прибором он пользовался при измерении расстояний от неподвижных ориентиров, размеров осматриваемого участка местности, размеров изъятых предметов и т.д. Обычно так бывает, что все измерительные действия им производились «на глаз».

Выявление всех вышеуказанных нарушений при составлении протокола осмотра места происшествия имеет смысл лишь в том случае, когда при осмотре были изъяты какие-либо предметы, имеющие значение для дела, иначе такой протокол осмотра места происшествия реального доказательственного значения по делу не имеет.

С остальными протоколами следственных действий, в которых принимали участие подозреваемый/обвиняемый и его защитник, все обстоит несколько иначе. Если в ходе проведения того или иного следственного действия ни адвокат, ни его подзащитный не внесли замечаний в протокол, то в дальнейшем шансы на признание протокола данного следственного действия как недопустимого доказательства практически сводятся к нулю.

Еще одним важным моментом при ознакомлении с материалами уголовного дела является тщательное изучение каждого добытого органами следствия доказательства и основания его появления в материалах дела. Так, в материалах уголовного дела может отсутствовать какой-либо документ, в соответствии с которым следователем было добыто доказательство. Например, если следователь признал в качестве вещественного доказательства медицинскую карту потерпевшего, то в таком случае в материалах дела должен быть либо запрос на ее истребование, либо постановление о производстве выемки и сам протокол выемки. В случае отсутствия указанных документов (назовем их «документы-основания») вещественные доказательства, заключения экспертов и иные доказательства, которые возникли без документов-оснований, должны быть признаны недопустимыми. Допустим, в материалах уголовного дела отсутствует запрос следователя на истребование из медицинского учреждения медицинской карты, так же как и отсутствуют постановление о производстве выемки и протокол выемки. А затем следователь назначает по делу судебно-медицинскую экспертизу и направляет экспертам медицинскую карту. Таким образом, ни сама медицинская карта, ни заключение эксперта не могут являться допустимыми доказательствами по делу по изложенным выше причинам. Но, само собой, адвокату потребуется заявить соответствующее ходатайство на этапе предварительного следствия или уже в суде.

Ходатайства о признании доказательств недопустимыми и исключении их из перечня доказательств по уголовному делу следует подавать в порядке ст. 235 УПК РФ на отдельных листах, о чем необходимо указывать в протоколе ознакомления с материалами уголовного дела. И хотя согласно вышеуказанной статье такое ходатайство подается в ходе судебного следствия, следователь на этом основании его не станет игнорировать, а в дальнейшем будет еще одна возможность обратиться с таким ходатайством к суду.

Если в ходе расследования уголовного дела какие-то из свидетелей, допрошенных по инициативе следователя, в показаниях пояснят о непричастности подозреваемого/обвиняемого к совершению преступления либо в ходе очной ставки с этими свидетелями будут даны такие показания, которые не изобличают подозреваемого/обвиняемого, то такого свидетеля следует заявить в протоколе ознакомления с материалами уголовного дела в качестве свидетеля стороны защиты. Таким образом, при допросе в суде данного свидетеля он одновременно будет заявлен как свидетель стороны обвинения и как свидетель стороны защиты, в связи с чем суд в приговоре будет вынужден ссылаться на его показания в доказательствах стороны защиты. Тех свидетелей, которые были допрошены по ходатайству адвоката, само собой, следует заявлять в качестве свидетелей защиты.

В случае возобновления предварительного следствия и проведения дополнительных следственных действий по окончании расследования дела обвиняемый и его защитник снова ознакомляются со всеми материалами уголовного дела.

Если у адвоката есть задача выиграть время в процессуальных целях, то в таком случае имеет смысл заявить ходатайство о проведении предварительных слушаний, после которых будет назначено судебное заседание.

…В кассационном представлении государственный обвинитель Е.В. Вигилянский просит оправдательный приговор отменить ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, и нарушения уголовно-процессуального закона на основании ст. ст. 380, 381 УПК РФ.

В обоснование представления указывает, что в ходе судебного следствия судом был признан недопустимым доказательством акт о досмотре К., проведенный оперативными уполномоченными ФСКН. Затем при вынесении приговора судом были исключены из перечня доказательств заключение эксперта, справка о результатах оперативного исследования, протокол осмотра изъятых у К. наркотических средств как производные от ранее признанного недопустимым акта о досмотре.

Полагает, что причиной вынесения оправдательного приговора явилось вынесенное постановление об исключении досмотра, который является незаконным, поскольку из его описательно-мотивировочной части видно, что судом не были приняты во внимание обстоятельства, установленные в ходе судебного следствия — заявлений К. о наличии при нем наркотических средств. Этим обстоятельствам не дана оценка, несмотря на то, что они имеют важное значение. Исключая названный акт, суд пришел к необоснованному выводу о том, что фактическое задержание было проведено в ходе следственного действия по уголовному делу в отношении другого лица, при этом следователем не было дано отдельное поручение оперативным уполномоченным на проведение процессуальных действий в отношении К. Не согласен с мнением суда о том, что при проведении изъятия были нарушены положения ч. 2 ст. 184 УПК РФ, регламентирующие порядок проведения личного обыска граждан, задержанных в порядке ст. 91 УПК РФ, а также лиц, находящихся в помещениях, где производился обыск…

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том, что в ходе судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению К. в совершении преступления, предусмотренного ст. 228 УПК РФ, достоверно не установлена объективная сторона данного преступления. Имеющимися в деле допустимыми доказательствами, представленными стороной обвинения в нарушение требований ст. 73 УПК РФ, не установлены виды и размеры веществ, хранившихся при подсудимом К.

Показания подсудимого, не отрицавшего факт хранения запрещенных веществ, не подтвержденные иными доказательствами, добытыми в соответствии с требованиями УПК РФ, по смыслу ст. 77 УПК РФ не могут служить основанием для вынесения обвинительного приговора, поскольку в соответствии с ч. 3 ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в установленном УПК РФ порядке, толкуются в пользу обвиняемого.

При этом суд обоснованно пришел к выводу об отсутствии надлежащих и достаточных доказательств наличия в действиях подсудимого состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, а именно незаконного хранения наркотических средств, поскольку имеющимися в деле допустимыми доказательствами их вид и размер не могут быть установлены. Поскольку состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 228 УК РФ, предусматривает уголовную ответственность за незаконное хранение наркотических средств в особо крупном размере, что подлежало доказыванию стороной обвинения в соответствии со ст. 73 УПК РФ, суд обоснованно пришел к выводу о необходимости оправдать К. за отсутствием в деянии состава преступления. Сторона защиты, в том числе сам К., не оспаривает оснований оправдания <1>.

———————————

<1> Извлечение из Определения Санкт-Петербургского городского суда от 11.04.2011 N 22-2003 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Приведенный пример из судебной практики, когда суд учитывает наличие сомнений в виновности обвиняемого (ч. 3 ст. 14 УПК РФ), а точнее сказать, даже их замечает, увы, больше является исключительным случаем, нежели сложившейся правоприменительной практикой. Очень красиво звучит задекларированная Конституцией РФ презумпция невиновности (ст. 49): «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого». Однако указанные положения следует истолковывать с точностью до наоборот. А это означает, что если адвокат и сам обвиняемый не будут предпринимать активных (и желательно законных) действий по доказыванию невиновности последнего, то в таком случае суду для постановления обвинительного приговора окажется достаточным той совокупности доказательств (далеко не всегда качественных и относимых), которые насобирало следствие.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code