3. Современные тенденции групповой и организованной преступности

Мы уже более или менее полно знаем, что преступность причинно связана с экономическими, политическими, социальными, демографическими, географическими, организационными, правовыми, социально-психологическими, индивидуально-психологическими, биологическими и даже генетическими явлениями, процессами и особенностями <1>.

———————————

<1> См.: Лунеев В.В. Социально-правовой контроль и предупреждение преступности // Проблемы социальной и криминологической профилактики преступлений в современной России: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (18 — 20 апреля 2002 года). Вып. 1. М., 2002. С. 147.

 

Коренные изменения в жизни нашего общества (кризисные явления в экономике страны, смена политического строя), произошедшие в последнее десятилетие прошлого века, привели к значительному ослаблению социально-правового контроля и, как следствие, к стремительному росту преступности. Поэтому совершенно очевидно, отмечает А.И. Долгова, что преступность характеризует определенное состояние общества и изменение характеристик такого общества — наипервейшая задача. Но криминологами доказано и то, что преступность способна определять направления развития общества, особенно в условиях ее высокой организованности <1>.

———————————

<1> См.: Долгова А. Преступность и борьба с ней: законотворчество и теоретические устои // Уголовное право. 2001. N 4. С. 89.

 

В связи с этим особый интерес для исследования представляет групповая, а в ее рамках наиболее опасная — организованная преступность. Как уже отмечалось, групповая преступность весьма распространенное явление. Из года в год группой (в четырех предусмотренных ст. 35 УК РФ формах) совершается значительная часть всех преступлений. При этом, например, в 1999 г. осужденные распределялись в зависимости от формы соучастия следующим образом: группа лиц — 30,3%, группа лиц по предварительному сговору — 66,7%, организованная группа — 2,6%, преступное сообщество — 0,4% <1>. За время действия УК РФ групповая преступность характеризуется следующими показателями. Так, в 1997 г. в группе было совершено 359887 (21,4% от раскрытых) преступлений, в том числе группой лиц по предварительному сговору — 259936 <2>. В 1998 г. в группе было совершено 374262 (20,4% от раскрытых) преступления, в том числе группой лиц по предварительному сговору — 294839 <3>. В 1999 г. в группе было совершено 450930 (20,9% в общем числе расследованных) преступлений. Причем темпы прироста к предыдущему году составили 20,5%. В 1999 г. было зарегистрирован переход через трехмиллионный рубеж — 3001748 преступлений <4>. Нам представляется, что объяснение произошедшему возможно следующее — это последствия кризиса 1998 г. В 2000 г. в группе было совершено 418973 (19,2% от раскрытых) преступления, в том числе группой лиц по предварительному сговору — 348319 <5>. В 2001 г. в группе было совершено 376939 (18,2% от раскрытых) преступлений, в том числе группой лиц по предварительному сговору — 313125 <6>. Значительное снижение регистрируемого количества групповых преступлений в 2001 г. (на 10,1% по сравнению с 2000 г.) оценивалось экспертами негативно и объяснялось сложностями их раскрытия и расследования, высокой латентностью <7>. Однако в 2002 г. в группе было совершено только 254997 (16,5% от раскрытых) преступлений, в том числе группой лиц по предварительному сговору — 202493 <8>. Таким образом, обозначилась тенденция к снижению общего количества групповых преступлений, что не прогнозировалось даже в оптимистических вариантах развития ситуации <9>. Наблюдалось и снижение удельного веса (с 21,4% до 16,5%) групповых преступлений в общей массе расследованных преступлений. В 2003 г. в группе было совершено 245989 (удельный вес — 16,2%) преступлений, в том числе группой лиц по предварительному сговору — 189 873 <10>. В 2004 г. в группе было совершено несколько больше групповых преступлений по сравнению с 2003 г. — 250763, в том числе группой лиц по предварительному сговору — 199 141, но удельный вес групповых преступлений стал еще ниже — 16,0% <11>. В последующие годы тенденция снижения удельного веса групповых преступлений сохранилась. Так, в 2005 г. в группе было совершено 246 669 (удельный вес от расследованных — 14,5%) преступлений, из них в группе лиц по предварительному сговору — 196409 преступлений <12>. В 2006 г. в группе было совершено 239102 (удельный вес от расследованных — 13,3%) преступления, из них в группе лиц по предварительному сговору — 188086 преступлений <13>. В 2007 г. в группе было совершено 225155 (удельный вес от расследованных — 12,7%) преступлений, из них в группе лиц по предварительному сговору — 171707 преступлений <14>.

———————————

<1> См.: Характеристика осужденных к лишению свободы (по материалам специальной переписи 1999 г.). Т. II. М., 2001. С. 49.

<2> См.: Состояние преступности в России за январь — декабрь 1997 г. / МВД России. Главный информационный центр. М., 1998. С. 21.

<3> См.: Состояние преступности в России за январь — декабрь 1998 г. / МВД России. Главный информационный центр. М., 1999. С. 21.

<4> См.: Преступность и правонарушения 2001: Стат. сб. М., 2002. С. 39, 12.

<5> См.: Состояние преступности в России за 2000 г. / МВД России. Главный информационный центр. М., 2001. С. 19.

<6> См.: Состояние преступности в России за январь — декабрь 2001 г. / МВД России. Главный информационный центр. М., 2002. С. 21.

<7> См.: Тенденции преступности в России в начале XXI века. М.: ВНИИ МВД РФ, 2002. С. 12.

<8> См.: Состояние преступности в России за январь — декабрь 2002 г. / МВД России. Главный информационный центр. М., 2003. С. 29.

<9> См., например: Тенденции преступности в России в начале XXI века. М.: ВНИИ МВД РФ, 2002. С. 74.

<10> См.: Состояние преступности в России за 2003 г. / МВД России. Главный информационный центр. М., 2004. С. 19, 50.

<11> См.: Состояние преступности в России за 2004 г. / МВД России. Главный информационный центр. М., 2005. С. 35.

<12> См.: Состояние преступности в России за 2005 г. / МВД России. Главный информационно-аналитический центр. М., 2006. С. 35.

<13> См.: Состояние преступности в России за 2006 г. / МВД России. Главный информационно-аналитический центр. М., 2007. С. 44.

<14> См.: Состояние преступности в России за 2007 г. / МВД России. Главный информационно-аналитический центр. М., 2008. С. 44.

 

В 2008 г. в группе было совершено 198138 (удельный вес от расследованных — 11,6%) преступлений, в том числе группой лиц по предварительному сговору — 145535 <1>. В 2009 г. в группе было совершено 170598 (удельный вес от расследованных — 10,3%) преступлений, в том числе группой лиц по предварительному сговору — 123555 <2>. В 2010 г. в группе было совершено 145548 (удельный вес от расследованных — 10,2%) преступлений, в том числе группой лиц по предварительному сговору — 110355 <3>. В 2011 г. в группе было совершено 132021 (удельный вес от расследованных — 10,1%) преступлений, в том числе группой лиц по предварительному сговору — 103277 <4>. Как видно, имеет место устойчивая тенденция к снижению.

———————————

<1> См.: Состояние преступности в январе — декабре 2008 г. // http://www.mvd.ru/presscenter/statistics/reports.

<2> См.: Состояние преступности в январе — декабре 2009 г. // http://www.mvd.ru/presscenter/statistics/reports.

<3> См.: Состояние преступности в январе — декабре 2010 г. // Там же.

<4> См.: Состояние преступности в январе — декабре 2011 г. // Там же.

 

Неуклонно снижается и удельный вес лиц, совершивших преступления в группе, в общем числе выявленных лиц, совершивших преступления. Так, в 1997 г. в группе совершили преступления 446708 человек (32,8% от общего числа). В 1998 г. — 461060 человек (31,1%), в 1999 г. — 554504 человека (32,3%), в 2000 г. — 510290 человек (29,3%), в 2001 г. — 456598 человек (27,8%) <1>. В 2002 г. — 317160 человек (25,2%). Причем темпы снижения были равны 30,5% <2>. В 2003 г. в группе совершили преступления 312 999 человек (удельный вес в общем числе выявленных лиц — 25,3%) <3>. В 2004 г. в группе совершили преступления 321559 человек (удельный вес в общем числе выявленных лиц — 26,3%) <4>. В 2005 г. в группе совершили преступления 317793 человека (удельный вес в общем числе выявленных лиц — 24,5%) <5>. В 2006 г. в группе совершили преступления 302947 человек (удельный вес в общем числе выявленных лиц — 22,3%) <6>. В 2007 г. в группе совершили преступления 270222 человека (удельный вес в общем числе выявленных лиц — 20,5%) <7>. В 2008 г. в группе совершили преступления 227374 человека (удельный вес в общем числе выявленных лиц — 18,1%) <8>. В 2009 г. в группе совершили преступления 192973 человека (удельный вес в общем числе выявленных лиц — 15,8%) <9>. В 2010 г. в группе совершили преступления 173784 человека (удельный вес в общем числе выявленных лиц — 15,6%) <10>. В 2011 г. в группе совершили преступления 163220 человек (удельный вес в общем числе выявленных лиц — 15,7%) <11>.

———————————

<1> См.: Преступность и правонарушения 2001: Стат. сб. М., 2002. С. 19.

<2> См.: Состояние преступности в России за январь — декабрь 2002 г. МВД России. Главный информационный центр. М., 2003. С. 27.

<3> См.: Состояние преступности в России за 2003 г. / МВД России. Главный информационный центр. М., 2004. С. 18.

<4> См.: Состояние преступности в России за 2004 г. / МВД России. Главный информационный центр. М., 2005. С. 33.

<5> См.: Состояние преступности в России за 2005 г. / МВД России. Главный информационно-аналитический центр. М., 2006. С. 33.

<6> См.: Состояние преступности в России за 2006 г. / МВД России. Главный информационно-аналитический центр. М., 2007. С. 42.

<7> См.: Состояние преступности в России за 2007 г. / МВД России. Главный информационно-аналитический центр. М., 2008. С. 42.

<8> См.: Состояние преступности в январе — декабре 2008 г. // http://www.mvd.ru/presscenter/statistics/reports.

<9> См.: Состояние преступности в январе — декабре 2009 г. // Там же.

<10> См.: Состояние преступности в январе — декабре 2010 г. // Там же.

<11> См.: Состояние преступности в январе — декабре 2011 г. // Там же.

 

Совершение преступления группой — одна из самых распространенных и устойчивых характеристик преступности несовершеннолетних. По данным Г.И. Забрянского, из 860101 раскрытого в период с 1993 по 1996 г. преступления, совершенного несовершеннолетними и при их соучастии, 528522 (61,4%) совершены группой <1>. Известный социолог Г.М. Андреева пишет: «Для обыденного человека нестабильность общества воспринимается, прежде всего, как абсолютная неопределенность ситуации и, следовательно, невозможность даже ближайшего прогнозирования своей судьбы» <2>. Для такой социальной группы, как молодежь, подобная ситуация способствует тому, что молодые люди воспринимают себя лично и те группы, к которым они принадлежат, аутсайдерами, находящимися на обочине общества. В этом надо видеть не только источник повышенного социального напряжения, способного даже при самом малом «толчке» привести к срыву в поведении. В условиях, в которых молодым людям уготована не нормальная жизнь, а сплошная борьба за выживание без большой надежды на победу, существенно повышается риск формирования психологии маргиналов <3>: «Маргинализация проявляется в утрате индивидом или группой социальных связей, чувства сопричастности ко всему происходящему и в отторжении их от общества» <4>. Маргинальный социальный статус молодежи в сочетании с противоречивыми индивидуальными физиологическими процессами создает основу для развития внутриличностных конфликтов, которые разрешаются обычно путем объединения молодых людей в группы по интересам со специфическими субкультурами, очень часто имеющими девиантный характер <5>. В результате, по данным М.С. Крутера, примерно каждый третий молодой преступник совершал преступление в составе группы, а в целом высокие показатели групповой преступности молодежи наиболее характерны для таких преступлений, как изнасилования (свыше 40%), грабежи (свыше 50%) и разбои (около 80%) <6>.

———————————

<1> См.: Забрянский Г.И. Социология преступности несовершеннолетних. Минск, 1997. С. 18.

<2> Андреева Г.М. Психология социального познания. М., 2000. С. 260.

<3> См.: Крутер М.С. Особенности детерминации преступного поведения молодежи. М., 2002. С. 66.

<4> Чупров В.И., Зубок Ю.А., Уильямс К. Молодежь в обществе риска. М., 2001. С. 113.

<5> См.: Социальная психология. М., 2001. С. 284.

<6> См.: Крутер М.С. Методологические и прикладные проблемы изучения и предупреждения преступности молодежи: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 2002. С. 26.

 

Об этом свидетельствует и официальная статистика. В 1997 г. 103741 несовершеннолетний совершил преступления в группе. В 1998 г. — 105961, в 1999 г. — 120799, в 2000 г. — 114127, в 2001 г. — 109798, в 2002 г. — 85529, в 2003 г. — 85163, в 2004 г. — 85005, в 2005 г. — 79106. Причем удельный вес несовершеннолетних, совершивших преступление в группе, в общем числе несовершеннолетних, совершивших преступления, весьма значителен. Этот показатель составил в 1997 г. — 64,0%, в 1998 г. — 64,3%, в 1999 г. — 65,8%, в 2000 г. — 64,2%, в 2001 г. — 63,5%, в 2002 г. — 60,9%, в 2003 г. — 58,5%, в 2004 г. — 56,0%, в 2005 г. — 52,7% <1>.

———————————

<1> См.: Преступность и правонарушения 2001: Стат. сб. М., 2002. С. 50; Преступность и правонарушения (1999 — 2003): Стат. сб. М., 2004. С. 49; Цымбал Е., Емельянова Л. Состояние преступности несовершеннолетних в Российской Федерации (1997 — 2004 гг.) // Уголовное право. 2005. N 5. С. 114; Преступность и правонарушения (2001 — 2005): Стат. сб. М., 2006. С. 51.

 

Таким образом, если существует тенденция к снижению удельного веса лиц, совершивших преступления в группе, в общем числе лиц, совершивших преступления, то удельный вес несовершеннолетних, совершивших преступления в группе, в общем числе несовершеннолетних, совершивших преступления, все-таки тоже имеет тенденцию к снижению.

В 2006 г. несовершеннолетними в группе было совершено 148595 преступлений (удельный вес от общего числа расследованных преступлений — 10,9%). В 2007 г. несовершеннолетними в группе было совершено 139099 преступлений (удельный вес от общего числа расследованных преступлений — 7,8%) <1>.

———————————

<1> См.: Состояние преступности в январе — декабре 2006 г. // http://www.mvd.ru/presscenter/statistics/reports.

 

В 2008 г. несовершеннолетними в группе было совершено 116090 преступлений (удельный вес от общего числа расследованных преступлений — 6,8%). Число несовершеннолетних, совершивших преступления, составило 107890 человек (удельный вес в общем числе лиц, совершивших преступления, составил 8,6%) <1>.

———————————

<1> См.: Состояние преступности в январе — декабре 2008 г. // Там же.

 

В 2009 г. несовершеннолетними в группе было совершено 94720 преступлений (удельный вес от общего числа расследованных преступлений — 5,7%). Число несовершеннолетних, совершивших преступления, составило 85452 человека (удельный вес в общем числе лиц, совершивших преступления, составил 7,0%) <1>.

———————————

<1> См.: Состояние преступности в январе — декабре 2009 г. // Там же.

 

В 2010 г. несовершеннолетними в группе было совершено 78548 преступлений (удельный вес от общего числа расследованных преступлений — 5,5%). Число несовершеннолетних, совершивших преступления, составило 72692 человека (удельный вес в общем числе лиц, совершивших преступления, составил 6,5%) <1>.

———————————

<1> См.: Состояние преступности в январе — декабре 2010 г. // Там же.

 

В 2011 г. несовершеннолетними в группе было совершено 71910 преступлений (удельный вес от общего числа расследованных преступлений — 5,5%). Число несовершеннолетних, совершивших преступления, составило 65963 человека (удельный вес в общем числе лиц, совершивших преступления, составил 6,3%) <1>.

———————————

<1> См.: Состояние преступности в январе — декабре 2011 г. // Там же.

 

Как видно, наблюдается устойчивая тенденция снижения общего количества преступлений, совершенных несовершеннолетними лицами в группе, и общего количества несовершеннолетних, совершивших преступления; налицо и снижение удельного веса как преступлений, совершенных несовершеннолетними лицами в группе, так и количества несовершеннолетних, совершивших преступления, в общем числе лиц, совершивших преступления.

Наибольшую опасность для общества представляет организованная преступность. Повышенная общественная опасность организованной преступности по сравнению с групповой преступностью в целом состоит в большей ее способности порождать социально-негативные последствия, в большей масштабности этих последствий, а также в большей ее прецедентности <1>. Констатируется даже, что она является одним из факторов социально-экономической нестабильности в стране, поскольку стремится занять господствующее положение в сфере экономики и обеспечить тем самым наиболее благоприятные условия для отмывания грязных доходов и их приумножения <2>.

———————————

<1> См.: Шеслер А.В. Групповая преступность: криминологические и уголовно-правовые аспекты: Дис. … докт. юрид. наук. С. 13.

<2> См.: Гаврилов Б.Я. Организованная преступность и ее предупреждение в наиболее криминализированных отраслях российской экономики // Проблемы социальной и криминологической профилактики преступлений в современной России: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (18 — 20 апреля 2002 г.). Вып. 1. М., 2002. С. 124.

 

В свою очередь, выход организованной преступности на такой уровень был порожден кризисными явлениями в экономике страны. Реформа экономики, перевод ее в «рыночное» состояние дали толчок к активизации ряда процессов, с начала 90-х гг. XX в. оказывающих негативное влияние на развитие криминальной ситуации в стране: в их числе нарастающий спад производства, увеличение численности безработных, рост социальной напряженности в обществе из-за резкого расслоения населения по доходам <1>. Причем, как пишет П.Г. Пономарев, криминальный потенциал определенного слоя безработных ориентирован в большей степени не на традиционную уголовную преступность, а на включение в криминальный бизнес организованной преступности <2>. В результате организованная преступность за последние годы вышла на качественно иной уровень, приняла на себя выполнение ряда государственных функций: обеспечение безопасности (так называемые «крыши»), обеспечение исполнения долговых обязательств («исполнительное производство»), «арбитраж» и т.п.

———————————

<1> См.: Состояние преступности в Российской Федерации и ее долгосрочный прогноз. М., 1998. С. 4.

<2> См.: Пономарев П.Г. Социальные и правовые проблемы противодействия преступности в России // Духовность, правопорядок, преступность: Материалы научно-практической конференции. М., 1996. С. 27.

 

Научная общественность отреагировала на происходящие процессы появлением ряда серьезных отечественных работ по организованной преступности, в которых были предприняты попытки осмыслить этот социальный феномен, определить его природу и признаки <1>.

———————————

<1> См., например: Гуров А.И. Организованная преступность — не миф, а реальность. М., 1990; Овчинский В.С. Стратегия борьбы с мафией. М., 1993; Гуров А.И. Красная мафия. М., 1995; Топильская Е.В. Организованная преступность. СПб., 1999; Кудрявцев В.Н., Лунеев В.В., Наумов А.В. Организованная преступность и коррупция в России (1997 — 1999). М., 2000.

 

Так, А.И. Гуров уже тогда определял организованную преступность как «относительно массовое функционирование устойчивых управляемых сообществ преступников, занимающихся совершением преступлений как промыслом (бизнесом) и создающих с помощью коррупции систему защиты от социального контроля» <1>. Данное определение следует признать наиболее приемлемым. При этом следует предостеречь, указывает Я.И. Гилинский, от понимания организованной преступности как простой совокупности деятельности преступных организаций. Организованная преступность — не сумма преступных организаций и не сумма преступлений, совершенных ими. Это качественно новая характеристика такого состояния преступности, когда она встроена в социальную систему, оказывая существенное влияние на другие составляющие (элементы) системы и, прежде всего, на экономику и политику <2>. Мы полностью согласны с этим предостережением, тем более что подобный (системный) подход предложен нами при исследовании соучастия. Из указанного определения организованной преступности следует, что последняя представляет собой преступный бизнес. Цель любого бизнеса — получение прибыли. Разница состоит лишь в том, какими способами и методами эта прибыль получается. Как любой другой бизнес, организованная преступность постоянно стремится к расширению деятельности, выходу на качественно новый уровень, чтобы увеличивать и увеличивать свою прибыль. В литературе правильно отмечается, что для организованной преступности в целом характерна глобальная и концентрированная корыстная мотивация противоправного поведения, постоянная направленность на получение не просто доходов, а сверхдоходов <3>. Поэтому наряду с традиционными видами деятельности (вымогательство, банковские махинации, кража автомобилей, торговля оружием, контрабанда, наркобизнес и т.д.) организованная преступность проникает в легальный бизнес. В результате, с одной стороны, расширяется сфера деятельности, а с другой стороны, деньги, добытые преступным путем, инвестируются в легальный бизнес и тем самым «отмываются».

———————————

<1> Гуров А.И. Организованная преступность — не миф, а реальность. С. 19.

<2> См.: Гилинский Я.И. Криминология. Теория, история, эмпирическая база, социальный контроль: Курс лекций. СПб., 2002. С. 207.

<3> См.: Алексеев А.И., Герасимов С.И., Сухарев А.Я. Криминологическая профилактика: теория, опыт, проблемы. М., 2001. С. 363.

 

Возникает вопрос: каким образом организованная преступность защищается от существующего в любом обществе социально-правового контроля? Ведь, как отмечает В.В. Лунеев, одна из самых устойчивых и сильных отрицательных связей наблюдается между уровнем социально-правового контроля противоправного поведения и состоянием преступности. Социально-правовой контроль предполагает организацию жизни и деятельности людей на основе законов, принятых демократическим путем, исполнение которых является прозрачным и доступным для отслеживания гражданам, общественным организациям, политическим партиям и другим образованиям гражданского общества, средствам массовой информации, парламенту, правоохранительным и иным исполнительным органам и судам, а за нарушение законов (без всяких изъятий и неправомерных иммунитетов в соответствии с конституционным принципом «все равны перед законом и судом») следует гражданско-правовая, дисциплинарная, служебная, административная и уголовная ответственность <1>. Конечно, в обществе переходного периода социально-правовой контроль далек от совершенства уже потому, что нормотворчество просто отстает от жизни. Тем не менее законодательство, пусть и несовершенное, существует. Что же тогда мешает осуществлять такой контроль? Ответ может быть только один — коррупция. Пожалуй, другого способа защиты от социально-правового контроля и не существует. Причем ссылки на отсутствие уголовно-правовой базы для борьбы с коррупцией, что называется, от лукавого. Совершенно прав А.В. Наумов, что если УК РФ не использует понятие коррупционного преступления, то это отнюдь не означает, будто отсутствуют коррупционные преступления как таковые. Например, в УК РФ не употребляется понятие «таможенных» преступлений, но никто ведь не утверждает, что в нем нет норм об ответственности за эти преступления <2>. Назовем три статьи УК РФ, которые предусматривают уголовную ответственность за коррупционные преступления: 1) ст. 285 (злоупотребление должностными полномочиями); 2) ст. 290 (получение взятки); 3) ст. 291 (дача взятки). Названные статьи УК РФ вполне позволяют бороться с коррупцией. Можно согласиться и признать необходимость совершенствования уголовного законодательства в этой области, но главное заключается в отсутствии воли правоохранительных органов. Изданный в 1915 г. «Букварь современного городового» разъяснял, что «взявший взятку служащий всецело закабаляется во власть давшему ее». Как отмечает А.И. Гуров, в результате взятки работник органов власти и управления как бы состоит уже на двух службах — на официальной и у преступной организации <3>. Какой тут контроль!? В литературе тотальная коррумпированность властных структур и правоохранительных органов всех уровней названа одной из особенностей современной российской организованной преступности (по данным Transparency International на август 2000 г., по степени коррумпированности Россия входила в первую десятку стран, уступая первенство ряду бывших республик СССР, Нигерии и Индонезии) <4>. Впрочем, коррупция характеризует организованную преступность в любой стране.

———————————

<1> См.: Лунеев В.В. Социально-правовой контроль и предупреждение преступности. С. 147, 150.

<2> См.: Наумов А.В. Ответственность за коррупционные преступления по законодательству России, европейских стран и США (сравнительно-правовой анализ) // Организованная преступность и коррупция. Исследования, обзоры, информация. 2000. N 1. С. 76 — 77.

<3> См.: Гуров А.И. Организованная преступность — не миф, а реальность. С. 22.

<4> См.: Гилинский Я.И. Указ. соч. С. 222 — 223.

 

Организованная преступность коррумпирует представителей властных структур и правоохранительных органов для совершения незаконных сделок (афер, контрабанды, наркобизнеса и т.д.), незаконного прекращения уголовных дел, незаконного возбуждения уголовных дел для подавления неугодных лиц и конкурентов («заказные» дела), легализации преступных доходов и т.д. При этом речь может идти как о конвертах с несколькими тысячами долларов, так и об огромных суммах. По данным МВД России, в 2001 г. за нарушения законности и преступления привлечены к ответственности почти 10000 сотрудников милиции, из них более 1700 человек — к уголовной ответственности за злоупотребление должностными полномочиями, должностной подлог и другие преступления, имеющие коррупционную направленность <1>. Но особую опасность представляет, конечно, не низовая (мелкая) коррупция, которая в определенной мере является производной от поведения высших властей, а коррупция правящей, политической и экономической элиты <2>. В результате именно коррупция обусловливает высокий уровень латентности организованной преступности.

———————————

<1> См.: Куракин А.В. Предупреждение и пресечение коррупции в органах внутренних дел Российской Федерации // Современное право. 2002. N 9. С. 4.

<2> См.: Лунеев В.В. Коррупция: политические, экономические, организационные и правовые проблемы // Коррупция: политические, экономические, организационные и правовые проблемы: Сборник материалов международной научно-практической конференции (г. Москва, 9 — 10 сентября 1999 г.). М., 2001. С. 24 — 25.

 

Нам представляется, что к организованной преступности следует отнести еще и функционирование организованных групп. В литературе указывается, что организованную преступность образуют широкая консолидация и сплочение организованных преступных групп, преступных организаций и преступных сообществ, обеспечивающих противоправную деятельность, с целью увеличения криминальных доходов и укрепления влияния на властные структуры <1>.

———————————

<1> См.: Криминология: Учебник / Под ред. А.И. Долговой. М., 2001. С. 596.

 

Здесь необходимо только заметить, что надо наконец договориться точно использовать термины, указанные в законе (ст. 35 УК РФ). Кстати говоря, официальная статистика ведет суммарный учет преступлений, совершенных организованными группами и преступными сообществами. Имеет смысл проследить ее начиная с 1997 г. В 1997 г. организованными группами или преступными сообществами совершено 28497 преступлений (удельный вес от раскрытых — 1,7%). Число выявленных лиц, совершивших преступления в указанных формах соучастия, составило 16100 <1>. В 1998 г. организованными группами или преступными сообществами совершено 28688 преступлений (удельный вес от раскрытых — 1,6%). Темпы прироста составили 0,7%. Число выявленных лиц — 16037 <2>. В 1999 г. организованными группами или преступными сообществами совершено 32858 преступлений (удельный вес от раскрытых — 1,5%) <3>. Темпы прироста составили 14,5% <4>. Число выявленных лиц — 17557 <5>. В 2000 г. произошло значительное увеличение общего количества числа преступлений, совершенных организованными группами или преступными сообществами, до 36105 (удельный вес от раскрытых — 8,6%). Темпы прироста составили 9,6% <6>. Необходимо отметить, что подобное прогнозировалось учеными ВНИИ МВД России <7>. В то же время число выявленных лиц осталось почти на уровне 1999 г. и составило 17647 человек <8>. Получается, что каждая организованная группа стала совершать больше преступлений. В 2001 г. организованными группами или преступными сообществами совершено 33452 преступления (удельный вес от раскрытых — 8,9%). Темпы снижения составили 7,1%. Число выявленных лиц — 16482 человека <9>. В 2002 г. организованными группами или преступными сообществами совершено 26038 преступлений (удельный вес от раскрытых — 1,7%). Темпы снижения составили 22,2% <10>. Подобное не прогнозировалось даже в оптимистических вариантах развития ситуации <11>. Число лиц, совершивших преступления в составе организованной группы или преступного сообщества, сократилось до 11553 человек, а темпы снижения по этому показателю составили 29,9% <12>. С долей осторожности это можно было объяснить наметившейся стабилизацией ситуации в экономической и социальной сферах жизни общества. В 2003 г. организованными группами или преступными сообществами совершено 25671 преступление (удельный вес от раскрытых — 1,7%), однако темпы снижения составили только 1,4%. Число лиц, совершивших преступления в составе организованной группы или преступного сообщества, сократилось до 10321 человека, а темпы снижения по этому показателю составили 10,7% <13>. В 2004 г. наметились тревожные тенденции — организованными группами или преступными сообществами совершено уже 28161 преступление (удельный вес от раскрытых — 1,8%), при этом темпы роста составили 9,7%. Число лиц, совершивших преступления в составе организованной группы или преступного сообщества, увеличилось до 10713 человек, а темпы роста по этому показателю составили 3,8% <14>. В 2005 г. организованными группами или преступными сообществами совершено 28611 преступлений (удельный вес от раскрытых — 1,7%), темпы роста составили только 1,6%. Число лиц, совершивших преступления в составе организованной группы или преступного сообщества, составило 10748 человек, а темпы роста по этому показателю составили 0,3% <15>. В 2006 г. организованными группами или преступными сообществами совершено уже 30209 преступлений (удельный вес от раскрытых — 1,7%), а темпы роста составили 5,6%. Число лиц, совершивших преступления в составе организованной группы или преступного сообщества, составило 11715 человек, а темпы роста — 9% <16>. В 2007 г. организованными группами или преступными сообществами совершено 34814 преступлений (удельный вес от раскрытых — 2%), но темпы роста составили 15,2%. Число лиц, совершивших преступления в составе организованной группы или преступного сообщества, составило 11543 человека, а темпы снижения — 1,5% <17>.

———————————

<1> См.: Состояние преступности в России за январь — декабрь 1997 г. / МВД России. Главный информационный центр. М., 1998. С. 20 — 21.

<2> См.: Состояние преступности в России за январь — декабрь 1998 г. / МВД России. Главный информационный центр. М., 1999. С. 20 — 21.

<3> См.: Российский статистический ежегодник 2001. М., 2001. С. 274.

<4> См.: Организованная преступность и коррупция: Исследования, обзоры, информация. 2000. N 1. С. 56.

<5> См.: Преступность и правонарушения 2001: Стат. сб. М., 2002. С. 19.

<6> См.: Состояние преступности в России за 2000 г. / МВД России. Главный информационный центр. М., 2001. С. 19.

<7> См.: Преступность. Преступное насилие в России (Состояние и основные тенденции). М., 2000. С. 40.

<8> См.: Состояние преступности в России за 2000 г. / МВД России. Главный информационный центр. М., 2001. С. 18.

<9> См.: Состояние преступности в России за январь — декабрь 2001 г. / МВД России. Главный информационный центр. М., 2002. С. 20 — 21.

<10> См.: Состояние преступности в России за январь — декабрь 2002 г. / МВД России. Главный информационный центр. М., 2003. С. 29.

<11> См., например: Тенденции преступности в России в начале XXI века. М.: ВНИИ МВД РФ, 2002. С. 75.

<12> См.: Состояние преступности в России за январь — декабрь 2002 г. / МВД России. Главный информационный центр. М., 2003. С. 27.

<13> См.: Состояние преступности в России за 2003 г. / МВД России. Главный информационный центр. М., 2004. С. 19, 18.

<14> См.: Состояние преступности в России за 2004 г. / МВД России. Главный информационный центр. М., 2005. С. 35, 33.

<15> См.: Состояние преступности в России за 2005 г. / МВД России. Главный информационно-аналитический центр. М., 2006. С. 35, 33.

<16> См.: Состояние преступности в России за 2006 г. / МВД России. Главный информационно-аналитический центр. М., 2007. С. 44, 42.

<17> См.: Состояние преступности в России за 2007 г. / МВД России. Главный информационно-аналитический центр. М., 2008. С. 44, 42.

 

В 2008 г. организованными группами или преступными сообществами совершено 36601 преступление (удельный вес от раскрытых — 2,1%). Темпы роста составили 5,1%. Число выявленных лиц — 10591 человек, а темпы снижения — 8,2% <1>. В 2009 г. организованными группами или преступными сообществами совершены 31643 преступления (удельный вес от раскрытых — 1,9%). Темпы снижения составили 13,5%. Число выявленных лиц — 10179 человек, а темпы снижения — 3,9% <2>.

———————————

<1> См.: Состояние преступности в январе — декабре 2008 г. // http://www.mvd.ru/press-center/statistics/reports/.

<2> См.: Состояние преступности в январе — декабре 2009 г. // Там же.

 

Резкое снижение произошло в 2010 г., когда организованными группами или преступными сообществами было совершено 22251 преступление (удельный вес от раскрытых — 1,6%). Темпы снижения составили 29,7%. Число выявленных лиц — 8770 человек, а темпы снижения — 13,8% <1>.

———————————

<1> См.: Состояние преступности в январе — декабре 2010 г. // Там же.

 

Благоприятная тенденция наблюдалась и в 2011 г., когда организованными группами или преступными сообществами было совершено 17691 преступление (удельный вес от раскрытых — 1,3%). Темпы снижения составили 20,5%. Число выявленных лиц — 7487 человек, а темпы снижения — 14,6% <1>.

———————————

<1> См.: Состояние преступности в январе — декабре 2011 г. // Там же.

 

По отдельным видам преступлений, совершенных организованными группами или преступными сообществами, наблюдается следующая картина. В неблагоприятном 2000 г. в составе организованных групп или преступных сообществ было совершено 2899 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, причем рост по сравнению с 1999 г. составил 71,3%. Общее число зарегистрированных преступлений этого вида составило 243572 <1>. В 2001 г. было зарегистрировано 241584 преступления данной категории. При этом число выявленных преступлений в составе организованных групп или преступных сообществ увеличилось на треть (+ 34,3%) и достигло 3893 <2>. В 2002 г. было выявлено 189576 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, что, как видно, значительно меньше, чем в 2000 — 2001 гг. Однако число выявленных преступлений данной категории, совершенных организованными группами или преступными сообществами, составило 3861 преступление, что, наоборот, значительно больше, чем в 2000 г. и почти равно показателю 2001 г. <3>. В 2003 г. было выявлено 181688 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, что, как видно, опять значительно меньше, чем в 2000 — 2001 гг. Однако число выявленных преступлений данной категории, совершенных организованными группами или преступными сообществами, составило 3892 преступления, что почти равно показателю 2001 г. <4>. В 2004 г. было выявлено 150096 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, что, как видно, значительно меньше, чем в 2000 — 2003 гг. При этом резко увеличилось число (4602) выявленных преступлений данной категории, совершенных организованными группами или преступными сообществами <5>. В 2005 г. было выявлено 175241 преступление, связанное с незаконным оборотом наркотических средств; 5178 преступлений из них было совершено организованными группами или преступными сообществами <6>. В 2006 г. было выявлено уже 212019 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, в том числе организованными группами или преступными сообществами было совершено 5348 преступлений <7>. В 2007 г. было выявлено 232218 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств; из них 7308 преступлений было совершено организованными группами или преступными сообществами <8>.

———————————

<1> См.: Состояние преступности в России за 2000 г. / МВД России. Главный информационный центр. М., 2001. С. 14, 56.

<2> См.: Состояние преступности в России за январь — декабрь 2001 г. / МВД России. Главный информационный центр. М., 2002. С. 15, 33.

<3> См.: Состояние преступности в России за январь — декабрь 2002 г. / МВД России. Главный информационный центр. М., 2003. С. 13.

<4> См.: Состояние преступности в России за 2003 г. / МВД России. Главный информационный центр. М., 2004. С. 13.

<5> См.: Состояние преступности в России за 2004 г. / МВД России. Главный информационный центр. М., 2005. С. 13.

<6> См.: Состояние преступности в России за 2005 г. / МВД России. Главный информационно-аналитический центр. М., 2006. С. 13.

<7> См.: Состояние преступности в России за 2006 г. / МВД России. Главный информационно-аналитический центр. М., 2007. С. 20.

<8> См.: Состояние преступности в России за 2007 г. / МВД России. Главный информационно-аналитический центр. М., 2008. С. 20.

 

В 2008 г. было выявлено 232613 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств; из них 7207 преступлений было совершено (раскрыто!) организованными группами или преступными сообществами <1>. Сведений о количестве преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, совершенных организованными группами или преступными сообществами, в официальной статистике за 2009 — 2011 гг. мы не обнаружили.

———————————

<1> См.: Состояние преступности в январе — декабре 2008 г. // http://www.mvd.ru/press-center/statistics/reports/.

 

В 1997 г. за организацию преступного сообщества (преступной организации) было осуждено 6 человек, в 1998 г. — 11 человек, в 1999 г. — 7 человек, в 2000 г. — 23 человека, в 2001 г. — 26 человек, в 2002 г. — 26 человек, в 2003 г. — 17 человек, в 2004 г. — 20 человек, в 2005 г. — 44 человека <1>. Прежде всего хотелось бы обратить внимание на крайне низкий показатель 1999 г., в то время как другие показатели преступности 1999 г. были самыми высокими. Мы допускаем, что в 1999 г., когда как последствия кризиса 1998 г. страну захлестнул вал преступности, правоохранительным органам было просто не до преступных сообществ, расследование деятельности которых всегда представляет значительные трудности. Сложности с расследованием данной категории дел подтверждаются и другими данными. По свидетельству официальных лиц МВД России, в 2001 г. следователями органов внутренних дел Российской Федерации в суд было направлено 47 уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) и участии в нем, что почти на четверть превышает тот же показатель 2000 г. По уголовным делам этой категории к уголовной ответственности привлечено более 350 человек (+ 37,1%) <2>. Возникает вопрос: почему же тогда в 2001 г. за организацию преступного сообщества (преступной организации) осуждено только 26 человек? Возможно, что какая-то часть дел в 2001 г. не была рассмотрена и отражена в статистике 2002 г., но главное, пожалуй, заключается в том, что данные дела просто не доходят до суда или «рассыпаются» в суде, потому что в 2002 г. у за организацию преступного сообщества было осуждено тоже всего 26 человек <3>.

———————————

<1> См.: Преступность и правонарушения 2001: Стат. сб. М., 2002. С. 174; Преступность и правонарушения (2001 — 2005): Стат. сб. М., 2006. С. 173.

<2> См.: Гаврилов Б.Я. Указ. соч. С. 125.

<3> См.: Преступность и правонарушения (1999 — 2003): Стат. сб. М., 2004. С. 174.

 

При этом в 2002 г. было зарегистрировано 123 преступления, связанных с организацией преступного сообщества (преступной организации) <1>. В 2003 г. за организацию преступного сообщества (преступной организации) было осуждено еще меньше — 17 человек <2>. В 2004 г. за организацию преступного сообщества осуждено 20 человек <3>. В 2005 г. было зарегистрировано 244 преступления об организации преступного сообщества, а осуждено, как отмечалось выше, 44 человека <4>. В 2006 г. было зарегистрировано 255 преступлений, связанных с организацией преступного сообщества, а в 2007 г. — 337 преступлений <5>).

———————————

<1> См.: Состояние преступности в России за январь — декабрь 2002 г. / МВД России. Главный информационный центр. М., 2003. С. 7.

<2> См.: Преступность и правонарушения (1999 — 2003): Стат. сб. М., 2004. С. 174.

<3> См.: Преступность и правонарушения (2000 — 2004): Стат. сб. М., 2005. С. 173.

<4> См.: Состояние преступности в России за 2005 г. / МВД России. Главный информационно-аналитический центр. М., 2006. С. 8.

<5> См.: Состояние преступности в России за 2006 г. / МВД России. Главный информационно-аналитический центр. М., 2007. С. 14; Состояние преступности в России за 2007 г. / МВД России. Главный информационно-аналитический центр. М., 2008. С. 14.

 

В 2008 г. было зарегистрировано 325 преступлений, связанных с организацией преступного сообщества, в 2009 г. — 247 преступлений, в 2010 г. — 172 преступления и в 2011 г. — 172 преступления <1>.

———————————

<1> См.: Состояние преступности в январе — декабре 2008 г. // Там же; Состояние преступности в январе — декабре 2009 г. // Там же; Состояние преступности в январе — декабре 2010 г. // Там же; Состояние преступности в январе — декабре 2011 г. // Там же.

 

К сожалению, данных о количестве осужденных за организацию преступного сообщества за 2008 — 2011 гг. мы не имеем.

Обнаруженные тенденции свидетельствуют, что организованная преступность (впрочем, как и вся преступность в целом) имеет социально-экономическую природу. Всплески групповой и организованной преступности в 1999 — 2000 гг. могут быть объяснены сложившейся в стране обстановкой после системного кризиса 1998 г. Кризисом 2008 — 2009 гг. можно, пожалуй, объяснить и рост преступлений, связанных с организацией преступного сообщества, в 2008 — 2009 гг., хотя уровень групповой преступности в эти годы упал даже по сравнению с «тучными» годами начала XXI в.

В связи с этим все большему числу профессионалов становится понятна невозможность противостояния организованной преступности исключительно или преимущественно уголовно-правовыми методами <1>.

———————————

<1> См.: Кудрявцев В.Н. Социальные причины организованной преступности в России // Организованная преступность и коррупция: Исследования, обзоры, информация. 2000. N 1. С. 7 — 20; Бойцов Л.Н., Гонтарь И.Я. Уголовно-правовая борьба с организованной преступностью: иллюзии, реальность и возможная альтернатива // Государство и право. 2000. N 11. С. 35 — 43; Гилинский Я.И. Указ. соч. С. 225.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code