1. ДОБРОВОЛЬНАЯ ЮРИСДИКЦИЯ В АРГЕНТИНЕ

Глава 4. ДОБРОВОЛЬНАЯ (БЕССПОРНАЯ) ЮРИСДИКЦИЯ В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ И КИТАЕ

  1. История добровольной юрисдикции в Аргентине

Аргентинское законодательство о гражданском процессе имеет историческую преемственность с законодательством Испании. Именно там мы обнаружим истоки аргентинской добровольной юрисдикции.

Профессор в своей работе «Juridiction gracieuse, les sommaires: les confusions dans l’histoire et . Solutions possibles» («Добровольная юрисдикция, суммарные производства: проблемы истории и развития. Возможные решения») <1>, ссылаясь на Гражданский процессуальный закон Испании (Ley de Enjuiciamiento Civil) 1855 г. (далее — ГПК 1855 г., Закон 1855 г.) и Гражданский процессуальный кодекс 1881 г. (далее — ГПК 1881 г.), отметил, что «оба (закона) обнаруживают контраст между «обязательной» юрисдикцией и «добровольной». Из обоих следовало и следует, что, когда мы говорим об общих правилах добровольной юрисдикции, мы должны понимать, что «начиная с того момента, когда появляется субъект, который возражает против требования другого субъекта, имеющего интерес в деле, юрисдикция становится спорной, не изменяя положения, в котором субъекты и предмет процесса находились перед этим… (п. 7 ст. 1208 ГПК 1855 г. и ст. 1817 ГПК 1881 г.)».

———————————

<1> a la XVII de la «Associazione Italiana fra gli studio del processo civile», Palermo, octubre de 1989.

 

Аргентинский ученый Isidoro Eisner критически оценивал испанский Закон: «…несоответствие между содержанием и названием этих процедур [добровольная юрисдикция] очевидно уже из определений, которые содержатся в некоторых кодексах, к примеру, в испанском ГПК 1855 г., в ст. 1207 которого содержалось следующее определение: «К актам в области добровольной юрисдикции относятся все те, которые приняты в случае судебного рассмотрения дела, возбужденного ввиду предписания закона или на основании заявления и не связанного с разрешением спорных вопросов между известными и определенными сторонами» <1>.

———————————

<1> Eisner I. Voz voluntaria (Juicio de) // Enciclopedia Omeba. T. XVII. Buenos Aires, 1963. P. 607.

 

Итак, нормы, регулирующие рассмотрение дел добровольной юрисдикции, содержащиеся в испанском Законе 1855 г., определившие юридическую природу этого института, впоследствии стали основой аргентинского законодательства.

Lino E. Palacio указывает <1>, что именно иберийское право было одним из главных ориентиров при разработке аргентинского Закона «50», который регламентировал производство в федеральных судах и который был принят в «эпоху кодификации» процессуального права. Закон датируется 1863 г., однако в нем мы еще не находим дел добровольной юрисдикции.

———————————

<1> Palacio L.E. Derecho Procesal Civil. T. I. ed. // Actualizada por C.E. Camps, A. Perrot. Buenos Aires, 2011. P. 70 ff.

 

В федеральной столице Аргентины в 1878 г. был принят Процессуальный кодекс по гражданским и коммерческим делам, измененный в 1880 г. В ст. ст. 626 — 717 этого Кодекса была закреплена процедура рассмотрения дел о наследовании, являющаяся одной из наиболее общих форм бесспорного процесса. Однако о такой категории, как «производство по делам добровольной юрисдикции», речи не шло. Законы, которыми этот Кодекс был реформирован (Закон 4128, Закон 14.237 и Декрет 23398/1956), ничего в этом отношении не изменили.

Обнаружить упоминание об этой категории можно в проекте Кодекса о гражданском и коммерческом процессе, подготовленного David Lascano в 1933 — 1934 гг. и годом позже представленного декану факультета права и социальных наук Национального университета Ла-Платы. В нем мы найдем предложение включить в Кодекс производства по делам, которые отныне будут причисляться к категории добровольной юрисдикции. Однако проект был отклонен национальной легислатурой и так и не стал законом. Между тем содержание этого законопроекта повлияло на правила, включенные в Закон 14.237. Другой законопроект, в котором добровольная юрисдикция нашла свое выражение, разрабатывался M. Fernandez (он был назначен Декретом 5818/1958). Однако и этот законопроект не был принят.

Только в Законе от 1967 г. 17.454, которым был введен в действие Гражданский и коммерческий процессуальный кодекс, действующий (с изменениями) и в настоящее время, появляется специальный раздел, содержащий правила рассмотрения дел в порядке добровольной юрисдикции в том виде, в каком мы их знаем сегодня. В пояснительной записке к законопроекту, подготовленной для Национальной исполнительной власти, авторы (среди которых и профессор Palacio) отмечали: «Комиссия предусмотрела процедуры дачи разрешения на вступление в брак, назначения опекуна или попечителя, выдачи копии и восстановления прав по ценным бумагам, дачи разрешения на представление интересов перед судом и совершения юридически значимых действий, представление документов для их изучения партнером, а также о признании, приобретении и продаже товаров (ст. ст. 801 — 811)».

Тем не менее в провинции Буэнос-Айрес подобные процедуры существуют с 1905 г. Действительно, Закон 2958 (Гражданский и коммерческий процессуальный кодекс), который заменил Кодекс 1878 г. (измененный в 1880 г.), предусматривал различные процедуры рассмотрения дел добровольной юрисдикции (назначение опекунов и попечителей, дача некоторых разрешений, внесение депозита, приобретение и продажа товаров, проверка торговых книг), но без использования самого термина «добровольная юрисдикция». Он появляется лишь с принятием Закона 7425 в 1968 г., который повторяет во многом Закон 17.454 и вводит в действие Гражданский и коммерческий процессуальный кодекс, который с некоторыми изменениями действует в провинции Буэнос-Айрес и сегодня.

 

  1. Каким органам подведомственны дела добровольной юрисдикции (судам или иным органам)?

 

В Аргентине дела добровольной юрисдикции рассматриваются судами, принадлежащими к различным судебным системам, — провинциальным (областным) и национальной. Причиной тому является федеративная форма государства.

Поскольку речь идет об одной из сфер деятельности судебной власти, рассмотрение дел регулируется процессуальными кодексами по гражданским и коммерческим делам, принимаемыми различными провинциями.

Однако имеются некоторые основания, которые делают возможными различное решение вопроса об органах, разрешающих бесспорные дела. Об этом будет упомянуто далее.

 

  1. Деятельность по рассмотрению дел добровольной юрисдикции является юрисдикционной (jurisdictio) или административной деятельностью?

 

В этом разделе речь пойдет о правовой природе явления, называемого «добровольной юрисдикцией».

Однако раскрытие этого вопроса требует обращения к контексту, в котором он был поставлен.

Как уже было отмечено ранее, процессуальным законодательством Аргентины суды наделены не только функцией по разрешению разногласий или споров <1>. В некоторых случаях они осуществляли и другие функции, не связанные, по крайней мере в начале процесса, с разрешением споров между субъектами.

———————————

<1> Camps C.E. Procesal Civil y Comercial de la Provincia de Buenos Aires. Anotado, comentado, concordado, . T. III. Buenos Aires, 2012. P. 2051 — 2053.

 

Не упоминалось и о формальных «сторонах», но только о заявителях, которые обращаются с целью реализации своего конституционного права на суд и удовлетворения собственных интересов, которые не оспаривает какое-либо лицо.

Таким образом, судебная власть осуществляет функцию по приданию большей защищенности некоторым правоотношениям или правовым состояниям и осуществляет ее наиболее эффективным способом. Заявитель обращается с простой «просьбой» или «заявлением», а не требованием с формальной точки зрения, суд рассматривает эту «добровольную» или «бесспорную» просьбу в порядке, предусмотренном Гражданским и коммерческим процессуальным кодексом, и принимает по итогам рассмотрения решение, которым заявитель может быть наделен некоторыми правами или которым будет признана некоторая правовая ситуация. Указанные права или прерогативы не могли быть получены заявителем без вмешательства государства в лице суда ввиду особенностей законодательного регулирования.

Решение суда по этим делам не должно затрагивать права иных лиц, потому что оно принято на основании сведений, представленных заявителем, и в одностороннем порядке.

Решение законодателя предоставить выполнение функции, которая не связана с осуществлением правосудия, поскольку не связана с разрешением конфликтов между сторонами, судебной власти неоднократно подвергалось критике. Отмечалось, например, что эта деятельность могла бы осуществляться органами исполнительной власти и это способствовало бы решению проблемы перегруженности судов и освобождения их от выполнения непрофильных функций.

Аргументы сторонников судебной подведомственности бесспорных дел сводятся в основном к тому, что, хотя бы начиная с того момента, когда дела становятся спорными (т.е. в ходе рассмотрения бесспорного дела был возбужден спор), участие суда в их рассмотрении становится обязательным. Кроме того, было отмечено, что юридическая сложность некоторых дел добровольной юрисдикции оправдывает отнесение их к судебной подведомственности, поскольку суды эффективнее других органов справляются с разрешением сложных дел.

Еще один аргумент связан со значимостью актов, которыми разрешается бесспорное дело, и с их последствиями в материальном праве. Было высказано мнение о том, что дела добровольной юрисдикции должны остаться в судебной подведомственности, поскольку по итогам рассмотрения дела принимается решение о признании, преобразовании, а также о правовых последствиях некоторых правовых отношений или ситуаций.

Нам представляется, что среди этих аргументов в пользу судебной подведомственности заслуживает внимания только первый. Действительно, достаточно часто происходит трансформация бесспорного дела в спорное, которое в свою очередь может рассмотреть только суд.

Аргентинский профессор Lino Enrique Palacio подчеркивает, что «понятие «добровольная юрисдикция», появившееся еще в римском праве (Дигесты, 1.16.2.pr.), традиционно обозначает функцию, осуществляемую судами, по признанию, преобразованию или приданию юридической силы некоторым состояниям или правовым отношениям в области частного права» <1>.

———————————

<1> Palacio L.E. Op. cit. T. I. Cap. V. P. 264 — 265.

 

Далее уважаемый автор следующим образом определяет свою позицию по вопросу о правовой природе добровольной юрисдикции: «…речь идет о функции, не свойственной судьям или судам, которые занимаются в основном тем, что разрешают конфликты или споры, возникающие между двумя или более лицами. Суды традиционно рассматривали эти бесспорные дела по причине (среди прочих), что они, во-первых, имеют исключительно юридическую природу; во-вторых, могут с легкостью превратиться в спорные дела, и, в-третьих, следует учесть важность последствий в материально-правовой сфере, производимых принимаемыми по итогам рассмотрения дела актами, вследствие чего желательным является наличие контроля со стороны суда за правоотношениями и состояниями, являющимися предметом рассмотрения. Однако указанные причины не предопределяют невозможности передачи этих дел в подведомственность иных органов (исполнительной власти) без внесения изменений в Конституцию» <1>.

———————————

<1> Palacio L.E. Op. cit. T. I. Cap. V. P. 264 — 265.

 

По мнению Palacio, деятельность суда по рассмотрению дел добровольной юрисдикции не является осуществлением правосудия, но является административной деятельностью <1>: «…понятие «юрисдикционная деятельность», наконец, также не должно применяться, так как деятельность суда имеет административную природу, т.е. это не деятельность по осуществлению правосудия» <2>.

———————————

<1> Ibid. P. 165.

<2> Ibid. P. 260.

 

«Не все акты, принимаемые судебной властью, — пишет Palacio, — принимаются в процессе осуществления правосудия. В действительности, суды не осуществляют правосудие, когда принимают постановления общего характера <1>, нанимают служащих или рассматривают дела добровольной юрисдикции. (…) Такое разнообразие функций, осуществляемых различными органами государства, является достаточным, чтобы опровергнуть все теории, которые основаны на понимании юрисдикционной деятельности как исключительно судебной (т.е. производной от природы самого суда). По этому вопросу de Malberg было высказано хорошо известное мнение, согласно которому можно называть акт юрисдикционным, если он принят органом, организованным как суд (т.е. отвечает требованиям независимости и беспристрастности). Между тем мы можем обнаружить, что этому условию соответствует и некоторая типично административная деятельность, как, например, среди прочих деятельность комиссий различных конкурсов или экзаменационных комиссий (жюри), а также деятельность, которую суды осуществляют в рамках добровольной юрисдикции» <2>.

———————————

<1> В российской действительности речь бы шла о постановлениях, информационных письмах и т.д. — Примеч. пер.

<2> Palacio L.E. Op. cit. T. I. P. 240 — 241.

 

Таким образом, определяя природу функций суда в этих делах, следует начинать с обращения к теории разделения функций государства, которая противопоставляется теории разделения властей. В нашей стране профессор Palacio был одним из наиболее последовательных сторонников позиции, согласно которой деятельность судов по рассмотрению и разрешению дел особого производства является административной <1>.

———————————

<1> Ibid. P. 267.

 

Следует отметить, что профессор Enrique Falcon также обнаружил некоторые трудности в решении вопроса о природе деятельности суда в этой области <1>.

———————————

<1> Procesal Civil y Comercial de la . Comentado, Concordado, Anotado. T. VI. ed., reimpr. Abeledo Perrot, 2011. P. 960 — 963.

 

Он отмечал, что «доктрина, несмотря на многочисленные усилия, не пришла еще к единому мнению по вопросу об определении понятия компетенции, не говоря уже о проблеме выявления точных границ между правосудием и административной (исполнительной) деятельностью, однако еще труднее определить со всей точностью природу функции государства, ранее называвшейся juridictio voluntaria, а сегодня — названной особой (gracieuse)«.

«Законная сила судебного акта и наличие государственного интереса, как представляется, — пишет Falcon, — являются теми двумя проблемами, в отношении которых ведутся основные дискуссии. Речь идет вовсе не о лингвистических дискуссиях, но о реальных попытках понять на основе объективных фактов, в чем же сущность этого института. Даже если юрисдикция является единой на всей территории государства (несмотря на высказанные в последнее время некоторые критические замечания по этому поводу), о бесспорной и спорной юрисдикции говорят, имея в виду прежде всего спорные (исковые) и бесспорные производства. Поэтому и было высказано мнение, что производства в области добровольной юрисдикции не имеют юрисдикционной (правосудной) природы, но являются административными, а дела отнесены к подведомственности суда в целях обеспечения наилучших гарантий эффективности и справедливости их разрешения».

«Уже давно не вызывает вопросов тезис о том, что спор не является основным признаком правосудия (по нашему мнению, и процесса также) и что в конечном счете природа органа, призванного разрешать бесспорное дело, в большей степени определяет сущность деятельности по разрешению этих дел. Подход, согласно которому в рамках добровольной юрисдикции принимаются не юрисдикционные, а административные по своей природе акты, был популярен в Италии до 1948 г., когда Allorio в серии работ обосновал тезис о том, что наличие или отсутствие спора и свойств законной силы судебного решения не являются основными признаками правосудия, что в итоге снова оживило полемику. В нашем случае обращение к историческому процессу не поможет решить проблему. Только теория organicista o funcional дает нам возможность рассматривать добровольную юрисдикцию в качестве правосудия. Но мы не можем сделать такого вывода на основании тезисов Allorio, так как тот факт, что спор не является существенным признаком правосудия, не означает никоим образом, что в рамках бесспорных производств осуществляется правосудие. И также нельзя сделать такой вывод (о юрисдикционной (правосудной) природе добровольной юрисдикции) на основании тезиса о том, что для разрешения бесспорных дел применяются другие типы производств, поскольку и спорные дела, производство по которым возбуждается в суде, могут быть затем переданы на разрешение третейскому суду. Я полагаю, что сейчас мы можем только следовать за законодателем. Но все же необходимо четко сформулировать проблему. Речь идет не о юрисдикционных или административных актах, принимаемых в рамках тех или иных дел, но о процессах — спорных или бесспорных. Следуя традиции, мы можем сказать, что юрисдикционными (т.е. теми, которые должны быть рассмотрены юрисдикционным органом — судом) являются процессы по разрешению споров, а также те, в которых ввиду требования закона участвует судья с целью обеспечения эффективного и адекватного контроля».

«Такое решение вопроса обусловило и позицию законодателя, — указывает Andreoli, — к которой мы пришли».

Как отметил Michelli: «При исследовании вопроса об определении понятия добровольной юрисдикции и положения о ее административной природе следует обратить внимание на то, что наряду с указанными выше тезисами, и даже в первую очередь, были предложены и другие аргументы, главным образом процессуального характера (отсутствие состязательности, разрешение дела в упрощенном порядке при закрытых дверях, форма принимаемого решения и способ его исполнения и т.д.), которые акцентируют внимание не на тех моментах, которые являются следствием особенной природы этой юрисдикции, но на тех, которые некоторым образом ее определяют и обусловливают».

По мнению Eisner, «решение проблемы добровольной юрисдикции напрямую зависит от решения вопроса об определении понятия юрисдикции. В целом все довольно просто, если считать, что бесспорный процесс является синонимом некой специальной юрисдикции, являющейся видом обычной юрисдикции». В этом смысле Morello, Sosa и Berizonce отмечали, что «спорность всегда присутствует, что позволяет поддержать соответствующие тезисы о природе добровольной юрисдикции, учитывая фундаментальную роль законной силы судебного постановления», но мы должны помнить, что законная сила, как говорил Couture, это «политическая проблема, а не юридическая: у нее нет чисто правового обоснования, она просто следует за практикой».

С другой стороны, как отмечает , необходимо обратить внимание на следующее: «Когда мы хотим определить понятие юрисдикции через понятие конфликта, мы должны понимать что такое конфликт — некоторые путают конфликт с обсуждением, другие спор с прениями, в то время как действительно важно одно — имеется или нет конфликт интересов. Неважно, будет ли этот конфликт разрешен в состязательном процессе или мирным путем, без дебатов, в претензионном порядке. Можно говорить о процессе по делу добровольной юрисдикции только тогда, когда нет конфликта интересов и речь идет о проявлении правоспособности субъекта или о юридическом акте, который принимается по итогам рассмотрения вопроса судом в виде решения». «И я подозреваю, — говорит Falcon, — что термин «добровольная», употребляемый для обозначения этой юрисдикции, может относиться как раз к актам выражения доброй воли субъекта при содействии и контроле со стороны судебного органа».

«Итак, — заключает профессор Falcon, — наше мнение. На основе высказанных выше соображений делаем вывод о том, что процесс будет особым (бесспорным), если нет спора в стадии своего развития (т.е. актуального спора), не имеется никакой другой стороны, против которой подано заявление и против которой ведется процесс. Абсолютно точно одно — процесс может быть спорным (исковым) или бесспорным (добровольным). Я не согласен с правильностью употребления термина «юрисдикция» для описания систем разрешения конфликтов, частью которых является деятельность по фиксированию прав субъекта, который заявляет об этом. Системы, названные «бесспорный (особый) процесс» ( gracieux), могут быть как судебными, так и административными, но в любом случае это зависит от процессуальной политики, от удобства, но вовсе не от сущности институтов, организации государства и т.д.».

Что касается востребованности бесспорной юрисдикции и статистики по бесспорным делам в сравнении с общим количеством разрешаемых судами гражданских дел, то, не обладая статистическими данными по всей стране, можно сказать все же, что, за исключением дел о наследовании, количество дел добровольной юрисдикции не слишком велико, тем более если сравнивать с количеством гражданских, коммерческих и семейных дел, рассматриваемых в аргентинских судах <1>.

———————————

<1> Camps C.E. La » voluntaria» en nuestros y la eficacia de la de justicia // Acceso al derecho procesal civil: Obra colectiva // A.M. Morello (Dir.). Libreria Editora Platense, 2007.

 

  1. Законодательное регулирование рассмотрения бесспорных дел

 

Гражданские и коммерческие процессуальные кодексы, общенациональный и провинции Буэнос-Айрес, являющиеся примерами регламентации гражданского судопроизводства в Аргентине, содержат регламенты бесспорных (добровольных) производств в отдельной книге в специальной части кодексов <1>.

———————————

<1> Ibidem.

 

В этой книге содержатся регламенты рассмотрения большей части бесспорных дел, однако, как мы увидим позже, некоторые дела добровольной юрисдикции (например, дела о наследовании), не регулируются ей. Учитывая вышеизложенное, мы можем утверждать, что законодательная регламентация добровольной юрисдикции в Аргентине содержится в процессуальном законе, применяемом также при рассмотрении спорных дел.

 

  1. Категории дел, относящиеся к добровольной юрисдикции, и наиболее востребованные из них в Аргентине

 

Как уже было сказано, в Гражданском и коммерческом процессуальном кодексе провинции Буэнос-Айрес «особым производствам» посвящена книга VII Специальной части.

В этой книге содержится регламент некоторых категорий дел: дачи разрешения на вступление в брак, назначения опекуна или попечителя, выдачи копии и восстановления прав по ценным бумагам, дачи разрешения на представление интересов перед судом и совершение юридически значимых действий, предоставление документов для их изучения партнером, а также дел о признании, приобретении и продаже товаров (ст. ст. 812 — 826).

Но к добровольной юрисдикции в Аргентине относятся не только эти дела.

Доктрина также причисляет к добровольной юрисдикции дела о наследовании, развод и раздел имущества при наличии обоюдного согласия супругов, усыновление, дела о предоставлении информации и теперь еще ряд новых категорий дел, таких как дела о даче разрешения на изъятие органов и заявления о похищении людей <1>.

———————————

<1> Camps C.E. La » voluntaria» en nuestros y la eficacia de la de justicia.

 

Одна из категорий дел добровольной юрисдикции, которую мы можем охарактеризовать как важнейшую в этой области, — это дела о наследовании.

Значение дел о наследовании обусловлено двумя причинами: во-первых, это самая популярная категория дел добровольной юрисдикции, а во-вторых, в отношении этих дел неоднократно высказывалась мысль о необходимости уменьшения доли судебного вмешательства и рассмотрения их в ином порядке <1>. Между тем, несмотря на то, что эта категория дел в Аргентине является наиболее популярной, количество рассматриваемых дел по сравнению с другими процессами — делами искового производства (дела об убытках, дела из обязательственных правоотношений, арест имущества, дела, связанные с недвижимым имуществом, — истребование, арендные выплаты, признание права, установление границ и т.д., amparos, банкротство и др.) совсем небольшое <2>.

———————————

<1> Ibidem.

<2> Ibidem.

 

Также процедура принятия обеспечительных мер в отношении недвижимого имущества регулируется, как и дела о наследовании, отдельно, но всегда включается в процессуальные кодексы.

Palacio пишет, что «Национальный процессуальный кодекс и кодексы, которые приняты на его основе и по его образцу, предусматривают в качестве дел добровольной юрисдикции дела о даче разрешения на брак (ст. ст. 774 и 775), дела о назначении опекунов или попечителей и об определении их функций (ст. ст. 776 и 777), о выдаче копии и восстановлении прав по ценным бумагам (ст. ст. 778 и 779), о даче разрешения на представление интересов перед судом и совершение юридически значимых действий (ст. 780), о представлении документов для их изучения партнером (ст. 781) и о признании, приобретении и продаже товаров (ст. ст. 782 — 784)). Надо отметить между тем, что имеются и другие дела, регламент которых не содержится в той же самой книге, но которые в силу своей природы должны быть причислены к добровольной юрисдикции (дела о наследовании и охранительные (обеспечительные) меры), и к тому же, что некоторые из указанных в ст. ст. 774 — 784 дел зачастую связаны с разрешением потенциального спора, который тем не менее разрешается в рамках добровольной юрисдикции (например, дела о даче разрешения на брак или о даче разрешения на представление интересов перед судом и совершение юридически значимых действий, о признании или приобретении имущества)».

Гражданский процессуальный кодекс провинции Жужуй (Jujuy), разработанный на основе проекта профессора Couture 1945 г., содержит разд. VII, полностью посвященный «делам добровольной юрисдикции». Этот раздел в свою очередь содержит три главы: «Общие положения», «Доказывание» и «Объявление лица недееспособным». В качестве общего положения закреплено, что специальные нормы применяются в случае необходимости установления фактов, которые имеют юридическое значение, при условии, что это не приведет к причинению какого-либо вреда иному известному лицу (ст. 411). Судебные акты, принимаемые по этим делам, лишены законной силы судебного решения (ст. 412). Процесс возбуждается на основании «заявления», которое должно быть сделано (составлено) «в соответствии с правилами, регулирующими порядок заявления устных ходатайств, или правилами, регулирующими ординарный процесс, в зависимости от дела» (ст. 413). Что касается процедуры рассмотрения дела, то согласно ст. 414 «на основании заявления Суд изучает дело и, если сведений предоставлено недостаточно, он обязывает их предоставить. Если же такие сведения не будут предоставлены, Суд может обязать заявителя, чтобы он коротко обосновал те факты, на которых основывает свое заявление. После получения необходимых сведений в дело вступает прокурор, и если не заявлено возражений, судья рассматривает дело по существу». В то же время в соответствии со ст. 415, «если имеются возражения со стороны прокурора или третьего лица, Суд их рассматривает, и если он считает, что они не препятствуют рассмотрению заявления по существу, то дело рассматривается по правилам спорного (искового) производства, но судебное решение принимается по правилам особого производства (ст. 412), то есть оно не будет иметь законной силы. Если же Суд придет к выводу о том, что возражения имеют существенное значение и могут привести к невозможности рассмотрения и удовлетворения заявления, Суд прекращает производство по делу, а заинтересованные лица должны прибегнуть к процедурам, которые Суд признает соответствующими». Обжалование судебных актов, принимаемых в этом виде производства, регулируется ст. 416, которая устанавливает, что «судебные акты, принятые в этом виде производства, могут быть отменены тем же Судом, который их постановил, на основании заявления стороны. Решение Суда об удовлетворении заявления об отмене или его отклонении может быть обжаловано в апелляционном порядке (…) (ст. 417)».

Palacio пишет: «В Гражданском и коммерческом процессуальном кодексе провинции Санта Фе делам добровольной юрисдикции посвящена книга IV. В этой книге содержится семь глав, в которых прописан регламент рассмотрения дел о свидетельствовании документов и завещаний <1>, изменении публичных документов, признании недееспособным и дееспособным, назначении и об отстранении опекунов или попечителей, о временном отстранении или об ограничении в родительских правах, о даче разрешения на вступление в брак, признании лица безвестно отсутствующим или об объявлении лица умершим. Однако не все эти дела являются в полном смысле бесспорными, в частности дела по заявлениям о признании лица недееспособным, об отстранении опекунов и о временном отстранении от осуществления или об ограничении родительских прав, так как они предполагают наличие конфликта между сторонами» <2>.

———————————

<1> Речь идет об аналоге нотариального удостоверения сделок, последствием которого является создание документа (инструмента) с повышенной доказательственной силой. — Примеч. пер.

<2> Palacio L.E. Op. cit. T. I. P. 223 — 224.

 

Оставляя за скобками казуистику, доктрина выработала классификации различных дел добровольной юрисдикции.

Профессор Palacio, основываясь на цели процесса по делу, предложил разделить дела добровольной юрисдикции на следующие группы <1>:

———————————

<1> Palacio L.E. Op. cit. T. I. P. 223 — 224.

 

  1. Дела об установлении, объединении, изменении и прекращении прав. Например, дела о внесении записи об обществе в публичный торговый реестр, назначении опекуна или попечителя, разводе по обоюдному согласию супругов и т.д.
  2. Дела об утверждении, такие как утверждение судом соглашения, предложенного должником в процедуре банкротства, утверждение завещания и т.д.
  3. Дела о признании. Например, дела по заявлениям о признании права бедности — с целью сокращения расходов на судебное разбирательство — или о признании безвестно отсутствующим или умершим — в общем, все дела, связанные с констатацией существования определенных фактов.
  4. Дела о даче разрешения. В эту категорию включены дела о даче разрешения на продажу имущества недееспособных лиц, разрешения на участие в судебном процессе или на осуществление контроля за документацией юридического лица и т.д.

Профессор Falcon в свою очередь предложил несколько иное видение проблемы.

Он отмечает, что «классификация дел добровольной юрисдикции может проводиться по разным основаниям. Morello, Sosa и Berizonce разделяют эти дела на связанные с преобразованием прав, утверждением актов, признанием и дачей разрешений на что-либо… я полагаю, что бесспорные дела следует классифицировать по тому основанию, имеется или нет изначально возможность возникновения конфликта. Таким образом, мы сможем разграничить все дела на исключительно бесспорные и бесспорные с возможностью превращения в спорные».

«В отличие от бесспорных дел в чистом виде, которые и возникают, и оканчиваются при отсутствии конфликта, например дел о представлении документов для их изучения партнером (ст. 781), «потенциально спорные» дела добровольной юрисдикции таят в себе возможность возникновения конфликта и состязательности, если появится заинтересованное в этом лицо (например, аннулирование торговых документов, назначения опекуна или попечителя и т.д.). Можно было бы выделить третий неоднородный тип дел добровольной юрисдикции независимо от содержания кн. VII Кодекса, в который включались бы дела с устной формой судебного решения (ст. 774 — разрешение на вступление в брак), или дела, по которым проводится одно судебное заседание с целью «получения всех доказательств» (ст. 780 — дела о даче разрешения на представление интересов перед судом и совершение юридически значимых действий), или дела, рассматриваемые в судебном заседании с вызовом противоположной стороны (ст. ст. 782 — 784) — признание, приобретение и продажа товаров). Palacio отметил, что он полагает неправильным называть бесспорным дело в случае, если заявлено возражение стороной, которая принимает участие в судопроизводстве, как в делах о признании, приобретении и продаже имущества».

Итак, как резюмирует знаменитый профессор Falcon, что касается аргентинского права, то национальный Гражданский и коммерческий процессуальный кодекс прямо называет некоторое количество дел добровольными, но имеются также и другие категории дел (такие как наследование, охранительные меры и т.д.), которые представляются — prima facie — также делами добровольной юрисдикции <1>.

———————————

<1> Op. cit. P. 963 — 968.

 

Он указывает, что иные дела зачастую регулируются другими законами, например Коммерческим кодексом, Гражданским кодексом, Законом о навигации и т.д. В частности, это такие дела, как аннулирование торговых документов (ст. ст. 89 — 95 Декрета 6965/1963 и ст. 746 и след. Коммерческого кодекса); аннулирование потерянных или украденных документов (дело является потенциально спорным); регистрация компаний в Генеральной инспекции юстиции; судебное уведомление о собрании акционеров; дела, связанные с переменой имени (изменение фамилии и изменение имени и фамилии лицом, получившим гражданство); признание экспертом согласно Закону о навигации; дела об усыновлении (Закон 24.779), которые могут стать спорными, если требования рассматриваются в рамках процесса о кровном родстве.

 

  1. Процедуры рассмотрения бесспорных дел и их основное отличие от искового производства

 

Во всех вышеперечисленных делах добровольной юрисдикции субъект должен оформить свои требования заявлением, которое подается в суд <1>. Заявитель отыскивает удовлетворение своего интереса, различающегося в зависимости от дела, но всегда гарантированного законом, например интереса в определении права наследования, в определении положения ребенка, подлежащего дальнейшему усыновлению, в даче разрешения на вступление в брак, в изучении документации общества его участником.

———————————

<1> Camps C.E. La » voluntaria» en nuestros y la eficacia de la de justicia.

 

Для реализации своего интереса заявитель будет вынужден обратиться в суд, на который возложены полномочия по удовлетворению таких требований. Как говорил Couture, в этих делах нет «истца», потому что не имеется и «ответчика» в строгом значении термина. Речь идет о просителе или заявителе, обращающемся с заявлением в порядке реализации своего конституционного права на обращение в суд — процессуальной стороны права на обращение с петицией к власти, гарантированного ст. 14 Конституции Нации.

Между тем этот «мирно рожденный» процесс может превратиться в спорный, состязательный. Достаточно простого заявления какого-либо субъекта, направленного в принципе «против другого лица», и текущее положение вещей меняется. Так, лицо, которое не имело титул наследника другого человека, может получить его; лицо, у которого не было разрешения на вступление в брак, также может получить его от суда; ребенок может покинуть учреждение или свою биологическую семью, для того чтобы начать совместное проживание с опекунами, и т.д.

Очевидно, что удовлетворение заявления зачастую затрагивает сферу интересов других лиц, причем интересов не только частных, но и публичных. Представителем таких интересов является прокуратура, в особенности, если дело касается представления интересов недееспособных лиц.

В этом заложена сама возможность конфликта.

Все эти «другие лица», интересы которых затрагиваются судебным актом, принятым на основании простого заявления, могут рассматриваться как потенциальные «стороны», имеющие право на оспаривание, которое является проявлением их собственного и неотъемлемого права на обращение в суд.

Добровольная юрисдикция превращается, таким образом, в спорную.

Это случается довольно часто. И сама возможность потенциального конфликта для нас является наиболее важной причиной, по которой эти дела должны оставаться в подведомственности суда, который является единственным органом государства, наделенным imperium (проявлением которого является свойство исполнимости судебного акта) с целью разрешения конфликтов.

По поводу специфики бесспорного процесса Palacio отмечал следующее <1>:

———————————

<1> Palacio L.E. Op. cit. T. I. P. 165.

 

«A) Обычно процесс необходим для того, чтобы получить решение суда, которым разрешается конфликт между двумя людьми, называющимися сторонами процесса. В таких случаях процесс называется спорным, а предметом судебного спора является требование. Совершенно безразлично, будет ли заявлено на конкретное требование возражение или нет. Если возражений нет (такие случаи называются или allanamiento), процесс все равно остается состязательным».

«B) Между тем традиционно суды наделены кроме этой функции по разрешению споров еще и функцией по установлению, преобразованию или приданию действительности некоторым правовым состояниям или частноправовым отношениям. По этой причине еще с эпохи римского права принято говорить о двух типах юрисдикции — «спорной» и «добровольной». В первом случае, как отмечал Caravantes, процесс имеет место быть inter nolentes, т.е. между людьми, которые должны предстать перед судом независимо от их воли на это. Но во втором случае процесс проходит inter volentes — между людьми, которые согласны с некоторым юридическим действием или правовым положением».

«C) Вышеизложенное позволяет понять причину существования бесспорного процесса, предметом которого может быть одна или несколько «просьб» или требований, субъекты которого могут быть названы «заявителями».

«Речь идет об общем для всех бесспорных дел признаке — обращение в суд предопределено не необходимостью, как в исковом производстве, получить решение суда против другого человека, но необходимостью получить решение, которое закон считает необходимым в качестве условия возникновения или действия определенного права. Следовательно, в бесспорных делах судебные постановления принимаются, в случае необходимости, в пользу заявителя, но никогда против другого лица».

«Тем не менее это не исключает возможности того, что вследствие разногласий между самими заявителями или появления возражений заинтересованного лица или прокуратуры бесспорные дела, целиком или частично, превратятся в спорные. В ходе процесса по назначению опекуна или попечителя, например, появляется заинтересованное лицо, которое просит предоставить ему право быть представителем опекаемого в суде. В этом случае вопрос должен быть разрешен в состязательном порядке в рамках суммарного процесса (ст. 776 Гражданского и коммерческого процессуального кодекса нации)…»

«Вопреки мнению Podetti мы понимаем, что возможность трансформации бесспорного процесса в спорный, которая является характеристикой всех дел добровольной юрисдикции, не позволяет отрицать того, что это все-таки различные юридические категории. С одной стороны, конечно, заявление возражения изменяет цель процесса, появляется элемент, который не является необходимым в этом роде процесса. С другой стороны, вопреки тому, что происходит в спорных производствах, заявить потенциальное возражение может любое заинтересованное лицо или один из заявителей, который не соглашается с другим в отношении действительности или правовых последствий акта после возбуждения производства по делу» <1>.

———————————

<1> Palacio L.E. Op. cit. T. I. P. 220 — 223.

 

По мнению Palacio, бесспорный процесс имеет следующие принципиальные характеристики:

«1) Не должно существовать какого-либо конфликта, который следует разрешить… Соглашаемся с Carnelutti в том, что в этом типе процесса суд будет работать вместе с заявителем или его представителем, а не являться нейтральной фигурой между двумя претендентами на что-либо. Это обстоятельство тем не менее… не исключает возможности разногласий между самими заявителями или появления возражений заинтересованных лиц или прокуратуры. В этот момент добровольный процесс становится полностью или частично спорным».

«2) Следствием этого является отсутствие «сторон» в строгом смысле слова в делах добровольной юрисдикции. Здесь, как говорит Couture, «частное лицо не требует чего-либо от кого-либо». Таким образом, этому типу процесса «не хватает» ответчика. Заинтересованные лица не могут быть ответчиками, так как не являются «противоположной» стороной».

«3) Наконец, ввиду отсутствия двусторонности, — что является важной характеристикой этих производств, — и из-за того, что Суд вынужден основывать свое решение только на доказательствах, предоставленных заявителем, у этого судебного решения не будет законной силы по отношению к иным лицам» <1>.

———————————

<1> Palacio L.E. Op. cit. T. I. P. 266 — 267.

 

  1. Судебные акты, принимаемые по итогам рассмотрения бесспорных дел, и их характеристики

 

В большинстве случаев решение Суда, как принято говорить, «не затрагивает прав других лиц». Именно поэтому производство по делу может быть возобновлено, если в будущем появится субъект, имеющий в этом интерес.

Судебные акты, принимаемые по делам добровольной юрисдикции, не могут приобрести законную силу судебного решения: они приняты не «против кого-либо», но «по просьбе кого-либо», и часто судьи отмечают в судебных актах, что они «не затрагивают права других лиц».

К примеру, в делах о наследовании судом признается наследником определенное лицо, но затем появляется другой субъект, который также заявляет свои права на наследство, и суд может признать его преимущество перед первым лицом.

Однако, даже несмотря на то, что решение может быть изменено, если на то будут причины, все равно до этого момента оно имеет обязательную силу для заявителя, такую же, как и решение, принятое в исковом процессе. Это объясняется тем, что в обоих случаях imperium суда абсолютно идентично, т.е. судебные акты наделяются возможностью принудительного исполнения. Только у судебной власти имеется эта прерогатива: у нее монополия на применение силы, делегированная ей обществом. Это способствует, в частности, сохранению общественного мира и, по нашему мнению, является одной из наиболее важных причин, обусловливающих судебную подведомственность дел добровольной юрисдикции <1>.

———————————

<1> Camps C.E. La » voluntaria» en nuestros y la eficacia de la de justicia.

 

Исследуя проблему действия принципов гражданского процесса, Palacio указывал, что, «как правило, принцип (состязательности) применим лишь в спорных (исковых) производствах, поэтому и решение суда, принятое в исковом процессе, может обладать законной силой судебного постановления. В рамках же добровольных (бесспорных) производств, в которых отсутствует конфликт или спор между сторонами, невозможно принятие судебных решений, наделенных законной силой, — они должны быть всегда доступны для ревизии по инициативе заинтересованного лица. Таким образом, ст. 412 Кодекса Жужуя совершенно правильно предусматривает: «Решение Суда, принятое по бесспорному делу, не обладает законной силой судебного постановления даже в случае, если Апелляционный суд, рассмотрев дело по жалобе заинтересованного лица, оставит решение без изменения. Факты, установленные таким решением, считаются истинными, пока не доказано иное; права, которые лица приобретают в связи с принятием такого решения, также предполагаются существующими, пока не будут представлены доказательства иного». Итак, принцип состязательности будет действовать только в том случае, если в бесспорном производстве обнаружится спор, который возникает с появлением лица, интересы которого были затронуты судебным актом, принятым по бесспорному делу. То же самое можно сказать и о случаях, когда заявляются возражения в рамках еще не оконченного процесса» <1>.

———————————

<1> Palacio L.E. Op. cit. T. I. P. 193 — 194.

 

  1. Апелляционное производство по бесспорным делам и его отличия от апелляционного производства по исковым делам

 

Апелляция по исковым и бесспорным делам в гражданском и коммерческом процессуальном праве Аргентины является идентичной. Нормы, регулирующие бесспорные производства, просто отсылают к общим нормам об апелляции, к примеру, к правилам о доказывании или о привлечении третьих лиц.

 

  1. Реформы в сфере добровольной юрисдикции

 

Некоторые аргентинские авторы полагают, что суды не должны рассматривать дела, относящиеся к добровольной юрисдикции, а подведомственность должна быть распределена в пользу госслужащих или иных публичных субъектов. По их мнению, в таком случае судьи будут иметь больше времени, чтобы рассматривать спорные (исковые) дела, т.е. «настоящие судебные дела».

Профессор Morello указал, что эта тенденция характерна не только для Аргентины: ее наличие можно констатировать и в европейских странах, причем в тех, которые оказывают влияние на аргентинское гражданское процессуальное право. В этих странах судебная власть стремится к тому, чтобы «освобождаться от дел добровольной юрисдикции».

Эти идеи не новы, и они всегда нацелены на одно и то же — на сокращение подведомственных суду дел. Проблема дискутируется постоянно, причем наиболее часто внимание акцентируется на делах о наследовании. Стремление у всех авторов, конечно, одно — сделать правосудие более скорым и эффективным, освободив систему от дел, которые не связаны с ее предназначением <1>.

———————————

<1> Camps C.E. La » voluntaria» en nuestros y la eficacia de la de justicia.

 

На Двадцатом национальном конгрессе гражданского права, который был проведен на юридическом факультете Университета Буэнос-Айреса в сентябре 2005 г., снова был поднят вопрос об изменении подведомственности дел добровольной юрисдикции. Наиболее острые дискуссии были посвящены возможности передачи бесспорных наследственных дел в компетенцию нотариусов.

Между тем предложение не нашло поддержки. В итоге было решено, что при современном состоянии гражданского права, гражданского процесса и реестра исключать дела о наследовании из судебной подведомственности и неосуществимо, и неприемлемо.

 

  1. Важные научные и практические проблемы в сфере добровольной юрисдикции

 

Как уже было сказано, одна из главных проблем — судебная подведомственность дел добровольной юрисдикции, осуществление судом задач, которые ему несвойственны.

Тем не менее мы полагаем, что проблема снижения судебной нагрузки может быть решена при помощи других мер, о которых следует подумать, вместо того чтобы исключать бесспорные дела из судебной подведомственности.

Как отмечал Couture, «любое дело добровольной юрисдикции связано с потенциальным конфликтом, который может стать вполне реальным по инициативе либо заинтересованного лица, либо прокуратуры, которая часто принимает участие при рассмотрении дел этого типа».

Поэтому мы считаем полезным избегать передачи дел добровольной юрисдикции в компетенцию нотариуса. Следует сохранить компетенцию суда по таким делам, особенно в случаях, когда бесспорное дело становится спорным.

Итак, принимая во внимание указанные причины, мы делаем вывод о необходимости сохранения добровольной юрисдикции в целом и дел о наследовании в частности в орбите судебной власти.

К.Э. КАМПС (C.E. CAMPS)

Пер. с фр. А.В. Аргунова

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code