Часть 1. Методические рекомендации по расследованию принуждения к совершению сделки или отказу от ее совершения (ст. 179 УК РФ)

Уголовно-правовая характеристика принуждения к совершению сделки или к отказу от ее совершения

Совершение сделок – правомерная гражданско-правовая процедура. Гражданское право предусматривает в качестве метода отрасли – диспозитивность. Это прямо следует из текста п.1 ст.1  ГК РФ: «Гражданское законодательство основывается на признании равенства участников  регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав…». Причем в тексте Гражданского кодекса РФ неоднократно акцентируется внимание на независимости, самостоятельности сторон гражданско-правовых отношений (п.2 ст.1, п.1 ст.2 ГК РФ). Также, подчеркивается необходимость свободы волеизъявления сторон как условие правомерности  сделки, а сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств, может признаваться в соответствии со ст. 179 ГК РФ недействительной.

Кроме того, случаи совершения гражданско-правовых сделок, при которых отсутствует свобода волеизъявления одной из сторон, попадают в сферу действия уголовного законодательства. Так, Уголовный кодекс Российской Федерации содержит ряд составов,  в которых предусмотрена ответственность за неправомерное воздействие на волю участников гражданско-правовых отношений. Среди них – ст.179 УК РФ (принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения).

Указанная уголовно-правовая норма в настоящее время применяется недостаточно эффективно. Так,  в 1998 году зарегистрировано всего по России 36 преступлений, предусмотренных ст. 179 УК РФ, окончено расследованием 23 уголовных дела (в том числе в г. Москве – 2; Архангельской области — 4, Алтайском крае — 3, Краснодарском крае – 5 и т.п.).

В 1999 году всего было зарегистрировано 38 преступлений, предусмотренных  ст. 179 УК РФ. За 12 месяцев следователями было окончено производством 41 уголовные дело (в том числе, в г. Москве – 4, Кировской обл. — 2, Курской обл. — 2, Северно-Восточном УВДТ – 6 и т.п.). Установленная сумма материального ущерба по оконченным производством уголовным делам составила 4959 тыс. руб.

В 2000 году зарегистрировано уже 69 преступлений, предусмотренных ст. 179 УК РФ, окончено расследованием или разрешено  за отчетный период — 59 дел (в том числе в Смоленской обл. – 29, г. Москве – 7, Московской обл. – 4,  г. Санкт-Петербурге – 2, и т.п.).

Непосредственным объектом этого преступления является автономия воли, имущественная самостоятельность участников гражданско-правовых отношений в части совершения ими правомерных сделок. Сделками в соответствии со ст.153 ГК РФ, признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Таким образом, потерпевшим по указанным уголовным делам могут быть как физические лица, так и юридические. Однако  воздействие в любом случае направлено на физическое лицо, которое может являться представителем юридического лица и совершать сделку либо отказываться от ее совершения от имени юридического лица и вопреки интересам юридического лица.  При этом следует иметь в виду, что принуждение может быть как к совершению многосторонних (в том числе двусторонних), так и односторонних сделок.

В качестве факультативного объекта в этом составе могут выступать здоровье, отношения собственности, честь и достоинство, тайна частной жизни.

Объективная сторона заключается в принуждении к совершению сделки или к отказу от ее совершения. Принуждение может быть совершено только в форме действия и заключается в формировании воли лица на совершение сделки или отказу от ее совершения. Однако содержание воли в этом случае остается прежним, изменяется лишь волеизъявление лица. Содержание волеизъявления обусловлено действиями виновного. Оно формируется под влиянием поведения преступника, а не по внутренней мотивации потерпевшего. Виновное лицо определяет предмет сделки, условия ее совершения, а в договорах еще и другие стороны. При принуждении к отказу от совершения сделки – предмет, а в договорах и стороны, в отношении которых должен быть выражен отказ. Так же по 179 ст. УК РФ следует квалифицировать и принуждение к незаконным сделкам. Незаконными (ничтожными) могут признаваться сделки, которые не оформлены в установленном законом порядке, а также сделки с условиями, противоречащими закону (например сделки, предметом которых является имущество, изъятое из оборота либо оборот которого ограничен). Невозможно принудительное отчуждение личных неимущественных (нематериальных) благ: жизнь, здоровье, честь, достоинство, деловая репутация, личная неприкосновенность, физическая свобода, право на имя и пр. Требования о совершении сделок с этими объектами невозможны, так как они неотчуждаемы.

В диспозиции 179 статьи названы альтернативные способы воздействия на волю потерпевшего. Они являются обязательными признаками объективной стороны. К ним относятся:

—         угроза применения насилия;

—         угроза уничтожения или повреждения чужого имущества;

—         угроза распространения сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких.

Для квалификации достаточно применения одного из названных способов. Не имеет значения способ доведения угрозы до сознания потерпевшего (устно или письменно, лично, с использованием средств связи или через посредника и т.п.). В угрозе может быть высказана возможность ее немедленного приведения в исполнение либо реализации ее в будущем в случае невыполнения потерпевшим требований виновного. При этом реальность угрозы определяется исходя из субъективного восприятия ее реальности потерпевшим, независимо от того, намеревался ли виновный действительно привести ее в исполнение.

Угроза применения насилия может заключаться в опасности причинения тяжкого, средней тяжести или легкого вреда здоровью, побоев, истязания, а также убийства. По содержанию угроза может быть конкретизированной, то есть точно называть последствия для потерпевшего («лишу зрения»,  «без рук останешься» и т.п.), так и неопределенной, то есть угрожать применением насилия вообще.

Угроза уничтожением или повреждением чужого имущества может относится как  к имуществу, в отношении которого потерпевший наделен какими-либо правомочиями собственника (владение, пользование и распоряжение), так и  к имуществу в  сохранности  которого он может быть заинтересован в силу определенных обстоятельств. Единственный признак, названный в диспозиции статьи – чужое имущество, то есть не принадлежащее виновному лицу. Способ уничтожения или повреждения имущества, содержащийся в угрозе, не имеет значения для квалификации.

Угроза распространения сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких также может быть совершена различными способами. Главное, что следует установить при определении опасности угрозы для потерпевшего – это характер сведений, распространением которых угрожает виновный. Эти сведения должны быть способны причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких. Под близкими, в соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РСФСР №3 от 04.05.1990 г., следует понимать не только родственников потерпевшего, но и иных лиц, в жизни, здоровье и благополучии которых в силу сложившихся жизненных обстоятельств заинтересован потерпевший. Сведения, распространением которых угрожает виновный, могут быть как порочащими (умаляющими честь и достоинство потерпевшего или его близких), так и не порочащими, но нежелательными для распространения; как соответствующими действительности, так и ложными. Однако в случае состоявшегося распространения заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица, деяние может быть квалифицировано по совокупности со ст. 129 УК РФ (клевета).

По конструкции объективной стороны состав формальный, то есть преступление будет считаться оконченным с момента предъявления требования совершить какую-либо сделку или отказаться от ее совершения при наличии одного из указанных способов. Не требуется при этом, чтобы потерпевший реально совершил требуемую сделку или отказался от сделки против своей воли. Более того, нет необходимости устанавливать, что он дал согласие виновному на совершение или отказ от сделки. То есть момент окончания преступления не зависит от того, удалось ли виновному изменить содержание волеизъявления потерпевшего.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что принуждает лицо к совершению сделки либо к отказу от ее совершения против его воли одним из названных выше способов и желает принудить лицо таким способом. Мотивы и цели в данном случае не имеют квалифицирующего значения, хотя чаще всего в практике присутствует корыстный мотив.

Субъектом этого преступления может быть физическое, вменяемое лицо с 16 летнего возраста.

Квалифицированный состав этого преступления предусматривает такие признаки как неоднократность, совершение преступления с применением насилия, организованной группой.

В практике часто возникают проблемы отграничения принуждения к совершению сделки или к отказу от ее совершения от вымогательства (ст.163 УК РФ), поскольку в этих составах предусмотрены одинаковые способы совершения преступления.

Особенно сложно различить эти составы, когда речь идет о совершении действий имущественного характера. Основным критерием разграничения в этом случае является направленность деяния на причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу при вымогательстве и отсутствие материального ущерба от сделки при принуждении к совершению сделки или к отказу от ее совершения. При принуждении к совершению возмездных сделок путем неэквивалентного обмена, действия следует квалифицировать по ст. 163 УК РФ. Неэквивалентным возмещением считается возмещение стоимости очевидно ниже уровня действующих в этот период цен. Так, к действиям имущественного характера можно отнести выполнение строительных, ремонтных, сельскохозяйственных работ без соответствующего возмещения, зачисление на высокооплачиваемую должность, необоснованное отнесение к категории льготников и т.п.

Таким образом, при совпадении способов принуждения можно провести отличия составов по содержанию условий сделки. Если лицо принуждается к совершению сделки, то при надлежащем оформлении и таком содержании ее условий, которые свидетельствуют об отсутствии ущерба потерпевшей в результате сделки стороне, действия должны квалифицироваться по ст.179 УК РФ, так как общественная опасность этого преступления заключается, прежде всего, в нарушении свободы волеизъявления сторон гражданско-правовых отношений путем неправомерного воздействия на потерпевшего.

В случае принуждения лица к сделке, которая оформляется надлежащим образом, но по содержанию условий сделки видно, что она очевидно не выгодна для потерпевшего, действия виновного подлежат квалификации по ст.163 УК РФ, так как в результате такой сделки причиняется имущественный ущерб собственнику или иному владельцу.

Практика свидетельствует о том, что в ряде случаев действия по принуждению к совершению сделки или к отказу от ее совершения совпадают по способу с особо квалифицированным составом ст.178 УК РФ (монополистические действия и ограничение конкуренции). Если будет установлено, что потерпевший принуждается к совершению сделки или к отказу от ее совершения с целью устранения его с рынка как  субъекта экономической деятельности, поддержания единых цен, ограничения его доступа на рынок и пр., то действия виновного должны квалифицироваться по совокупности ст. 178 и ст. 179 УК РФ.

 


[1] Подготовлены авторским коллективом: старший научный сотрудник НИЛ-4 ВНИИ МВД России подполковник юстиции Ложкина Е.И., старший научный сотрудник НИЛ-4 ВНИИ МВД России подполковник милиции Корнева Л.С., старший научный сотрудник НИЛ-4 ВНИИ МВД России майор милиции Мерзогитова Ю.А., начальник отдела по делам о преступлениях в сфере экономики и компьютерной информации КМУ СК при МВД России подполковник юстиции Егоров Г.А., старший следователь отдела по делам о преступлениях в сфере экономики и компьютерной информации КМУ СК при МВД России майор юстиции Корсакова В.А.

Следующая страница

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code