2.6. Преобразование

Упоминание о преобразовании в отечественном законодательстве относится к 1918 г. (Постановление Народного Комиссариата Торговли и Промышленности РСФСР от 20/7 апреля 1918 г. “О правовых ограничениях, устанавливаемых для торговых и торгово-промышленных предприятий”).

Назвать последующее развитие этой формы можно нелинейным. Так, в законодательстве можно встретить несколько терминов – отдаленных аналогов, как то (см. ч. I настоящей работы): превращение, переход актива и пассива к юридическому лицу другого вида. Нет упоминания о преобразовании, как о “пути” реорганизации и в ГК 1964 г. Как было отмечено в ч. 1 настоящей работы, этому не имеется каких-либо внятных объяснений в литературе, хотя можно предположить, что в самом таком “пути” не было особой надобности в силу малого количества форм юридических лиц и их постоянства.

Закрепление преобразования в качестве самостоятельной формы реорганизации произошло довольно поздно – только в 1987 г. с принятием Закона СССР “О государственном предприятии (объединении)”, и с тех пор преобразование во всех нормативных актах именуется формой реорганизации. Впрочем, введение новой формы реорганизации в 1987 г. не сопровождалось никаким указанием на ее содержательные черты и специфику. Только в 1990 г. в советском законодательстве (ст. 37 Закона СССР 1990 г. “О предприятиях в СССР”, ст. 37 Закона РСФСР 1990 г. “О предприятиях и предпринимательской деятельности”) появилось указание о последствиях преобразования: при преобразовании одного предприятия в другое к вновь возникшему предприятию переходят все имущественные права и обязанности прежнего предприятия. Из такого определения было ясно, что, во-первых, преобразованию подлежит только само юридическое лицо, но не его часть, во-вторых, и это гораздо важнее, преобразование влечет прекращение реорганизуемого лица и создание другого нового лица (“…к вновь возникшему предприятию…”). Таким образом, в законе был реализован подход, согласно которому между старым (прекратившим свое существование) и новым (вновь созданным) лицом не было установлено идентичности: это были различные юридические лица.

“Звездный час” преобразования настал в 1991 – 1992 гг., когда был запущен процесс массовой приватизации государственных предприятий (учреждений, объединений). Указом Президента РФ от 1 июля 1992 г. N 721 “Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества” государственные предприятия подлежали преобразованию в акционерные общества открытого типа; порядок такого преобразования предусматривался утвержденным этим Указом Положением о коммерциализации государственных предприятий с одновременным преобразованием в акционерные общества открытого типа. Однако такое “преобразование” имело существенные отличия от того преобразования, которое было урегулировано российскими законами, а также от того преобразования, каким мы его привыкли видеть сегодня, а именно:

а) не был реализован принцип универсального правопреемства в смысле перехода всех прав и обязанностей (см. Закон РСФСР 1990 г.). Напротив, Положение (п. 10) устанавливало ни много ни мало то, что “пределы правопреемства акционерных обществ, созданных в порядке коммерциализации подразделений, устанавливаются решением соответствующего комитета”. То есть правопреемство носило не автоматический характер, а должно было быть в части его объема специально установлено органом, осуществляющим приватизацию. Интересно отметить, что более поздние акты допускали и иные варианты правопреемства, а именно частичное правопреемство для случаев совмещения преобразования с выделением, которое осуществлялось на основании п. 9 Указа Президента РФ от 14 октября 1992 г. N 1230 “О регулировании арендных отношений и приватизации имущества государственных и муниципальных предприятий, сданного в аренду”. В частности, товарищество или акционерное общество, созданное на базе имущества подразделений предприятий, ранее сданных в аренду, признавались “правопреемником арендатора” (т.е. всего предприятия в целом) лишь “в отношении имущества, выделенного в пределах его доли по разделительному балансу”;

б) преобразованию подлежали не только сами юридические лица, но их отдельные структурные подразделения (п. 2): “…не являющиеся юридическими лицами подразделения предприятий (объединений), указанных в пункте 1 настоящего Положения, обладавшие по состоянию на 1 января 1992 года отдельным балансом либо имевшие балансовую стоимость основных фондов более 10 млн. рублей или среднесписочную численность работающих более 200 человек, могут быть преобразованы в открытые акционерные общества по решению их трудовых коллективов и соответствующих комитетов по управлению имуществом с учетом требований пункта 2 статьи 19 Закона РСФСР “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках”. Преобразование указанных подразделений в открытые акционерные общества (коммерциализация) осуществляется без их предварительного преобразования в самостоятельные государственные предприятия”.

Критиковать соответствующие положения документов, регулировавших приватизацию, не имеет смысла по одной простой причине: на тот момент никакого понимания модели преобразования, а потому и внятного регулирования – просто не существовало. Соответственно, преобразование можно было использовать так, как было удобно для реализации тех или иных целей экономической политики.

Исходя из этого перейдем к описанию модели преобразования в ныне действующем законодательстве. Если во всех остальных случаях реорганизации никакого общего определения в ГК нет, то в части преобразования такое утверждение будет не вполне верным. В ст. 58 ГК, как и для других форм реорганизации, есть на первый взгляд только описание последствий преобразования в части правопреемства (“при преобразовании юридического лица одного вида в юридическое лицо другого вида (изменении организационно-правовой формы) к вновь возникшему юридическому лицу переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с передаточным актом”). Однако внимательное прочтение процитированного текста показывает, что в отличие от всех других случаев (слияние, присоединение, разделение, выделение) в описании последствий при преобразовании “зашифровали” самое что ни на есть определение: преобразование – это изменение организационно-правовой формы. Интересно, что в отличие от всех других форм реорганизации специальные законы (ст. 20 Федерального закона “Об акционерных обществах”, ст. 56 Федерального закона “Об обществах с ограниченной ответственностью”, ст. 34 Федерального закона “О государственных и муниципальных унитарных предприятиях” и др.) никаких иных определений преобразования не содержат.

Анализу проблем соотношения изменения организационно-правовой формы, изменения типа и других сходных институтов в этой работе было уделено довольно много внимания. Отметим, что приведенное в законе определение преобразования как изменения организационно-правовой формы:

– при ныне действующей системе юридических лиц практически лишено смысла, поскольку установить в точности, что является организационно-правовой формой (видом) юридического лица, не представляется возможным;

– оно лишено смысла также и потому, что, охватывая в реальности несущественные трансформации, оно не охватывает институт так называемого изменения типа юридического лица, по сути чаще всего именно реорганизации по своим последствиям.

Впрочем, с этими аспектами можно навести порядок и в действующей модели регулирования реорганизации, гораздо важнее посмотреть на другую составляющую модели преобразования в ее нынешнем виде. А именно на то, что преобразование по существу представляет собой создание нового юридического лица.

Формально ничего такого в законе не написано, как, к примеру, для случая слияния, однако ни использованная терминология ст. 58 ГК (“…к вновь возникшему юридическому лицу переходят…”), ни общее правило ст. 57 ГК о том, что “юридическое лицо считается реорганизованным, за исключением случаев реорганизации в форме присоединения, с момента государственной регистрации вновь возникших юридических лиц”, ни положения Закона о государственной регистрации юридических лиц, ст. 16 которого указывает, что “реорганизация юридического лица в форме преобразования считается завершенной с момента государственной регистрации вновь возникшего юридического лица, а преобразованное юридическое лицо – прекратившим свою деятельность”, не вызывают сомнения в том, что преобразование означает прекращение реорганизованного лица и создание нового лица.

Однако правильно ли это? Здесь нельзя не вспомнить наши рассуждения о континуитете в ч. 2 настоящего исследования, дополнив их следующими важными соображениями. В зарубежной практике в отношении аналогов нашего преобразования как раз можно встретить иной подход. Т.Д. Аиткулов, комментируя положения о преобразовании германского права, пишет: “в праве ФРГ слияние в обеих формах отличается по основаниям закрепления прав и обязанностей прекращаемого общества за другим лицом также и от реорганизации в форме изменения организационно-правовой формы (§ 20.2 Закона о реорганизации), сходной, по существу, с преобразованием в праве Российской Федерации. При такой форме реорганизации используется не институт универсального правопреемства, а институт идентичности (Identitaet). Считается, что права и обязанности от старого субъекта права к новому не переходят, а принадлежат новому на основании его идентичности со старым субъектом права…” <1>. Аналогичный комментарий встречаем у других комментаторов немецкого подхода: “специфика изменения организационно-правовой формы (Formwechsel, § 190) заключается в том, что субъект права меняет свой правовой статус, но продолжает существовать. Новый субъект права идентичен прежнему” <2>. Действительно, если посмотреть § 202 немецкого Закона о преобразовании (Umwandlungsgesetz) в части такой формы преобразования, как Formwechsel, то правило звучит следующим образом: “Der formwechselnde besteht in der in dem bestimmten Rechtsform weiter” <3>, что можно перевести примерно следующим образом: меняющий форму субъект права продолжает существовать в правовой форме, определенной решением о преобразовании.

——————————–

<1> Аиткулов Т.Д. Указ. соч. С. 11.

<2> Реорганизация и ликвидация юридических лиц по законодательству России и стран Западной Европы. М.: Юристъ, 2000. С. 74 (авторы соответствующей главы: Антуан Лион-Кан, Дженет Дайн, Ив Шапю, Фернандо Вальдес Даль Ре, Вернер Мерль, Фредерик Даан).

<3> http://www.gesetze-im-internet.de/bundesrecht/umwg_1995/gesamt.pdf (дата обращения – 11 января 2013 г.).

 

Однако такая ситуация сложилась не только в праве ФРГ <1>:

——————————–

<1> Интересно, что в некоторых правопорядках доктрина продолжения (континуитета) распространяется на гораздо больший круг явлений, к примеру на слияние и присоединение. Так, ст. 186 Кодекса о коммерческих корпорациях Канады (Canada Business Corporations Act (http://laws.justice.gc.ca/eng/acts/C-44/page-77.html#docCont (дата обращения – 11 января 2013 г.)) относительно действия a certificate of amalgamation указывает: “On the date shown in a certificate of amalgamation… (a) the amalgamation of the amalgamating corporations and their continuance as one corporation become effective…”. Положенияо continuance можновстретитьповсемутекстуЗакона, кпримеру, ст. 12: “A corporation shall not be incorporated or continued as a corporation under this Act with…” ит.д.

 

а) ст. 18 ГражданскогокодексаНидерландов (Dutch Civil Code, илинаголландском – Burgerlijk Wetboek) <1>, котораярегулируетинститутпреобразования (Conversion илинаголландском Omzetting), указываетследующее: “A conversion does not end the existence of the legal person” <2>, чтоможноперевестиследующимобразом: преобразованиенепрекращаетсуществованияюридическойличности;

——————————–

<1> Текст на английском языке доступен по следующей ссылке: http://www.dutchcivillaw.com/civilcodebook022.htm (дата обращения – 11 января 2013 г.), текст на голландском языке доступен по следующей ссылке: http://www.wetboek-online.nl/wet/Burgerlijk%20Wetboek%20Boek%202.html#1775 (дата обращения – 11 января 2013 г.).

<2> Илинаголландском: “Omzetting het bestaan van de rechtspersoon niet”.

 

б) ЗаконШвейцарииослиянии, разделении, преобразованииипередачеимущества (Bundesgesetz Fusion, Spaltung, Umwandlung und Fusion, Spaltung, Umwandlung und )) вст. 53 (Art. 53 Grundsatz), даваяобщиеположенияопреобразовании (Umwandlung),указывает, чтоправаиобязанностиюридическоголицавсвязистакимпреобразованиемнеизменяются (Ihre Rechtsverhn; ltnisse werden dadurch nicht vemndert);

в) Закон о преобразовании коммерческих компаний и кооперативов Чешской Республики (. 125/2008 Sb., o obchodnich obchodnich a a ) <1> в § 360 придерживается такой же модели: ” formy osoba ani , pouze se “;

——————————–

<1> http://business.center.cz/business/pravo/zakony/premeny-obchodnich-spolecnosti-a-druzstev (дата обращения – 2 ноября 2012 г.).

 

г) не влечет создание нового юридического лица и transformation по Коммерческому кодексу Франции;

д) схожую ситуацию мы можем найти в законодательстве некоторых штатов США, к примеру:

– ст. 30-18-406 “Effect of conversion” Idaho Entity Transaction Act (штатАйдахо) содержиттакоеправило: “(1) When a conversion becomes effective: (a) The converted entity is: (i) Organized under and subject to the organic law of the converted entity; and (ii) The same entity without interruption as the converting entity…” <1> (переводя суть, можно сказать так: преобразованное юридическое лицо – это то же самое (The same) юридическое лицо, что и преобразованное юридическое лицо);

——————————–

<1> http://legislature.idaho.gov/idstat/Title30/T30CH18SECT30-18-406.htm (дата обращения – 11 января 2013 г.).

 

– разд. 17-26-101 Chapter 26 Title 17 Wyoming Statutes <1> (ЗаконыштатаВайоминг) вчастипоследствий conversion указывают: “(g) Upon conversion, all property owned by the converting entity remains in the newly converted entity. All obligations of the converting entity continue as obligations of the newly converted entity. Any action or proceeding pending against the converting entity may be continued as if the conversion had not occurred”;

——————————–

<1> http://legisweb.state.wy.us/statutes/statutes.aspx?file=titles/Title17/T17CH26.htm (дата обращения – 11 января 2013 г.).

 

– Sec. 34-200 “Effect of conversion” General Statutes of Connecticut (ОбщиезаконыштатаКоннектикут) применительнокпреобразованию Limited Liability Companies <1>: “A general or limited partnership that has been converted to a limited liability company pursuant to section 34-199 shall be deemed for all purposes the same entity that existed before the conversion, except that the converted entity, its members and managers shall be governed solely by the provisions of sections 34-100 to 34-242, inclusive”.

——————————–

<1> http://www.cga.ct.gov/current/pub/chap613.htm#Sec34-193.htm (дата обращения – 11 января 2013 г.).

 

В общем, как можно понять, зарубежное законодательство во многих случаях не склонно связывать преобразование с прекращением (созданием) юридической личности.

Интересно в этой связи посмотреть на проекты изменения нашего законодательства. Проект Федерального закона N 47538-6 “О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации” в редакции, принятой ГД ФС РФ в первом чтении 27 апреля 2012 г. (ко второму чтению этот проект был “раздроблен” на несколько законопроектов и применительно к изменениям в части юридических лиц имеет другой номер и название: проект Федерального закона N 4 7538-6/2 “О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации, статью 1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации”), разработанный в рамках реализации Концепции развития гражданского законодательства, предполагал следующие изменения в ст. 58 ГК в части преобразования: предлагалось ее п. 5, касающийся регулирования последствий преобразования, изложить следующим образом: “при преобразовании юридического лица из одной организационно-правовой формы в другую права и обязанности реорганизованного юридического лица в отношении третьих лиц не изменяются. К отношениям, возникающим при реорганизации юридического лица в форме преобразования, правила статьи 60 настоящего Кодекса не применяются”.

Понять, что хотели этими изменениями сказать их авторы, совершенно невозможно, ведь при сохранении положений ст. 57 ГК, которые мы здесь неоднократно цитировали, принципиально ничего не меняется: при преобразовании одно лицо прекращается, а другое вновь возникает. Говоря иначе, в одной норме остались “следы” прежнего подхода, а в другой – сделана попытка имплементировать (довольно бездумно) положения Закона Швейцарии о слиянии, разделении, преобразовании и передаче имущества, который основывается на принципе континуитета в части преобразования.

Тем не менее, как нам кажется, законодатель движется в принципиально правильном направлении <1>. С нашей точки зрения, в такой попытке есть здравое зерно в плане ухода от концепции “реорганизация = правопреемство” или “реорганизация – это всегда и прежде всего правопреемство”. Говоря иначе, достижение желаемого результата преобразования – изменение формы – возможно в рамках континуитета, т.е. при сохранении организации в другом виде без ее прекращения.

——————————–

<1> Элементы этого подхода, впрочем, встречаются уже в действующих нормативных актах. К примеру, интересны нормы Положения о ведении реестра владельцев инвестиционных паев паевых инвестиционных фондов, утвержденного Приказом Федеральной службы по финансовым рынкам от 15 апреля 2008 г. N 08-17/пз-н. Если для всех форм реорганизации, кроме преобразования, этот документ предусматривает один порядок внесения изменений в реестр о переходе прав на инвестиционные паи паевых инвестиционных фондов (регистратор вносит расходную запись по лицевому счету реорганизуемого юридического лица и приходную запись по лицевому счету юридического лица – правопреемника), то для случая преобразования порядок иной: переход прав на инвестиционные паи при преобразовании осуществляется в порядке изменения данных анкеты зарегистрированного лица.

 

Исходя из этого можно попробовать сформулировать модель преобразования: преобразование – это форма реорганизации, в результате которой юридическое лицо изменяет свою организационно-правовую форму, вид или тип; при преобразовании юридического лица принадлежащие ему права и обязанности в отношении третьих лиц не изменяются, юридическое лицо продолжает существовать в другой организационно-правовой форме (виде, типе).

В лице преобразования перед нами, как и в случае с разделением и выделением, форма реорганизации, которая исключает какое-либо договорное начало, что логично, поскольку реорганизации подвергается одно юридическое лицо, меняющее форму. Соответственно, такому лицу не с кем согласовывать свою волю (исключая случаи получения разрешений и согласий на реорганизацию со стороны третьих лиц и уполномоченных органов). Это предполагает ключевую роль решения о реорганизации, принимаемого уполномоченным лицом (собственником, собранием участников, уполномоченным органом).

Здесь, как и во всех предыдущих случаях, мы должны отметить, что никаких общих требований к решению о реорганизации в форме преобразования в законе нет, они сформулированы применительно к различным организационно-правовым формам и, соответственно, различны, что будет видно на следующих примерах.

Решение о реорганизации в форме преобразования акционерного общества:

– в соответствии со ст. 20 Федерального закона “Об акционерных обществах” решение общего собрания акционеров по вопросу о реорганизации общества в форме преобразования должно содержать:

1) наименование, сведения о месте нахождения юридического лица, создаваемого путем реорганизации общества в форме преобразования;

2) порядок и условия преобразования;

3) порядок обмена акций общества на доли участников в уставном капитале общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью или паи членов производственного кооператива в случае, если осуществляется преобразование общества в общество с ограниченной (дополнительной) ответственностью или производственный кооператив, либо порядок определения состава имущества или стоимости имущества, которое при выходе или исключении из некоммерческого партнерства его члена либо при ликвидации некоммерческого партнерства вправе получить его член, являвшийся акционером общества, преобразованного в это некоммерческое партнерство;

4) список членов ревизионной комиссии или указание о ревизоре создаваемого юридического лица, если в соответствии с федеральными законами уставом создаваемого юридического лица предусмотрено наличие ревизионной комиссии или ревизора и образование ревизионной комиссии или избрание ревизора отнесено к компетенции высшего органа управления создаваемого юридического лица;

5) список членов коллегиального исполнительного органа создаваемого юридического лица, если в соответствии с федеральными законами уставом такого юридического лица предусмотрено наличие коллегиального исполнительного органа и его образование отнесено к компетенции высшего органа управления такого юридического лица;

6) указание о лице, осуществляющем функции единоличного исполнительного органа создаваемого юридического лица;

7) список членов иного органа (за исключением общего собрания участников хозяйственного общества или членов некоммерческого партнерства) создаваемого юридического лица, если в соответствии с федеральными законами уставом создаваемого юридического лица предусмотрено наличие иного органа и его образование отнесено к компетенции высшего органа управления создаваемого юридического лица;

8) указание об утверждении передаточного акта с приложением передаточного акта;

9) указание об утверждении учредительных документов создаваемого юридического лица с приложением учредительных документов;

– в соответствии со ст. 20 Федерального закона “Об акционерных обществах” такое решение может содержать:

1) указание об аудиторе юридического лица, создаваемого путем реорганизации общества в форме преобразования;

2) иные данные о кандидатах в члены ревизионной комиссии (на должность ревизора) создаваемого юридического лица, если в соответствии с федеральными законами уставом создаваемого юридического лица предусмотрено наличие ревизионной комиссии или ревизора и образование ревизионной комиссии или избрание ревизора отнесено к компетенции высшего органа управления создаваемого юридического лица, в члены коллегиального исполнительного органа создаваемого юридического лица, если в соответствии с федеральными законами уставом такого юридического лица предусмотрено наличие коллегиального исполнительного органа и его образование отнесено к компетенции высшего органа управления такого юридического лица, о лице, осуществляющем функции единоличного исполнительного органа создаваемого юридического лица, в члены иного органа (за исключением общего собрания участников хозяйственного общества или членов некоммерческого партнерства) создаваемого юридического лица, если в соответствии с федеральными законами уставом создаваемого юридического лица предусмотрено наличие иного органа и его образование отнесено к компетенции высшего органа управления создаваемого юридического лица;

3) другие, не противоречащие федеральным законам положения о реорганизации общества;

– в соответствии со ст. 15 Федерального закона “Об акционерных обществах”:

1) решением о реорганизации общества в форме преобразования может быть предусмотрен особый порядок совершения реорганизуемым обществом отдельных сделок и (или) видов сделок или запрет на их совершение с момента принятия решения о реорганизации общества и до момента ее завершения;

2) в отношении кандидатов в члены ревизионной комиссии (на должность ревизора), члены коллегиального исполнительного органа лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа, в члены иного органа решение о реорганизации общества в форме преобразования должно содержать: имя, данные документа, удостоверяющего личность (серия и (или) номер документа, дата и место его выдачи, орган, выдавший документ), – для физических лиц; наименование, сведения о месте нахождения – для управляющей организации в случае, если такими договором или решением предусмотрена передача полномочий единоличного исполнительного органа общества, создаваемого путем реорганизации, управляющей организации;

3) в случае, если решением о реорганизации общества в форме разделения предусмотрено указание об аудиторе создаваемого общества или создаваемых обществ, такие договор или решение должны содержать: наименование, сведения о месте нахождения – для аудиторской организации; имя, данные документа, удостоверяющего личность (серия и (или) номер документа, дата и место его выдачи, орган, выдавший документ), – для предпринимателя, осуществляющего аудиторскую деятельность без образования юридического лица.

Решение о реорганизации в форме преобразования общества с ограниченной ответственностью:

– в соответствии со ст. 56 Федерального закона “Об обществах с ограниченной ответственностью” общее собрание участников общества, реорганизуемого в форме преобразования, принимает решение о такой реорганизации, о порядке и об условиях преобразования, о порядке обмена долей участников общества на акции акционерного общества, доли участников общества с дополнительной ответственностью, доли или вклады в складочный капитал хозяйственного товарищества или паи членов производственного кооператива, об утверждении устава создаваемого в результате преобразования юридического лица, а также об утверждении передаточного акта; участники юридического лица, создаваемого в результате преобразования, принимают решение об избрании его органов в соответствии с требованиями федеральных законов о таких юридических лицах и поручают соответствующему органу осуществить действия, связанные с государственной регистрацией юридического лица, создаваемого в результате преобразования.

Решение о реорганизации в форме преобразования унитарного предприятия:

– в соответствии со ст. 34 Федерального закона “О государственных и муниципальных унитарных предприятиях” решением о преобразовании унитарного предприятия в государственное или муниципальное учреждение, решением о преобразовании федерального государственного унитарного предприятия в автономную некоммерческую организацию должны быть определены основные цели деятельности создаваемой организации, наименование органа исполнительной власти, осуществляющего полномочия учредителя такой организации, а также необходимые мероприятия по преобразованию унитарного предприятия.

Решение о реорганизации в форме преобразования кредитного кооператива:

– в соответствии со статьей 9 Федерального закона “О кредитной кооперации” решение о реорганизации в форме преобразования должно содержать:

1) наименование, сведения о месте нахождения юридического лица, создаваемого путем реорганизации в форме преобразования;

2) порядок и условия преобразования кредитного кооператива;

3) порядок обмена паенакоплений (паев) членов кредитного кооператива (пайщиков) на акции, доли участников в уставном капитале хозяйственного общества, складочном капитале товарищества или на паи членов производственного кооператива в случае, если осуществляется преобразование кредитного кооператива в хозяйственное общество, товарищество или в производственный кооператив, либо порядок определения состава имущества или стоимости имущества кредитного кооператива, которое вправе получить член кредитного кооператива (пайщик), преобразованного в некоммерческое партнерство, при прекращении его членства в некоммерческом партнерстве;

4) список членов контрольно-ревизионного органа создаваемого юридического лица, если в соответствии с федеральными законами и уставом создаваемого юридического лица предусмотрено наличие контрольно-ревизионного органа и образование такого органа отнесено к компетенции высшего органа управления создаваемого юридического лица;

5) список членов коллегиального исполнительного органа создаваемого юридического лица, если в соответствии с федеральными законами и уставом такого юридического лица предусмотрено наличие коллегиального исполнительного органа этого юридического лица и его образование отнесено к компетенции высшего органа управления такого юридического лица;

6) указание о лице, назначенном (избранном) единоличным исполнительным органом создаваемого юридического лица;

7) список членов иного органа создаваемого юридического лица (за исключением общего собрания участников хозяйственного общества или товарищества, членов производственного кооператива или членов некоммерческого партнерства), если в соответствии с федеральными законами и уставом создаваемого юридического лица предусмотрено наличие этого органа и его образование отнесено к компетенции высшего органа управления создаваемого юридического лица;

8) указание об утверждении передаточного акта с приложением передаточного акта;

9) указание об утверждении учредительных документов создаваемого юридического лица с приложением учредительных документов;

10) иные не противоречащие федеральным законам положения о реорганизации кредитного кооператива в форме преобразования.

Решение о реорганизации в форме преобразования хозяйственного партнерства:

– в соответствии со ст. 24 Федерального закона “О хозяйственных партнерствах” решение о реорганизации партнерства должно содержать:

1) наименование, сведения о месте нахождения акционерного общества, создаваемого в результате реорганизации партнерства в форме преобразования;

2) порядок и условия преобразования;

3) порядок и условия обмена долей участников партнерства в складочном капитале партнерства на акции акционерного общества;

4) список членов ревизионной комиссии или указание о ревизоре создаваемого акционерного общества;

5) список членов коллегиального исполнительного органа создаваемого акционерного общества, если уставом такого акционерного общества предусмотрено наличие коллегиального исполнительного органа и его образование отнесено к компетенции высшего органа управления такого акционерного общества;

6) указание о лице, осуществляющем функции единоличного исполнительного органа создаваемого акционерного общества;

7) список членов иного органа (за исключением общего собрания акционеров акционерного общества) создаваемого акционерного общества, если уставом создаваемого акционерного общества предусмотрено наличие иного органа и его образование отнесено к компетенции высшего органа управления создаваемого акционерного общества;

8) указание об утверждении передаточного акта с приложением такого передаточного акта;

9) указание об утверждении устава создаваемого акционерного общества с приложением такого устава;

– в соответствии со ст. 24 Федерального закона “О хозяйственных партнерствах” решение о реорганизации партнерства в форме преобразования может содержать:

1) указание об аудиторе акционерного общества, создаваемого в результате реорганизации партнерства в форме преобразования;

2) иные данные о кандидатах в члены ревизионной комиссии (на должность ревизора) создаваемого акционерного общества, в члены коллегиального исполнительного органа создаваемого акционерного общества, если уставом такого акционерного общества предусмотрено наличие коллегиального исполнительного органа и его образование отнесено к компетенции высшего органа управления такого акционерного общества, о лице, осуществляющем функции единоличного исполнительного органа создаваемого акционерного общества, кандидатах в члены иного органа (за исключением общего собрания акционеров акционерного общества) создаваемого акционерного общества, если уставом создаваемого акционерного общества предусмотрено наличие иного органа и его образование отнесено к компетенции высшего органа управления создаваемого акционерного общества;

3) другие, не противоречащие федеральным законам положения о реорганизации партнерства;

– решением о реорганизации партнерства в форме преобразования может быть предусмотрен особый порядок совершения реорганизуемым партнерством отдельных сделок и (или) видов сделок или запрет на их совершение на определенный период.

Для всех указанных решений актуальна и возможность в соответствии со ст. 23 Федерального закона “Об архивном деле в Российской Федерации” урегулировать условия и место дальнейшего хранения архивных документов.

Содержание

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 92

1 comment for “2.6. Преобразование

  1. Веньямин
    29.08.2015 at 5:40 дп

    В целом с позицией автора о явной объективной целесообразности применения “института идентичности” при реорганизации в форме преобразования нельзя не согласится.
    Кроме того создание юридического лица, институты реорганизации и преобразования(выделяю) построены на системе юридических фикций.
    Имеется возможность пойти дальше, чем предлагается в обобщённом виде автором – “Говоря иначе, достижение желаемого результата преобразования — изменение формы — возможно в рамках континуитета, т.е. при сохранении организации в другом виде без ее прекращения.”, а именно при сохранении формального процесса прекращения юридического лица и создания “нового” который де факто остался на данный момент(август 2015г), указанное указанное можно считать правовой или юридической фикцией, которая не должна влиять на сущность преобразования – сохранение корпорации в иной организационно правовой форме – “институт идентичности”. Если для системы учёта это надо проводить как прекращение и создание юридических лиц, пожалуйста проводите, но это не должно обуславливать все иные сущностно-правовые последствия преобразования. И не должно предполагать “переход прав”, только из за формального создания и прекращения юридических лиц.

    No votes yet.
    Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code