Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 25.12.2014 N 48-АПУ14-55

Решение суда.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 25 декабря 2014 г. N 48-АПУ14-55

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Скрябина К.Е.,
судей Зателепина О.К., Земскова Е.Ю.
при секретаре Миняевой В.А.
с участием прокурора Филипповой Е.С., адвоката Пригодина С.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании материалы по апелляционным жалобам Хакимова И.А. на постановление Челябинского областного суда от 30 сентября 2014 года, по которому признано законным и обоснованным решение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 21 августа 2014 года о выдаче
ХАКИМОВА И.А., <…>
компетентным органам Республики Таджикистан для привлечения к уголовной ответственности по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 245 Уголовного кодекса Республики Таджикистан.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зателепина О.К., изложившего содержание постановления, существо апелляционных жалоб, мнение Хакимова и его защитника — адвоката Пригодина, поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Филипповой, полагавшей оставить постановление без изменения, Судебная коллегия

установила:

постановлением заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 21 августа 2014 года удовлетворен запрос Генеральной прокуратуры Республики Таджикистан о выдаче Хакимова И.А. для привлечения к уголовной ответственности по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 245 УК РТ.

Постановлением Челябинского областного суда от 30 сентября 2014 года решение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 21 августа 2014 года признано законным и обоснованным.

В апелляционных жалобах Хакимов И.А. считает незаконным и необоснованным как постановление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 21 августа 2014 года, так и постановление Челябинского областного суда от 30 сентября 2014 года.

Выражает свое несогласие с выдвинутым против него обвинением, заявляя о своей невиновности в совершении вменяемого ему преступления. Исходя из этого полагает, что уголовное дело в отношении его в Республике Таджикистан возбуждено незаконно, поэтому исполнение прокуратурой Российской Федерации запроса о его выдаче является также неправомерным. Обращает внимание на то, что в нарушение требований закона представленные компетентными органами Республики Таджикистан документы не заверены гербовой печатью.

Считает незаконным его задержание и взятие под стражу. В частности, постановление о заключении его под стражу от 15 марта 2011 года не имеет юридической силы, так как вынесено в его отсутствие.

Утверждает, что российская сторона неправильно квалифицировала содеянное им, что не позволило применить институт давности уголовного преследования. В частности, обосновывает, что согласно выдвинутому против него обвинению содеянное им должно квалифицироваться как преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 159.4 УК РФ (мошенничество в сфере предпринимательской деятельности), а не ст. 160 или ч. 4 ст. 159 УК РФ, и, учитывая, что преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 159.4 УК РФ, относится к категории преступлений небольшой тяжести, срок давности привлечения его к уголовной ответственности истек еще в период его нахождения в Республике Таджикистан.

Решение о выдаче принято с нарушением требований п. 2 ч. 2 ст. 464 УПК РФ и ч. 3 ст. 12 УК РФ, так как лицо не подлежит выдаче, если деяние, в связи с которым направлен запрос о выдаче, совершено на территории Российской Федерации или против интересов Российской Федерации за пределами ее территории. При этом фирма ООО «<…>» является российской фирмой, зарегистрированной в г. <…> и находится под защитой интересов Российской Федерации.

Выводы суда о том, что он не обращался в соответствующие органы для получения гражданства, являются необоснованными. На момент возбуждения уголовного дела он находился на законном основании на территории Российской Федерации, получил разрешение на временное проживание, был зарегистрирован и проживал в г. <…> <…> области.

Указывает, что наличие судебных решений, в частности Арбитражного суда г. Москвы от 23 декабря 2008 года и Экономического суда г. Душанбе от 18 августа 2009 года, согласно которым исковые требования ООО «<…>» к ООО «<…>» удовлетворены, а представитель ООО «<…>» признал долг перед российской компанией, свидетельствует о его невиновности. При этом просит о том, чтобы суд апелляционной инстанции запросил указанные решения из соответствующих судов.

Считает, что нужно проанализировать последние доклады в отношении Республики Таджикистан в части применения пыток к обвиняемым и осужденным и бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения с ними.

Просит отменить постановление Челябинского областного суда от 30 сентября 2014 года и признать незаконным решение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 21 августа 2014 года.

В возражениях на апелляционную жалобу прокурор Милых М.В. выражает несогласие с изложенными в них доводами, считает их необоснованными, просит оставить жалобу без удовлетворения, а постановление без изменения.

Проверив материалы, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия пришла к следующему.

Судебная коллегия не находит оснований для признания незаконным решения о выдаче гражданина Республики Таджикистан Хакимова И.А. иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности, как об этом просит заявитель, поскольку оно принято в пределах компетенции заместителя Генерального прокурора Российской Федерации. При этом процедура выдачи Российской Федерацией иностранному государству Хакимова И.А. соблюдена.

Российская Федерация может выдать лицо иностранному государству, если деяние, в связи с совершением которого направлен запрос о выдаче, является наказуемым по уголовному закону Российской Федерации и закону запрашивающего государства (ч. 1 ст. 462 УПК РФ). При этом несовпадение в описании отдельных признаков состава преступления, в совершении которого обвиняется лицо, либо в юридической квалификации деяния не является основанием для отказа в выдаче, поскольку оцениваться должны фактические обстоятельства имевшего место деяния и его наказуемость по законам обоих государств.

Лицо подлежит выдаче, если Уголовный кодекс Российской Федерации и закон запрашивающего государства предусматривают за деяние, в связи с совершением которого направлен запрос о выдаче, наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года либо более тяжкое наказание, при условии, что международным договором Российской Федерации не предусмотрены иные сроки.

Как следует из материалов, указанные условия выдачи Хакимова И.А., вопреки доводам его жалобы, соблюдены.

Так, в производстве прокуратуры г. Душанбе Республики Таджикистан находится уголовное дело по обвинению Хакимова И.А. в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 245 УК РТ. Из представленных документов следует: деяние, в совершении которого обвиняется Хакимов И.А., имело место в период с 25 октября 2007 года по 15 мая 2008 года; уголовное дело в отношении его было возбуждено 17 января 2011 года по п. «б» ч. 4 ст. 245 УК РТ; 15 марта 2011 года он был объявлен в розыск и ему была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу; Хакимов И.А. находился в розыске и в дальнейшем был задержан на территории Российской Федерации 26 декабря 2013 года.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что фактические действия, в совершении которых обвиняется Хакимов И.А., являются по законодательству Российской Федерации уголовно наказуемыми и предусмотрены ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное в особо крупном размере).

Санкция указанной нормы предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года.

Сроки давности привлечения к уголовной ответственности по законодательству Российской Федерации и Республики Таджикистан не истекли.

При этом оснований для оценки фактических обстоятельств имевшего место деяния как преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159.4 УК РФ (мошенничество в сфере предпринимательской деятельности), у суда первой инстанции не имелось.

Доводы Хакимова И.А. о невиновности в совершении инкриминируемого ему деяния не подлежат проверке при рассмотрении жалобы на постановление о выдаче для привлечения к уголовной ответственности.

Кроме того, наличие судебных решений, в частности, Арбитражного суда г. Москвы от 23 декабря 2008 года и Экономического суда г. Душанбе от 18 августа 2009 года, на которые указывает в жалобе Хакимов И.А. само по себе не свидетельствует о его невиновности в совершении инкриминируемого ему преступления.

Доводы жалобы о том, что представленные Генеральной прокуратурой Республики Таджикистан документы не заверены надлежащим образом, проверялись судом первой инстанции и обоснованно им отвергнуты.

Препятствий к выдаче Хакимова И.А., предусмотренных международными договорами и законодательством Российской Федерации, а также обстоятельств, исключающих его выдачу, не установлено.

Вопреки доводам жалоб суд обоснованно не усмотрел оснований для отказа в выдаче, предусмотренных п. 2 ч. 2 ст. 464 УПК РФ, согласно которым лицо не подлежит выдаче, если деяние, в связи с которым направлен запрос о выдаче, совершено на территории Российской Федерации или против интересов Российской Федерации за пределами ее территории. Судя по материалам Хакимов И.А. не подвергался уголовному преследованию за совершение инкриминируемого ему деяния органами прокуратуры Республики Таджикистан на территории Российской Федерации.

Выводы суда о том, что он не обращался в соответствующие органы для получения гражданства, вопреки доводам жалобы, являются обоснованными.

Так, в справке ФМС России от 3 апреля 2014 года сообщается о том, что Хакимов И.А. по вопросу приобретения гражданства Российской Федерации в установленном порядке не обращался.

Доводы Хакимова И.А. о незаконности его задержания и взятия под стражу на территории Российской Федерации, а также незаконности постановления о заключении его под стражу от 15 марта 2011 года, не могут быть предметом рассмотрения жалобы на постановление о выдаче для привлечения к уголовной ответственности, как на это правильно указал суд первой инстанции.

Республикой Таджикистан в лице первого заместителя Генерального прокурора Республики Таджикистан даны гарантии того, что Хакимов И.А. будет преследоваться только за те преступления, которые указаны в запросе и не будет выдан третьему государству без согласия Российской Федерации; он не будет подвергаться пыткам, жестоким бесчеловечным, унижающим достоинство видам обращения или наказания; ему гарантировано предоставление возможности осуществления защиты, включая юридическую помощь адвоката; запрос о его выдаче не имеет цели преследования по политическим мотивам, расовой принадлежности, национальности, вероисповеданию или политическим взглядам; после окончания судебного разбирательства и после отбытия наказания Хакимову И.А. гарантирована возможность свободно покинуть территорию Республики Таджикистан.

Как следует из материалов, Хакимов И.А. в ходе проведения экстрадиционной проверки пояснил, что об уголовном преследовании на территории Республики Таджикистан и объявлении его в розыск ему было известно. При этом намерений получить убежище в Российской Федерации в связи с возможным преследованием по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или политическим убеждениям у него не было.

В материалах дела отсутствуют сведения о предоставлении статуса беженца или вынужденного переселенца, убежища на территории Российской Федерации.

Согласно ст. 3 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, в толковании Комитета ООН против пыток, при оценке наличия или отсутствия серьезных оснований полагать, что к лицу могут быть применены пытки, бесчеловечное или унижающее человеческое достоинство обращение или наказание, необходимо принимать во внимание как общую ситуацию, касающуюся соблюдения прав и свобод человека в запрашивающем государстве, так и конкретные обстоятельства дела, которые в своей совокупности могут свидетельствовать о наличии или об отсутствии серьезных оснований полагать, что лицо может быть подвергнуто упомянутому обращению или наказанию.

В Заключительных замечаниях Комитет по правам человека по второму периодическому докладу Таджикистана (2013 год) отмечает наличие в Республике Таджикистан позитивных изменений, к числу которых относится, в частности, принятие в 2012 году поправок в УК РТ, в который было включено определение пытки в соответствии со статьей 1 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, а также внесение в 2010 году ряда поправок в УПК РТ.

В жалобах Хакимова И.А. отсутствуют конкретные обстоятельства дела, которые в своей совокупности могли бы свидетельствовать о наличии серьезных оснований полагать, что он может быть подвергнут пыткам и другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения и наказания в Республике Таджикистан.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389.19, 389.20, 389.26, 389.28, 389.33, 462, 463 и 464 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

постановление Челябинского областного суда от 30 сентября 2014 года в отношении Хакимова И.А. оставить без изменения, а его апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code