Информация о Постановлении ЕСПЧ от 24.07.2014 по делу «Ляпин (Lyapin) против Российской Федерации» (жалоба N 46956/09)

Ляпин против Российской Федерации
(Lyapin v. Russia)
(N 46956/09)

По материалам Постановления
Европейского Суда по правам человека
от 24 июля 2014 года
(вынесено I Секцией)

———————————
<*> Перевод с английского Берестнева Ю.

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 В апреле 2008 года заявитель был арестован в связи с расследованием ряда краж. Он утверждает, что, находясь под стражей в полиции, ему заткнули рот кляпом, связали веревкой, били, пинали ногами и подвергали воздействию электрошока в течение почти 12 часов. Хотя Следственный комитет <1> провел дознание в отношении имеющихся у него телесных повреждений, он неоднократно отказывался возбуждать уголовное дело, что позволило бы следователям выполнить полный набор доступных следственных действий. Жалоба заявителя на десятый отказ Следственного комитета в декабре 2009 года была оставлена без удовлетворения внутригосударственными судами, которые сочли, что дознание было тщательным, а решение об отказе — законным и обоснованным.

———————————

<1> Так в оригинале. Точнее, Следственный комитет Российской Федерации (примеч. редактора).

ВОПРОСЫ ПРАВА

(a) По поводу соблюдения требований статьи 3 Конвенции (материально-правовой аспект). Заявитель пострадал от различных актов физического насилия, что причинило ему тяжкие физические и психические страдания. Воздействие на него электрошоком и связывание его в болезненной позиции потребовало бы определенных подготовки и знаний со стороны сотрудников полиции, которые умышленно выбрали такое обращение, чтобы добиться признания вины. Подобное обращение приравнивается к пытке.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (принято единогласно).

(b) По поводу соблюдения требований статьи 3 Конвенции (процессуальный аспект). Дознание является первой стадией уголовного процесса по заявлениям о совершении преступления согласно уголовно-процессуальному законодательству Российской Федерации. Дознание должно производиться оперативно, и, если обнаружены признаки преступления, после него следуют возбуждение уголовного дела и уголовное расследование.

Однако по делу заявителя из-за постоянного отказа Следственного комитета на протяжении 20 месяцев возбудить уголовное дело, несмотря на вызывающие доверие медицинские доказательства в поддержку обвинения со стороны заявителя в жестоком обращении, Следственный комитет никогда не проводил «предварительного расследования» по жалобе заявителя, то есть полноценного уголовного расследования, в ходе которого производятся разнообразные следственные действия. В результате сотрудники полиции, которые могли бы прояснить обстоятельства дела, никогда не допрашивались в качестве свидетелей под угрозой уголовной ответственности за дачу ложных показаний или за отказ от дачи показаний, поэтому не было возможности проводить очную ставку или опознание личности.

«Дознание» само по себе не могло установить факты и привести к наказанию виновных, поскольку возбуждение уголовного дела и уголовное расследование являются предпосылкой для обвинительного заключения, которое затем может быть изучено судом. Имея дело с многочисленными подобными делами в отношении Российской Федерации, Европейскому Суду приходилось делать более решительные выводы из простого факта отказа следствия возбудить уголовное расследование по заслуживающим доверие заявлениям о серьезном жестоком обращении под стражей в полиции.

Невыполнение Следственным комитетом своей обязанности провести эффективное расследование не было исправлено внутригосударственными судами, которые должны были проверить законность и обоснованность решений комитета. В первом деле они отказались выполнить судебную проверку законности и обоснованности на том основании, что уголовное дело в отношении заявителя находится в производстве. В другом деле их решение не было исполнено Следственным комитетом, что означало, что недостаток, выявленный судами, продолжал фигурировать в семи дальнейших решениях на протяжении следующего года. Наконец, внутригосударственный суд, не проведя какой-либо независимой проверки, оставил без изменения решение Следственного комитета об отказе в возбуждении уголовного дела.

Следовательно, по делу было допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции в ее процессуальном аспекте.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (принято единогласно).

КОМПЕНСАЦИЯ

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд обязал государство-ответчика выплатить заявителю 45 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code