ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 29 октября 2014 г. N 52-АПУ14-8

Решение суда

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 29 октября 2014 г. N 52-АПУ14-8

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего судьи Иванова Г.П.,
судей Ведерниковой О.Н. и Шамова А.В.,
при секретаре Юрьеве А.В.,
рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Ябыштаева Ю.А., Бойнова С.В., Муратова А.В., адвокатов Жданова Е.Е. и Ганжи А.П. в интересах осужденных Ябыштаева Ю.А. и Бойнова С.В., представителя потерпевшей П. на приговор Верховного Суда Республики Алтай от 15 июля 2014 года, которым
ЯБЫШТАЕВ Ю.А., <…> судимый:
— 31 октября 2007 года по части 1 статьи 161 УК РФ к 1 году 6 месяцам исправительных работ с удержанием 10% из заработной платы в доход государства;
— 9 января 2008 года по части 1 статьи 166, части 1 статьи 119, части 1 статьи 112 УК РФ, на основании части 2 статьи 69, статье 70 УК РФ к 3 годам 10 месяцам лишения свободы;
— 30 октября 2012 года по части 1 статьи 119 УК РФ к 9 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года;
— 24 января 2013 года по части 1 статьи 139 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 20% из заработной платы в доход государства, осужден по статье 317 УК РФ к 19 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.
На основании статьи 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 30 октября 2012 года и окончательно назначено 19 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год.
В период отбывания ограничения свободы на Ябыштаева Ю.А. возложены следующие ограничения: не изменять место жительства или пребывания, а также не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования по месту жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, один раз в месяц для регистрации.
Мера пресечения Ябыштаеву Ю.А. до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения — содержание под стражей.
Срок отбывания наказания Ябыштаеву Ю.А. исчислен с 8 декабря 2013 года.
БОЙНОВ С.В. <…> судимый 21 марта 2008 года по части 1 статьи 111 УК РФ к 3 годам 8 месяцам лишения свободы, освобожден условно-досрочно постановлением Майминского районного суда Республики Алтай от 28 марта 2011 года на 7 месяцев 22 дня,
осужден по статье 317 УК РФ на 18 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год.
В период отбывания ограничения свободы на Бойнова С.В. возложены следующие ограничения: не изменять место жительства или пребывания, а также не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования по месту жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, один раз в месяц для регистрации.
Мера пресечения Бойнову С.В. до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения — содержание под стражей.
Срок отбывания наказания Бойнову С.В. исчислен с 8 декабря 2013 года.
МУРАТОВ А.В. <…> судимый 4 февраля 2011 года, с учетом внесенных изменений, по части 3 статьи 30, части 1 статьи 131 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года, постановлениями Улаганского районного суда от 26 апреля 2012 года и от 25 марта 2013 года испытательный срок продлен каждый раз на 1 месяц,
осужден по части 3 статьи 30, п. «к» части 2 статьи 105 УК РФ с применением статьи 62 УК РФ на 8 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.
На основании статьи 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 4 февраля 2011 года и окончательно назначено 9 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год.
В период отбывания ограничения свободы на Муратова А.В. возложены следующие ограничения: не изменять место жительства или пребывания, а также не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования по месту жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, один раз в месяц для регистрации.
Мера пресечения Муратову А.В. до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения — содержание под стражей.
Срок отбывания наказания Муратову А.В. исчислен с 27 февраля 2014 года.
Заявленный гражданский иск потерпевшей Т. удовлетворен частично:
постановлено взыскать с Ябыштаева Ю.А., Бойнова С.В. в солидарном порядке в пользу Т. в возмещение расходов на погребение <…> рубля и компенсацию морального вреда с Ябыштаева Ю.А. в размере <…> рублей, Бойнова С.В. <…> рублей, а также в возмещение расходов на представителя с Ябыштаева Ю.А. <…> рублей, Бойнова С.В. <…> рублей, с Муратова А.В. <…> рублей.
Приговором решена судьба вещественных доказательств.
Заслушав доклад судьи Шамова А.В., выступление осужденных Ябыштаева Ю.А., Бойнова С.В. и Муратова А.В., адвокатов Нянькина А.А., Бушиной Т.Г., и Меркушевой Л.В. в интересах осужденных, по доводам апелляционных жалоб, выступление прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

приговором суда Ябыштаев Ю.А. и Бойнов С.В. признаны виновными в посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа — старшего участкового уполномоченного полиции отделения участковых уполномоченных полиции и по делам несовершеннолетних отделения полиции N <…> (<…>) Межмуниципального отдела МВД России <…> (далее УУП ОУУП и ПДН ОП N <…> (<…>) ММО МВД России «<…>») Т. из мести за законную деятельность по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, совершенном 7 декабря 2013 года в период с 20 до 21 часа в квартире N <…> дома N <…> по ул. <…> в с. <…> <…> района Республики <…> в ходе которого совместно нанесли потерпевшему со значительной силой множественные удары руками, ногами, деревянным табуретом, а затем его фрагментом, по различным частям тела, в том числе в голову, совершили иные насильственные действия, в результате причиненных Ябыштаевым и Бойновым телесных повреждений, наступила смерть потерпевшего Т. от закрытой черепно-мозговой травмы;

Муратов А.В. признан виновным в том, что 7 декабря 2013 года около 21 часа, находясь в той же квартире, после причинения Ябыштаевым Ю.А. и Бойновым С.В. телесных повреждений Т. полагая, что потерпевший может изобличить Ябыштаева и Бойнова, совершивших посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, с целью скрыть данное преступление, нанес потерпевшему удар ножом в область головы, и поскольку Т. не подавал признаков жизни, посчитал, что тот скончался от причиненного им телесного повреждения, т.е. совершил покушение на умышленное причинение смерти другому человеку, с целью скрыть другое преступление.

В апелляционных жалобах и дополнениях:

— осужденный Ябыштаев Ю.А., заявляя о несогласии с приговором, считает, что его действия квалифицированы неправильно, утверждает, что он разозлился на Т. за то, что тот звонил его сожительнице, хотел избить Т. но не убивать; явку с повинной написал под давлением со стороны работников полиции; показания свидетеля Т. противоречивы; просит переквалифицировать его действия на часть 4 статьи 111 УК РФ, смягчить наказание, приговор в части гражданского иска отменить;

— адвокат Жданов Е.Е., не соглашаясь с приговором, указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; судом неверно установлен мотив действий Ябыштаева Ю.А., выводы суда о совершении Ябыштаевым преступления из мести за служебную деятельность Т. не основаны на материалах дела, поскольку установлено наличие между ними личных неприязненных отношений; суд не дал оценки показаниям свидетеля Н. о том, что при задержании Ябыштаев сопротивления не оказывал и не дал надлежащей оценки наличию у Ябыштаева телесных повреждений, полученных вследствие оказанного незаконного физического воздействия; заявляет о несогласии с выводами суда об отсутствии физического давления на Ябыштаева на предварительном следствии; считает, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о допросе в качестве свидетеля адвоката Т. просит приговор изменить, переквалифицировать действия Ябыштаева на часть 1 статьи 105 УК РФ;

— осужденный Бойнов С.В. утверждает, что он не желал смерти потерпевшему Т., от его действий смерть потерпевшего наступить не могла, у него не было оснований для мести, выводы суда в этой части не подтверждены доказательствами; в ходе предварительного следствия он вынужден был оговорить себя в результате оказанного на него давления со стороны сотрудников полиции; считает назначенное наказание чрезмерно суровым, не согласен с решением суда в части удовлетворения гражданского иска, просит приговор отменить и его оправдать в связи с непричастностью к совершению преступления;

— адвокат Ганжа А.П. считает приговор незаконным и необоснованным, подлежащим отмене; утверждает, что вывод суда о том, что мотивом действий Бойнова С.В. была месть за уже выполненные когда-то Т. обязанности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, не основан на доказательствах и носит характер предположения, в день причинения смерти, потерпевший Т. не находился на службе, был пьян; Бойнов с Т. в связи со служебной деятельностью последнего никогда раньше не встречался, мотива на совершение преступления у него не имелось. Указывает на то, что Бойнов не причастен к совершению преступления, от его действий не могла наступить смерть потерпевшего, выводы суда о причинении телесных повреждений Т. в связи с его служебной деятельностью, не основаны на материалах дела; просит пересмотреть решение суда в части гражданского иска потерпевшей Т. приговор отменить, оправдать Бойнова по статье 317 УК РФ, прекратив его уголовное преследование;

— осужденный Муратов А.В. указывает, что мотива мести и сговора с Бойновым и Ябыштаевым у него не было; что явку с повинной написал под давлением сотрудников полиции; свидетель Т. не видела, как он воткнул нож в ухо потерпевшего, ее показания непоследовательны и противоречивы; просит приговор отменить и оправдать его;

— представитель потерпевшей П. просит приговор в отношении Ябыштаева, Бойнова и Муратова отменить за мягкостью назначенного осужденным наказания; считает, что сумма компенсации морального вреда и размер возмещения расходов на погребение должны быть увеличены и взысканы со всех осужденных.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденных и адвокатов в защиту их интересов государственный обвинитель Ю.Г. Болычев и представитель потерпевшей П. указывают о несогласии с изложенными в них доводами, просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, выслушав участников судебного заседания, обсудив доводы апелляционных жалоб, возражений на них, Судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Расследование уголовного дела проведено в рамках установленной законом процедуры, с соблюдением прав всех участников уголовного судопроизводства. Рассмотрение уголовного дела проведено судом в соответствии с положениями главы 36 УПК РФ, определяющей общие условия судебного разбирательства, глав 37 — 39 УПК РФ, определяющих процедуру рассмотрения уголовного дела.

При разбирательстве уголовного дела судом соблюден принцип состязательности сторон, созданы условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, обеспечено процессуальное равенство сторон, права по представлению и исследованию доказательств.

Утверждения в апелляционных жалобах о том, что приговор основан на противоречивых и непроверенных доказательствах, что доводы, выдвинутые осужденными в свою защиту судом были необоснованно отвергнуты, а установленные судом и изложенные в приговоре обстоятельства в ходе судебного следствия не нашли своего подтверждения, являются несостоятельными.

В судебном заседании Ябыштаев Ю.А. виновным себя признал частично, пояснив, что телесные повреждения Т. он причинил один из ревности, а не из мести за законную деятельность по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, убивать Т. не хотел; Бойнов С.В. и Муратов А.В. виновными себя не признали, пояснив также, что показания в ходе следствия были ими даны в связи с оказанным незаконным воздействием со стороны сотрудников правоохранительных органов.

Судебная коллегия считает, что выводы суда о виновности Ябыштаева Ю.А., Бойнова С.В. и Муратова А.В., основаны на совокупности собранных по делу и проверенных в ходе судебного разбирательства доказательств. С учетом позиции осужденных в ходе судебного заседания, их показаний в ходе предварительного следствия, а также данных, содержащихся в протоколах осмотров, заключениях экспертов, показаниях потерпевших, свидетелей, судом с достаточной полнотой установлены обстоятельства совершенных осужденными преступлений, роль и степень участия каждого в их совершении, и сделан правильный вывод об их виновности.

Из содержания исследованной судом явки с повинной от 08.12.2013 года, следует, что Ябыштаев Ю.А. сообщил, о совершенном 7 декабря 2013 года преступлении в отношении и сотрудника полиции Т., которому он нанес несколько ударов по лицу, Бойнов С.В., сказав, что Т. привлекал его к уголовной ответственности нанес тому около 10 ударов табуретом по голове, а после того, как табурет сломался наносил удары ножкой от табурета по лицу, стащил с Т. штаны, и ножом порезал область ягодиц. Затем он с Бойновым С.В. ушел на улицу, встретив через некоторое время Муратова А.В., тот сказал, что он убил Т. воткнув ему в ухо нож (т. 1 л.д. 93 — 94).

В ходе допроса в качестве подозреваемого 9 декабря 2013 года Ябыштаев Ю.А. также дал подробные показания по обстоятельствам совершенного преступления в отношении Т. из-за того, что тот, являясь участковым инспектором полиции, подозревал его в краже телефона в ноябре 2013 года и опрашивал по этому поводу. К его действиям присоединился Бойнов С.В., который, узнав, что это участковый, сказав, что тот «закрывал» его 4 раза, стал наносить удары Т. кулаком по лицу, деревянным табуретом по голове потерпевшему, а после того, как табурет сломался — ножкой от табурета, при этом они совершали и иные насильственные действия в отношении Т. Когда он и Бойнов С.В. ушли, через некоторое время на улице встретили Муратова А.В., который сказал, что он добил Т. воткнув ему нож в ухо. Т. он и Бойнов С.В. били за то, что он сотрудник полиции (т. 4 л.д. 15 — 20); при проверке показаний на месте, Ябыштаев Ю.А. показал и рассказал об обстоятельствах совершенного преступления аналогично своим показаниям в качестве подозреваемого (т. 4 л.д. 21 — 29); согласно содержанию протокола допроса Ябыштаева Ю.А. в качестве обвиняемого 29 апреля 2014 года, тот подтвердил свои показания, изложенные в протоколе явке с повинной (т. 5 л.д. 153 — 155).

В целом аналогичные обстоятельства происшедшего были изложены Бойновым С.В. в явке с повинной от 8 декабря 2013 года (т. 1 л.д. 95 — 96); при его допросе в качестве подозреваемого (т. 3 л.д. 172 — 178), подтвердив их при проверке показаний на месте (т. 3 л.д. 179 — 184) и допросе в качестве обвиняемого 10 декабря 2013 года (т. 3 л.д. 191 — 194).

В явке с повинной от 8 декабря 2013 года Муратов А.В. сообщил о том, что 7 декабря 2013 года у него в квартире Ябыштаев Ю.А. и Бойнов С.В. избивали Т. он видел, что Ябыштаев наносил тому удары в область головы ножкой от табурета, а также совершал иные насильственные действия. Опасаясь, что Т. выживет, он взял на кухне нож и воткнул нож в ухо Т., о том, что он добил Т., рассказал Ябыштаеву и Бойнову (т. 1 л.д. 90 — 92).

При допросе в качестве обвиняемого 27 февраля 2014 года Муратов А.В. пояснил, об обстоятельствах совершенного Ябыштаевым у него в квартире 7 декабря 2013 года преступления в отношении участкового полиции Т., при этом наносил удары руками, табуретом, ножкой от табурета. После того как Ябыштаев и Бойнов ушли из квартиры, а Т. оставался лежать на полу, не подавая признаков жизни, он (Муратов А.В.), взяв на кухне нож, воткнул данный нож в ухо Т. До случившегося Ябыштаев ему рассказывал, что Т. вызывал его по поводу хищения телефона, чем Ябыштаев был недоволен (т. 4 л.д. 142 — 148).

В целях устранения противоречий в показаниях указанных лиц, в ходе следствия были проведены очные ставки между Ябыштаевым Ю.А. и Бойновым С.В., в ходе которой Ябыштаев Ю.А. подтвердил ранее данные показания в качестве подозреваемого, (т. 4 л.д. 56 — 61); в ходе очной ставки между Муратовым А.В. и Ябыштаевым Ю.А. 17 марта 2014 года, Муратов А.В. пояснил, что Ябыштаев Ю.А. начал избивать Т. в комнате, затем затащил в зал, где кулаками нанес около 10 ударов. Бойнов С.В. табуретом нанес удар по голове Т. Ябыштаев ножкой от сломавшегося табурета наносил удары Т., а также наносил удары ногами по туловищу, лицу и прыгал на голове около 10-15 раз. Также Ябыштаев помочился на Т., и с ножом в руках сидел возле его ягодиц (т. 4 л.д. 153 — 156).

Заявления Ябыштаева Ю.А., Бойнова С.В. и Муратова А.В. в ходе судебного заседания об оговоре ими себя и других участников произошедшего из-за оказанного незаконного воздействия, судом были проверены.

Исследовав оспариваемые протоколы следственных действий, суд установил, что проведены они были в соответствии с требованиями УПК РФ, протоколы явок с повинной написаны осужденными собственноручно, при этом Муратов А.В. и Ябыштаев Ю.А. указали в данных протоколах, что какого-либо давления на них не оказывалось; все последующие неоднократные допросы Ябыштаева Ю.А., Муратова А.В. и Бойнова С.В., проверки их показаний на месте и очные ставки проводились с участием адвокатов, в которых они подтверждали обстоятельства совершения преступлений, изложенные в явках с повинной, каких-либо заявлений о применении недозволенных методов ведения следствия сделано не было; следователь О., допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля, пояснил, что какого-либо насилия или давления на подследственных не оказывалось. При таких обстоятельствах, у суда не имелось оснований для признания данных протоколов следственных действий недопустимыми доказательствами.

Суд пришел к правильному выводу, что обнаруженные в ходе освидетельствований у Муратова А.В. кровоподтек верхнего века левого глаза (т. 3 л.д. 40 — 41), у Бойнова С.В. — ушиб мягких тканей и ссадина лобной области справа, кровоподтек и ссадина теменно-затылочной области справа (т. 3 л.д. 53 — 54), у Ябыштаева Ю.А. — кровоподтек области правого глаза, мелкие ссадины правой щеки, кровоподтек и ссадина пояснично-крестцовой области, два кровоподтека правого бедра (т. 3 л.д. 66 — 67), которые могли возникнуть от прямых ударных воздействий тупыми твердыми предметами, не исключено 07.12.2013 года, и не причинили вреда здоровью человека не свидетельствуют о том, что показания ими даны в ходе предварительного в результате применения недозволенных методов ведения следствия, поскольку, как, установил суд, данные телесные повреждения были им причинены при задержании, показания свидетеля Н. выводы суда в этой части не опровергают.

Несостоятельными суд признал и доводы Ябыштаева Ю.А. о нарушении его прав на защиту отсутствием адвоката при допросе в качестве подозреваемого, поскольку из содержания протокола допроса, следует, что при производстве допроса участвовал адвокат, протокол им подписан, заявлений по поводу несоответствия содержания протокола существу производимых следственных действий данный документ не содержит, в материалах дела имеется ордер адвоката.

Оснований для допроса адвоката Т. в судебном заседании по обстоятельствам производства следственных действий с его участием у суда не имелось, отказом в удовлетворении ходатайства о допросе адвоката в качестве свидетеля права Ябыштаева Ю.А. нарушены не были.

В судебном заседании была допрошена свидетель Т. являвшаяся непосредственным очевидцем совершенных преступлений, которая показала, что 7 декабря 2013 года в квартире N <…> дома N <…> по ул. <…> с. <…>, где она проживала вместе с Муратовым А.В., находился Т. который, употребив спиртное уснул на диване. Потом в квартиру пришли Ябыштаев Ю.А. и Бойнов С.В., распивали спиртное, когда Ябыштаев увидел Т., то скинул его с дивана, стал избивать, нанеся около 10 ударов кулаками, вытащил его за ноги в зал, где наносил удары лежащему на полу Т. обутыми ногами по лицу и по туловищу в области груди и шеи не менее 20 раз, а также около 2-3 раз прыгал ногами на голову Т. Когда Т. пытался подняться на диван, Бойнов деревянным табуретом около 2-3 раз ударил Т. по голове в область затылка. От ударов табурет сломался на несколько частей. Бойнов также нанес около 10 ударов ногами по туловищу Т. Также она видела, что Ябыштаев ножкой от сломавшегося табурета нанес не менее 10 раз ударов по лицу Т. После этого, Ябыштаев зашел на кухню, как ей показалось, взял 2 ножа, и ушел в зал. В ходе избиения Ябыштаев и Бойнов оскорбляли Т. как сотрудника полиции, из их разговоров она поняла, что они были злы на участкового Т. за то, что он их «таскал» по разным преступлениям в отдел полиции. В зале Ябыштаев и Бойнов также продолжили применять насилие к Т. После того как Ябыштаев и Бойнов ушли, Муратов взял на кухне нож, сел около Т. и нанес ему удар в область головы, после чего дал ей данный нож, клинок которого был в крови, сказав выбросить. Она выбросила нож в проходе между сараями. Затем она и Муратов ушли на улицу, где встретили Ябыштаева и Бойнова, с которыми разговаривал Муратов. Затем все вместе пошли домой к Муратову. Она вытерла кровь, положила в печь и подожгла половик. Через некоторое время Ябыштаев и Бойнов ушли, она и Муратов также ушли к Макарову, где их задержали сотрудники полиции, которые наносили удары Муратову при задержании.

В ходе следствия была проведена очная ставка между обвиняемым Ябыштаевым Ю.А. и свидетелем Т. которая подтвердила ранее данные показания об обстоятельствах совершения преступления (т. 1 л.д. 194 — 197).

Проанализировав показания указанного свидетеля, сопоставив их с иными доказательствами по делу, суд обоснованно указал, что наличие незначительных расхождений в показаниях Т. которые не являются существенными, не свидетельствует о неправдивости показаний данного свидетеля в целом. Судебная коллегия, признавая верными выводы суда и в этой части, находит несостоятельными доводы осужденного Муратова А.В. в апелляционной жалобе о непоследовательности показаний свидетеля Т.

Судебная коллегия считает, что приведенные в приговоре доказательства, в том числе, показания осужденных, данные ими в ходе предварительного расследования, получены в соответствии с требованиями закона, с соблюдением установленной уголовно-процессуальным законодательством процедуры.

Обстоятельства совершения Ябыштаевым Ю.А., Бойновым С.В. и Муратовым А.В. преступлений установлены судом на основании совокупности доказательств, при этом изложенные в ходе предварительного расследования осужденными данные об обстоятельствах совершения преступлений, объективно подтверждены показаниями потерпевшей Т. пояснившей, что об обстоятельствах смерти своего супруга ей стало известно уже в ходе расследования дела; оглашенными в связи со смертью показаниями свидетеля М. о том, что 7 декабря 2013 года около 18 часов в с. <…> он встретил ранее знакомого Т., по предложению которого пошли домой к Муратову А.В., где стали употреблять спиртное, около 18 часов 30 минут он ушел домой, а Т. остался у Муратова, спал в комнате (т. 1 л.д. 228 — 231); свидетеля М. о том, что 8 декабря 2013 года около 1 часа к нему домой пришли ранее знакомые Бойнов С.В. и Ябыштаев Ю.А., находящиеся в состоянии алкогольного опьянения, и Ябыштаев рассказал, что он вместе с Бойновым пришли на квартиру к Муратову, где находился участковый Т. которого они убили, а Муратов добил участкового, ударив ножом в ухо; свидетеля Е. пояснившей, что вечером 7 декабря 2013 года М. ей сказал, что приходили Бойнов и Ябыштаев, которые убили Т. что Т. лежит в квартире Муратова с ножом в ухе, и что добил Т. Муратов, воткнув в его ухо нож, об этом она рассказала своей матери Б. вместе с которой пошли в опорный пункт полиции, сообщив о произошедшем.

В судебном заседании были исследованы показания свидетеля Т., пояснившего суду об имеющих значение для дела обстоятельствах, ставших ему известными из разговора между Ябыштаевым Ю.А. и Бойновым С.В., которые ночевали у него с 7 на 8 декабря 2013 года и были задержаны сотрудниками полиции, которые при задержании применили к ним физическую силу; показания свидетеля Н. о проводимой работе им работе в составе группы по сообщению помощника оперативного дежурного об убийстве Т. а также об известных ему фактах служебной деятельности Т. по выявлению преступлений, на основании которой Ябыштаев Ю.А. неоднократно привлекался к уголовной ответственности; свидетеля С. о том, что по ее заявлениям участковый Т. три раза в отношении Ябыштаева проводил проверку, по результатам которых Ябыштаев был осужден; Т. неоднократно предлагал ей встретиться, но она отказывала ему, о чем рассказывала Ябыштаеву, который ее приревновал, сказал, что побьет Т.

Из исследованного судом протокола осмотра места происшествия, установлено, что 8 декабря 2013 года в квартире N <…> дома N <…> по ул. <…> в с. <…> <…> района Республики <…> обнаружен труп Т. с признаками насильственной смерти. В ходе осмотра были обнаружены и изъяты предметы, исследование которых может иметь значение для установления фактических обстоятельств дела — палас, фрагменты деревянного табурета, след пальца руки со стопки, фрагмент коврика со следами термического воздействия, три ножа, вещество бурого цвета (т. 1 л.д. 41 — 71).

По заключениям экспертов след пальца руки на стопке оставлен средним пальцем Бойнова С.В. (т. 2 л.д. 140 — 155); на изъятых в ходе осмотра места происшествия — паласе и на частично обугленном фрагменте коврика обнаружена кровь человека, которая могла принадлежать Т. (т. 2 л.д. 167 — 171); на 3-х фрагментах обоев, смыве с пола коридора обнаружена кровь человека, которая могла произойти от Т. (т. 2 л.д. 183 — 186); двух ножах обнаружена кровь человека, происхождение которой от Т. не исключается (т. 2 л.д. 198 — 202); в пятнах на 18-ти фрагментах табурета обнаружена кровь человека, которая могла произойти от Т. (т. 2 л.д. 214 — 218).

В ходе осмотра места происшествия 8 декабря 2013 года с участием свидетеля Т. на участке местности между сараями около дома N <…> по ул. <…> в с. <…> <…> района <…> обнаружен и изъят нож с деревянной ручкой (т. 1 л.д. 72 — 78), на котором, согласно заключению эксперта, обнаружена кровь человека, происхождение которой от Т. не исключается (т. 2 л.д. 198 — 203).

В ходе следствия была изъята одежда и обувь Бойнова С.В. (т. 3 л.д. 162 — 166), на предметах одежды обнаружена кровь человека, которая могла произойти от Т. на ботинках обнаружена кровь человека, которая могла произойти от Т. но лишь в виде примеси (т. 2 л.д. 248 — 252).

На изъятых у Ябыштаева Ю.А. брюках (т. 4 л.д. 4 — 8), обнаружена кровь человека, которая могла произойти от Т. и не могла принадлежать Ябыштаеву Ю.А. (т. 3 л.д. 7 — 11).

В ходе выемки 9 декабря 2013 года у Муратова А.В. изъяты ботинки (т. 2 л.д. 78 — 81), на которых обнаружена кровь человека, которая могла произойти от Т.А.А. (т. 3 л.д. 23 — 27).

По заключению эксперта по результатам судебно-медицинской экспертизы, при исследовании трупа Т. обнаружены телесные повреждения в виде закрытой черепно-мозговой травмы — ушибленная рана в левой теменно-затылочной области, ушибленная рана в области правого глаза, ушибленная рана на нижней губе, перелом костей носа, множество ссадин и кровоподтеки лица, кровоизлияния в мягкие ткани волосистой части головы и лица, кровоизлияния под твердую мозговую оболочку в области черепных ямок, обширные очаговые субарахноидальные кровоизлияния в области свода полушарий мозга, кровоизлияние в боковые желудочки мозга, которая причинена более 4-5 ударами твердых тупых объектов различной по форме травмирующей поверхностью соударений — плоскую ограниченную и широкую, грань, ребро, состоит в связи со смертью, повлекла тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни человека, создающей непосредственно угрозу жизни; закрытой тупой травмы шеи, закрытой травмы грудной клетки и живота, двух поверхностных ран в области заднепроходного отверстия, возникших от воздействий твердого объекта имевшего ограниченную в виде ребра поверхность воздействия, не повлекших вреда здоровью; рана мягких тканей левой ушной раковины, нанесена острым объектом, обладавшим колюще-режущими свойствами, повлекшая легкий вред здоровью человека, по признаку кратковременного расстройства здоровья продолжительностью не свыше 21 дня включительно.

Все данные повреждения нанесены незадолго до наступления смерти в короткий промежуток времени, друг за другом. При травмирующих воздействиях в область головы, туловища, конечностей, тело пострадавшего в большинстве случаев располагалось лежа на спине. Смерть Т. наступила от закрытой черепно-мозговой травмы (т. 2 л.д. 105 — 114).

Исследованы судом и документы, подтверждающие прохождение Т. службы в органах внутренних дел (т. 1 л.д. 158 — 173), а также данные о проводимых Т. проверках в отношении Ябыштаева Ю.А. по сообщениям о преступлениях.

Согласно протоколу судебного заседания, судебное следствие было окончено при отсутствии возражений участников судопроизводства.

На основании совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, подробный анализ и оценка которых приведены в приговоре, суд пришел к правильному выводу о виновности осужденных в инкриминируемых им преступлениях. Нарушений положений статьи 14 УПК РФ судом не допущено, доводы апелляционных жалоб о том, что приговор суда основан на предположениях и догадках, Судебная коллегия находит несостоятельными.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, судом верно установлены юридически значимые обстоятельства совершения преступления.

Выводы суда, как того и требует закон, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, приведены в приговоре, при этом судом указаны мотивы, по которым судом были оценены как достоверные и приняты одни из доказательств и отвергнуты другие, а также выводы, в обоснование позиции суда, в соответствии с которой он критически отнесся к показаниям осужденных в части выдвинутой ими версии произошедших событий.

Фактические обстоятельства содеянного, указанные в статье 73 УПК РФ, судом установлены с достаточной полнотой, участие осужденных в инкриминируемых деяниях преступлениях подтверждено совокупностью исследованных и приведенных в приговоре доказательств. Обоснованность выводов суда сомнений у Судебной коллегии не вызывает.

Судебная коллегия отмечает, что выводы суда не базируются исключительно на протоколах следственных действий с участием осужденных, их вина подтверждена совокупностью исследованных доказательств, в том числе и показаниями не заинтересованного в исходе дела свидетеля Т. которая, являясь очевидцем совершенных преступлений, давала по известным ей обстоятельствам последовательные показания, указывающие на причастность всех осужденных к инкриминируемым им преступлениям. Показания данного свидетеля подтверждены как показаниями осужденных в период предварительного следствия, так и иными, объективными доказательствами, подробное содержание которых и анализ приведены в приговоре.

Психическое состояние осужденных проверено, в соответствии с заключениями экспертов по результатам амбулаторной комплексной психолого-психиатрической экспертизы следует, что у Бойнова С.В. имеются и имелись в период инкриминируемого ему деяния признаки «<…>», Ябыштаев Ю.А. страдает «<…>» (т. 3 л.д. 259 — 262, т. 4 л.д. 118 — 121), Муратов А.В. каким-либо психическим расстройством не страдает и не страдал в период инкриминируемого ему деяния (т. 4 л.д. 212 — 215). Эксперты также пришли к выводу, что испытуемые могли в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, в применении принудительных мер медицинского характера не нуждаются.

С учетом выводов экспертов, установленных фактических обстоятельств дела, суд признал Ябыштаева Ю.А., Бойнова С.В. и Муратова А.В. вменяемыми и, следовательно, подлежащими уголовной ответственности.

Нарушений норм уголовно-процессуального законодательства при рассмотрении уголовного дела, судом допущено не было.

Содеянное осужденными получило надлежащую юридическую оценку. Квалификация действий Ябыштаева Ю.А. и Бойнова С.В. по статье 317 УК РФ как посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, из мести за законную деятельность указанного лица по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, судом правильно был установлен мотив действий Ябыштаева Ю.А. и Бойнова С.В. в отношении потерпевшего Т. — месть за законную деятельность сотрудника правоохранительного органа по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, при этом характер примененного насилия, направленного на лишение его жизни, а также иные насильственные действия в отношении потерпевшего, явно указывают на совершение осужденными посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа, при этом смерть потерпевшего находится в причинной связи с действиями Ябыштаева и Бойнова. Оснований для квалификации их действий по части 4 статьи 111 УК РФ, либо части 1 статьи 105 УК РФ, о чем указывается в апелляционных жалобах, Судебная коллегия не находит.

С учетом фактических обстоятельств содеянного, правильно судом, по части 3 статьи 30, п. «к» части 2 статьи 105 УК РФ квалифицированы и действия Муратова А.В.

Выводы суда относительно квалификации содеянного осужденными в приговоре мотивированны.

Вопреки доводам апелляционной жалобы представителя потерпевшей, гражданский иск рассмотрен на основании действующего законодательства, в соответствии со статьями 1064, 151, 1099, 1101 ГК РФ. Размеры сумм компенсации морального вреда, а также возмещения материального ущерба судом установлены исходя из фактических обстоятельств содеянного, степени причинения вреда каждым из осужденных, при этом учтено, что непосредственно вред причинен действиями Ябыштаева и Бойнова, на которых и возложены обязанность его возмещения.

При назначении наказания осужденным суд учел обстоятельства, указанные в статье 60 УК РФ — характер и степень общественной опасности совершенного преступления, роль каждого из осужденных в его совершении, личности виновных, условия их жизни.

Вопреки доводам апелляционных жалоб осужденных судом в полной мере были учтены и характеризующие их данные, в том числе и приведенные в апелляционных жалобах.

В качестве обстоятельства, смягчающего наказание Ябыштаева Ю.А., Бойнова С.В., Муратова А.В. суд учел их явки с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления в ходе предварительного следствия; оказание Бойновым С.В. помощи в содержании несовершеннолетнего ребенка; у Ябыштаева Ю.А. наличие инвалидности и тяжелого заболевания.

Обоснованно судом как обстоятельства, отягчающие наказание Ябыштаева Ю.А. и Бойнова С.В. признано наличие в их действиях рецидива преступлений, совершение преступления в составе группы лиц, а Ябыштаевым Ю.А. также совершение преступления с издевательством над потерпевшим.

Судом не установлено обстоятельств для применения к назначенному осужденным наказанию положений статей 64 и 73 УК РФ, а также для изменения в соответствии с положениями части 6 статьи 15 УК РФ категории преступлений. Не установлены они и Судебной коллегией.

Вопреки доводам апелляционных жалоб наказание назначенное осужденным, отвечает принципам, содержащимся в статье 6 УК РФ.

В отношении всех осужденных оно не может быть признано как чрезмерно суровым, о чем указывается в апелляционных жалобах осужденных и адвокатов Жданова Е.Е. и Ганжи А.П., равно как не имеется у Судебной коллегии и оснований для признания назначенного наказания несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости, о чем указывает в апелляционной жалобе представитель потерпевшей П.

При таких обстоятельствах, оснований для отмены или изменения приговора по доводам апелляционных жалоб осужденных Ябыштаева Ю.А., Бойнова С.В., Муратова А.В., адвокатов Жданова Е.Е. и Ганжи А.П. в интересах осужденных Ябыштаева Ю.А. и Бойнова С.В., представителя потерпевшей П. Судебная коллегия не находит.

Руководствуясь статьями 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Алтай от 15 июля 2014 года в отношении ЯБЫШТАЕВА Ю.А. БОЙНОВА С.В. и МУРАТОВА А.В. оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code