Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 28.10.2014 N 21-АПУ14-8СП

Решение суда. Обстоятельства дела. Ддопущенные председательствующим судьей нарушения уголовно-процессуального закона в ходе замены присяжных заседателей N 13 на N 12 следует признать существенными, повлиявшими на содержание ответов всей коллегии присяжных заседателей по поставленным вопросам, которой по причине отсутствия необходимых разъяснений со стороны председательствующего о порядке вынесения вердикта после событий, связанных с заменой присяжных и выдачей нового вопросного листа, не было известно о дальнейшей процедуре обсуждения вопросов. Поскольку указанные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными и повлиявшими на содержание данных присяжными заседателями ответов на поставленные перед ними вопросы, вынесенный ими вердикт нельзя признать законным. Основанный на нем обжалуемый приговор суда, в соответствии с п. 2 ст. 389.15, ч. 2 ст. 389.25 УПК РФ, подлежит отмене с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 28 октября 2014 г. N 21-АПУ14-8СП

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего судьи Ботина А.Г.,
судей Романовой Т.А., Лаврова Н.Г.
при секретаре Маркове О.Е.
рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Ничипорчука В.Н. на приговор Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 8 августа 2013 г., по которому
Пшуков М.Х., <…>, несудимый,
оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 317 УК РФ, на основании п. п. 2, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления и вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта. За ним признано право на реабилитацию.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовой Т.А. о содержании приговора, существе апелляционного представления и возражениях на него, выступление адвоката Бицаева В.М., который считал, что приговор является законным и обоснованным, а также мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Потапова И.Е., поддержавшего доводы апелляционного представления и полагавшего необходимым приговор отменить, Судебная коллегия

установила:

на основании вынесенного коллегией присяжных заседателей вердикта Пшуков был оправдан по предъявленному ему обвинению в посягательстве в составе действующей по предварительному сговору группы лиц на жизнь сотрудника правоохранительного органа А. в целях воспрепятствования его законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, то есть в преступлении, предусмотренном ст. 317 УК РФ.

Обстоятельства преступления, совершенного 25 июля 2012 г. в г. <…>, в котором обвинялся Пшуков, изложены в приговоре.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Ничипорчук В.Н. просит приговор отменить в связи с допущенными нарушениями уголовно-процессуального закона, повлиявшими на законность вердикта коллегии присяжных заседателей, нарушением тайны совещательной комнаты, вынесением вердикта незаконным составом суда. Эти нарушения, по мнению автора представления, выразились в том, что: после напутственного слова председательствующего судьи в совещательную комнату вместо присяжного заседателя N 12 удалился запасной присяжный заседатель, и к моменту его замены на присяжного заседателя N 12 коллегия в незаконном составе находилась в совещательной комнате в течение часа, обсуждала вопросы, вносила ответы и фактически приняла решение, заполнив вопросный лист, вместо которого председательствующий судья после состоявшейся замены присяжных, выдал по просьбе старшины новый, незаполненный лист; в ходе судебного разбирательства Пшуков и его защитник Евгажуков, несмотря на замечания и предупреждения председательствующего судьи, пытались довести до сведения присяжных заседателей вопросы, связанные с процедурой получения доказательств, ссылались на обстоятельства дела, которые не подлежат исследованию с участием присяжных заседателей, доводили до их сведения факты, не относящиеся к предмету доказывания, делали попытки давать свою оценку представленным стороной доказательствам, поставив их законность под сомнение; Пшуковым делались заявления о якобы примененных к нему в ходе следствия недозволенных методах, в связи с чем он оговорил себя в совершении преступления, заявил, что оглашенные его показания в т. 2 л.д. 37 — 45, л.д. 53 — 56 «ему не принадлежат, потому что не мог их не дать», «эти показания заготовил следователь, когда он был еще в <…> …»; сторона защиты неоднократно утверждала, что свидетели обвинения «подставные», «гонщики», их показаниям верить нельзя, так как они появились после того, как задержали Пшукова, и их показания подгоняли под показания задержанного.

В своих возражениях адвокаты Евгажуков Х.А. и Сижажев Х.Ж. в интересах оправданного Пшукова М.Х. опровергают приведенные в апелляционном представлении доводы, просят оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, приведенные в апелляционном представлении, возражениях на него, Судебная коллегия находит эти доводы обоснованными, а приговор подлежащим отмене.

Согласно п. 2 ст. 389.15 УПК РФ основанием для отмены приговора, постановленного судом с участием присяжных заседателей, может служить существенное нарушение уголовно-процессуального закона. В силу ч. 1 ст. 389.25 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые, в частности, повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

В рассматриваемом случае Судебная коллегия находит, что такие нарушения имели место, о чем можно судить на основании имеющегося в материалах дела протокола судебного заседания.

Как видно из указанного протокола, после обращения председательствующего судьи к коллегии присяжных заседателей с напутственным словом коллегия в составе двенадцати присяжных заседателей в 11 часов 40 минут удалилась в совещательную комнату с вопросным листом для вынесения вердикта. Двоим запасным присяжным заседателям председательствующим судьей дано указание оставаться на отведенных местах в зале судебного заседания, а сторонам разрешено его покинуть.

По истечении фактически часа нахождения присяжных заседателей в совещательной комнате председательствующим судьей было установлено, что на отведенных в зале местах для запасных присяжных заседателей находится присяжный заседатель N 12, в то время как запасной присяжный заседатель N 13 удалился вместе с коллегией в совещательную комнату и участвует в обсуждении поставленных вопросов.

Обнаружив допущенное нарушение, председательствующий судья вызвал из совещательной комнаты старшину коллегии присяжных заседателей и, убедившись в том, что присяжный заседатель N 13 принимает участие в вынесении вердикта, пригласил указанного присяжного заседателя в зал, а вместо него направил в совещательную комнату присяжного заседателя N 12.

После этого по просьбе старшины, который сообщил о том, что вопросный лист заполнен, председательствующий выдал ему, как указано в протоколе судебного заседания, второй экземпляр вопросного листа и, объявив о том, что обсуждение поставленных вопросов начинается заново и в случае неединодушного решения голосование может состояться только по истечении 3 часов, направил в 12 часов 50 минут старшину в совещательную комнату.

Прежний вопросный лист с внесенными в него ответами на все вопросы с подписью старшины и надписью «недействителен» был приобщен к материалам дела без отражения в протоколе судебного заседания на этот счет какого-либо процессуального решения.

В 16 часов 10 минут коллегия присяжных заседателей вынесла вердикт, на основе которого председательствующий судья постановил обжалуемый приговор.

Между тем допущенные в стадии вынесения вердикта нарушения уголовно-процессуального закона Судебная коллегия считает существенными.

Нахождение в совещательной комнате при вынесении вердикта на протяжении часа запасного присяжного заседателя, то есть лица, не входящего в состав коллегии присяжных заседателей, свидетельствует о нарушении тайны совещательной комнаты, то есть требований ст. 341 УПК РФ.

Как видно из имеющегося в материалах дела вопросного листа, взамен которого председательствующим судьей был выдан старшине его «второй экземпляр», причем, следует заметить, без выяснения по этому поводу мнения сторон, коллегия присяжных заседателей с участием запасного заседателя не только обсуждала поставленные вопросы, но и, более того, фактически определилась в своей позиции по поставленным вопросам и отразила свое мнение во внесенных в вопросный лист ответах.

Таким образом, в сложившейся ситуации являлось особо значимым обстоятельством то, что в связи с произведенной председательствующим заменой присяжных заседателей процесс принятия решения по поставленным вопросам коллегия уже в законном составе должна была начать вновь, не учитывать результаты прежнего обсуждения вопросного листа и все мнения, которые в ходе его высказывались, оставить без внимания суждения запасного присяжного, участвовавшего в этом процессе.

Однако с такими указаниями председательствующий судья к коллегии присяжных заседателей не обращался, в зал судебного заседания присяжных заседателей, за исключением старшины, не приглашал, иным образом в происходящие в зале в их отсутствие события не посвящал, ограничил свое общение лишь со старшиной и не учел, что в силу ст. 331 УПК РФ в сферу полномочий самого старшины не входит дача каких-либо разъяснений коллегии присяжных заседателей.

Между тем, исходя из смысла ч. 4 ст. 329 УПК РФ, если выяснится невозможность продолжения вынесения вердикта коллегией присяжных заседателей в прежнем составе, то все присяжные заседатели должны выйти из совещательной комнаты в зал с целью надлежащего комплектования своего состава.

В данной же ситуации необходимость приглашения всей коллегии присяжных заседателей в зал вызывалась не только целью производства замены присяжных, но и для сообщения ей о незаконности уже состоявшегося обсуждения.

Указанные обстоятельства, по мнению Судебной коллегии, свидетельствуют о том, что предпринятые председательствующим судьей меры, направленные на фактическую замену находящегося в совещательной комнате запасного присяжного заседателя надлежащим присяжным N 12, в том виде, как они были реализованы, не могли устранить допущенное нарушение.

Допущенные председательствующим судьей нарушения уголовно-процессуального закона в ходе замены присяжных заседателей N 13 на N 12 следует признать существенными, повлиявшими на содержание ответов всей коллегии присяжных заседателей по поставленным вопросам, которой по причине отсутствия необходимых разъяснений со стороны председательствующего о порядке вынесения вердикта после событий, связанных с заменой присяжных и выдачей нового вопросного листа, не было известно о дальнейшей процедуре обсуждения вопросов.

Поскольку указанные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными и повлиявшими на содержание данных присяжными заседателями ответов на поставленные перед ними вопросы, вынесенный ими вердикт нельзя признать законным. Основанный на нем обжалуемый приговор суда, в соответствии с п. 2 ст. 389.15, ч. 2 ст. 389.25 УПК РФ, подлежит отмене с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.20 и 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 8 августа 2013 г. в отношении Пшукова М.Х. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии формирования коллегии присяжных заседателей в тот же суд, но в ином составе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code