ОСОБЕННОСТИ КВАЛИФИКАЦИИ И ПРИМЕНЕНИЯ СТАТЬИ 174 УК РФ

Рассматриваемый состав, известный уголовному законодательству промышленно развитых стран, является в УК РФ новеллой.

Общественная опасность этого  преступления  заключается в бес­контрольном вовлечении в сферу  экономической деятельности имущества, добытого незаконным путем, образно говоря, в “загрязнении” этой сферы средствами  криминального происхождения, что отрицательно воздейству­ет на рынок, стимулирует искусственную инфляцию. Кроме того,  легали­зация препятствует деятельности правоохранительных органов в борьбе с организованной преступностью.

Легализация /отмывание/ преступных доходов и проникновение их в  легальную экономику с последующим  установлением контроля над  хо­зяйствующими субъектами наблюдается сейчас во многих странах и предс­тавляет собой крайне  опасное явление. Мнение о том, что криминальные капиталы, войдя в легальных финансовый  оборот, начинают служить раз­витию национальной экономики,  вряд ли  можно признать верным. Крими­нальные капиталы остаются под контролем их владельцев и служат, прежде всего, их целям.  В результате экономика отдельных стран оказывается в зависимости от действующих  на их  территории преступных организаций. Опасность аналогичного развития существует, к сожалению, и в России.

В этой связи борьба с  отмыванием преступных доходов  является сейчас одним из  наиболее важных  стратегических направлений противо­действия  организованной преступности  и  позволяет решить  три очень важные задачи.

Во-первых, обеспечить защиту легальной экономики от криминаль­ных инвестиций. Во-вторых, от низшего звена исполнителей выйти на ру­ководство преступной организации. И, наконец, в результате  выявления и конфискации преступных  доходов происходит подрыв финансовой основы деятельности преступных  организаций. Основная цель их деятельности ­извлечение прибыли – оказывается недостигнутой.

Проблема отмывания денег  в России является практически неизу­ченной. Статья 174,  предусматривающая  уголовную ответственность  за легализацию  /отмывание/ денежных средств или иного имущества, появи­лась лишь в  новом Уголовном кодексе Российской Федерации, вступившем в силу с 1  января 1997 г.  При этом  сама диспозиция названной нормы вызывает ряд существенных  нареканий. Федеральный же закон “О проти­водействии легализации /отмыванию/ доходов, полученных незаконным пу­тем”, принятый Государственной Думой  во втором чтении, до настоящего времени не подписан Президентом России.  Таким образом, законодатель­но не закреплено понятие “легализации”. Учитывая данные обстоятельст­ва, следственная практика по применению указанной статьи УК РФ, кото­рая  может  быть  подвергнут  анализу,  сравнительно невелика  (а  по Санкт-Петрбургу и Ленинградской области, фактически отсутствует).

Так,  за весь  период  действия  нового  Уголовного  Кодекса в Санкт-Петербурге и Ленинградской  области возбуждено лишь 3 уголовных дела в отношения лиц, действия которых наряду с другими статьями ква­лифицировались и  по ст.174 УК РФ. Однако изучение  данных  уголовных дел свидетельствует, что квалификация по ст.174 УК являлась необосно­ванной.

Так, 28.10.1999  г.  6  отделом Северного  и  Северо-Западного РУБОП при  ГУБОП МВД РФ возбуждено уголовное дело N 993310 по призна­кам преступления, предусмотренного ст.ст.171 ч.2  п. “б”,  174  ч.3 УК РФ в отношении директора ООО “Юнона” Юлинен В.А.

Поводом для возбуждения  уголовного дела  послужили результаты выборочной документальной проверки, проведенной 09.03.1999  г.  Севе­ро-Западным Региональным Центром по валютному и  экспортному контролю по вопросу соблюдения ООО “Юнона” валютного законодательства РФ.

В ходе проверки установлено, что ООО осуществляло переводы денежных средств в иностранной валюте за  пределы РФ. Данные перечисле­ния производились в счет оплаты арендованного ООО “Юнона” у иностран­ной фирмы оборудования. Согласно  действующему  законодательству,  на осуществление данной  валютной  операции, связанной с движением капи­тала, требуется  получение лицензии Центрального Банка РФ, которой у ООО “Юнона” не было. В связи с  выявленными нарушениями СЗРЦ ВЭК при­няло решение о взыскании с указанного общества суммы в размере 3  573 129, 63 FIM, эквивалентной стоимости работ /услуг/, полученных по не­действительным сделкам.

Данное решение  СЗРЦ ВЭК не  означало, что предпринимательская деятельность в лице директора Юлинен В.А. незаконна, а лишь  свидете­льствовало о допущенных нарушениях валютного законодательства, за ко­торые фирма и понесла издержки. Кроме того, никаких данных, подтверж­дающих отсутствие регистрации или лицензии на  осуществление предпри­нимательской  деятельности,  по заготовке,  переработке и  реализации древесины у ООО “Юнона” на момент возбуждения уголовного дела и в да­льнейшем при проведении предварительного расследования добыто  не бы­ло.

Таким образом, при  изложенных выше обстоятельствах отсутство­вали  законные  основания для возбуждения уголовного дела в отношении Юлинен по признакам преступления, предусмотренного ст.171 УК РФ. Бо­лее того, поскольку при  расследовании уголовного дела  не добыто об­ъективных данных,  свидетельствующих об осуществлении Юлинен незакон­ной предпринимательской деятельности и  получении доходов от таковой, то в действиях Юлинен отсутствовали и признаки преступления,  предус­мотренного ст.174 УК РФ /легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем/.

С  учетом данных обстоятельств 29.01.2000  г.  уголовное  дело обоснованно прекращено на основании п.2 ст.5 УПК РСФСР.

Аналогичные обстоятельства послужили поводом и для возбуждения 6 отделом Северного и Северо-Западного РУБОП 16.02.2000 г. уголовного дела N 80119 по  признакам преступления,  предусмотренного ст.ст.171 ч.2 п. “б”, 174 ч.3 УК РФ в отношении директора ЗАО “Петер-Полар” Яак­ко Корнела.

По тем же основаниям, что и в описанном выше случае, названное уголовное  дело  15.03.2000 г.  прекращено на  основании п.2 ст.5 УПК РСФСР.

Приведенные выше  примеры еще раз подчеркивают, что обязатель­ным условием для возбуждения уголовного дела по ст.174 УК РФ является наличие достаточных  данных о совершении финансовых операций и других сделок с  денежными средствами или иным имуществом, приобретенным за­ведомо незаконным путем.

При этом необходимо отметить, что отсутствуют признаки соста­ва преступления, предусмотренного ст.174 УК РФ и в действиях лиц, ко­торые полученные доходы от осуществления предпринимательской деятель­ности без регистрации или лицензии вновь  вкладывают в развитие свое­го  незаконного бизнеса. В таких случаях действия незаконных предпри­нимателей подлежат квалификации лишь по ст.171 УК РФ.

Так   же  без достаточных  к  тому  оснований  были  расценены как легализация /отмывание/ и действия  Галкина В.В., в отношении ко­торого 01.11.1999 г. СУ при Выборгском  РУВД Санкт-Петербурга возбуж­дено уголовное дело N 919494 по признакам преступления, предусмотрен­ного ст.ст.160 ч.3 п. “б” и  ст.174 ч.2 п.”в” УК РФ. В постановлении о возбуждении уголовного дела говорилось,  что  Галкин В.В. в  период с 1997 по  октябрь 1999  года,  являясь торговым агентом ЗАО “Натурпро­дукт”, присвоил и растратил  выручку в  сумме 606252  руб.59 коп., на которые впоследствии  приобрел в собственность автомашину и организо­вал собственное коммерческое предприятие.

Однако в ходе предварительного  расследования не представилось возможным  получить объективные доказательства,  свидетельствовавшие бы  об использовании похищенных денежных  средств при приобретении имущества и  организации предпринимательской деятельности. По результатам расс­ледования уголовное преследование в отношении Галкина В.В. по призна­кам преступления, предусмотренного ст.174 УК РФ прекращено на основании п.2 ст.5 УПК  РСФСР.

Уголовное дело по обвинению Галкина В.В. в совершении преступ­ления, предусмотренного ст.160 ч.3 п. «б» УК РФ 28.03.2000 г. направле­но в суд с обвинительным заключением.

Приведенные выше примеры, свидетельствуют о том,  что  на фоне отсутствия четкого законодательного закрепления понятия “легализации” продолжается порочная  практика  возбуждения уголовных дел по  “новым составам” преступлений, при отсутствии к тому законных поводов и ос­нований.

Вместе с тем,  хотелось бы привести  как  положительный пример уголовное  дело N 845269,  возбужденное  отделом  дознания  УБЭП ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской  области  24.04.1998 г. в  отношении Кузьмина О.В. и Масного В.Н., в действиях которых в “чистом” виде ус­матриваются признаки состава преступления, предусмотренного ст.174 УК РФ.

Из материалов  уголовного дела следует, что Кузьмин и Масный в 1996 году, используя утраченный паспорт на имя Корчевского Константи­на, приобрели фирму “Солнечная поляна”, зарегистрированную на Багамс­ких Островах /оффшорная зона/,  со счетом в Таллиннском “Форексбанке”. Впоследствии, Кузмин и  Масный создали ряд коммерческих структур /ООО “Концерн-Маркет”, “Нью-Стар”, “Гепарт”, “Фаворит”/, которые зарегист­рировали либо по утраченным паспортам,  либо на лиц,  предоставивших свои документы за деньги.

Данные   коммерческие  структуры   использовались  Кузьминым и Масным  для заключения  в  1997  г. фиктивных договоров с “АСТ  Лабс” /США/, ООО “Концерн-Маркет”, “ЮНИ СПб”  на поставку  товаров. В соот­ветствии с договорами Кузьмин и Масный обязались поставить контраген­там различные товары  при условии 100% предоплаты. Однако фактически, завладев  денежными средствами,  перечисленными  указанными фирмами в качестве предоплаты по договорам, перевели их на р/с “Солнечной поля­ны”, а  затем на личные счета в Австралию, где, впоследствии, и  сами скрылись от кредиторов.

Указанным лицам  предъявлено обвинение в совершении преступле­ния,  предусмотренного ст.159 ч.3  п. “б” УК РФ. Однако,  расследование по делу продолжается и собранные материалы свидетельствуют о  наличии в  действиях Кузьмина и Масного признаков состава преступления,  пре­дусмотренного и ст.174 УК РФ.

Поскольку  по поводу применения статьи о легализации в настоя­щее время ведется  много споров, хотелось бы кратко  остановиться  на некоторых вопросах,  которые, по-нашему мнению,  могут иметь наиболь­шее практическое значение.

1) Основным из них является вопрос о способе «приобретения» ле­гализуемого имущества.

Согласно  положениям  статьи  174 УК  РФ  легализация денежных средств или иного имущества, приобретенного  заведомо  незаконным пу­тем, может быть осуществлена двумя различными способами:

– посредством совершения с этим имуществом  финансовых  опера­ций и других сделок;

–  в  результате использования  указанного имущества для  осу­ществления экономической деятельности.

Естественно, что  для раскрытия рассматриваемых форм легализа­ции требуется определиться с  признаком незаконности приобретения де­нежных средств и иного имущества.

В законодательстве большинства зарубежных  стран предусмотрена уголовная  ответственность за легализацию /отмывание/ доходов,  полу­ченных только преступным путем. Кроме  того  ответственность предус­мотрена за легализацию доходов, полученных лишь в результате наиболее опасной преступной деятельности, которая,  как правило, перечислена в законе /наркобизнес, торговля оружием, рэкет, незаконный игорный биз­нес,  контрабанда, вымогательство,  коррупция, фальшивомонетничество, мошенничество,  проституция/, т.е.  те виды  преступной деятельности, которые дают наибольшую прибыль.

В диспозиции же ст.174 УК  РФ указывается на незаконный способ приобретения денежных средств и имущества,  что дает возможность рас­ширенного толкования и не  исключает привлечение к уголовной ответст­венности за легализацию доходов,  полученных в результате администра­тивного правонарушения или гражданско-правового деликта.

Так, проф. Яни П.С. считает,  что к ответственности по  ст.174 УК РФ могут быть привлечены и те лица,  которые используют  в сделках именно незаконно /а не преступно/ приобретенное  имущество. Свое мне­ние он  иллюстрирует следующим примером: сотрудники пункта обмена ва­люты банка приобретали у граждан иностранную  валюту, не отражая дан­ные  операции в  учетной  документации. Однако доказать удалось  лишь один  факт  приобретения  и последующей  продажи 1500 долларов США. В данном случае  однократная сделка купли-продажи валюты не  может быть признана преступным деянием  /ст.172 УК РФ/, но сотрудники пункта по­лучили  валюту в результате не преступления, а  иной  незаконной дея­тельности. В  связи с чем,  их  действия заслуживают квалификации  по ст.174  УК  РФ.  Вывод  о незаконном  характере приобретения валюты в рассматриваемой ситуации, по мнению Яни П.С., можно  сделать со ссыл­кой  на  ст.168 ГК РФ, признающую недействительными  сделки, не соот­ветствующие требованиям закона или иных правовых актов,  и ст.4 Феде­рального закона “О валютном регулировании и  валютном кронтроле”, ко­торая гласит, что:

а) покупка и  продажа  иностранной валюты в Российской Федера­ции производятся  через уполномоченные банки в  порядке установленном ЦБ РФ,

б) покупка и  продажа  иностранной валюты, минуя уполномоченные банки, не допускается,

в) заключенные в нарушение положений пунктов “а”  и “б” сделки купли-продажи иностранной валюты недействительны.

По мнению  ряда специалистов  (Волженкин, Лопашенко,  Шишко), допуск в легальный оборот средств, извлекаемых в  результате малозна­чительных отклонений от установленного порядка хозяйственной деятель­ности, не нуждается  в криминализации.

Незаконность  приобретения имущества /денежных средств/ должна состоять  именно в нарушении уголовно-правового запрета, иначе дейст­вия виновных подпадают под положения п.2 ст.14 УК РФ о малозначитель­ности совершенного, ввиду отсутствия общественной опасности деяния.

Учитывая изложенное полагаем, что поскольку преступление, предусмотренное ст.174 УК РФ является тяжким, то и привлечению по данной статье  подлежат лица, легализующие  доходы, полученные  в результате совершения тяжкого либо особо тяжкого преступления.

2) Наличие “прозрачных”  границ между отдельными государствами СНГ  позволяет преступным  организациям осуществлять неконтролируемые перевозки денег и товаров. В России действуют организованные преступ­ные группы из других государств СНГ, а также транснациональные крими­нальные корпорации.

Таким образом, учитывая международный характер рассматриваемо­го преступления возможно и возникновение  вопроса о месте расследова­ния.

Во-первых,  необходимо отметить, что не влияет на квалификацию место преступного  приобретения имущества, т.е. имущество  может быть приобретено  как за  рубежом, так и на территории России.

Во-вторых, вопрос  о  привлечении к уголовной  ответственности на  территории  РФ лиц, совершивших  легализацию возможен в следующих случаях:

– когда преступное  деяние начато и окончено на территории РФ; – если начато на  территории РФ, а окончено  за ее  пределами; – начато за  пределами РФ, а последствия наступили на территории РФ.

При этом, в  случае  возникновения данного  вопроса необходимо руководствоваться ст.12 УК РФ.

3) В диспозиции ст.174 УК РФ не раскрывается понятие “приобре­тение” имущества, следовательно  данное  понятие  может  трактоваться достаточно широко.

Так, имущество и денежные средства могут быть при­обретены  непосредственно  виновным  при совершении  им  преступления (убийство, хищение, вымогательство, сделки с оружием, незаконный обо­рот наркотиков  и т.д.), в результате  которого  произошло  завладение имуществом.

Кроме того,  имущество может быть принято виновным в  ка­честве подарка, оплаты  долга, куплено и т.д. (т.е. в результате  со­вершения преступления, предусмотренного ст.175 УК РФ), но  обязатель­но при условии осведомленности последнего о преступном  происхождении этого имущества.

4) Еще одним  актуальным вопросом квалификации действий винов­ного по данной статье 174 УК РФ является вопрос о сумме “легализуемо­го” имущества с которой наступает уголовная ответственность.

В диспо­зиции ст.174 УК РФ законодатель не оговорил сумму отмываемых денежных средств /стоимость отмываемого имущества/, что является одним из  не­достатков рассматриваемой нормы  и  препятствует эффективной практике ее применения.

Отсутствие в уголовно-правовой  норме минимальной суммы, которую  должна превышать стоимость отмываемого имущества, присуще и уго­ловным кодексам зарубежных стран. Считается, что данное обстоятельст­во позволяет избежать трудностей с доказыванием и, кроме того, учиты­вает  тот факт, что преступники легко могут поделить крупные суммы на мелкие.

Но в тоже время, при привлечении  к уголовной  ответственности за легализацию необходимо учитывать принцип  соразмерности наказания, а следовательно для избежания оценочных категорий требуется определи­ться с минимальной суммой легализуемых денежных средств  и имущества. Предлагаем, считать криминальной легализацию денежных средств  и иму­щества стоимость которого составляет не менее 200 МРОТ.  Однако, ори­ентируясь на указанную сумму, при возбуждении уголовного дела необхо­димо учитывать и возможность  раздробления виновным  отмываемой суммы на более мелкие.

5) При изучении  диспозиции ст.174 УК РФ, возника­ет ряд вопросов  и с определением объективной стороны данного преступления. Объек­тивная сторона преступления состоит  в  легализации /отмывании/  иму­щества, приобретенного незаконным путем. В Федеральном законе “О про­тиводействии легализации и отмыванию доходов, принятых незаконным пу­тем”, принятом во  втором чтении, указанное деяние определяется  как умышленное придание правомерного вида пользованию,  владению или рас­поряжению  денежными  средствами,  или иным имуществом, приобретенным заведомо незаконным путем. Однако, по УК РФ легализация означает фак­тически придание имуществу  официального характера,  т.е.  совсем  не обязательно предоставлять документы, подтверждающие законность приоб­ретения  имущества,  а лишь необходимо вывести  данное  имущество  из “подполья” /начать пользоваться и распоряжаться им/.

Как уже говорилось  выше,  одной  из  форм совершения  данного преступления является совершение финансовых операций  и других сделок с имуществом, приобретенным заведомо незаконным путем.

Раскрыть понятие финансовых операций помогут  следующие  доку­менты:

– проект  федерального  закона “О противодействии  /легализации/ доходов, полученных незаконным путем”,

– модельный закон “О  противодействии /легализации/ отмыванию до­ходов, полученных незаконным путем” /принят на 12 пленарном заседании Межпарламентской ассамблеи СНГ 8  декабря  1998 г./ разработанный для государств участников СНГ,

– типовое соглашение между Правительством Российской Федерации и правительством иностранных государств о сотрудничестве и взаимной по­мощи  в области борьбы с  незаконными финансовыми операциями, а также финансовыми операциями, связанными с легализацией  /отмыванием/ доходов, полученных незаконным путем  /Утверждено  постановлением  Прави­тельства РФ от 8 июля 1997 г. N 840/,

– директива Совета европейского сообщества о предотвращении  ис­пользования финансовой системы для отмывания денег от 10 июня 1991 г.

-Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации  доходов от преступной  деятельности /принята в Страсбурге 8 ноября 1990 г./,

– Венская конвенция ООН  о  незаконной  торговле наркотическими и психотропными веществами от 20 декабря 1988 г. и др.

Анализ перечисленных  документов  позволяет  прийти  к выводу о том, что финансовая операция, являясь разновидностью сделки,  которая подразумевает любые действия физических и юридических лиц  с денежны­ми средствами, в том числе в иностранной  валюте, валютными ценностя­ми,  иным  имуществом,  направленные  на установление,  изменение или прекращение связанных с ними  гражданских  прав и обязанностей. К та­ковым могут быть отнесены:

а) банковские операции и другие сделки кредитных организаций и их филиалов, связанные  с  денежными  средствами,  ценными бумагами, драгоценными металлами, драгоценными камнями и иными ценностями, пре­дусмотренные Федеральным законом  “О  банках и банковской деятельнос­ти”;

б) cделки с ценными бумагами,  влекущие за собой переход права собственности или иных имущественных прав на эти ценные бумаги;

в)  почтовые и телеграфные переводы денежных средств, почтовые отправления с ценными вложениями;

г) получение выигрыша в казино, лотерее, тотализаторе, систем­ной /электронной/ игре и других основанных на риске играх;

д) перемещение через таможенную границу РФ иностранной валюты, валютных ценностей, валюты  РФ, ценных бумаг  в валюте  РФ,  товаров, транспортных средств и другого движимого имущества;

е) передача  в ломбард на  хранение  ценных бумаг, драгоценных металлов и камней, иных драгоценных вещей и ценностей;

ж) внесение страхователем денежным средств /страхового взноса/ страховщику  по договору  имущественного или  личного  страхования, а также  получение страхового возмещения  либо страховой суммы по  этим договорам;

з) вклад денег, ценных  бумаг, другого имущества  или имущест­венных прав, имеющих денежную  оценку, в уставной капитал либо внесе­ние паев /приобретение долей/ при создании /реорганизации/  организа­ции, а равно при увеличении уставного капитала организаций.

С учетом  изложенного, можно  сделать вывод, что рассматривае­мая форма легализации по существу  относится к совершению любых  сде­лок с имуществом, приобретенных заведомо незаконным путем.

В  тоже время, из смысла действующего законодательства, не все гражданско-правовые сделки с  имуществом, приобретенным незаконным пу­тем могут быть  признаны криминальными,  а лишь те, которые  подлежат регистрации /сделки с  недвижимостью, покупка автотранспорта и т.д./.

6)  Кроме того, при рассмотрение  данного состава преступления возникает вопрос о том, является ли неоднократность совершения опера­ций /сделок/ обязательным условием  наступления  уголовно-правовых последствий.

В диспозиции ст.174 УК РФ понятие  финансовых операций и  дру­гих сделок употребляется во множественном числе.  В тоже время в дру­гих статьях УК РФ, содержащих это понятие /ст.179 УК РФ/, сделка упо­минается в единственном числе.

Это  обстоятельство, а  также  утверждение  специалистов,  что деньги фактически отмываются в результате нескольких оборотов, приво­дят к      интерпретации первой  формы легализации, как неоднократного совершения сделок с имуществом, приобретенным  заведомо  незаконным пу­тем.

Однако, с учетом значимости правоотношений охраняемых рассматриваемой нормой, полагаем, что законодатель в данном случае  подразу­мевал сам процесс отмывания, что позволяет считать оконченным преступлением даже единичную сделку.
7) Ряд вопросов возникает и  при рассмотрение второй формы ле­гализации, которая заключается в использовании имущества, приобретен­ного заведомо незаконным путем,  для  осуществления предпринимательс­кой или иной экономической деятельности.

Для определения понятия   предпринимательской деятельности не­обходимо обратиться к ст.2 ГК РФ, которая под предпринимательской по­нимает самостоятельную, осуществляемую физическими и юридическими ли­цами на свой страх и риск деятельность, направленную на систематичес­кое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, вы­полнения работ или оказания услуг. При этом Гражданский кодекс указы­вает на условие обязательной регистрации указанных лиц в этом качест­ве в установленном законом порядке.

Из сказанного следует, что для признания деятельности предприни­мательской, она должна быть, не только направлена на извлечение прибы­ли и соответствовать иным требованиям, но и  осуществляться в особом, предусмотренном законом порядке. Получается,  что вложение  средств в “прибыльное” дело, если эта деятельность нелегальная, незарегистриро­ванная, не является использованием  незаконно приобретенного имущест­ва в предпринимательской деятельности.

Из изложенного следует вывод о невозможности квалификации дейст­вий незаконного предпринимателя по ст.174  УК  РФ, если полученные от незаконной предпринимательской деятельности средства вновь  пошли  на расширение преступного бизнеса.

Однако существует и  другая  точка зрения. Так,  проф.  Яни П.С. считает, что в этом случае такие действия можно  определить как испо­льзование названных средств для осуществления экономической  деятель­ности /границы которой чрезвычайно широки/  и  выдвигает предположе­ние, что раз  экономическая деятельность ограничена в тексте ст.174 УК РФ от предпринимательской, то под ней следует понимать любую  дея­тельность / в том числе и  незаконную /, связанную  с  использованием имущества, но не преследующую цель извлечения прибыли.

Данная  позиция  не нашла поддержки среди большинства российских юристов  /Волженкин, Жилинский, Лопашенко, Шишко/, которые предлагают считать экономической деятельность,  осуществляемую  в соответствии с Федеральным  законом “О некоммерческих организациях”  не для извлече­ния  прибыли в качестве основной  цели, но требующую затрат денежных средств или использования  иного имущества для достижения  других це­лей, например, охраны здоровья, оказания юридической помощи.

Кроме  того,  подавляющее большинство зарубежных исследователей этого вопроса также  полагают,  что в  подобных случаях  предпринима­тельская  и иная экономическая деятельность,  в которую  вкладываются полученные незаконным  способом денежные средства, должны носить за­конный характер.

Анализ оперативно-следственной практики по России, приведенной в Методических  рекомендациях  Следственного  комитета при  МВД РФ, а также зарубежных исследований показывает, что  легализация  незаконно полученных денежных средств может принимать следующие формы:

– занижение в документах /декларациях и  т.д./ фактической стои­мости приобретаемого имущества, причем в ряде случаев этот способ ле­гализации реализуется только при условии сговора с продавцом,

– приобретение за пределами РФ  предприятия  с  использованием иностранного гражданина в качестве фиктивного собственника,

– покупка недвижимости по низкой цене, а последующая продажа по более высокой. Полученные таким  образом доходы имеют вид законно  получен­ных,

– приобретение за незаконно полученные денежные средства иност­ранной валюты,  получение незаконным путем документов о ее законности и последующий вывоз за пределы РФ на законном основании,

– завышение стоимости работ  или услуг, выполняемых  лицом, как

способ передачи  ему взятки и одновременной ее легализации /например, получение  рядом  высокопоставленных чиновников баснословно  высокого гонорара за книгу или лекцию/,

– оформление  незаконно полученных  денежных средств в  качестве прибыли от  законной деятельности предприятия, часто  специально  для этого созданного или приобретенного / где много сделок  происходит за наличный расчет/,

–  продажа похищенного имущества  через  законно функционирующие торговые точки,

– смешивание на  многочисленных счетах потоков  легально и неле­гально полученных денежных средств,

– реинвестирование в Российскую  экономику  путем  скупки  акций прибыльных  предприятий алмазно-бриллиантового комплекса, а также ор­ганизаций, занимающихся нефтедобычей и нефтепереработкой и др.,

– сдача в банк денежных средств, полученных якобы  за демонстра­цию кинофильмов или за оказание иных услуг.

8) Определенные сложности возникают и при определении субъекта данного преступления.

Субъектами преступления, ответственность за которое предусмот­рена ст.174 УК РФ,  являются лица, осуществляющие финансовые операции и иные сделки с денежными средствами или иным имуществом, приобретен­ным заведомо незаконным путем, а также использующие его для осуществ­ления предпринимательской или иной  экономической деятельности. Тако­выми могут быть как лица, непосредственно получившие денежные средст­ва и имущество в  результате своих преступных  действий, так и другие лица, знавшие о незаконном  происхождении таких средств и совершившие деяния, перечисленные в диспозиции  статьи, как правило, по поручению лиц, незаконно добывших средства или имущество.

В то же время некоторые практические работники и ученые счита­ют, что субъектами этого преступления могут быть только лица, получив­шие денежные средства и иное имущество в результате своей деятельнос­ти, осуществляемой в нарушение  предписаний  лишь  административного, банковского,  гражданского законодательства. Лица же,  получившие де­нежные средства или иное имущество преступным путем, а затем предпри­нимавшие  попытки осуществить с ними финансовые операции, иные сделки либо использовать в экономической или предпринимательской деятельнос­ти, по их  мнению, подлежат ответственности лишь за преступные дейст­вия, направленные на завладение такими средствами или имуществом. При этом делаются ссылки на п.2 ст.6 Страсбургской конвенции 1999 г.

Однако,  установление уголовной ответственности за легализацию для лиц, виновных в первичном незаконном деянии, не противоречит дан­ному правовому акту и говорит лишь  о возможности неприменения к ли­цам, совершившим основное правонарушение.

Данное положение не исключает возможности квалификации  дейст­вий виновного по совокупности.

Вместе с тем,  заслуживает внимания  содержащаяся в зарубежном законодательстве оговорка /также имеющая непосредственное отношение к субъекту  преступления,  предусмотренного ст.174 УК РФ/. Данное поло­жение, имеющееся, например, в УК ФРГ, говорит о возможности  освобожде­ния  лица, приобретающего  имущество для себя или третьих лиц от  от­ветственности за легализацию. При этом обязательным условием являет­ся приобретение ранее данного  имущества третьим лицом, «не совершив­шим этим самым преступного деяния». Фактически речь  идет об освобож­дении  от уголовной  ответственности  за легализацию  добросовестного приобретателя. В этом  смысле  подобная оговорка имеет большое  прак­тическое  значение,  поскольку  позволяет  избежать  необоснованности выстраивания  неимоверно длинной  цепи  уголовно наказуемых  деяний и обоснованно ограничивает круг субъектов данного преступления.

9) В заключение необходимо  остановиться еще на одном, едва ли не главном вопросе, вызывающем у следствия серьезные затруднения при применении  ст.174 УК  РФ. Таковым является фактическое  отсутствие в законодательстве критериев разграничения  объективной стороны данного деяния с объективной стороной, расположенной  вслед  за ней уголовно­правовой нормы /ст.175 УК РФ/.

При этом  ряд специалистов /Волженкин, Лапошенко, Шишко/ пред­лагают такое разграничение по следующим признакам:

– легализация  предполагает  совершение  надлежащим образом оформленных сделок, обеспечивающих придание получению имущества видимости  закон­ности. В то время как преступление, предусмотренное ст.175 УК, наобо­рот, предполагает в большинстве случаев отсутствие какого-либо оформ­ления сделок;

– субъектом легализации являются  обе стороны  сделки, субъек­том второго преступления  не является лицо, добывшее имущество  прес­тупным путем.

Однако главное отличие состоит в субъективной стороне: целью первого преступления является “узаконивание” имущества, приобретенно­го незаконным путем; целью второго преступления, как правило, являет­ся получение имущественной выгоды.

Таким  образом,  изложенное еще раз свидетельствует о том, что основные  сложности  при  возбуждении уголовных дел о  преступлениях, предусмотренных ст.174  УК РФ связаны  с отсутствием  соответствующей законодательной базы, а также выработанной следственно-судебной прак­тики.

В сложившейся ситуации, по-нашему мнению, использование приве­денных выше рекомендаций по применению  рассматриваемой статьи позво­лит избежать необоснованного возбуждения уголовных дел данной катего­рии.

ГЛАВНОЕ СЛЕДСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПРИ ГУВД
САНКТ-ПЕТЕРБУРГА И ОБЛАСТИ

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 284

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code