Этапы расследования

При расследовании дел данной категории следователю необходимо установить и доказать весь путь прохождения преступно полученных денег: от конкретного преступления, позволившего получить доходы, до приобретенного на них имущества или иных ценностей. С учетом специфики данного вида преступления можно выделить три этапа расследования уголовного дела.

На первом этапе следователь закрепляет информацию, полученную в ходе выявления признаков преступления, о которой говорилось в разделе «Выявление преступлений» настоящего методического пособия.

Возможностями формирования теневого капитала и его легализации обладает едва ли не любая экономическая деятельность. Особенно привлекательна для преступников кредитно-финансовая сфера, в которой оборачиваются с большой скоростью значительные денежные средства. Это позволяет легко спрятать преступные доходы, а затем придать им видимость законного происхождения.

Для отмывания доходов используются практически все виды банковских операций. В первую очередь это открытие счетов, зачисление и выдача средств, обналичивание, осуществление платежей, предоставление кредитов.

К примеру, Московским городским судом в 2004 г. осуждены Кац Э., Костной А. и другие, признанные виновными по ч. 3 ст. 210, ч. 3 ст. 174 УК РФ, которые, являясь руководителями компаний «Кем диамондс ЛТД» и ООО «АПА»,  с целью контрабанды и  оборота  драгоценных  металлов   создали   в   г. Москве фиктивные предприятия – ЗАО «Красма», ООО «Красма-А», через которые обратили драгоценное сырье  стоимостью более 90 млн. долларов США в свою собственность. Часть денежных средств указанные лица легализовали, пустив их в создание новых легальных структур и финансирование их деятельности.

Как показывает изучение уголовных дел, возбужденных по ст.174 и 174¹ УК РФ, преступники в основном используют счета подставных фирм, созданных специально для этих целей. Такие фирмы имеют свой офис, руководство, персонал, создается видимость активной деятельности. Банку представляется фиктивная документация, подтверждающая легальность платежа. Для того чтобы обойти правила идентификации клиентов, преступники используют  поддельные документы несуществующих фирм, поддельные паспорта, доверенности. Нередко в процесс легализации преступных средств вовлекаются лица особого правового статуса (спецсубъекты), обладающие  гарантиями личной неприкосновенности.

Большое распространение получило зачисление крупных денежных сумм на счета физических лиц, с последующим снятием денег со счета. Как правило, в этих случаях действует группа лиц, причем получать деньги, передавать  платежные поручения могут курьеры, не осведомленные о преступном характере деятельности легализаторов. Преступникам в этом случае остается лишь осуществить перевод и обналичить денежные средства. Например,    судом г. Каменска Ростовской области осуждена Силинская Г.Г., которая, подделав платежные документы ООО «СВМ Лимитед», перевела со счета этой фирмы   на    имя    Лысенко О.П.  и  Хорошенко М.Г.   14  млн. руб.   в   ОАО «КБ «Донбанк», через которых впоследствии сняла эти деньги со счета, использовав их в дальнейшем в предпринимательской деятельности.

Привлекательна для лиц, легализующих преступные доходы, и внешнеэкономическая сфера. Самыми распространенными схемами легализации преступных доходов здесь являются манипуляции с ценами и тарифами при импорте товаров и услуг. Завышение цен позволяет переводить за рубеж значительные средства, которые возвращаются в Россию в качестве инвестиций. Необходимо отметить, что в настоящее время российские бизнесмены получили возможность приобретать зарубежные предприятия и компании, чем могут воспользоваться и недобросовестные предприниматели.

При расследовании второго этапа отмывания должны проверяться версии о фиктивности фирм, на счета которых переводятся платежи, а также о принадлежности фирм одному и тому же лицу; о мнимости и притворности сделок, совершенных с криминальными средствами и имуществом.

На практике зачастую криминальные сделки совершаются с предприятиями, магазинами путем подделки доверенностей на право продажи имущества или незаконного изменения реестра учредителей. Легализация такого имущества осуществляется посредством быстрой перепродажи предприятия, магазина, смены фиктивных собственников по решению судов. Доказать право собственности на такое имущество законным владельцам очень трудно, так как приходится оспаривать решения множества судов в различных регионах России.

В целях легализации криминальных доходов в предпринимательской сфере зачастую создаются фирмы-прикрытия. Такие фирмы могут быть однодневками, предназначенными для проведения отдельной операции по отмыванию «грязных» денег. Существуют и постоянно действующие конторы, занимающиеся легализацией как видом криминального бизнеса. Оборот одной такой фирмы может превышать 1 млн. руб. в неделю. Легализация производится при помощи составления фиктивных договоров, смет, актов приемки, которые подписываются исполнителями, а не руководством компании. Эти документы в незаполненном виде передаются клиентам как доказательство фиктивных расчетов с целью сокрытия истинного происхождения денежных средств.

В российском бизнесе иногда создается положение, когда номинально независимые фирмы при помощи различных схем фактически подчинены друг другу. Например, руководство организацией осуществляется управляющей компанией в интересах третьей компании, находящейся в оффшорной зоне, или компания владеет контрольным пакетом акций второй компании, которая, в свою очередь, владеет контрольным пакетом акций третьей компании, и т.д. Отследить расчеты между такими организациями чрезвычайно сложно.

Преступники переводят денежные средства со счета одной фирмы на счет другой, зачастую деньги перечисляются за рубеж. Активно для легализации используются оффшорные зоны. Например, на Каймановых островах зарегистрировано 18 тыс. фирм. Годовой оборот этих компаний составляет 10 млрд. долларов США. Их сопровождением занято 560 банков. Деньги, поступившие без какого-либо контроля на счета, потом легко перебросить в любой уголок планеты. Они сразу приобретают легитимность – после этого будет трудно выяснить их происхождение и назначение, а также их владельцев.

Для легализации часто используется оптовая, розничная торговля, рынок услуг. Товарооборот в сфере торговли оформляется сертификатами, складскими, транспортными документами, расчеты производятся наличными из рук в руки. Эта огромная денежная масса неподконтрольна государственным органам и может быть направлена по любому пути, в том числе криминальному.

В ходе расследования третьего этапа отмывания проверяются версии:

о конкретных получателях отслеживаемых финансовых средств;

о дальнейшем их движении, вложении в недвижимость, использовании для приобретения ценных бумаг, облигаций и т.п.;

о вкладах в осуществление законной предпринимательской деятельности.

На этой стадии доказыванию также подлежит «заведомость» преступного приобретения. По каждой финансовой или иной сделке с криминальными доходами следует доказать, что лицо, совершившее ее, действовало с прямым умыслом на совершение легализации преступных доходов.

В ходе расследования необходимо установить содержание операций, выяснить, когда, где и кем они осуществлялись, как оформлены, кто оформлял соответствующие документы и т.п.

Помимо выявления сущности операции и обстоятельств, связанных с ее оформлением, доказыванию подлежит преступный характер получения денежных средств и иного имущества. Анализ судебной практики показывает, что суды обращают в доход государства только то имущество, в отношении которого имеются достаточные доказательства приобретения его на конкретные преступно полученные средства или в результате совершения подсудимым преступления.

Способы обнаружения преступных сделок в основном связаны с выявлением недостатков и просчетов в их оформлении, что может быть сделано только в результате осмотра документов, допросов подозреваемых, обвиняемых, соответствующих свидетелей, проведения документальных проверок и производства судебно-бухгалтерских, финансово-экономических экспертиз.

При установлении преступного происхождения доходов следствию необходимо незамедлительно принять исчерпывающие меры к изъятию и аресту денежных средств и имущества, добытых преступным путем, а также обеспечить пресечение их дальнейшего отмывания. В случае невозможности непосредственного изъятия имущества следует наложить на него арест и направить в соответствующие государственные органы уведомления о запрете отчуждения и иного распоряжения данным имуществом и денежными средствами. Кроме того, подтверждение преступного происхождения доходов должно повлечь за собой безусловное признание их вещественными доказательствами с принятием всех необходимых процессуальных мер по их сохранности вне зависимости от этапа расследования.

В соответствии с ч. 1 ст. 115 УПК РФ наложение ареста в целях обеспечения исполнения приговора в части имущественных взысканий возможно лишь на имущество, полученное в результате преступных действий либо нажитое преступным путем. Анализ данной нормы применительно к составу легализации позволяет заключить, что аресту должно быть подвергнуто имущество, обнаруженное у подозреваемых и обвиняемых, преступное происхождение которого следствием доказано.

Таким образом, важнейшим условием применения данной меры процессуального принуждения является достоверное установление следственным путем преступного происхождения легализованных средств, подвергаемых аресту, а также их точного размера. Очевидно, что в случае отсутствия доказательств совершения предикатного преступления арест предполагаемого легализованного имущества не представляется возможным.

Аресту могут быть подвергнуты не только материальные ценности, непосредственно добытые в результате совершения предикатного преступления, но и имущество, приобретенное полностью или частично за счет зтих ценностей, а также имущество, полученное в качестве вознаграждения за совершение легализации в интересах третьих лиц. В случае использования средств, добытых преступным путем, в предпринимательской и иной экономической деятельности необходимо обеспечивать наложение ареста на основные и оборотные активы предприятия, учреждения, организации. В целях пресечения дальнейшего использования преступных доходов в легальной экономической деятельности следует изъять все арестованное имущество, если это не причиняет дополнительного материального ущерба.

Если аресту подлежат денежные средства и иные ценности, находящиеся на счете, во вкладе или на хранении в банках и иных кредитных организациях, прекращение по ним операций осуществляется полностью или частично лишь в пределах, определенных следователем, – в размере суммы, на которую наложен арест.

В ходе проверки конкретных следственных и оперативных версий при расследовании нужно учитывать, что в легализацию преступных доходов нередко вовлекаются высококвалифицированные специалисты в области финансового, банковского и налогового законодательства. Это немаловажное обстоятельство обусловливает необходимость расширения масштабов проверки на причастность к легализации лиц с достаточно высокой профессиональной и деловой репутацией, в том числе и банковских служащих.

При использовании в ходе расследования информации, относящейся к банковской и коммерческой тайне, следует обеспечить ее безусловное соблюдение (это означает, что полученная информация должна быть использована только в целях расследования легализации доходов, полученных незаконным путем), а также анонимность источника получения соответствующих сведений.

К содержанию

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 6

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code