ЗАЛОГОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ТРЕТЬИМ ЛИЦОМ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ЗАЕМЩИКА ПО КРЕДИТУ: РИСК УТРАТЫ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ НА ЖИЛОЕ ПОМЕЩЕНИЕ

(Часть I)
А.И.Гончаров, доктор юридических наук, доктор экономических наук
М.В.Гончарова, доктор экономических наук

Введение: в статье исследуется реальная сделка залога гражданином-собственником его жилого помещения в обеспечение обязательств по банковскому кредиту коммерческой организации-заемщика. Раскрывается правовая природа риска, которому подверг себя собственник квартиры, передавший жилое помещение банку как залогодатель по договору об ипотеке (залоге недвижимости) третьей стороной. Анализируется противоправное поведение руководителя, являющегося единственным учредителем организации-заемщика, выразившееся в злостном уклонении от надлежащего погашения кредитной задолженности банку, а также процентов за полученный кредит. Выявлены незаконные способы уклонения от материальной ответственности организации-должника перед кредиторами. Цель исследования – раскрыть действующий правопорядок защиты гражданских прав гражданина-залогодателя. Методы: исследование осуществлено на основе всеобщего научного метода исторического материализма, применены общенаучные методы познания: диалектический, гипотетико-дедуктивный, обобщение, индукция и дедукция, анализ и синтез, эмпирическое описание. Кроме того, использованы частнонаучные методы: юридико-догматический, структурно-функциональный, метод конкретно-социологических исследований, сравнительно-правовой анализ и другие. Результаты: изучен ряд постановленных судами актов, отражающих особенности правоприменения к ситуациям, в которые входят взаимодействующие субъекты – физические и юридические лица – в период исследуемой многолетней судебной тяжбы; раскрыто возникновение и развитие сопутствующих процессуальных отношений и взаимосвязей гражданско-правового и уголовно-правового содержания. Выводы: доказано, что вероятность наступления неблагоприятного события в течение срока долгосрочной залоговой сделки является довольно высокой и может реализоваться в виде изъятия у собственника его жилого помещения за чужие долги.

Ключевые слова: жилое помещение, третье лицо, залог, заемщик, обеспечение обязательства, банк, кредит, изъятие залога, гражданское судопроизводство.

 

Коммерческие банки значительную часть своих активных операций осуществляют в сфере кредитования [7]. Заемщики за полученные в долг деньги выплачивают проценты, которые и составляют целевой предпринимательский интерес для банков-кредиторов [9]. Вместе с тем возврат заемщиком суммы самого кредита имеет для банка ничуть не меньшее значение, поскольку составляет его оборотный капитал. Для того, чтобы он сохранялся и поступательно увеличивался, способность заемщика вернуть полученный кредит тщательно проверяется. Шансы заемщика получить банковский кредит заметно возрастают, если обязательства по возврату одолженной суммы и по выплате процентов обеспечиваются урегулированными законом способами [6]. Классическим и древнейшим способом такого обеспечения является залог недвижимого имущества, например, земельного участка, строения, жилого дома, жилого помещения, в том числе квартиры [3]. Фактически объект остается на своем месте, залогодатель вправе беспрепятственно им пользоваться, но юридически объект обременен, право залога на него принадлежит кредитору.

Действующее российское законодательство допускает, чтобы залогодателем выступило третье лицо как юридическое, так и физическое, причем никак не связанное ни с банком-кредитором, ни с заемщиком. Следует при этом уточнить, что невозможно пригласить человека «с улицы» и уговорить его передать в залог свое недвижимое имущество для того, чтобы обеспечить возврат денег банку за счет стоимости этого залога, если по какой- то причине сам заемщик своевременно и в полном объеме расплатиться не сможет. На- наш взгляд, некая связь, а именно – интерес, между третьим лицом-залогодателем и заемщиком непременно есть.

Так, например, в мае 2013 г. директор Торговой компании «Электроды» Черепков на 12-м году приятельских отношений уговорил Сидорова – собственника квартиры № 64 в доме № 1 по ул. им. Землянова 1 в г. Волгограде – передать эту квартиру в залог ОАО коммерческий «Волга-Кредит банк» (ОАО «ВКБ»). Черепков пообещал Сидорову, что по окончании двухлетнего срока кредитования его Торговой компании «Электроды» Сидоров получит лично от него 100 тысяч рублей в качестве премиальных. Сидорову нужно всего лишь проехать в банк и подписать документы, квартира остается на своем месте, никто препятствовать в ее использовании и проживать в ней не будет. Поверив обещаниям Черепкова, Сидоров заключил с ОАО «ВКБ» договор об ипотеке (залоге недвижимости) третьей стороной № К016/ВЛ-ЗЛ.13 от 22.05.2016.

Фактически согласно п. 1.1. договора об ипотеке (залоге недвижимости) третьей стороной «залогодержатель» – ОАО «ВКБ» в соответствии с договором № К1/ВЛ-021.13 об открытии кредитной линии юридическому лицу от 22.05.2016, заключенным в г. Волгограде, обязуется предоставить Торговой компании «Электроды» – «заемщику», денежные средства в размере и на условиях, предусмотренных в Кредитном договоре, а «заемщик» обязуется возвратить полученный кредит, уплатить проценты на сумму кредита и исполнить свои обязательства согласно Кредитному договору в полном объеме. Лимит кредитной линии составляет: 1,5 миллиона рублей. Срок возврата кредита: 22 мая 2015 года. Размер процентов на сумму задолженности по кредиту: 16 % годовых. Цель кредита: пополнение оборотных средств.

Также согласно п. 2.1. договора об ипотеке (залоге недвижимости) третьей стороной в обеспечение своевременного и полного исполнения обязательств по Кредитному договору «залогодатель» – Сидоров передает, а «залогодержатель» – ОАО «ВКБ» принимает в залог следующий объект: однокомнатная квартира, назначение: жилое. Площадь: общая 30,5 кв. м. Этаж: 1. Литера: А, инвентарный номер 18:401:002:000008450:0001:10064, находящийся по адресу: Волгоградская область, г. Волгоград, ул. им. Землянова, дом 1, кв. 64. Кадастровый (или условный) номер объекта 34:34:04:000000: 000268:064. В соответствии с п. 2.4. договора об ипотеке (залоге недвижимости) третьей стороной предмет ипотеки остается в пользовании и владении «залогодателя», который может осуществлять свои права исключительно в соответствии с его назначением [4]. Продажа, дарение или отчуждение в иной форме заложенного имущества без согласия «залогодержателя» запрещается до полного погашения «заемщиком» долга по Кредитному договору, включая кредит, проценты за пользование кредитом, неустойку.

В договоре об ипотеке (залоге недвижимости) третьей стороной имеется вполне привычный п. 5.2.5., в котором установлено, что в случае невозврата «заемщиком» долга в установленный Кредитным договором срок, а также при досрочном взыскании кредита по основаниям, установленным этим договором, «залогодержатель» вправе удовлетворить свои требования из стоимости заложенного имущества путем его реализации в установленном законом порядке. Поразительно жестоко выглядит п. 5.2.6. указанного договора: «Залогодержатель имеет право: “При недостаточности суммы, вырученной от продажи заложенного имущества для покрытия долга, получать недостающую сумму за счет другого имущества, принадлежащего “залогодателю”» [18]. По нашему мнению, такие вопиюще беззаконные пункты в кредитных договорах отдельных банков отражают их неравноправное и рваческое отношение к своим партнерам-залогодателям. Погоня за прибылью любой ценой нередко загоняет таких бесчеловечных рвачей в тупик. Закономерно, что в 2015 г. ОАО «ВКБ» приказом Банка России был лишен лицензии.

Исследуемая нами долгосрочная сделка, в которую вошел Сидоров, примечательна именно правовой природой риска – вероятного неблагоприятного события в его судьбе. Отдав свою квартиру в залог для обеспечения исполнения обязательств организацией- заемщиком, Сидоров довольно сильно рискнул. Поскольку есть целый ряд факторов (причин и условий), вследствие материализации которых финансовая состоятельность организации-заемщика может оказаться ненадлежащей и должник не сможет своевременно и в полном объеме расплатиться с банком. Само событие риска может состояться еще и в результате материализации субъективного (человеческого) фактора, причем все произошло именно так, о чем изложено далее.

Будучи человеком дееспособным, собственник жилого помещения Сидоров осознавал, что залог предназначается именно для того, чтобы удовлетворить из стоимости продаваемого заложенного имущества требование кредитора, в том случае, если заемщик не сможет расплатиться сам [12]. Очевидно, что в указанной сделке Сидоров действовал как предприимчивый субъект. Хотя он и был мотивирован финансовым интересом, который ему пообещал руководитель организации-заемщика по окончании сделки, но выступил в роли залогодателя в первый раз, мы не можем считать его предпринимателем, следовательно, и риск тоже нельзя считать предпринимательским. Мы полагаем, что его можно рассматривать как «риск, аналогичный предпринимательскому». Наши утверждения обоснованы следующими положениями действующего законодательства.

Статья 34 Конституции Российской Федерации [5] провозглашает, что каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Вместе с тем, не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию.

Свобода предпринимательской деятельности выражается в том, что человек по собственной воле и по своему усмотрению, без подчинения кому-либо может начать и прекратить заниматься бизнесом, самостоятельно выбирая сферу деятельности и форму (может вести дело индивидуально или в форме организации). Кроме того, статья 34 Конституции РФ гарантирует, что лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, будет путем государственного регулирования ограждено и защищено от недобросовестной конкуренции и монопольной деятельности других лиц. В целом, предприниматель свободен в совершении любых действий, не противоречащих действующему законодательству. Статья 35 (п. 2) Конституции РФ закрепляет право предпринимателя иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами. Собственник может быть лишен своего имущества только по решению суда. Изъятие имущества предпринимателей только по решению суда – это фундаментальная конституционная гарантия их имущественной самостоятельности.

Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ) [1] во 2 статье устанавливает, что предпринимательская деятельность – это самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, от продажи товаров, выполнения работ, оказания услуг лицами, которые для этого зарегистрированы в законном порядке.

Во-первых, предпринимательская деятельность предполагает имущественную и организационную самостоятельность. Предпринимателю необходимо самому иметь некоторое имущество, которое он мог бы использовать для дела. Если оно находится на праве собственности, то предприниматель считается абсолютно самостоятельным в отношении такого имущества и вправе без ограничений применять его для бизнеса – производства и продажи товаров, выполнения работ, оказания услуг. Возможны другие варианты владения (хозяйственное ведение, оперативное управление), при которых предприниматель пользуется не своим, а чьим-то имуществом, в связи с чем законодательство предусматривает целый ряд ограничений.

Наряду с имущественной самостоятельностью, предпринимателю необходимо самоорганизоваться, быть способным принимать решения, причем начиная с самого первого шага – решения стать предпринимателем, затем выбрать сферу деятельности, решить в какой именно организационно-правовой форме он будет эту предпринимательскую деятельность осуществлять, после чего ежедневно, ежечасно решать все без исключения вопросы, возникающие по ходу ее осуществления [11]. В каждую минуту он действует по своей воле и в своем интересе, единственное, что ограничивает его бизнес-творчество – это нравственность и Закон. Никто не может навязать ему принятие каких-либо решений, он никому не подчиняется, самостоятельность предпринимателя абсолютна.

Во-вторых, всякая предпринимательская деятельность связана с риском. Предпринимательский риск – это вероятность наступления события (стечения жизненных обстоятельств), которое повлечет имущественные последствия, неблагоприятно влияющие на деятельность предпринимателя. Поскольку предприниматель производит и перемещает в пространстве товары, работы, услуги, он подвержен различного рода рискам. Спектр таких потенциально возможных опасных событий довольно широк. Например, при производстве яблочного сока в связи с нарушением технологии упаковки продукция может испортиться, продавать такие товары в магазинах категорически запрещается. Деньги, которые были затрачены на изготовление такой партии сока, предпринимателю никто не вернет, это и есть те самые неблагоприятные имущественные последствия (убытки). Либо, например, грузовик, перевозивший партию сока, вследствие автоаварии перевернулся, весь товар пришел в негодность, конечный результат тот же – убытки.

В-третьих, нацеливаясь на производство общественно полезных и социально значимых материальных благ (товаров, работ, услуг), каждый предприниматель всегда стремится к получению прибыли. Значительная прибыль позволяет предпринимателю накапливать и приумножать свое личное богатство, жить комфортно и красиво, а также часть полученной прибыли возвращать обратно в бизнес для расширения его масштабов, приобретения новейшего оборудования и технологий, наращивать объемы выпускаемых товаров, работ, услуг. Если получение прибыли как цель не ставится изначально, такая деятельность не является предпринимательской и называется некоммерческой. ГК РФ в статье 50 по нацеленности на получение прибыли разграничивает все организации на коммерческие и некоммерческие.

Юридически прибыль в предпринимательской деятельности выражает ее конечный финансовый результат – полученные в денежном либо натуральном выражении доходы, за вычетом произведенных расходов. Каждый предприниматель заинтересован в систематическом (регулярном, ритмичном, бесперебойном) получении прибыли, хотя фактически в жизни каждого предпринимателя бывают периоды и нулевой бесприбыльной, и убыточной деятельности. Когда не удается выправить положение дел и вернуться к стабильному и регулярному получению положительного финансового результата, предпринимательская деятельность прекращается, поскольку промысел без прибыли невозможен.

В-четвертых, предпринимательская деятельность предполагает получение прибыли на основе использования имущества, которое вовлечено в бизнес. Действующий ГК РФ, как видно из его 2 статьи, не обращает внимания на использование в предпринимательской деятельности интеллектуальных и физических способностей человека. Однако именно человеческий капитал является ключевым и важнейшим ресурсом, который дается предпринимателю от рождения [19], в отличие от овеществленных объектов имущества, которыми предприниматель может владеть на праве собственности, на праве хозяйственного ведения, на праве оперативного управления, на праве аренды и других. Также невозможна предпринимательская деятельность без использования электрической, тепловой, магнитной и другой энергии, которая необходима абсолютно для всех разновидностей производства товаров, выполнения работ, оказания услуг.

В-пятых, лица (как граждане, так и организации), ведущие предпринимательскую деятельность, обязаны регистрироваться в этом качестве в установленном законом порядке. Поэтому предпринимательская по существу деятельность, но совершаемая лицами, которые не зарегистрированы, будет незаконной. Можно считать данный признак предпринимательской деятельности сугубо формальным, но он необходим наряду с другими, указанными выше. Следует добавить, что в абсолютном большинстве случаев, начав однажды осознанно, после продуманной и качественной подготовки предпринимательскую деятельность, люди остаются в бизнесе навсегда, это становится их профессией.

В-шестых, ГК РФ в 401 статье устанавливает, что лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы (чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств). Но к обстоятельствам непреодолимой силы не относятся, например, нарушение обязанностей со стороны контрагентов предпринимателя, отсутствие на рынке нужных для исполнения обязательств товаров, отсутствие у предпринимателя необходимых денежных средств. Следовательно, абсолютная свобода бизнес- творчества обязательно сопряжена с тем, что предприниматель будет держать ответ за все свои решения и действия.

Субъект предпринимательской деятельности – это лицо, законно ее осуществляющее, прошедшее специальную регистрацию. Гражданин имеет право зарегистрироваться и вести деятельность в качестве индивидуального предпринимателя. Сидоров, участвуя в сделке в качестве залогодателя, никакой государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя не проходил. И, к сожалению, риск, аналогичный предпринимательскому, случился в его судьбе. Черепков, являясь руководителем и единственным учредителем Торговой компании «Электроды», от выплаты банковского кредита и процентов за кредит злостно уклонился. В марте 2015 г. Черепков создал новое ООО «Торговый дом «Электроды», единственным учредителем и руководителем которого является опять же он сам. Указанная организация осуществляет предпринимательскую деятельность в той же деловой сфере – торгует электродами – с теми же покупателями и поставщиками, как и раньше. С 15 марта 2016 г. Торговая компания «Электроды» начала добровольную ликвидацию, ликвидатором сам себя назначил опять же Черепков.

В то же время Решением Красноок- тябрьского районного суда г. Волгограда по делу № 2-18/2016 от 12.01.2016 [10] постановлено взыскать с Торговой компании «Электроды» в пользу ОАО «Волга-Кредит банк» кредиторскую задолженность в размере 1 738 820 рублей. От возврата этой задолженности Черепков злостно уклонился, он увел все активы из своей организации-должника банка в другую свою действующую организацию – Торговый дом «Электроды». Указанным Решением Краснооктябрьского районного суда г. Волгограда по делу № 2-18/2016 от 12.01.2016 вследствие того, что Торговая компания «Электроды» не погасила банку задолженность, квартира, расположенная по адресу: г. Волгоград, ул. им. Землянова, д. 1, кв. 64, у Сидорова изъята. Согласно Решению суда стоимость изъятой у него квартиры установлена в размере 1 329 600 рублей.

В мае 2016 г. Сидоров обратился в Центральный районный суд г. Волгограда с исковым заявлением о взыскании с Торговой компании «Электроды» стоимости изъятой у него квартиры – 1 329 600 рублей. Согласно абз. 2 п. 1 статьи 335 ГК РФ 5 в случае, когда залогодателем является третье лицо, к отношениям между залогодателем, должником и залогодержателем применяются правила статей 364 – 367 ГК РФ, при этом фактически законом, соглашением между лицами не предусмотрено иное. Следовательно, на основании Решения Краснооктябрьского районного суда г. Волгограда по делу № 2-18/2016 от 12.01.2016 Сидоров, как залогодатель, не являясь должником по обеспечиваемому обязательству, обладает такими же правами, как и поручитель. В частности, он вправе предъявить регрессное требование к должнику в случае обращения взыскания на его имущество. Следует полностью согласиться с правовой позицией Сидорова, по нашему мнению, его исковые требования подлежали удовлетворению.

Центральный районный суд г. Волгограда в мае 2016 г. в полном соответствии с процессуальным законом направил экземпляр искового заявления Сидорова Торговой компании «Электроды», следовательно, ликвидатор Черепков знал об этом требовании и его конкретном размере. Однако, в августе 2016 г. Торговая компания «Электроды» была ликвидирована, что означает противоправное неотражение в ликвидационном балансе организации регрессного требования Сидорова (как утратившего по иску Банка объект залога). Ликвидация была отражена в ЕГРЮЛ за 11 дней до судебного заседания. В итоге на последнем судебном заседании федеральный судья вынес Определение об отказе Сидорову в иске по основанию статьи 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации [2]: «Суд прекращает производство по делу в случае, если ликвидация организации, являвшейся одной из сторон по делу, завершена» [8].

В связи с изложенными выше, фактически сложившимися обстоятельствами мы усматриваем в действиях Черепкова состав преступления, предусмотренного частью 4 статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ) [14; 15; 16; 17], Черепков путем злоупотребления доверием лишил Сидорова жилого помещения – однокомнатной квартиры, причинив потерпевшему особо крупный материальный ущерб, превышающий сумму в 1 миллион рублей.

Черепков являлся единственным учредителем и директором Торговой компании «Электроды», этот факт подтверждается Сведениями из ЕГРЮЛ. Под обещание денежного вознаграждения он в мае 2013 г. уговорил Сидорова передать ОАО «ВКБ» (далее – Банк) в залог квартиру. Черепков также обещал Сидорову, что его компания своевременно и в полном объеме кредит Банку выплатит, и Сидоров без проблем вернет свою квартиру из залога обратно, получит от Черепкова денежную премию. Залог квартиры Сидоровым позволил Черепкову получить кредит на его Торговую компанию «Электроды» в сумме 1,5 млн рублей на 2 года. Черепков изначально не имел намерений возвращать Банку кредит и фактически не вернул его. Данный факт подтверждается тем, что он в феврале 2015 г. создал, как единственный учредитель, Торговый дом «Электроды», стал его директором. Черепков, уклоняясь от погашения кредита Банку, тот же, что и раньше, бизнес, со всеми прежними контрагентами, перевел во вновь созданный Торговый дом «Электроды», причем новое юридическое лицо зарегистрировано по тому же юридическому адресу – г. Волгоград, просп. им. Женина, 51, что и Торговая компания «Электроды». Данный факт подтверждается Сведениями из ЕГРЮЛ, документами финансово-хозяйственной деятельности организации.

В феврале 2016 г. вследствие непогашения кредита Торговой компанией «Электроды» Банк, обратившись в Краснооктябрьский районный суд г. Волгограда, изъял квартиру у залогодателя Сидорова, Суд определил ее цену – 1 329 600 рублей, факт подтверждается Решением районного суда. Черепков, обеспечивая сохранение своего права на чужое имущество (деньги Банка), продолжает уклоняться от погашения кредита Банку. Как единственный учредитель в марте 2016 г. Черепков принял решение о ликвидации Торговой компании «Электроды», сам себя назначил ликвидатором. Данный факт уклонения подтверждается отсутствием в ликвидационном балансе, который подписан Черепковым, суммы задолженности Банку по кредиту, а также подтверждается отсутствием в ликвидационном балансе суммы задолженности Сидорову, как залогодателю по кредиту. Данный факт уклонения подтверждается еще и тем, что Торговый дом «Электроды» не объявлен Черепковым правопреемником Торговой компании «Электроды» в решении единственного учредителя при ликвидации компании. Будучи явно финансово несостоятельной, Торговая компания «Электроды» в добровольном порядке Черепковым, как руководителем и единственным учредителем, не была объявлена банкротом.

Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным законом под угрозой наказания. Деяние, чтобы стать преступлением, должно включать следующие признаки: общественную опасность, противоправность, виновность, наказуемость.

Общественная опасность означает, что деяние причиняет вред охраняемым уголовным законом отношениям. Количественной ее стороной является степень, качественной – характер общественной опасности. Противоправность означает запрещенность деяния уголовным законом. Виновность – возможность признания преступным деяния, совершенного умышленно или по неосторожности. Наказуемость – возможность назначения наказания за совершенное деяние. Элементами состава преступления признаются необходимые части конструкции состава преступления, соответствующие различным сторонам общественно опасного деяния, предусмотренного Уголовным законом: объект преступления, объективная сторона преступления, субъективная сторона преступления, субъект преступления.

В статье 159 УК РФ мошенничество урегулировано как приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием [13]. Часть 4 статьи 159 УК РФ уточняет мошенничество, повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение. Объект мошенничества Черепкова – отношения частной собственности, предметом является право на имущество (деньги Банка). По форме общественно опасного деяния объективная сторона мошенничества Черепкова представляет собой приобретение права на имущество (деньги Банка).

С субъективной стороны мошенничество характеризуется прямым умыслом: Черепков осознавал, что приобретает право на чужое имущество (деньги Банка) путем злоупотребления доверием, он предвидел неизбежность причинения ущерба потерпевшему Сидорову – лишение его права собственности на жилое помещение – и желал этот ущерб причинить. Сам субъект мошенничества – Черепков – вменяемое, достигшее 16 лет лицо. Способ его мошенничества – злоупотребление доверием. Черепков использовал свое многолетнее знакомство с потерпевшим и вследствие этого создал доверительные отношения с Сидоровым, для завладения чужим имуществом (деньгами Банка).

Мошенничество Черепкова окончено с момента, когда он, приобретя право на чужое имущество (деньги Банка), получил реальную возможность распорядиться деньгами Банка. Черепков распорядился деньгами Банка незаконно, перевел все активы компании-должника в свою новую организацию, в которой продолжает работать с этими деньгами Банка. Вследствие этих действий Сидоров лишился права собственности на жилое помещение – однокомнатную квартиру. Причинно-следственная связь действий Черепкова и лишение права собственности Сидорова на указанную квартиру доказана неопровержимыми фактами. По нашему мнению, Черепков подлежит уголовной ответственности по части 4 статьи 159 УК РФ.

Кроме того, мы усматриваем в действиях Черепкова состав преступления, предусмотренного частью 2 статьи 292 УК РФ. Он совершил служебный подлог, а именно – являясь руководителем организации, внес в официальные документы (в ликвидационный баланс организации) заведомо ложные сведения, совершив из корыстной заинтересованности деяние, повлекшее существенное нарушение прав и законных интересов Сидорова, выразившееся в лишении последнего права собственности на жилое помещение – однокомнатную квартиру.

Ликвидируя Торговую компанию «Электроды», Сидорова, как залогодателя и кредитора, Черепков умышленно не уведомил о ликвидации, хотя о том, что Сидоров заявил к его юридическому лицу требование, он знал от Центрального районного суда г. Волгограда. Черепков осознавал противоправность своих действий, умышленно не включил в ликвидационный баланс требование Сидорова, исказив тем самым официальные документы – внес в ликвидационный баланс организации заведомо ложные сведения, совершив это деяние из корыстной заинтересованности. В августе 2016 г. вследствие нулевого ликвидационного баланса Торговая компания «Электроды» ликвидирована. Незаконная ликвидация ликвидатором Черепковым указанной организации повлекла очень существенное нарушение прав и законных интересов – Сидоров лишился права собственности на свою однокомнатную квартиру и права требовать возмещения своих убытков с заемщика – юридического лица.

(Окончание следует)

ПРИМЕЧАНИЕ
1 Фамилии физических лиц, названия юридических лиц и улиц изменены.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от
29.12.2017) // Российская газета. – 1994. – 8 дек. (№ 238-239).
2. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от
03.04.2018) // Российская газета. – 2002. – 20 нояб. (№ 220).
3. Жилищное право : учебник / под ред. проф. П. М. Филиппова, проф. А. О. Иншаковой, проф. А. И. Гончарова. – М. : Юриспруденция, 2016. – 528 с.
4. Иншакова, А. О. Жилищное право в доктрине, национальной правовой и законодательной системе / А. О. Иншакова, Н. В. Кагальницкова // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5, Юриспруденция. – 2016. – № 3 (32). – С. 9-15. – DOI: https://doi.org/10.15688/ jvolsu5.2016.3.1.
5. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. – 2015. – 4 авг. (№ 31). – Ст. 4398.
6. Кредитные организации в России: правовой аспект / О. А. Беляева [и др.] ; отв. ред. д-р юрид. наук, проф. Е. А. Павлодский. – М. : Волтерс Клу- вер, 2006. – 624 с.
7. Латус, Е. Б. Рынок банковских услуг: правовое обеспечение стабильности / Е. Б. Латус. – М. : Волтерс Клувер, 2008. – 134 с.
8. Определение Центрального районного суда г. Волгограда по делу № 2-7775/2016 от 05.09.2016 // Архив Центрального районного суда г. Волгограда.
9. Предпринимательское право России : учебник /В. С. Белых [и др.] ; отв. ред. В. С. Белых. – М. : Проспект, 2009. – 656 с.
10. Решение Краснооктябрьского районного суда г. Волгограда по делу № 2-18/2016 от 12.01.2016 // Архив Краснооктябрьского районного суда г. Волгограда.
11. Родионова, О. М. Правовые формы реализации волевых отношений в механизме гражданско-правового регулирования : автореф. дис. … д-ра юрид. наук : 12.00.03 / Родионова Ольга Михайловна.- М., 2017.- 54 с.
12. Севастьянова, Ю. В. Банк в исполнительном производстве: роли, действия, защита прав : практ. пособие / Ю. В. Севастьянова. – М. : Издат. дом «Регламент-Медиа», 2012. – 256 с.
13. Уголовное право. Особенная часть: учеб. / под ред. д-ра юрид. наук, проф. Л. В. Иногамовой- Хегай, д-ра юрид. наук, проф. А. И. Рарога, д-ра юрид. наук, проф. А. И. Чучаева. – Изд. 2-е, испр. и доп. – М. : Юридическая фирма «КОНТРАКТ» : ИНФРА-М, 2008. – 800 с.
14. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 23.04.2018, с изм. от 25.04.2018) // Российская газета. – 1996. – 18 июня (№ 113).
15. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 23.04.2018, с изм. от 25.04.2018) // Российская газета. – 1996. -19 июня (№ 114).
16. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 23.04.2018, с изм. от 25.04.2018) // Российская газета. – 1996. – 20 июня (№ 115).
17. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 23.04.2018, с изм. от 25.04.2018) // Российская газета. – 1996. – 25 июня (№ 118).
18. Inshakova, A. O. Amendments to the Civil Code of the Russian Federation: Contradictions of Theory and Practice / A. O. Inshakova, A. I. Goncharov, O. A. Mineev, M. V. Sevostyanov // Contributions to Economics. Russia and the European Union: Development and Perspectives. – 2017. – № XIII. – P. 147-153.
19. Inshakova, A. O. Institutional Ambiguity of Regulation of Possessory Relations in Modern Russia / A. O. Inshakova, A. I. Goncharov, M. V. Sevostyanov // Overcoming Uncertainty of Institutional Environment as a Tool of Global Crisis Management. – Cham: Springer International Publishing AG, 2017. – P. 207-213.

Цитирование. Гончаров А. И., Гончарова М. В. Залоговое обеспечение третьим лицом обязательств заемщика по кредиту: риск утраты права собственности на жилое помещение (Часть I) // Legal Concept = Правовая парадигма. – 2018. – Т. 17, №№ 3. – С. 91-101.

Просмотров: 16

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code