ПОНЯТИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В ТРУДАХ АНГЛО-АМЕРИКАНСКИХ ПРОСВЕТИТЕЛЕЙ

А. К. Бектанова, кандидат политических наук
Кыргызско-Российский Славянский университет им. Б. Н. Ельцина, Бишкек, Кыргызская Республика

Представлены политико-философские взгляды англо-американских просветителей на гражданское общество, в частности английских философов Томаса Гоббса и Джона Локка, шотландского философа Адама Фергюсона и американского философа Томаса Пейна. На основе анализа философских трактатов указанных мыслителей автор приходит к выводу, что их труды были важнейшими теоретическими источниками для современных представлений о гражданском обществе.

Ключевые слова: гражданское общество, государство, свобода, Т. Гоббс, Дж. Локк, А. Фергюсон, Т. Пейн.

 

Вопросы, связанные с теорией и практикой гражданского общества, являются наиболее обсуждаемыми в современной социогуманитарной науке. В постсоветских странах это связано прежде всего с потребностями, вызванными социально-экономической и политической трансформацией общества. Безусловно, современные теоретические конструкции гражданского общества основываются на социально-философских учениях прошлого. Историко-философские предпосылки идеи гражданского общества были заложены еще в трудах античных мыслителей Платона, Аристотеля и Цицерона. Однако зачатки современного понимания гражданского общества как феномена, отличного от государства, возникли в Новое время в английской философской мысли.

Необходимо отметить, что взгляды англо-американских просветителей на гражданское общество достаточно обстоятельно рассмотрены в работах обществоведов постсоветских стран, а также зарубежных ученых [1; 2; 4; 5; 7; 8; 12—14]. А канадский философ Ч. Тейлор даже выделяет их в качестве самостоятельного направления, назвав его L-традицией по первой букве в фамилии Дж. Локка [14. Р. 204]. В данной статье, опираясь на философские трактаты англо-американских мыслителей Нового времени и эпохи Просвещения, предлагаем свою интерпретацию их представлений о гражданском обществе. Разумеется, рамки статьи не позволяют охватить взгляды всех англо-американских мыслителей указанного периода, поэтому рассмотрим наиболее интересные, на наш взгляд, учения.

Первым, кто применил понятие «гражданское общество» в Новое время, по мнению большинства исследователей, был английский философ-материалист Т. Гоббс. В своих работах «Элементы законов, естественных и политических», «О гражданине» и «Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского» английский материалист рассматривает проблемы общества, государства и индивида.

Т. Гоббс выступает против постулата Платона о природном неравенстве и тезиса Аристотеля о человеке как существе общественном. Английский философ убежден, что люди от природы равны и вовсе не стремятся к объединению. Равенство и эгоизм людей в «естественном», природном состоянии обрекает их на «войну всех против всех», «бедность, мерзость, одиночество, варварство, невежество, дикость» [3. C. 373]. Но инстинкт самосохранения подталкивает их к заключению общественного договора и переходу из «естественного состояния» (status naturalis) к «состоянию гражданскому» (status civilis). «Созданное таким образом единение называется государством или гражданским обществом (societas civilis)», — пишет Т. Гоббс в работе «О гражданине» [Там же].

Государством, по Т. Гоббсу, не должны считаться ни отдельные граждане, ни их сумма. Государство, — это гражданское лицо, которое обладает «высшим могуществом, или верховной властью, или господством» [Там же. С. 332]. Он убежден, что только государство имеет право применять «меч войны» и «меч справедливости» и может обеспечить мир и безопасность, осуществлять правосудие и творить законы, а также следить за тем, чтобы в обществе не распространялось инакомыслие, только в нем возможны благообразие и доброжелательность, только оно содействует достижению богатства и развитию наук. [Там же]. Для реализации всего этого оно наделяется абсолютной властью и, словно Левиафан, охватывает собой все стороны человеческой жизнедеятельности. Подданные такого государства лишаются всех своих гражданских прав, поскольку делегируют их государству. Они обязаны строго подчиняться гражданским законам, в то время когда само государство в лице суверена не подвластно им.

Учитывая то обстоятельство, что наилучшим видом государства, по мнению Т. Гоббса, может быть только монархия, он склонялся к автократическому политическому режиму в форме абсолютной монархии. А такая теория государства, по справедливому убеждению американских политологов К. Фридриха и З. Бжезинского, была несовместима с принципом верховенства закона [11]. Из этого явствует, что термин «гражданское общество» (societas civilis) у английского философа имел значение, противоположное его современному пониманию. Гражданское общество Т. Гоббса — это не что иное, как государство. А последнее полностью поглощает индивида.

Идеи Т. Гоббса были развиты его соотечественником Дж. Локком, который точно так же считал, что гражданское общество возникло из естественного состояния в результате общественного договора. Оба философа отмечали, что в естественном состоянии все люди абсолютно свободны и равны. Однако если у Т. Гоббса естественное состояние людей характеризуется как «война всех против всех», «война каждого против каждого», то у Дж. Локка естественное состояние — это «состояние мира, доброй воли, взаимной помощи и безопасности» [6. C. 272]. Дж. Локк различает понятия «общество» и «гражданское общество». Он полагает, что общество как некая совокупность людей существовало еще в естественном состоянии. Это было общество, состоящее из мужа и жены, родителей и детей, хозяина и слуги [Там же. С. 307]. Но ни одно из них не было гражданским обществом, то есть политическим обществом. Последнее возникает тогда, «когда какое-либо число людей так объединено в одно общество, что каждый из них отказывается от своей исполнительной власти, присущей ему по закону природы, и передает ее обществу» [Там же. C. 311]. Дж. Локк дает следующую дефиницию гражданского общества: «Те, кто объединен в одно целое и имеет общий установленный закон и судебное учреждение, куда можно обращаться и которое наделено властью разрешать споры между ними и наказывать преступников, находятся в гражданском обществе» [Там же]. Гражданское общество Дж. Локка выступает в качестве третейского судьи, «устанавливая постоянные правила, беспристрастные и одни и те же для всех сторон» [Там же].

По словам английского философа, «великой и главной целью объединения людей в государства и передачи ими себя под власть правительства является сохранение их собственности» [Там же. C. 334]. Под собственностью Дж. Локк понимал не только имущество, но также жизнь и свободу личности. Общество стало называться гражданским (societas civilis) потому, что его основой является государство (civitas), главное предназначение которого состоит в защите от посягательства на жизнь, свободу и имущество, то есть на собственность каждого гражданина со стороны других членов сообщества, в том числе и законодательной власти. Собственность индивида, в основе которой лежит его труд, — краеугольный камень гражданского общества, и никто не имеет права на нее посягать. Дж. Локк уверен, что гражданское общество существует только там и тогда, где и когда существуют свободные граждане, обладающие собственностью.
По его глубокому убеждению, еще одним необходимым признаком гражданского общества является диктатура закона. Причем законы должны быть общими для всех — для бедных и богатых, людей высшего сословия и низшего сословия. Более того, их должны придерживаться все, без исключения, члены общества. «Но и для одного человека, находящегося в гражданском обществе, не может быть сделано исключения из законов этого общества» [Там же. С. 316].

Поэтому абсолютная монархия Т. Гоббса, где правитель стоит над законами и может им не повиноваться, «на самом деле несовместима с гражданским обществом и, следовательно, не может вообще быть формой гражданского правления» [Там же. С. 312]. Абсолютная монархия несовместима с гражданским обществом еще и потому, что там нет места свободе личности. А ведь именно свобода, по мнению Дж. Локка, является основанием всего. Но свобода членов гражданского общества, по его мнению, — это не абсолютная свобода и вседозволенность, а, во-первых, свобода делать все, что не запрещено законом, и, во-вторых, независимость от желания и воли других людей. То есть свобода гражданина ограничивается законами, направленными на защиту его прав и интересов.

Законы гражданского общества устанавливаются законодательной властью и направлены на сохранение и развитие всего общества и каждой личности в отдельности. Следить за соблюдением законов внутри гражданского общества и обеспечивать его внешнеполитические интересы призваны исполнительная и федеративная власти соответственно. Обе эти власти производны от законодательной, подчинены ей. Последняя, представляя интересы всех членов гражданского общества, носит представительный характер. Но, если она перестает оправдывать доверие народа, может быть им устранена или заменена. Как видим, Дж. Локк развил идеи Аристотеля о разделении властей в государстве и роли частной собственности в гражданском обществе.

Американские исследователи Дж. Л. Коэн, Э. Арато высказали мысль о том, что уже у Дж. Локка зародились определенные зачатки разделения гражданского общества и государства, о чем свидетельствуют некоторые высказывания в его книге «Два трактата о правлении» [5. C. 136].

Действительно, можно согласиться с указанными авторами и отметить, что тенденция к различению гражданского общества и государства у английского философа уже намечается. Но в целом, следуя традиции Т. Гоббса, Дж. Локк также отождествляет понятия гражданского общества и государства.

Все же следует отметить, что гражданское общество-государство Дж. Локка в корне отличается от гражданского общества его предшественника. Гражданское общество Т. Гоббса — это всемогущий Левиафан, стоящий на страже государственных интересов и наделенный абсолютной властью. У Дж. Локка гражданское общество — это своеобразный третейский судья, обеспечивающий справедливость, порядок и защиту собственности. Идеалом гражданского общества-государства у Т. Гоббса была абсолютная монархия, а у Дж. Локка — конституционная монархия, в основе которой лежал принцип разделения властей.

Как один из основателей либерализма, Дж. Локк провозгласил свободу и права личности высшими гражданскими ценностями. Наряду с естественными, неотъемлемыми свободами и правами каждый гражданин обладает также правами гражданскими, важнейшими из которых являются право выбирать законодательную власть и право оказывать ей недоверие. Т. Гоббс же, не отвергая естественных свобод, единственной гражданской свободой любого гражданина, в отличие от раба, называет возможность служить не согражданам, а только государству: «Всякая же иная свобода находится вне гражданских законов и принадлежит лишь правителям» [3. C. 370].

Дж. Локк уверен, что в совершенном государстве должен царить закон, причем перед ним все равны, вплоть до самих законодателей. А с точки зрения его предшественника высшая власть в лице монарха стоит выше законов, в то время как остальные подданные обязаны неукоснительно их соблюдать.

И, наконец, если Т. Гоббс считает, что индивиды не могут быть абсолютными собственниками своего имущества, поскольку и на частную собственность простирается власть государства, то для Локка собственность граждан — необходимое условие существования гражданского общества, и никто, включая и государство, не имеет права ее отнимать.

Либеральные традиции Дж. Локка в понимании гражданского общества продолжил шотландский философ А. Фергюсон. В опубликованной им в 1767 г. книге «Опыт истории гражданского общества» он пытается понять логику исторического процесса и рассматривает историю развития человеческого общества. Мыслитель полагает, что историческое развитие человечества — это процесс не столько сознательный, сколько стихийный, а его результат может быть «следствием едва заметного присутствия в почве определенного элемента» [10. C. 191]. Здесь, как нам видится, А. Фергюсон в какой-то степени предвосхитил синергетические идеи о самоорганизации материи.

А. Фергюсон глубоко убежден в том, что люди всегда по природе своей стремились к единению и жили в сообществах [Там же. С. 36]. В зависимости от уровня развития частной собственности в эволюции общества шотландец выделяет три ступени: дикость, варварство, цивилизацию. В своем знаменитом труде «Опыт истории гражданского общества» он пишет, что дикари первобытного общества еще не знакомы с собственностью, у варваров собственность уже появляется, но она еще не закреплена законами. И, наконец, на завершающей стадии общественного прогресса частная собственность законодательно оформляется, и это является одним из главных показателей цивилизованности общества [Там же. С. 135]. В связи с этим Фергюсон замечает: «Человек, первым заявивший: “Это поле будет моим: я передам его своим потомкам”, не знал, что стал основоположником гражданского права и политических учреждений» [Там же. С. 189].

Автор «Опыта истории…» не дает конкретной дефиниции гражданского общества, тем не менее из его труда вытекает, что гражданское общество — это сфера, отличная от государства. По словам А. Фергюсона, «государство — это всего лишь совокупность департаментов», а гражданское общество — это союз различных партий и сословий, а также граждан, отличающихся друг от друга способами и областью приложения своей деятельности, размерами частной собственности [Там же. С. 106].

В своем произведении философ изображает современное ему общество со всеми его пороками и противоречиями и в то же время рисует образ совершенного гражданского общества. Называя общество своего времени коммерческим, А. Фергюсон с некоторым негативным оттенком подчеркивает, что в таком обществе «необходимым условием величия является богатство» [10. С. 279]. Индивиды в погоне за богатством преследуют свои меркантильные интересы и постепенно обособляются друг от друга и от общества в целом, теряют свои положительные нравственные качества и чувство гражданственности. Таким образом, обратным эффектом коммерциализации общества может стать нравственный регресс и деградация общества.

Критика А. Фергюсоном коммерческого общества не означает его отрицания. Напротив, по его мнению, «человечество немало выиграет от торговли и взаимоотношений» [Там же. С. 52]. Но принципы гражданского общества в коммерческом государстве не должны противоречить законам «естественной справедливости», морали и цели достижения «общественной пользы».

Думается, что понятие «гражданское общество» для шотландского мыслителя — категория скорее экономическая и этическая, чем политическая. «Великой целью гражданского общества является счастье индивидов: ибо как может благоденствовать общество, если каждый из составляющих его членов является несчастным?» — пишет он [Там же. С. 107]. А счастье отдельного человека состоит в правильном приложении своих природных сил и талантов, своих нравственных качеств, а также «в утверждении себя в качестве члена сообщества», и в качестве такового в стремлении к достижению общего блага [Там же. С. 72]. Индивид в гражданском обществе — это человек, который имеет определенный социальный статус и соответствующие ему привилегии, знает свои права и свободы и уважительно относится к другим членам общества. «Решение проблем гражданского общества предполагает использование не только власти, но и талантов, мудрости, силы убеждения», — замечает А. Фергюсон [Там же. С. 386].

Нельзя не остановиться на понимании шотландским философом категории «свобода». Он убежден, что «свобода есть в некотором смысле удел исключительно просвещенной нации» и ее можно рассматривать «в различных аспектах (личной и имущественной безопасности, занимаемого положения, участия в политических делах)» [Там же. С. 367]. Вкупе все это составляет гражданскую свободу. Гражданская свобода, по Фергюсону, состоит в широкой возможности применения своих способностей и талантов «в ведении дел гражданского общества» [Там же].

Политическая свобода означает возможность как отдельного гражданина, так и различных объединений отстаивать свои права. Причем это происходит в ходе постоянного столкновения интересов индивидов и их групп, в результате которого между ними устанавливается компромисс. Таким образом, важнейшим условием политической свободы, как справедливо полагает философ, является плюрализм мнений и позиций.

Экономическая свобода индивида означает, с одной стороны, закрепление и защиту прав собственности, а с другой — существование ограничений, запрещающих ему совершать преступления.

Как видим, к проблеме свободы А. Фергюсон подходит диалектически, отмечая, что свобода — это не только наличие определенных прав, но и необходимость следовать установленным в обществе законам. В то же время свобода — это не какой-то подарок свыше, не то, что автоматически прилагается членам гражданского общества только потому, что они в нем состоят, а «право, которое каждый человек должен быть готов отстоять для самого себя» [Там же. С. 372]. А это возможно только тогда, когда индивид занимает активную гражданскую позицию.

Важнейшим принципом государственного управления А. Фергюсон справедливо провозгласил существование системы сдержек и противовесов, которая не позволяет монополизировать власть в руках одного лица или органа [Там же].

Таким образом, гражданское общество А. Фер- гюсона — это цивилизованное общество, возникшее вместе с законодательным закреплением частной собственности. Существенным признаком такого общества является коммерциализация всех отношений и тесная связь с государством. Главным субъектом гражданского общества является гражданин, наделенный определенными правами и обязанностями, отстаивающий свои частнособственнические интересы и вместе с согражданами стремящийся к достижению всеобщего блага.

Взгляды британских философов развивает американский просветитель английского происхождения Т. Пейн. Он утверждал, что гражданское общество возникло до государства и являлось естественным социальным состоянием, в котором доминировали мирные отношения, основанные на взаимной зависимости и интересе граждан. В какой-то момент «чувства долга и привязанности начнут ослабевать», и с целью поддержания порядка и справедливости люди договариваются и создают государство [9. C. 22]. Американский просветитель первым из философов резко противопоставил государство и гражданское общество: «Общество создается нашими потребностями, а правительство — нашими пороками: первое способствует нашему счастью, положительно объединяя наши благие порывы, второе же — отрицательно, обуздывая наши пороки. Одно поощряет сближение, другое поощряет рознь. общество в любом своем состоянии есть благо, правительство, и самое лучшее есть лишь необходимое зло, в худшем случае — зло нестерпимое» [Там же. C. 21]. По мнению просветителя, государство может считаться легитимным только тогда, когда оно образовано вследствие явного консенсуса в обществе. Причем государству предшествует конституция, которая законодательно закрепляет его образование. Американский мыслитель уверен, что государство должно служить народу и создаваться самим народом. Поэтому оптимальным государственным устройством, по его убеждению, является представительная демократия.

Вслед за Дж. Локком и А. Фергюсоном Т. Пейн различал естественные права и права гражданские. Первые принадлежат человеку от природы и не отчуждаемы от него. Вторые, производные от естественных, возникают вместе с образованием государства, призванного обеспечить их защиту.

Правительственная власть, с его точки зрения, обладает не столько правами, сколько обязанностями. Это «правление, учрежденное в интересах общества и осуществляемое в его интересах, как индивидуальных, так и коллективных» [Там же. С. 4]. Оно не имеет права необоснованно вносить изменения в конституцию или совершать какие-либо другие действия, которые могут обернуться против граждан и общества в целом. Более того, философ высказал революционную мысль о том, что народ посредством восстания или революции вправе поменять власть, если она не устраивает граждан.

Совершенное гражданское общество, по мнению Т. Пейна, может само регулировать общественные отношения, а следовательно, исчезает необходимость в функционировании государства. Как видим, суверенитет и доминирующее значение у Т. Пейна получает не государство, а гражданское общество.

Таким образом, англо-американские просветители, развивая идеи своих предшественников о гражданском обществе, стояли у истоков современных представлений о нем. В основе их интерпретации гражданского общества лежала идеология либерализма, ориентированная на примат прав и свобод личности, господство закона и неприкосновенность частной собственности как важнейших условий политической и гражданской свободы.

Список литературы

1. Витюк, В. В. Становление идеи гражданского общества и ее историческая эволюция / В. В. Витюк. — М. : Ин-т социологии РАН, 1995. — 91 с.
2. Гаджиев, К. С. Концепция гражданского общества: идейные истоки и основные вехи формирования / К. С. Гаджиев // Вопр. философии. — 1991. — № 7. — С. 19—34.
3. Гоббс, Т. О гражданине // Гоббс Т. — Соч. : в 2 т. Т. 1. — М. : Мысль, 1989. — С. 270—506.
4. Гражданское общество: истоки и современность / И. И. Кальной [и др.]. — СПб. : Изд-во Р. Асланова «Юрид. центр Пресс», 2006. — 492 с.
5. Коэн, Дж. Гражданское общество и политическая теория : пер. с англ. / Дж. Коэн, Э. Арато ; общ. ред. И. И. Мюрберг. — М. : Весь мир, 2003. — 784 с.
6. Локк, Дж. Два трактата о правлении / Дж. Локк // Соч. : в 3 т. Т. 3. — М. : Мысль, 1988. — C. 137—405.
7. Микешин, М. И. Социальная философия шотландского Просвещения / М. И. Микешин. — СПб. : С.-Петерб. Центр истории идей, 2005. — 165 с.
8. Остроумов, С. В. История идеи гражданского общества в англо-американской либеральной политической традиции : монография / С. В. Остроумов. — Монреаль : Accent Graphics Communications, 2013. — 128 с. (Электронная книга).
9. Пейн, Т. Избр. соч. : пер. с англ. А. С. Богомолова [и др.]. — М. : Изд-во Акад. наук СССР, 1959. — 421 с.
10. Фергюсон, А. Опыт истории гражданского общества / А. Фергюсон ; пер. с англ. И. И. Мюрберг; под ред. М. А. Абрамова. — М. : РОССПЭН, 2000. — 389 с.
11. Фридрих, К. Тоталитарная диктатура и автократия [Электронный ресурс] / К. Фридрих, З. Бже- зинский. — URL: http://pavroz.ru/files/friedrichbrzezinski.pdf (дата обращения 11.03.2017).
12. Rowley, C. K. On the nature of civil society / C. K. Rowley // Classical liberalism and civil society / ed. by C. K. Rowley. — Cheltenham : Edward Elgar, 1997. — P. 1—24.
13. Seligman, A. The Idea of Civil Society / A. Seligman. — N. Y. : Free Press, 1992. — 256 p.
14. Taylor, C. Invoking Civil Society / C. Taylor // Philosophical Arguments. — Cambridge : Harvard Univ. Press, 1995. — P. 204—224.

Вестник Челябинского государственного университета. 2017. № 4 (400). Философские науки. Вып. 44. С. 83—88.

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 19

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code