МЕТОД НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ КАК ОСНОВНОЕ СРЕДСТВО НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Н.Л.Худякова, доктор философских наук, кандидат педагогических наук

Раскрываются место и роль методов научного познания в структуре научной деятельности; обосновывается коррелированность методов научного познания с качествами продукта, субъекта, объекта и предмета научной деятельности; описывается механизм выбора или создания научных методов субъектом научной деятельности.

Ключевые слова: научная деятельность, структура деятельности, метод, средство научной деятельности, методология, методологический подход.

 

Осознание ведущей роли науки в современном мире привело к тому, что подрастающее поколение начинают приобщать к научной деятельности как можно раньше. Уже с начальной школы дети получают задания на проведение «научных исследований», повсеместно организуются конкурсы таких работ школьников. Система высшего образования еще больше ориентирована на формирование у обучающихся компетенций в сфере научно-исследовательской деятельности, которая на ступени магистратуры становится основной.

Эффективность работы по подготовке кадрового научного потенциала во многом зависит от того, насколько соотносимо с задачами этой подготовки то содержание накопленного человечеством опыта в сфере научной деятельности, которое отбирается и формируется в программах соответствующих учебных дисциплин. Как правило, в этих программах предусмотрено ознакомление с методами и формами научного познания и знания, историей науки, моделями динамики науки и многим другим. Но задача становления субъекта научной деятельности требует освоения обучающимися механизма ее организации, основанного на знаниях о структуре научной деятельности, о ее месте в системе общественного производства, способах отбора и формирования методов научного исследования как основного средства научной деятельности.

Очень часто анализ структуры научной деятельности сводится к характеристикам субъекта и объекта научного познания. Но более точно определить характер взаимосвязи между ними, отражающий не только закономерности организации целенаправленной деятельности как таковой, но и особенности организации научной деятельности в целом, а также особенности тех действий и операций, из которых она складывается, можно только с опорой на общую структуру целенаправленной деятельности. Эта структура представлена следующими моментами:

1) «объект отношения — мир, существующий сам по себе, независимо от человека, со своими закономерностями;

2) субъект отношения — активная, творческая, свободная сторона отношения, сам человек (индивид, группа, народ, человечество);

3) средство отношения — культурная форма, то, что человек помещает между собой и
миром в качестве проводника воздействия на мир и проводника обратного действия мира на человека, — таким образом, через средство (культуру или культурное средство) человек осуществляет взаимодействие с миром;

4) предмет отношения — объект, взятый в отношении к субъекту через средство (культуру), предстающее «призмой», через которую мир для человека становится предметным; предмет — это та часть объекта, которая выделяется культурным средством, на которую это культурное средство «указывает»;

5) продукт отношения — преобразованный предмет;

6) дельта-результат — разница между фактически полученным результатом и ожидаемым продуктом деятельности» [3. С. 10].
Качества названных моментов (элементов) целенаправленной деятельности, которые делают возможной ее организацию, выступают ее основаниями:

• субъект — инициирующее основание деятельности — субъективная сторона отношения;

• все элементы деятельности в их объективном, то есть не зависящем от сознания субъекта существовании, — объективирующее основание деятельности — объективная сторона отношения;

• культурное средство — интегрирующее основание деятельности — его качества должны быть соотнесены с качествами всех других элементов отношения — синтез субъективного и объективного;

• дельта-результат — корректирующее основание деятельности — то, что позволяет обнаружить разницу между фактически полученным результатом и ожидаемым продуктом деятельности, найти причину такого несоответствия и скорректировать организацию деятельности.

Субъект как инициирующее основание деятельности прежде всего выступает в качестве носителя определенной системы ценностей и цели, которые определяют направленность его активности. Активность человека, определяемая его ценностями и целью, направлена на мир и тем самым создает связь, или, другими словами, отношение с миром.

Цель — это образ продукта деятельности. Следовательно, субъектом научной деятельности можно быть только тогда, когда четко сформирован образ ее продукта, то есть образ тех научных знаний, которые должны быть получены субъектом в результате его исследования. Но для этого необходимо четкое понимание, что такое «научные знания».

Ценностная направленность активности субъекта деятельности задается фактически имеющейся у него системой ценностей. В нее могут входить, а могут и не входить ценности, в которых отражается то, что значимо для организации научной деятельности и как собственно научной, и как результативной и эффективной. Определением этого значимого занимается философия науки. Если в результате освоения философских знаний о науке у человека возникнет устойчивое стремление к организации своей научной деятельности в соответствии с принципами и правилами ее организации, которые определяются как значимые, то можно сказать, что мировоззренческая функция философии науки по отношению к нему выполнена — в систему его личностных ценностей вошли те, которые отражают значимое для осуществления научной деятельности. Если такого не произошло, то при организации научной деятельности ее субъект реализует имеющиеся у него личностные ценности, в результате чего он создает то, что, скорее всего, может быть отнесено к лженауке, и т. п.

В качестве объекта любой деятельности, как сказано выше, выступает мир, существующий сам по себе, независимо от человека, со своими закономерностями. Это означает, что, когда исследователь обращается к знаниям о мире, полученным другими людьми, он ищет только то, при помощи чего сможет понять существующую действительность, то есть он ищет средства. Объектом же познания всегда остается объективно существующий мир.

Активность человека-субъекта в отношении всегда проявляется через культурное средство — то, что самостоятельно создается или свободно выбирается субъектом деятельности. Это обстоятельство позволяет рассматривать целенаправленную деятельность как культурно-опосредованное отношение человека с действительностью.

В качестве основных культурных средств в научной деятельности выступает то, при помощи чего может быть получен продукт этой деятельности, — новое научное знание. К таким средствам относятся: научные знания, выработанные другими людьми и закрепленные языком соответствующей отрасли научного знания (понятиями и категориями, принятыми в определенной науке), и методы научного познания. Причем используемые в научной деятельности уже имеющиеся научные знания могут быть применены только через метод научного познания. Как это происходит, описано ниже.

Методы научного познания являются основным средством научной деятельности.

В структуре познавательной деятельности методы познания выступают в качестве культурного средства, при помощи которых субъект познания устанавливает познавательное отношение с объектом познания и получает продукт познания — знание о предмете познания. Это качество метода познания отмечено еще Гегелем, который считал, что метод познания «поставлен как орудие, как некоторое стоящее на субъективной стороне средство, через которое она соотносится с объектом» [2. С. 229].

Применяемое субъектом культурное средство из всего мира, рассматриваемого как объект, выделяет только часть его, то есть предмет. В научной деятельности предметом является то, что фактически обнаруживается и исследуется субъектом научной деятельности посредством применения определенных методов научного познания. То есть, несмотря на то что при описании результатов исследования его предмет называется в начале исследования, определение этого предмета уже является результатом исследовательских действий, которые осуществляются на основе применения определенных методов познания. Далеко не всегда предметом научного исследования выступает то, что названо исследователем в качестве такового.

Выделяя предмет, культурное средство одновременно воздействует на него и преобразует. В результате такого воздействия образуется продукт. Характер культурного средства определяет и характер продукта: если культурное средство представлено мыслительными формами, то и продукт, полученный в результате применения этих средств, представляет собой образ каких-то объектов или явлений мира, зафиксированный мыслительной формой; если же культурное средство материально, то материален и продукт, получающийся от его применения. По отношению к методам научного познания эта закономерность проявляется в том, что характер получаемых научных знаний обусловлен применяемыми методами исследования.

Описанный выше механизм осуществления целенаправленной деятельности обнаруживает корреляцию (соотносимость) между средством и продуктом, средством и предметом, средством и субъектом, что и позволяет утверждать, что культурное средство выступает интегрирующим основанием целенаправленной деятельности.

Для успешной реализации цели деятельности субъектом должно быть подобрано или создано такое средство, качества которого должны быть согласованы с качествами всех других моментов деятельности. То есть становление субъекта научной деятельности заключается в развитии способности субъекта к определению цели научной деятельности и способности к подбору или созданию комплекса методов научного познания — как культурного средства, обеспечивающего получение новых научных знаний.

Определив место и роль методов научного познания в структуре научной деятельности, попытаемся установить обусловленность их выбора продуктом научного познания.

Для любой научно-исследовательской деятельности важно, чтобы полученные знания отвечали критериям научности. В качестве таковых прежде всего называются критерии, качества самих научных знаний:

1. Объективность как элиминирование (устранение) субъективности, связанной со спецификой сознания ученого — максимальное соответствие знаний о предмете самому предмету.

2. Рациональность отражения в знаниях универсальных, доступных только разуму причинных связей, а также признание формального доказательства в качестве главного средства обоснования знаний.

3. Теоретичность — рациональность возникает на базе теоретического познания, системность научных знаний обеспечивается через создание теоретических моделей, в которых фиксируются сущностные (внутренне присущие), а значит, инвариантные качества объектов познания, отличающие их от объектов другого рода и вида.

4. Системность — этому критерию соответствуют знания, которые отражают способ понимания действительности как взаимосвязи целого и частей. Такое понимание становится возможным при систематизиро- ванности знаний, для которой характерны:

• четкое выделение основания систематизации знаний, то есть способа определения частей, составляющих целое;

• полнота знаний;

• непротиворечивость знаний.

5. Достоверность (истинность) — трактуется по-разному в дополняющих друг друга теориях:

• в теории корреспонденции (соответствие): истинность знания — это однозначное соответствие между высказываниями (убеждениями, суждениями) и соответствующими фрагментами действительности (фактами, состояниями дел, событиями);

• из такого понимания истинности знания вытекают критерии «опытная проверяемость» и «обоснованность и доказательность», которые в таком сочетании применимы только к эмпирическому знанию;

• в теории когеренции (связность, согласованность) истинность знания есть не только их соответствие существующей действительности, но согласование знаний между собой; из такого понимания истинности знания вытекают критерии «формальная непротиворечивость» и «обоснованность и доказательность», которые в этом сочетании применимы только к теоретическому знанию;
• взаимосвязь эмпирического и теоретического знания проявляется в обоснованности и доказательности теоретических знаний, проверяемых их соответствием эмпирическим данным, возможностью описывать и предсказывать явления.

Знание, соответствующее перечисленным критериям научности, может быть получено только на основе применения комплекса методов, обеспечивающего полноту и достоверность, доказательность и обоснованность полученных данных о предмете познания, их объективность, рациональность, теоретичность и системность. Обязательное применение такого комплекса методов познания соответствует критерию научности, отражающему качества познавательной деятельности по производству научных знаний.

Выбор методов научного познания также определяется тем, для чего необходимы знания, получаемые как его продукт. Например, для педагогики как прикладной науки продуктом познавательной деятельности выступают знания, необходимые для разработки проекта образовательного процесса, обеспечивающего реализацию определенной цели образования. Неверно подобранный метод научного познания не позволяет получить систему знаний, необходимую и достаточную для педагогического проектирования.

Продукт познавательной деятельности — это знание о предмете познания, который представляет собой образы, формы вещей, ставшие относительно самостоятельными по отношению к миру вещей, о которых имеется это знание. В образе вещи будут отражены только те ее качества и свойства, на которые было обращено внимание человека. Но для получения знаний, необходимых для организации деятельности, обеспечивающей реализацию определенной цели, нужно, чтобы в сферу внимания субъекта познания попали определенные свойства и качества объектов познания.

Вот эту функцию и выполняют методы познания. Например, методы анализа и синтеза обращают внимание познающего субъекта на взаимосвязь качеств предмета познания как целого и качеств его элементов.

Когда требуется получить систему знаний, необходимую и достаточную для проектирования педагогического процесса, направленного на реализацию новых для педагогики целей образования, возникает необходимость и в разработке нового метода научного познания. Чтобы разработать такой метод, необходимо понимание, что это такое.

Любой метод познания характеризуется предметно-содержательно и операционально [1. С. 372].

Операционально метод как средство познания — это воплощение, воспроизводство в живой деятельности системы нормативных принципов и правил организации познавательных действий субъекта. Например, структурно-функциональный метод представлен принципом системности и рядом следующих правил, определяющих порядок научного исследования:

1) выявить внешнюю (большую) функцию объекта, при описании которой необходимо как можно более полно и точно отразить его назначение в тех мегасистемах, элементом которых он является;

2) определить малые функции объекта, то есть те его возможные действия, за счет которых может быть реализована его внешняя функция;

3) установить элементы объекта, обеспечивающие выполнение выявленных малых функций объекта (при этом выполняется следующее общеметодологическое требование: элементы одной структуры не должны включать в себя друг друга);

4) все малые функции согласуются друг с другом: уточняется характер функционирования каждого из элементов системы таким образом, чтобы реализация функций каждого элемента системы создавала условия для функционирования всех других ее элементов.

Но как определяются правила организации научного познания в рамках определенного метода? Ответ на этот вопрос мы можем получить, анализируя место и функцию метода познания в познавательной деятельности.

Как средство познавательной деятельности метод познания должен обеспечивать получение определенных знаний о предмете познания в соответствии с поставленной субъектом целью.

Эта функция метода будет выполнена в полной мере, если используемый субъектом метод познания будет выступать интегрирующим основанием познавательной деятельности, то есть субъектом познания будет выбран или создан такой метод познания, операционная характеристика которого будет соотносима с качествами продукта и предмета познания и с качествами субъекта познания. Это значит, что предполагаемые определенным методом нормативные принципы и правила организации познавательной деятельности выводятся прежде всего из уже имеющегося определенного знания обо всех моментах деятельности: о желаемом продукте познания, представленном в цели познавательной деятельности, о субъекте познания, об объекте и предмете познания, о возможных средствах познания. Например, если в качестве продукта познания вы ожидаете получить знания о предмете познания как целостности, то необходимо применение системного метода, если знания о его развитии — диалектического метода и т. п. Применение различных методов предполагает и различные предметы познания. В качестве таковых могут выступать как объекты и явления материальной действительности, так и уже имеющиеся знания о них. В первом случае будут применяться методы эмпирического познания, во втором — теоретического. Выбор метода познания зависит и от познавательных возможностей субъекта познания: одному человеку достаточно получения теоретических знаний, другой «верит только своим глазам», то есть эмпирическим методам познания.

М. Хайдеггер обращает внимание на то, что, применяя какой-либо метод познания, мы всегда исходим из определенного предпонимания мира [5]. В этом выражена предметная содержательность метода.

Предметная содержательность метода состоит в том, что в нем отражено знание о качествах субъекта, продукта и предмета познания. Предметная содержательность метода свидетельствует о наличии объективного основания у нормативных принципов и правил, выражающих определенный метод. В качестве такого основания выступают знания об объективно существующем мире.

В основе любого предпонимания человеком мира лежит эталонное знание. На уровне чувственного познания это прежде всего сенсорные эталоны (эталоны размера, формы, цвета, действия и т. п.) — наиболее общие качества объектов материального мира, обнаруживаемые при помощи органов чувств. Любой человек при описании любого предмета на уровне представлений ориентируется прежде всего на эти эталоны.

Основой теоретического познания также является эталонное знание, в качестве которого выступают определенные теоретические модели (концепты) объективно существующего мира, в которых образ мира дается на уровне понятий. Недаром текст любой научно-исследовательской работы начинается, как правило, с описания разных определений, базовых для исследования понятий.

Для рациональной формы эмпирического и теоретического уровней познания (как научного, так и философского) принципы и правила познания, выражающие определенный метод, выводятся из определенных теорий, которые представляют собой концептуально организованные системы знаний, описанные на уровне понятий и категорий (предельно универсальных понятий). «Многие философы признают, что метод — это та же теория, но повернутая своим острием на познание и преобразование объекта с целью дальнейшего познания объекта» [1. С. 372].

Таким образом, предметная содержательность методов познания, образованная определенными теориями, обеспечивает не только получение определенных знаний о предмете познания, но и их систематизацию. Знание можно определить как форму существования и систематизации результатов познавательной деятельности человека.

Итак, все вышеизложенное позволяет утверждать, что метод познания представляет собой систему принципов и правил (требований), определяющих порядок познавательных действий субъекта познания; эта система принципов и правил вырабатывается на основе концептуально организованной системы знаний о действительности, отражающей определенный способ понимания этой действительности.

Когда перед человеком стоит задача получения определенного знаний о предмете познания, возникает проблема: какие именно концептуально организованные знания должны быть применены для получения новых знаний? Какой порядок познавательных действий будет выведен субъектом познания из этих концептуально организованных знаний? Если при этом нельзя ограничиться одной группой концептуально организованных знаний, то возникает проблема порядка применения разных групп таких знаний.

Предметная содержательность и организационная сущность метода (или группы методов, например логических), определяется соответствующим подходом (точнее, научно-методологическим или методологическим подходом).

«Методологический подход, — пишет Э. Г. Юдин, — это принципиальная методологическая ориентация исследования, точка зрения, с которой рассматривается объект изучения (способ определения объекта), понятие или принцип, руководящий общей стратегией исследования» [6].

Методологический подход — это теоретическое основание исследования, определяющее общее предметное содержание метода, а через него и его организационную сущность. Применение определенного подхода обозначается соответствующим принципом.

Словесное выражение определенного принципа означает, что предметом исследования становится та система качеств предмета познания, которая отражена содержанием определенного понятия или выступает основанием определенной теории. Например, принцип системности означает применение теории систем, позволяющей познавать и (или) проектировать предмет исследования в его целостности.

Определенный методологический подход, применение которого выражается соответствующим принципом, задает стратегию исследования тем, что объективным основанием определения порядка познания становится определенная теория (концептуально-теоретическая модель). На ее основе вырабатывается система правил научного исследования, в которой отражается порядок познавательных действий, необходимых и достаточных для изучения всей системы качеств предмета познания, отраженных теорией.

Особенностью применения методологических подходов в конкретном исследовании является то, что субъект познания, как правило, выбирает из всей совокупности теорий и концептов что-то одно. Таким образом, применение исследователем какого-либо подхода означает, что исследователь самостоятельно выбирает в качестве предметного основания или отдельные положения целостной теории (например, из теории систем берется только определение понятия «система» одного из исследователей), или отдельные концепции и определяет порядок своего исследования на основе этих теоретических знаний, то есть сам формирует метод своего исследования.

Подход, представленный не только принципом или принципами, которые отражают наиболее существенные моменты применяемой теории, но и правилами организации познавательных действий субъекта (требованиями), есть метод. М. Хайдеггер обращает наше внимание на то, что «научный метод никогда не есть техника. Как только он становится таковым, так сразу же отпадает от своей собственной сути… Метод растет и изменяется на основании тех знаний о вещах, которые с его же помощью и получены» [5. С. 36].

Часто метод как способ организации конкретного научного исследования, который формируется на основе применения комплекса взаимосвязанных методологических подходов, находящихся по отношению друг к другу в связях иерархического подчинения и (или) связях дополнения, рассматривается как методология этого исследования. Методология определяет порядок, логику познания предмета (последовательность познания его отдельных сторон, уровней общности и т. п.), исходя из встроенности этого предмета в целостность мира. В то же время методология рассматривается и как процесс становления методов, предметное содержание которых определяется философскими знаниями. В. И. Плотников пишет: «Методология — не только совокупность приемов, но еще и процесс научного поиска философски осмысленными приемами.

Область методологии не арсенал, где хранится и обновляется оружие “приемов” и “методов”; это, скорее всего, само поле взаимодействия между философией и частными науками, где на конкретных проблемах научного знания непосредственно испытывается острота и эффективность философски обобщенных методов познания и приемов исследования.

Совместный прорыв в неизвестное — вот сфера, где в определенной степени уравновешиваются силы и возможности философии и специального знания. Только в такой деятельности можно разрешить реальное противоречие между необходимостью опоры на всю совокупность научного знания и вытекающей отсюда опасностью дилетантизма» [4. С. 11].

Список литературы

1. Алексеев, П. В. Философия : учебник / П. В. Алексеев, А. В. Панин. — М. : Велби : Проспект, 2003. — 608 с.
2. Гегель, Г. В. Ф. Соч. Т. 6 / Г. В. Ф. Гегель. — М., 1937.
3. Невелев, А. Б. Жизнь. Мыслительная форма. Дух / А. Б. Невелев, В. С. Невелева // Вестн. Челяб. гос. ун-та. — 2012. — № 15 (269). Философия. Социология. Культурология. Вып. 24. — С. 8—12.
4. Плотников, В. И. Социально-биологическая проблема / В. И. Плотников. — Свердловск : Изд-во УГИ, 1975. — 191 с.
5. Хайдеггер, М. Основные проблемы феноменологии // М. Хайдеггер. Марбургские лекции летнего семестра 1927 года, изданные Фридрихом-Вильгельмом фон Херманном : пер. с нем. А. Г. Чернякова. — СПб. : Высш. религиоз.-филос. шк., 2001. — 452 с.
6. Юдин, Э. Г. Системный подход и принцип деятельности / Э. Г. Юдин. — М. : Наука, 1978. — 392 с.

Вестник Челябинского государственного университета. 2017. № 4 (400).
Философские науки. Вып. 44. С. 69—75.

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 52

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code