СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ РЕСПУБЛИКАНСКОЙ ФОРМЫ ПРАВЛЕНИЯ: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ И ПРАКТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

Д.А.Столяров, канд. ист. наук

Аннотация. В статье анализируются тенденции развития республиканской формы правления в современной государственно-правовой действительности и на их основе делается вывод о сущностных чертах республиканизма. Автором проведен глубокий анализ имеющихся подходов, связанных с типологией республиканских форм, выявлены их достоинства и недостатки, а также предложено свое видение данной проблемы.

Ключевые слова: республиканская форма правления, классификация, эволюция государственного строя, модель республиканского устройства.

 

Значение данной проблемы особенно высоко именно в настоящий момент, когда ряд ведущих республиканских держав переживают кризис власти и системный упадок, а некогда характерные черты республиканизма становятся свойственными и для монархических государств, что, на наш взгляд, способствует постепенному «размыванию» некогда четких критериев разграничения двух форм правления. Как результат, за последние полвека в различных уголках земного шара наблюдался не только процесс перехода к республиканским принципам политического управления обществом, но и ренессанс монархической государственности.

Исторически так сложилось, что республиканский строй, как правило, везде приходил на смену деспотическим или тираническим монархическим режимам, неся с собой ценности народовластия, равноправия и свободы. Отнюдь не всегда новый коллегиальный опыт управления обществом утверждался надолго; чаще всего он сопровождался постепенной децентрализацией и в итоге скатывался к диктатуре. Тем не менее, квинтэссенцией построения республики на практике стало ее понимание в качестве исторически сложившейся формы правления, при которой верховная государственная власть осуществляется выборными, юридически ответственными, срочными органами в рамках и на основе республиканского правосознания и республиканского правового мышления народа.

Однако в современном политическом пространстве данная конструкция признаков республиканской формы правления носит уже весьма условный и поверхностный характер. Это связано с тем, что формы правления ряда республиканских государств нестабильны и перманентно трансформируются. В ряде случаев наблюдается конвергенция публично-правовых институтов династических и выборных форм власти (в КНДР и Азербайджане президенты фактически передали верховную власть по наследству своим сыновьям; на Кубе Ф. Кастро уступил место председателя государственного совета родному брату Р. Кастро; в ряде европейских республик «модным» становится назначение преемника действующему президенту, что превращает в фикцию процедуру выборов).

Отдельной актуализированной проблемой становится постоянное движение республиканских форм от одной разновидности к другой или даже нескольким. Эта неустойчивость сопровождается непомерным «раздуванием» типологии республик, стремлением за каждым ее конкретным проявлением закрепить отдельный модуль, что неизбежно приводит к терминологической путанице.

В этих условиях перед исследователями стоит сверхсложная задача по выработке рациональной системы критериев оценки республиканской формы правления.

Очевидно, что в XXI в. вопрос о природе и сущности республиканской формы правления не потерял своей злободневности. Добавляет значимости проводимому исследованию и то обстоятельство, что в 2017 г. республиканский опыт России достиг своего столетнего рубежа.

Непрекращающиеся эволюционные процессы в современном политическом пространстве и трансформация республиканских основ ряда государств мира, имевшие место в XX столетии, к началу нового тысячелетия привели к разнообразному толкованию разновидностей существующих республик.

В большинстве своем государствоведы склонны сегодня указывать несколько разновидностей республиканского строя, что существенно отличается от традиционной классификации. В.Е. Чиркин, например, наряду с президентской и парламентской называет полупрезидентскую-полупарламентскую, президентско-монократическую, суперпризидентскую и милитарно-президентскую . А.С. Автономов классифицирует все республики на парламентарные, президентские (дуалистические), республики со смешанной формой правления (полупрезидентские) и монократические .

На наш взгляд, все эти новые модели форм правления стали результатом смешения некоторых признаков классических видов форм правления, что и привело к появлению «полупрезидентских», «полупарламентских», «суперпрезидентских», монократических республик. Таким образом, заимствование признаков президентской и парламентской республики и их дальнейшее синтезирование неизбежно приводит к появлению новых разновидностей республик, которые Д.А. Авдеев предложил именовать синтетическими .

Отметим, что подобные модификации, размножаясь, лишь маскируют проблему, создают видимость наличия своей республиканской формы для каждого конкретного государства. С другой стороны, эта бессистемность осложняет работу по идентификации и систематизации республиканских форм, отдаляет науку от исчерпывающего понимания республиканизма. Появление в науке новых республиканских форм, чьи наименования вызывают больше вопросов, чем ответов, еще более усугубляет ситуацию. Например, в чем заключается отличие «полупрезидентской» республики от «полупарламентской»? Или же, что представляет собой «парламентско-президентская республика? Ясности в этих казуальностях пока нет.

Современные государствоведы полагают, что сегодня наблюдается устойчивая тенденция к «смягчению» республиканских форм. Примеры того, как в современной действительности некогда стабильные президентские республики начинают тяготеть к смешанным и даже парламентским формам, далеко не единичны. Мы являемся свидетелями того, как конституционно был осуществлен переход к республике с парламентским характером в Египте, Афганистане, Украине, Молдавии, насколько облегчен стал вотум недоверия правительству и главе государства в латиноамериканских странах (Бразилия, Венесуэла) и реалистична процедура импичмента (Южная Корея).

Говоря о странах Латинской Америки, необходимо подчеркнуть, что сегодня их модели президентства становятся все более присущи демократические черты. Так, например, в ряде таких стран президент избирается лишь на один срок и лишен права на переизбрание .

По мнению И.А. Стрижовой, в ряде стран Азии и Африке (таких как Индия, Израиль, Ливан) за последние годы сложились такие системы президентского правления, которые более соответствуют западноевропейской модели президентства в форме смешанной или парламентарной системы правления, где прерогативы президента более ограничены . Видимо, такая же «участь» под давлением международного сообщества в ближайшее время постигнет и режим Башара Асада в Сирии.

Все вышесказанное, несомненно, свидетельствует о постепенном выравнивании, усреднении республиканских форм в современных государствах. Как показал А. Г. Варнавский, смешанная модель республики (в ее президентско-парламентской и парламентско-президентской формах) является в современной Европе самым распространенным вариантом республиканизма. Полупрезидентская система с элементами парламентаризма получила распространение в Австрии, Ирландии, Исландии, Болгарии, Македонии, Словении, Хорватии .

Такая тенденция не случайна. Практика показывает, что принцип разделения властей, свойственный республиканской форме правления, наиболее эффективен именно в государствах со смешанной моделью республиканского устройства, поскольку там ветви власти равноправны не только формально-юридически, но и содержательно. В таком механизме реализации власти, где нет явно выраженного политического центра, а законодательная, исполнительная и судебная системы функционируют «вместе и наравне», концепция сдержек и противовесов приобретает свое осмысленное и закономерное значение.

Отметим при этом, что деструктивная диспропорция, препятствующая равенству ветвей власти, характерна не только для президентской разновидности республики, но и для ее парламентской модели. Доминирование законодательного акцепта, которое наивно расценивается обывателями как верх демократизма, на деле зачастую оборачивается частыми выпадами парламента в адрес исполнительной власти, правительственной чехардой и, как следствие, политической нестабильностью и даже кризисами. Таким образом, сложность поддержания общественно-политического баланса становится ничуть не меньше от того, что властный приоритет смещен с главы государства на высший законодательный орган.

Таким образом, как показало исследование, для большинства современных республик характерна тенденция к выравниванию правомочий основных политических центров, в первую очередь, за счет отсечения крайностей в лице парламентских и президентских моделей. Результатом указанного процесса стало широкое распространение республиканских государств смешанного типа, т.е. той формы республики, которая наиболее характерна для гармоничного осуществления принципа разделения властей. Действительно, для устойчивости государственной власти в настоящих условиях крайне необходимы сбалансированность и уравновешенность позиций ведущих политических институтов, толерантность в их взаимодействии. Перекосы в статусе одного из высших органов государства умаляют действие принципа разделения властей и одновременно размывают определенность в квалификации формы правления соответственно существующим стандартам.

Кроме того, это чревато внутригосударственными осложнениями, и это осознано всеми участниками политического процесса.

Бесспорно, что этот политический баланс гораздо легче реализуем именно в условиях республиканской власти, где ее единственным источником и одновременно беспристрастным контролером всех государственных органов является народ.

Таким образом, очевидно, что в исчерпывающем определении республиканской формы правления ключевую роль играет не фактор доминирования той или иной ветви власти, а реальный механизм народовластия. Именно поэтому кажется вполне оправданным устранение лишней вариативности моделей республики, характеризующихся очевидной условностью такого моделирования. Даже президентская республика в современном политическом мире не является противоположностью демократизма и не исключает выражения свободной воли народа. К таким выводам подталкивает опыт классической республики – США, где обширные полномочия президента компенсируются реальным институтом импичмента, наличием фигуры вице-президента и, конечно, общественным мнением, резко и незавуалировано оценивающим даже малейшее злоупотребление президентской администрации.

Об исключительности «своего» республиканского опыта можно говорить, пожалуй, применительно к каждому его образцу. Такая объективность неизбежно способствует возникновению сомнений о целесообразности и выполнимости задачи по поиску неизменных сущностных универсалий в природе республиканизма. Однако, опираясь на результаты анализа обширного материала, следует утверждать о необходимости дальнейшей разработки исследуемой проблематики. Ведь то, что многие из характеристик республиканской формы правления являются идеалом будущего, а отнюдь не реальностью, утверждали еще некоторые античные мыслители. Нереализованными остаются некоторые из них и по сей день.

Тем не менее дальнейшее изучение содержания республиканского правления по-прежнему необходимо. Такой вывод продиктован общественной потребностью в неких идеальных ориентирах будущего, отсутствие которых лишает людей осмысленного существования. К тому же это еще и историческая дань справедливости в адрес тех философов и ученых, которые наполняли содержание учения о некогда мифическом народовластии реальными политическими сюжетами.

Библиографический список

1. Авдеев Д.А. Республиканская форма правления: проблемы классификации и идентификации // Современное право. 2011. № 4.
2. Автономов А.С. Конституционное (государственное) право зарубежных стран: Учебник. – М.: ТК Велби, Проспект, 2005.
3. Варнавский А.Г. Смешанная (полупрезидентская) форма государственного правления: причины и условия становления, факторы трансформации в современных условиях // Социально-экономические явления и процессы. 2010. № 4 (20).
4. Стрижова И.А. Особенности функционирования института президентства в условиях республиканской формы правления. [Электр. ресурс].
5. Тхаркахо М.М. Зарождение и развитие института президентской власти в зарубежных странах. [Электр. ресурс].
6. Чиркин В.Е. Конституция: российская модель. – М.: Юристъ, 2004.

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 2 (65) 2018

Просмотров: 15

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code