МЕХАНИЗМ УСТАНОВЛЕНИЯ МИНИМАЛЬНОЙ ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЫ В РЕГИОНАХ БОЛЬШОГО УРАЛА

Н.В.Обухович, К.И.Кузнецова

Исследованы механизмы установления зарплатного минимума в субъектах Российской Федерации на территории Большого Урала с сентября 2007 г. по декабрь 2016 г. Анализ региональных соглашений о минимальной заработной плате и отдельных положений нормативных правовых актов указанных субъектов и трудового законодательства Российской Федерации, а также данных Росстата о прожиточном минимуме трудоспособного населения позволил выявить региональные особенности данных механизмов: наличие или отсутствие региональных соглашений о минимальной заработной плате и периодичность их заключения, выбор способов и условий установления зарплатного минимума для различных категорий работников и работодателей. Социальные партнёры вносят изменения в региональные механизмы установления зарплатного минимума, руководствуясь законодательно заданными ориентирами и интересами участников социально-трудовых отношений.

Ключевые слова: минимальный размер оплаты труда, минимальная заработная плата, региональное соглашение.

В современной России зарплатный минимум устанавливается на двух уровнях — федеральном и региональном. На федеральном уровне законодательно он определяется как минимальный размер оплаты труда (МРОТ), соблюдать который обязаны работодатели всех форм собственности и видов экономической деятельности. МРОТ един на территории Российской Федерации и устанавливается в соответствии с Федеральным законом № 54-ФЗ от 20 апреля 2007 г. «О внесении изменений в Федеральный закон “О минимальном размере оплаты труда”» для совокупной заработной платы и включает базовую часть, компенсационные и стимулирующие выплаты. Исключение составляют районы Крайнего Севера и приравненные к ним местности, где МРОТ корректируется посредством так называемых северных коэффициентов и процентных надбавок (Определение Верховного Суда РФ № 3-В11-4 от 8 апреля 2011 г., Определение Верховного Суда РФ № 34-КГ12-7 от 14 сентября 2012 г.). Теоретически зарплатный минимум не может быть ниже прожиточного минимума трудоспособного населения (ПМтн), что и закреплено в ст. 133 Трудового кодекса РФ, однако данная норма права пока не работает.

Преодоление отставания зарплатного минимума от ПМтн законодательно предусмотрено на региональном уровне. В субъектах Федерации зарплатный минимум определяется как минимальная заработная плата (МЗП), размер которой устанавливается решением социальных партнёров, подписавших региональное соглашение о МЗП (ст. 133.1 ТК РФ). В отсутствие данных соглашений могут применяться и другие способы установления МЗП: на основе нормативных актов региональных органов власти и управления и общих трёхсторонних соглашений социальных партнёров. При определении размера МЗП ориентирами служат МРОТ (нижняя граница МЗП), ПМтн и показатели социально-экономического развития соответствующего субъекта Федерации. Федеральные бюджетники из зоны действия региональной МЗП исключаются (ст. 133.1 ТК РФ).

Двухуровневая система установления минимума заработной платы действует в России с сентября 2007 г. Различные аспекты её реформирования и функционирования становятся предметом исследований. Авторы научных публикаций раскрывают социально-экономическое и правовое содержание федерального МРОТ и региональных МЗП: приводят их толкования и анализируют выполняемые функции [3; 7; 10; 12; 18]; уточняют структуру зарплатного минимума и обращают внимание на охват его действием различных категорий работников и (или) работодателей [2; 5; 7; 9; 10; 12; 17; 18]. Ряд работ содержит анализ правового регулирования МЗП в России в сопоставлении с зарубежными странами [5; 10] и обобщение мирового опыта установления МЗП [4; 8; 10]. В отдельных работах приводятся авторские методики определения величины МРОТ и МЗП [10; 13; 17].
Значительное число исследований посвящено практике установления зарплатного минимума в Российской Федерации и её субъектах [1-4; 6; 7; 9; 10; 14; 17], часть из них выполнена на примере отдельных регионов или групп регионов [1; 2; 10; 14]. Учёных интересуют вопросы взаимодействия социальных партнёров по поводу региональных соглашений о МЗП [2; 9; 14]; охвата регионов действием МЗП [2-4; 6; 9; 11; 17; 19]; децентрализации механизма установления региональной МЗП [3; 4; 7; 9; 10]; межрегиональных различий МЗП и определяющих их критериев [2; 3; 7; 9; 14; 18; 19]; выбора способов определения МЗП и их последствий [3-5; 9; 10]; динамики федерального МРОТ и региональных МЗП и связанных с ними показателей [1-4; 6; 7; 11; 14; 17; 19]; прочие вопросы. Одни авторы углубляются в детали институциональных изменений и современных особенностей механизмов установления федерального МРОТ и региональных МЗП [9; 10]. Другие характеризуют современную систему установления зарплатного минимума в России, предваряя количественные оценки динамики соотношений федерального МРОТ и региональных МЗП с соответствующими показателями ПМтн и средней заработной платы [2-4; 7; 8; 14; 17], влияния различных факторов на динамику региональной МЗП [6], влияния роста региональной МЗП на показатели рынка труда и занятости [7; 11; 19], а также на расходы региональных бюджетов [1; 7; 9; 12] и на динамику бедности занятого населения [3].

Обобщим отдельные положения и выводы, представленные в обозреваемых работах.

МЗП выполняет воспроизводственную, социальную (или гарантирующую) и защитную функции.

Воспроизводственная функция предполагает, с одной стороны, восстановление способности к труду работника, выполняющего в нормальных условиях простую неквалифицированную работу [18. С. 1], с другой — повышение конкурентоспособности производства работодателя [12. С. 12]. Социальная функция предусматривает удовлетворение базового уровня потребностей работника, снижение уровня бедности и сокращение дифференциации работников по уровню доходов [7; 10]. Защитная функция означает законодательную фиксацию нижней границы заработной платы и санкции за её нарушение [12. С. 12].

В субъектах Российской Федерации, неоднородных по природно-климатическим условиям и уровню социально-экономического развития, именно региональная МЗП «значительно больше отвечает условиям воспроизводства рабочей силы на соответствующей территории» [12. С. 16]. Региональный минимум заработной платы до сентября 2007 г. определялся путём коррекции МРОТ с помощью районных коэффициентов и процентных надбавок, утверждённых ещё в условиях административно-командной системы с присущими ей соотношением цен и структурой потребления. [9. С. 93]. Современный механизм установления региональной МЗП децентрализован, действует в регионах на договорной основе и не предполагает использования единой методики определения зарплатного минимума.

Региональную дифференциацию МЗП одобряют многие исследователи (А. Л. Лукьянова, Е. Н. Кобзарь, Е. А. Ефимова, А. П. Поллак, Л. Н. Широкова и др.), однако оценки механизма её установления неоднозначны. Е. А. Ефимова, например, предлагает отказаться от использования федерального МРОТ и устанавливать региональные МЗП на основе единой для субъектов Федерации методики, разработанной централизованно [3; 4]. А. Л. Лукьянова, напротив, считает, что полномочия по установлению МЗП должны передаваться в регионы при значительных различиях уровней их экономического развития [9. С. 81]. Л. Н. Широкова рекомендует дифференцировать зарплатный минимум по видам экономической деятельности [18. С. 5].

Институт региональной МЗП востребован, что и констатирует А. Л. Лукьянова [9. С. 98]. Для широкого круга работодателей МЗП обязательна, если устанавливается региональными соглашениями о МЗП либо нормативными правовыми актами субъектов Федерации [9. С. 99]. Однако слабость социальных партнёров, не всегда способных договориться между собой, может препятствовать заключению региональных соглашений о МЗП [9. С. 84].

Региональные соглашения содержат характеристики МЗП, обусловливающие её межрегиональные различия [3; 4; 9]: состав выплат, учитываемых в МЗП; фиксация суммы МЗП или привязка к ПМтн или МРОТ; единый или дифференцированный размер МЗП для бюджетной и внебюджетной сфер экономики, отдельных территорий, видов экономической деятельности и профессиональных групп. Исключение региональных и муниципальных бюджетников из числа получателей повышенной региональной МЗП — распространённая практика, которую А. Л. Лукьянова и Е. Н. Кобзарь объясняют стремлением региональных властей избежать увеличения своих финансовых обязательств по МЗП перед бюджетниками [7; 9].

Е. А. Ефимова указывает три способа установления МЗП социальными партнёрами [3]. Самый простой и довольно распространённый способ — приравнивание региональной МЗП к федеральному МРОТ. Данный способ обеспечивает возможность планировать деятельность социальных партнёров и устойчивость плановых показателей фондов оплаты труда (ФОТ) и бюджетов региональных властей и работодателей без их обременения дополнительными расходами. Вместе с тем недооценка стоимости жизни в соответствующем субъекте Российской Федерации снижает гарантии защиты занятого населения от бедности.

Второй способ — установление региональной МЗП в виде фиксированной суммы, превышающей федеральный МРОТ и независимой от величины ПМтн в соответствующем субъекте Федерации. Его применение позволяет планировать деятельность социальных партнёров без корректировки плановых показателей ФОТ и бюджетов региональных властей и работодателей. Однако региональная МЗП отстаёт от текущего значения ПМтн, у социальных партнёров возникают трудности её согласования, а бюджеты региональных властей и работодателей обременяются дополнительными расходами.

Третий способ — установление региональной МЗП в зависимости от величины ПМтн в соответствующем субъекте Федерации. В этом случае сумма региональной МЗП растёт и сокращается согласно динамике стоимости жизни. При этом низкоквалифицированные работники удерживаются в границах бедности, их заработная плата подвержена колебаниям, а региональные власти и работодатели несут дополнительные расходы, испытывают сложности планирования своей деятельности и расчётов с работниками, вынуждены ежеквартально корректировать ФОТ и свои бюджеты при обновлении данных о величине ПМтн.

Итак, социальные партнёры выбирают определённый способ установления МЗП в своём регионе. Устойчив ли их выбор во времени? Различаются ли способы установления МЗП в дотационных регионах и регионах-донорах? Происходит ли унификация способа установления МЗП в разных регионах с течением времени? Исследованию региональных особенностей механизма установления МЗП и их изменений с сентября 2007 г. по декабрь 2016 г. посвящена данная статья. Информационная база исследования включает в себя данные Федеральной службы государственной статистики о прожиточном минимуме трудоспособного населения в Российской Федерации и её субъектах [16]; Трудовой кодекс РФ, законы и другие нормативные правовые акты субъектов Федерации, региональные соглашения о минимальной заработной плате и справочную информацию о районных коэффициентах и надбавках, размещённые в справочной правовой системе «КонсультантПлюс» [15]. Общие трёхсторонние соглашения социальных партнёров в субъектах Российской Федерации не учитываем в силу их менее обязательного характера. Объектом исследования выбраны регионы, расположенные на территории Большого Урала.

Установление МЗП на территории Большого Урала. «Большой Урал» создавался в 1991 г. как межрегиональная ассоциация экономического взаимодействия. Первоначально ассоциация объединила Свердловскую, Челябинскую, Оренбургскую, Курганскую и Пермскую области, а также две республики—Башкортостан и Удмуртию. Со временем к ним присоединились Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа и юг Тюменской области. Ассоциация к настоящему времени практически распалась. Однако так называемый Большой Урал остаётся обширной территорией, объединяющей регионы со специфичными или типичными для других субъектов Российской Федерации природно-климатическими условиями, отраслевой специализацией и уровнем экономического развития, что и определяет интерес к ним как объекту исследования.

Поскольку ПМтн де-юре задан как ориентир при установлении МЗП, соотнесём региональные значения ПМтн со среднероссийскими за анализируемый период (рис. 1). В ЯНАО и ХМАО — Югре значения ПМтн больше среднероссийского соответственно в 1,5-1,7 и 1,4-1,6 раза; в Курганской и Оренбургской областях, республиках Башкортостан и Удмуртия — устойчиво более низкие; а в Пермском крае, Свердловской и Тюменской областях практически совпадают. Можем предположить максимальную заинтересованность социальных партнёров в выравнивании условий воспроизводства рабочей силы за счёт регулирования МЗП именно в автономных округах.

Рис. 1. Соотношение региональных и среднероссийского значений ПМтн в 2007-2016 гг.

До сентября 2007 г. МЗП в регионах Большого Урала рассчитывалась путём коррекции МРОТ с помощью уральских и северных коэффициентов (диапазон от 1,15 до 1,8 в зависимости от местоположения и вида экономической деятельности), процентных надбавок за работу в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях (предельные значения от 50 до 100 % в зависимости от местности, возраста и трудового стажа работника). Определение региональной МЗП на основе данного механизма практически не требует участия социальных партнёров и происходит автоматически. В результате работникам в регионах Большого Урала гарантированная региональная МЗП варьировалась от стандартной уральской в Курганской, Оренбургской и Челябинской областях, республиках Башкортостан и Удмуртия (МРОТ х 1,15) до повышенной северной, практически персонализированной за счёт множества комбинаций применяемых коэффициентов и процентных надбавок, в ХМАО — Югре и ЯНАО (от МРОТ х 1,3 до МРОТ х 1,8 + МРОТ).

Механизм договорного установления МЗП регионами Большого Урала начал применяться в разное время. Выясним его региональные особенности.

Курганская область, аграрно-индустриальный дотационный регион. Областной механизм установления МЗП действует с момента подписания регионального соглашения «О поэтапном доведении размера минимальной заработной платы в Курганской области до уровня прожиточного минимума» 28 апреля 2008 г. с перерывом с января по декабрь 2009 г. Его особенности:
— изменение размера, способа и условий установления МЗП закрепляется новым региональным соглашением «О размере минимальной заработной платы в Курганской области», заключаемым без определённой периодичности;
— способ установления и период действия МЗП различны для работников бюджетного и внебюджетного секторов экономики;
— МЗП бюджетников де-юре привязана к федеральному МРОТ;
— МЗП работников внебюджетного сектора привязана к ПМтн: с 01.07.2008 МЗП де-юре устанавливается в процентном отношении к ПМтн без конкретизации суммы МЗП, величины и периода действия ПМтн; с 01.06.2011 — в процентном отношении к ПМтн с указанием периода действия ПМтн и сумы МЗП; с 01.12.2011 — на уровне ПМтн с указанием периода действия ПМтн и суммы МЗП; с 01.09.2012 — на уровне среднегодового значения ПМтн с указанием года и суммы МЗП; с 01.01.2014 фиксируется сумма МЗП,
де-факто близкая к значению ПМтн за период, предшествующий заключению соглашения.

Оренбургская область, аграрно-индустри- альный дотационный регион. Областной механизм установления МЗП действовал один год на основе «Соглашения между Правительством Оренбургской области, объединениями работодателей Оренбургской области, объединениями организаций профсоюзов Оренбургской области о минимальной заработной плате в Оренбургской области на 2008 год», которым закреплены единая сумма МЗП, превышающая МРОТ, и намерение повысить региональную МЗП до уровня ПМтн.

Свердловская область, индустриальный регион-донор (исключая 2013 г.). Областной механизм установления МЗП начал работать при заключении регионального соглашения «О минимальной заработной плате в Свердловской области» от 28 августа 2007 г. с перерывом с 2009 по 2012 г. Его особенности:
— изменение размера и условий установления МЗП закрепляется дополнительным соглашением к действующему либо новым региональным соглашением по истечении трёхлетнего срока действия;
— размер МЗП превышает МРОТ;
— условия установления МЗП постепенно усложняются: с 01.10.2007 фиксирована единая сумма для всех категорий работников одновременно; с 01.07.2012 уточнены выплаты в составе МЗП; с 01.07.2013 фиксирована единая сумма МЗП для всех категорий работников с указанием состава выплат и временным лагом для работников бюджетной и внебюджетной сфер и определённых видов экономической деятельности.
Тюменская область, индустриально-аграрный регион-донор. Областной механизм установления МЗП действует в результате заключения регионального соглашения «О минимальной заработной плате в Тюменской области» от 28 декабря 2007 г. Его особенности:
— изменение способа и условий установления МЗП закрепляется дополнительным соглашением к действующему либо новым региональным соглашением по истечении трёхлетнего срока действия;
— фиксируется номинал МЗП;
— суммы, способы и условия установления МЗП постепенно дифференцируются по категориям работников: с 01.01.2008 единая сумма МЗП превышает МРОТ для всех категорий работников; с 01.01.2009 единая сумма МЗП дублирует МРОТ для всех категорий работников; с 01.05.2011 сумма МЗП дифференцирована по категориям работников. МЗП региональных и муниципальных бюджетников превышает МРОТ (а в январе 2014 г. и январе-феврале 2015 г. на уровне МРОТ) и де-факто зависит от его динамики. МЗП работников внебюджетной сферы превышает МРОТ и де-факто приближается к ПМтн.

Челябинская область, индустриально-аграрный дотационный (исключая 2013 г.) регион. Областной механизм установления МЗП действует с момента заключения регионального соглашения «О минимальной заработной плате в Челябинской области на 2008-2009 годы» от 1 июля 2008 г. с небольшим перерывом. Его особенности:
— изменения способа и условий установления МЗП закрепляются новым региональным соглашением, заключаемым через год-два, либо дополнительным соглашением к действующему;
— фиксируется номинал МЗП;
— суммы, способы установления и периоды действия МЗП дифференцированы по категориям работников;
— МЗП работников внебюджетной сферы преимущественно превышает МРОТ (за исключением 2009—2010 гг.) и ПМтн за период, предшествующий заключению регионального соглашения;
— МЗП региональных и муниципальных бюджетников определяется с 1 июня 2011 г. и де- факто дублирует МРОТ (за исключением отдельных периодов отставания и установления «задним числом»).

Пермский край, индустриальный дотационный (исключая 2009—2011 гг.) регион. Краевой механизм установления МЗП начал работать одним из последних на территории Большого Урала на основе регионального соглашения «О минимальной заработной плате в Пермском крае на 2014—2016 годы» от 27 декабря 2013 г. Его особенности:
— изменение условий установления МЗП закрепляется действующим либо новым региональным соглашением с трёхлетним сроком действия;
— размер МЗП для отдельных категорий работников де-юре привязан к региональному ПМтн без конкретизации суммы;
— сроки введения в действие МЗП дифференцированы по категориям работников: с 01.01.2014 для работников внебюджетной сферы и отдельных категорий краевых бюджетников; с 01.01.2015 для работников внебюджетной сферы и отдельных категорий краевых и муниципальных бюджетников; с 01.01.2016 для всех категорий работников.

ХМАО — Югра, сырьевой регион-донор. Окружной механизм установления МЗП действует в результате заключения трёхстороннего соглашения «О минимальной заработной плате в ХМАО — Югре» от 24 октября 2007 г. Особенности механизма:
– изменение размера и способа установления МЗП закрепляется новым региональным соглашением, заключаемым раз в один-три года;
– суммы и способы установления МЗП едины для всех категорий работников;
– МЗП привязана к показателям федерального МРОТ и ПМтн де-юре или де-факто;
– один механизм установления региональной МЗП со временем заменён другим: с 01.01.2008 сумма МЗП превышает МРОТ и де-факто ориентирована на значение ПМтн за период, предшествующий или соответствующий дате заключения соглашения; с 01.12.2013 размер МЗП определяется на основе механизма коррекции МРОТ с помощью районного коэффициента и процентных надбавок не ниже ПМтн.

ЯНАО, сырьевой регион-донор. Окружной механизм установления МЗП работает с момента заключения регионального соглашения «О минимальной заработной плате в Ямало-Ненецком автономном округе» от 24 апреля 2008 г. Особенности механизма:
– изменение размера МЗП закрепляется дополнительным к действующему региональному соглашению, а по истечении срока его действия новым соглашением, заключаемым через три-пять лет;
– способ и условия установления МЗП стабильны;
– МЗП едина для всех категорий работников и включает ставку (оклад) и все доплаты и надбавки;
– сумма МЗП превышает МРОТ и де-факто привязана к ПМтн за периоды, предшествующие заключению соглашения.

Республика Башкортостан, индустриально- аграрный, дотационный (исключая 2011 г.) регион. Республиканский механизм установления МЗП приведён в действие Указом Президента Республики № УП-173 «О минимальной заработной плате в Республике Башкортостан» от 24 апреля 2008 г. и региональным соглашением «О минимальной заработной плате в Республике Башкортостан» от 19 мая 2008 г. с перерывом в 2009-2011 и 2014 гг. Его особенности:
– указы Президента Республики Башкортостан могут предшествовать заключению региональных соглашений о МЗП;
– изменение способа и условий установления МЗП закрепляется новым региональным соглашением, заключаемым без определённой периодичности;
– МРОТ в отдельные периоды времени де- факто превышает МЗП;
– сумма МЗП включает выплаты по районному коэффициенту (надбавки за особые климатические условия);
– суммы, способы и условия установления МЗП постепенно дифференцируются по категориям работников: с 01.07.2008 единая для всех категорий работников сумма МЗП де-факто ориентирована на значение ПМтн за период, предшествующий заключению регионального соглашения; с 01.10.2014 для работников внебюджетной сферы сумма МЗП де-факто ориентирована на значение ПМтн за период, предшествующий заключению соглашения; с 01.07.2016 для работников бюджетной сферы сумма МЗП дублирует МРОТ.

Удмуртская Республика, индустриально-аграрный дотационный (исключая 2011 г.) регион. В июле 2006 г. был издан указ Президента Республики «О мерах по повышению уровня оплаты труда работников организаций в Удмуртской Республике» с рекомендацией работодателям обеспечить зарплатный минимум различных категорий работников не ниже ПМтн, однако республиканский механизм установления МЗП начал действовать с момента подписания социальными партнёрами регионального соглашения о минимальной заработной плате в Удмуртской Республике от 12 сентября 2012 г. Его особенности:
– изменение способа и условий установления МЗП закрепляется действующим либо новым региональным соглашением, заключаемым на один- два года;
– суммы, способы и условия установления МЗП едины для всех категорий работников;
– фиксируется номинал МЗП независимо от ПМтн;
-один способ установления региональной МЗП заменён другим: с 01.11.2012 сумма МЗП практически дублирует федеральный МРОТ; с 01.01.2014 сумма МЗП де-юре привязана к значению МРОТ, скорректированного посредством районного коэффициента.

Как видим, в анализируемом периоде механизм установления МЗП не работает только
в одном из десяти регионов Большого Урала — в Оренбургской области. Индустриально-аграрная специализация, дотационный бюджет, относительно низкие показатели ПМтн и средней заработной платы не объясняют данного факта, поскольку сходные характеристики присущи и другим регионам Большого Урала—Курганской и Челябинской областям, Башкирии и Удмуртии. Вероятное объяснение — пассивность социальных партнёров в Оренбургской области, которые удовлетворены действием федерального МРОТ.

В остальных регионах Большого Урала социальные партнёры применяют разнообразные способы и условия установления МЗП в разных вариантах. Способы и условия установления МЗП варьируются не только между регионами в каждый конкретный период, но и практически в каждом регионе Большого Урала в разные периоды (рис. 2). Так, в восьми регионах изменены способы и условия установления МЗП, в большинстве из них уточнены выплаты в составе МЗП, в половине регионов дифференцированы МЗП для работников бюджетной и внебюджетной сфер и отдельных видов деятельности, в половине унифицирована МЗП для разных категорий работников, а в двух разделены сроки действия единой МЗП.

Устанавливая единую или дифференцированную МЗП для работников бюджетной и внебюджетной сфер, социальные партнёры применяют разные способы (рис. 3-5). В Курганской, Тюменской, Челябинской областях и Республике Башкортостан в определённые периоды устанавливали МЗП отдельно для бюджетников в двух вариантах без учёта ПМтн: на уровне МРОТ де-юре и де-факто либо выше МРОТ (рис. 3).

Рис. 2. Число регионов Большого Урала, установивших МЗП в 2007-2016 гг.

Рис. 3. Число регионов Большого Урала, установивших отдельную МЗП для бюджетного сектора в 2007–2016

Иной подход практикуется в отношении работников внебюджетной сферы (рис. 4). Отдельно для них в Курганской, Тюменской, Челябинской областях, Пермском крае и Республике Башкортостан в определённые периоды устанавливали МЗП выше уровня МРОТ независимо или в зависимости от ПМтн де-юре и де-факто. От привязки МЗП к ПМтн де-юре социальные партнёры отказались с начала 2015 г.

Единую МЗП для всех категорий работников в регионах Большого Урала устанавливали разными способами (рис. 5) с учётом выполнения стоящей перед ними задачи—установление МЗП «с учётом социально-экономических условий и величины прожиточного минимума трудоспособного населения в соответствующем субъекте Российской Федерации» (ст. 133.1 ТК РФ). С начала 2014 г. социальные партнёры в регионах с различными бюджетными статусами, отраслевой специализацией и уровнями стоимости жизни предпочитают привязывать МЗП к ПМтн де-юре, сократив привязку де-факто, и отказались от приравнивания МЗП к МРОТ, устанавливая повышенную МЗП.

Рис. 4. Число регионов Большого Урала, установивших отдельную МЗП для внебюджетного сектора в 2007-2016 гг.

Рис. 5. Число регионов Большого Урала, установивших единую МЗП для бюджетного и внебюджетного секторов в 2007-2016 гг.

 

Механизм регионализации МЗП с сентября 2007 г. задействуется социальными партнёрами в ходе переговорного процесса с учётом интересов всех его участников и позволяет им принимать решения по вопросу установления зарплатного минимума, буквально следуя положениям ТК РФ, то есть с учётом прожиточного минимума трудоспособного населения и социально-экономических условий в соответствующем субъекте Федерации. Механизм сложен в управлении, он может сочетать «ручное» регулирование региональной МЗП с элементами «автоматической» коррекции МРОТ.

В регионах Большого Урала социальные партнёры буквально вручную конструируют и настраивают региональные механизмы установления МЗП, опытным путём подбирая и варьируя способы и условия установления МЗП для работников бюджетной и внебюджетной сфер экономики. Это, с одной стороны, осложняет расчёты работодателей с низкооплачиваемыми работниками, а с другой — отражает процесс настройки регионального механизма установления МЗП с учётом возможных последствий для её плательщиков и получателей.

Таким образом, действующий механизм установления МЗП разделяет наёмных работников следующим образом: федеральным бюджетникам минимум заработной платы гарантирован на уровне МРОТ, региональным и муниципальным бюджетникам — на уровне МРОТ или выше в зависимости от региона; работникам внебюджетной сферы — на уровне повышенной МЗП, ориентированной на ПМтн. Отмеченная Е. Н. Кобзарь тенденция подтягивания МЗП к ПМтн [7] актуальна в основном для внебюджетной сферы Большого Урала.

Регионы, установившие повышенную МЗП определённым способом для различных категорий работников, различаются бюджетным статусом и уровнем ПМтн. Регионы (кроме Тюменской области), в определённые периоды не установившие МЗП для бюджетников или установившие на уровне МРОТ, характеризуются, дотационным статусом и пониженным значением ПМтн. Исключение бюджетников из сферы действия повышенной региональной МЗП ставит их в заведомо худшие условия воспроизводства рабочей силы.

Результаты «ручной» настройки социальными партнёрами региональных механизмов регулирования МЗП на территории Большого Урала с точки зрения формирования условий воспроизводства рабочей силы нам ещё предстоит оценить.

Список литературы

1. Баранов, Ю. В. Практика установления минимального размера заработной платы в регионе / Ю. В. Баранов, С. Г. Полянская // Омс. науч. вестн. — 2011. — № 2 (96). — С. 52-55.
2. Большева, А. Анализ проблем формирования политики в сфере заработной платы в Российской Федерации / А. Большева ; Группа техн. поддержки по вопросам достойного труда и Бюро Междунар. организации труда для стран Вост. Европы и Центр. Азии. — М., 2015. — 55 с.
3. Ефимова, Е. А. Дифференциация минимального размера оплаты труда в субъектах Российской Федерации / Е. А. Ефимова // Вестн. Самар. гос. ун-та. Сер. Экономика и упр. — 2015. — № 9/2 (131). — С. 42-50.
4. Ефимова, Е. А. Установление минимальной заработной платы: зарубежный опыт и российская практика / Е. Ефимова // Мировая экономика и междунар. отношения. — 2011. — № 2. — С. 24-35.
5. Иванян, И. Г. Единство и дифференциация в правовом регулировании заработной платы : авто- реф. дис. … канд. юрид. наук / Н. Г. Иванян. — М., 2010.
6. Капелюк, С. Д. Региональная минимальная заработная плата в России: эконометрический анализ / С. Д. Капелюк // Вестн. НГУЭУ. — 2014. — № 1. — С. 157-169.
7. Кобзарь, Е. Н. Минимальная заработная плата и региональные рынки труда в России / Е. Н. Кобзарь. — М., 2009. — 56 с.
8. Кулагина, Н. М. Функционирование института минимальной заработной платы в России и за рубежом / Н. М. Кулагина // Труд и социал. отношения. — 2012. — № 12. — С. 3-18.
9. Лукьянова, А. Л. Практика установления региональных минимальных заработных плат в субъектах Российской Федерации (2007-2015) / А. Л. Лукьянова // Вопр. гос. и муницип. упр. — 2016. — № 1. — С. 81-102.
10. Орловский, Ю. П. Правовое регулирование минимальной оплаты труда / Ю. П. Орловский, Д. Л. Кузнецов, Д. В. Черняева. — М., 2013. — 43 с.
11. Ощепков, А. Ю. Влияние минимальной заработной платы на неформальную занятость / А. Ю. Ощепков. — М., 2013. — 49 с.
12. Поллак, А. П. Минимальная заработная плата и проблемы её регулирования в Российской Федерации : автореф. дис. … канд. экон. наук / А. П. Поллак. — М., 2015.
13. Поллак, А. П. Экономическое обоснование размера минимальной заработной платы / А. П. Пол- лак, Л. Н. Широкова // Вестн. науч.-исслед. ин-та труда и социал. страхования. — 2013. — № 2-3 (1516). — С. 28-29.
14. Сковпень, В. А. Региональная минимальная заработная плата работающих в северных и восточных субъектах Российской Федерации / В. А. Сковпень, Л. Н. Широкова, Л. Л. Мосина // Север и рынок: формирование экон. порядка. — 2016. — № 4 (51). — С. 122-129.
15. КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. — URL: http://www.consultant.ru/online
16. Федеральная служба государственной статистики [Электронный ресурс]. — URL: http://www.gks.ru
17. Федосеева, Ю. А. Минимальный размер оплаты труда как основной инструмент государственного регулирования заработной платы в Российской Федерации / Ю. А. Федосеева // Изв. Оренбург. гос. аграр. ун-та. — 2015. — № 1 (51).
18. Широкова, Л. Н. Минимальный размер оплаты труда: региональный аспект / Л. Н. Широкова // Вестн. НИИ труда и социал. страхования. — 2009. — № 1.
19. Muravyev, A. Minimum wages and labor market outcomes: Evidence from the emerging economy of Russia [Электронный ресурс] / A. Muravyev, A. Oshchepkov ; Basic Research Program at the National Research University Higher School of Economics (HSE) working papers. Series: Economic. — URL: https:// www.hse.ru/mirror/pubs/lib/data/access/ram/ticket/40/151247435369e7e6e8f0c5637e83f295ae5df8b647/29 EC2013.pdf

Вестник Челябинского государственного университета. 2017. № 14 (410). Экономические науки. Вып. 59. С. 33-44.

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 6

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code