ФОРМИРОВАНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА КАК СИСТЕМООБРАЗУЮЩИЙ ФАКТОР ОПТИМИЗАЦИИ ПОЛИТИЧЕСКИХ ИНСТИТУТОВ РОССИИ: ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Рязанцева Т.Л. к.с.н.

Аннотация. По мнению специалистов, гражданское общество – это негосударственная часть социума, основанная на интересах индивидов и социальных групп, защищающих общечеловеческие ценности, а также выступающих за гуманизацию общества в целом, построение правого государства, за защиту отдельной личности, в частности. Сегодня особенно необходимы обоснование и укрепление стратегической концепции (в деле гуманизации общества) воспитания подрастающих поколений. Этот факт является, на наш взгляд, прерогативой российской государственности.

В этой связи отмечаем следующее (к вопросу о проблемах и перспективах построения и развития гражданского общества в России) :

1) сегодня крайне необходима выработка и внедрение стратегической концепции воспитания подрастающих поколений (на основах патриотизма и социально-правовой ответственности);

2) наряду с имеющимися отдельными деструктивными элементами (глобализационного социально-политического порядка) в современной России имеют место и позитивные составляющие, среди них: наличие имманентной контртенденции, которая опирается на традиционную систему ценностей (в том числе, идею «доброделания», идею «софийности» и ответственности), она, в свою очередь, противостоит негативным процессам; данная тенденция есть следствие позитивного, духовного потенциала наших соотечественников (в том числе стремления ряда политиков, интеллектуалов, части практиков), кураторов общественности, а главное соотечественников, которые выражают преданность к общероссийским идеалам гуманизма;

3) построение и развитие гражданского общества есть неотъемлемая составляющая, фактор построения т. н. правового государства в целом (в современном понимании).

Ключевые слова: личность, общественные организации, гражданское общество, гуманизация, духовная традиция, духовный потенциал, правовое государство, патриотизм, власть-менеджер, «софий- ность», «доброделание», социум, общечеловеческие ценности.

 

Сегодня по-прежнему актуальным остается вопрос о гражданском обществе в России. При этом он для многих остается открытым. Феномен «Бессмертный Полк» для кого-то может показаться загадкой или «вымыслом». Однако, это реальность, которая определяет наличие так называемого «гражданского общества» в современной России.

Исходя из материалов сборника «Поговорим о гражданском обществе» , автор может выразить мысль, что: гражданское общество – это негосударственная часть общества, основанная на индивидах и социальных группах и их интересах, защищающих общечеловеческие ценности, выступающих за гуманизацию общества, а также за становление правовой государственности.

В России после начала проведения буржуазно-демократических реформ Александра II наблюдается не только подъем экономического развития, но и эволюционирование общественного сознания.

Когда-то, в 1863 г., именно подъем национального самосознания, а также верная военно-политическая стратегия Российского правительства способствовали укреплению международных позиций Российской империи, стали факторами предотвращения нападения на страну когорты западных держав. Речь идет об антиправительственном восстании 1863 г. в так называемом Царстве Польском. Его непосредственным вдохновителем стало коллаборационистское правительство польское (т.н. «ржонда народова» – «народное правительство»), которое, ощутив курс на либерализацию в России, а также одухотворенное проектами последующих буржуазно- демократических реформ, восприняло этот факт как знак для решительных действий, к решению своих латентных политических программ. В результате, подталкиваемые Западом, а также «ржонда наро- дова», польские общественные круги в ответ на демократизацию польской жизни, подаваемую Российским императором (амнистия и возвращения ссыльных после восстания нач. 30-х гг.), требуют «короны» и возврата Польше земель до 1-го Раздела Речи Посполитой (Белоруссия, часть Украины), вплоть до Смоленска. В разгар мятежа послы Англии, Франции и Австрии обратились к русскому министру иностранных дел князю Горчакову с заявлением, что их правительства надеются на скорое дарование прочного мира польскому народу (это расценивалось как вмешательство во внутренние дела России) (С. А. Чибиряев) . Запад требовал созыва европейской конференции по т.н. «польскому вопросу». В случае отказа от предлагаемой версии, России грозила новая европейская коалиция. Однако Александр II приказал кн. Горчакову ответить твердым отказом и протестом против сторонников вмешательства во внутренние дела России. Русское общество было взбудоражено ответом, опубликованным кн. Горчаковым. По словам исследователей, все слои российского общества обнаружили высокий подъем патриотических настроений, а его наиболее ярким выразителем стал московский публицист М.Н. Катков («Московские ведомости»). Он способствовал тому, что русское общество, благодаря публикациям, проявило понимание сути «польского вопроса» и притязаний Запада. В результате русское правительство получило горячую поддержку со стороны общественных слоев в борьбе с польским мятежом. С.Ф. Платонов: «Державы могли убедиться в том, что в России народилось общественное мнение и что оно оказывает власти могучую нравственную помощь, Быть может, в этом была главная причина, почему европейская дипломатия не повела далее своего вмешательства и предоставила Польшу ее участи» . Таким образом, именно патриотическая, гражданская активная позиция способствовала сохранению национальной безопасности России нач. 60-х гг. XIX в.

Рассматривая проблему построения гражданского общества в России, хотелось бы высказать мнение о том, что первостепенной задачей в данной стратегии является создание условий национальной безопасности, формирования осознания национальной самодостаточности России.

Касаясь проблемы национальной безопасности страны сегодня, необходимо отметить ряд ключевых аспектов, в их числе: гуманистическая концепция развития многоэтничной государственности России, а также наличие прагматической стратегии, в деле обеспечения защиты жизненных интересов граждан России.

В этой связи хочется отметить, что духовно-культурное пространство Евразии необходимо восстанавливать и укреплять на основе исторических, многовековых традиций дружбы и единения, сотрудничества различных народов, населявших великую Россию, а далее СССР. Исторически сложившееся геополитическое и экономическое единство народов Евразии должно быть обеспечено духовно-культурным многообразием, интеграцией богатейшего наследия Востока и Запада, позитивной роли государства в обществе, а главное, необходимо строительство гражданского общества.

На наш взгляд, государство становиться сильным, если вся его деятельность направлена на построение гуманистически ориентированного, демократического, экономически развитого, просвещенного общества. Есть мнение, что государство существует для человека, а не человек для государства. В данной версии единство наций и народов обеспечивается не силой государства, порой «ведущей к национальным конфликтам и кон- фронтациям, а той его силой, которая гарантирует в обществе рост культуры, ее диалог» (В.Т. Пуляев) .

Когда-то прозвучало мнение, которое кажется и сегодня актуальным. Р.Г. Абдулатипов: «Мы обречены в ближайшее время строить нашу Федерацию с учетом и территориального, и национального кризисов. Хотим мы этого или нет» . При этом обращаемся к следующему мнению Г.С. Денисова: «… без учета интересов естественно сложившихся социально-природных организмов, какими выступают этносы, … не может быть сформулировано единое государственное целое в политическом обществе…» . Представляется, что зрелое поколение сегодня в России должно транслировать нравственность, формировать национальное самосознание, ответственность и гордость за судьбы своей страны, гордость за принадлежность к великой России, развивать и укреплять гражданское общество.

В контексте обозначенной проблематики, хотелось бы отметить ряд актуальных аспектов, которые отражает спектр многочисленных составляющих детерминант построения гражданского общества в России. В качестве основополагающих обозначим следующее:

1) необходимость создания дееспособного правового пространства для граждан РФ;

2) выстраивание эволюционной модели государственности на базисных основах социокультурной, социально-политической традиции, адекватной ментальности российских граждан;

3) укрепление статуса России в контексте современных геопо- литческих тенденций;

4) фактор сохранения, трансляции и развития духовных, социокультурных ценностей (в том числе на ментальном уровне);

5) педагогико-антропологический аспект, фактор воспитания и «одухотворения» подрастающего поколения (в этом, на наш взгляд, особая миссия государства, в контексте социально-политической традиции России, в качестве предпосылки построения гражданского общества в России).

Как известно, еще Аристотель высказывал мысль о том, что образование и воспитание должно находиться под контролем государства, и никто не может сомневаться в том, что законодатель должен отнестись с исключительным вниманием к воспитанию молодежи. Далее, государства, где вопросам воспитания уделялось мало внимания, сам государственный строй страдали от этого.

Представляется уместным обратиться к стратегии воспитания и образования в России. Долгое время говорилось о том, что по сути «новейшая Россия» не имеет единой сформулированной концепции воспитания подрастающих поколений, которая признавалась бы и государством, и обществом. На наш взгляд, интересно мнение: с точки зрения педагогической антропологии, обозначенная концепция существует латентно, имплицитно. «Если попытаться выразить основные принципы имеющейся ныне таковой концепции воспитания подрастающих россиян, то обозначается следующая аксиоматическая формулировка: все разрешено; ты никому не обязан; все обязаны тебе. Безусловно, такого рода установления разрушают гармонию личности, не способствуют соединению воедино всех сторон телесно- душевных и ее составляющей. Они приводят к скудости эмоционально-когнитивного развития, к сужению интереса не только к познанию мира, но и самого себя. При этом воспитательно-образовательный процесс, а также и сами воспитанники сегодня страдают от отсутствия позитивной ценностной иерархии. Как следствие – деструктивные проявления в поведении детей и молодежи, обусловленные несфор- мированностью мировоззренческих установок и ориентиров. Хотелось бы отметить особую роль принципа культуросообразности в процессе воспитания и образования. В частности, в Конвенции о правах ребенка (ст. 29) подчеркивается, что приоритет в воспитании должен быть отдан национальным ценностям при должном уважении к ценностям других цивилизаций. Хотелось бы присоединиться к позиции, что только впитав и освоив свои «родные ценности» и традиции, взрослеющий человек в состоянии уважительно воспринимать, осознавать и иную культуру. Неслучайно в Концепции национальной безопасности РФ предусмотрена защита духовно-нравственного наследия и исторических, религиозных традиций народов России, а также намечено осуществление ряда мер, направленных на наиболее полную реализацию духовного, нравственного и миротворческого потенциала религиозных традиций народов России. Именно духовный потенциал нации является гарантом ее безопасности. Следует отметить, что в 2000 г. Российская Православная церковь приняла «Основы социальной концепции РПЦ», инициатива РПЦ была поддержана представителями и иных конфессий (традиционных для России). Предполагается, что система российского образования сегодня нуждается в создании стратегической общенациональной концепции воспитания, при участии профессионалов-специалистов, а также представителей иных институтов общества, а также общественных организаций.

Касаясь проблематики выстраивания эволюционной модели государственности на базисных основах социокультурной, социально- политической традиции, адекватной ментальности российских граждан, возможно обоснование факторов и понятий следующего порядка. Состояние власти в России традиционно позиционировалось в контексте общественных отношений, отторгало или консолидировало общество. В данной связи под термином «политическая культура» обозначается характерная для данного общества система ценностей и норм управления, а также их символического выражения в знаковых формах поведения (т.н. «поведенческих кодах»), регулирующая действия представителей государственной власти, спектр их взаимоотношений между собой (как и со своим «электоратом»). Кроме того, понятие политическая культура предполагает совокупность тех ожиданий, которые представляет народ по отношению к государственной власти . Следует также отметить, что в основе российской политической культуры лежит комплекс ценностных установок, неизменных на протяжении длительного исторического периода (в том числе в контексте «русского космизма»). Последние десятилетия деформировали во многом традиционность общественного сознания наших граждан, но на ментальном уровне мы остаемся приверженцами нашего историзма.

В контексте проблематики развития гражданского общества в России сегодня важным представляется мнение относительно «народившейся» в постсоветское время так называемой «буржуазии». Ряд буржуазии (в первую очередь «либеральной») идентифицирует, ассоциирует себя с западным бизнес-идеалом, что, на наш взгляд, весьма сомнительно и не соответствует действительности. В соответствии с анализом социально-экономической стратификации социума, «верхняя-верхняя страта», ее фундамент формируется в течение нескольких лет, становясь консервативной нишей (порой их обозначают как «нувориши»). Согласимся, что «верхний слой» российского бизнеса составили «назначенные» олигархи. Характерной чертой их поведения для огромных слоев населения стала: демонстрация своего финансового превосходства перед «остальными».

При этом олигархи пытались упорно проецировать свою идеологию всему сообществу. Либеральные реформаторы предприняли попытку настойчивого и упорного навязывания идеи «социального неравенства» в качестве объективной и незыблемой нормы в качестве главного стимула, мотивации для процветания и прогресса в обществе. В этой связи сегодня особо подтверждаемо мнение о том, что «критика принципа социальной справедливости, трактуемая как уравнительность, стала одним из основных объектов нападок либеральных идеологов» . Однако, по мнению ряда исследователей, подобная постановка вопроса является полным искажением реальной тенденции, характерной для современного периода развития большинства западных стран . В частности, журнал «Вопросы философии», еще ряд лет тому назад: «в западных странах общепринята позиция, согласно которой разрыв между самыми бедными и самыми богатыми слоями населения не может превышать так называемого «десятикратного барьера». В этом случае уровень потребления элитарных слоев общества может превышать потребление социальных низов не более чем в 10 раз» . В противном случае – опасность социального взрыва малообеспеченных слоев против «элиты», а также дискредитация политических лидеров и их партий в глазах социума.

Рассматривая проблематику формирования и развития гражданского общества в России как системообразующего фактора оптимизации общества в целом, представляется важным такой аспект исследования, как «власть-менеджер». На наш взгляд, это изначально негативный и опасный посыл, неадекватный российской «политической ментально- сти». Традиционно, в России никогда не рассматривали власть, государственную деятельность в качестве т.н. «бизнеса», так как сложились вековые культурно-политические устои, стереотипы, нормы- установки. Пусть это многим не понравится, но для российской политической традиции государственного управления характерны: самодостаточность власти, мессианство (вспомним Петра I и трактат Феофана Прокоповича «Правда воли монаршей»). Однако их искажения: эгоизм, социальный гедонизм, крайнее дистанцирование от народных масс ведут к массовому отрицанию политической элиты, ее нормативному перерождению. Все эти факторы, на наш взгляд, приводят к нарушению нормального функционирования российской власти, ее оптимальной реализации. При этом население в массе достаточно позитивно воспринимает «менеджерский стиль» для руководства коммерческих фирм, однако такое поведение представляется недопустимым для чиновника, государственного деятеля, это вызывает резко негативное восприятие со стороны многих людей. Подобный стиль может вызвать не только протест, но и возможную групповую агрессию, создать почву для возникновения и распространения радикальных групп и организаций. Стратегическая опасность состоит и в том, что массовый нигилизм проецируется на сознание подрастающих поколений (а это завтрашние политики и управленцы, учителя и защитники).

В качестве резюме.

1. Сегодня крайне необходима выработка и внедрение стратегической концепции воспитания подрастающих поколений, что является прерогативой и важнейшей функцией государства, при участии общественных сил и организаций российского социума; государственная социально-правовая доктрина должна охватывать все уровни системы образования и воспитания, начиная с дошкольного, опираясь на общегосударственную, национальную идею.

2. Наряду с имеющимися отдельными факторами социально- политического характера в современной России развиваются и позитивные составляющие. Среди них: наличие имманентной контртенденции, которая опирается на традиционную систему ценностей (в том числе идеал «доброделания», идею «софийности» и ответственности), а также противостоит негативам социально-правового характера. Эта тенденция есть следствие позитивного духовного потенциала наших соотечественников, наших традиций, а также следствие стремления ряда политиков и практиков, государственных деятелей, населения в целом к сохранению и процветанию нашего Отечества.

3. Формирование и развитие гражданского общества, развитие правовой культуры есть системообразующие факторы эволюционирования и будущего процветания великой России.

В заключение хочется отметить, именно развитие и становление гражданского общества, развитие правового сознания могут позволить избежать негативных последствий социально-культурной трансформации властных отношений, а также позволит укрепить независимость и величие страны для молодых поколений. Безусловно, это задача требует осознанных и ответственных решений, как со стороны государства, так и со стороны гражданского общества, социума в целом. В частности, укрепление доктрины «мировой державы»; сотрудничество власти и общественных сил; в качестве главной ценности – созидание и творчество в обществе, а также преодоление политического инфантилизма.

Библиографический список

1. Поговорим о гражданском обществе. Сборник фонда «Общественное мнение», Институт фонда «Общественное мнение». – М., 2001. (Сборник посвящен Гражданскому форуму).
2. История государства и права России: Учебник для вузов / Под ред. С.А. Чибиряева. – М.: Былина, 2001.
3. Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. – М.: Высшая школа, 1993.
4. Пуляев В.Т. Этносы и национальные интересы народов России // Социально-гуманитарные знания. 2002. № 1.
5. Состояния перспективы российского федерализма: политика, право, экономика // Социально-политический журнал. 1997. № 14.
6. Социально-гуманитарные знания. 2002. № 1.
7. Формизано Р.П. Понятие политической культуры. 2002.
8. Панарин А.С. Постмодернизм и глобализация: проект освобождения собственников от социальных и национальных обязательств // Вопросы философии. 2003. № 6.
9. Федотова В.Г. Когда нет протестантской этики // Вопросы философии. 2001. № 10.
10. Курбанов А.А. Основные тенденции изменения политической культуры в современной России: социально-философский анализ. Вестник НГУ. Серия: Философия и право. Т. 2. Вып. 1. 2004.
11. Кара-Мурза С. Философия расчеловечивания // Русский предприниматель. 2002. Янв.
12. Рязанцева Т. Л. Русская духовная экологическая традиция как современный эталон (фактор социотехносферы и ноосферного образования). Материалы Конференции Европейской социологической ассоциации в Лиссабоне (Португалия). 2009. 2-3 сент.

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 1 (60) 2017

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 18

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code