ОБОСНОВАНИЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКОГО ПОДХОДА К ИССЛЕДОВАНИЮ КОНФОРМИРОВАНИЯ КОРПОРАТИВНОГО КАПИТАЛА

О.В.Брижак, кандидат экономических наук

Современный этап развития экономической системы характеризуется продолжающимися трансформационными изменениями, которые обусловлены противоречивыми и разнонаправленными процессами хозяйственного развития, в результате чего формируются ключевые проблемные зоны, требующие новых подходов, междисциплинарных возможностей, переосмысления существующих концепций. Интерес вызывает концепция конформизма, успешно реализованная на разных направлениях научного поиска, положительно зарекомендовавшая себя в русле междисциплинарных исследований. Применительно к корпоративному капиталу исследование проблемы конформирования предполагает необходимость многоаспектного, опирающегося на методологию системного подхода экономической теории взгляда на этот феномен. Цель статьи — обоснование выбранной методологии исследования конформирования корпоративного капитала. Автором использованы ресурсы системной, эволюционной, институциональной теории, теории социально-экономических трансформаций, а также опыт междисциплинарных исследований.

Ключевые слова: корпоративный капитал, конформирование, социально-экономическая трансформация, системная экономика, институциональная экономика, экономическая система России.

 

Поиск методологии исследования процесса кон- формирования корпоративного капитала связан со спецификой встраивающегося в изменяющуюся систему, подверженную социально-экономическим трансформациям многообразного субъекта, коим является капитал корпорации. Корпоративный капитал подвержен этим преобразованиям как на уровне национальной экономики, так и на глобальном уровне.

Необходимость встраивания корпоративного капитала в движение системы социально-экономических отношений в новых условиях развития нуждается в расширенном толковании, поскольку системное взаимодействие в расширяющемся хозяйственном пространстве существенно усложняется.

Сформируем исходные характеристики для обоснования методологии исследования искомой проблемы:
— межсистемное взаимодействие обусловлено системностью корпоративного капитала и национальной экономической системы, в которую адаптируется интегрированный субъект;
— преобразование экономической системы и адаптирующегося в нее корпоративного капитала объясняется их вовлечением в социально-экономические трансформации;
— природа корпоративного капитала представляет собой двойственную противоположность между фиктивным капиталом и реальным капиталом, имманентно присущее противоречие которых реализуется в ходе встраивания в систему социально-экономических трансформаций;
— феномен конформирования корпоративного капитала затрагивает интересы множества субъектов, социальных групп и обусловливает соответствующие институциональные ограничения.

Учитывая представленные положения, мы предполагаем, что в изучении процесса конформиро- вания корпоративного капитала следует задействовать ресурсы системного подхода.

Системная экономика — это направление в экономической теории, дающее новый, альтернативный взгляд на экономику, которая рассматривается в аспекте создания, взаимодействий, трансформации и эволюции экономических систем, а потому это специальная научная и логико-методологическая концепция исследований объектов, рассматриваемых как системы. В этом смысле системная экономика противостоит тем направлениям экономической теории, которые рассматривают частные параметры, которые значимы, но они не дают того целостного взгляда, характерного для новой теории экономических систем [4; 10].

В рамках данного направления под системой понимается «относительно обособленная и относительно устойчивая в пространстве и во времени часть окружающего мира, характеризующаяся внешней целостностью и внутренним многообразием. Система считается экономической, если она в той или иной степени реализует процессы производства, а также распределения, обмена и потребления благ» [5].

В ситуации ускорения глобальных постиндустриальных преобразований и перехода к новой экономике приходят в кризисное состояние многие системные связи, сложившиеся в условиях индустриальной экономики. Переплетение трансформационных процессов вызывает к жизни дезинтеграцию ряда системных образований, разнонаправленное движение различных объектов, ранее тесно связанных друг с другом, масштабные разрывы, несбалансированность между отдельными изменениями и др.

Траектории движения систем, прежде вовлеченных в состав метасистемных образований, становятся несогласованными, что подрывает метасистемные связи; системное взаимодействие в расширяющемся хозяйственном пространстве существенно усложняется:

— формируются и получают развитие многочисленные корпоративные и пространственные формы интегрированных субъектов экономических отношений;

— система национальной экономики втягивается в интеграционное взаимодействие, что обусловливает формирование неустойчивых метасистемных образований с ее участием и трудное, обремененное попятными движениями становление органической системы глобальной экономики [14; 15].

Формирующаяся органическая система глобальной экономики и ее метасистемные и собственно системные компоненты в условиях нарастающего потока трансформаций претерпевают деструкцию, дезинтеграцию, функциональные изменения, в них усиливаются несбалансированность и несоразмерность, что вызывает к жизни ослабление и подрыв системного качества связей, входящих в них компонентов и актуализирует задачу реновации системных связей [16].

Конформирование обеспечивает неразрывную связь всех многообразных субъектных компонентов общественно-хозяйственной жизни, позволяя согласовать их интересы и интерес всей системы как интегрированного субъекта, а также органично включить все специфические способности данных компонентов в процесс развития органической системной целостности.

Каждая развивающаяся система воспроизводится в определенном пространственно-временном контексте конкретной совокупностью субъектов, которая встраивается в систему, следуя доминирующим в ней правилам, постепенно преобразуя и совершенствуя такие правила в соответствии с имеющимися и вновь создаваемыми здесь возможностями. В рамках конформирования данных субъектов доминируют специфические системные технологии согласования интересов и оптимизации результатов системного развития, соответствующие набору экономических ресурсов, которыми располагают субъекты. Такие технологии изначально предлагаются системой и специфицируют действия субъектов, которые в дальнейшем шаг за шагом, опираясь на метод проб и ошибок, обновляют и модернизируют их, накапливая наилучшие варианты кооперации и конкуренции в системной среде. Соответственно, представление о конформировании позволяет целостно представить систему детерминации экономических действий (индивидуальных, групповых и массовых) и рассматривать их в жестком социально-экономическом контексте исторически необратимой системной реальности, которая побуждает входящих в нее субъектов действовать определенным образом. Под таким углом анализа утрачиваются иллюзии независимости экономического поведения участников развивающейся системы.

Опираясь на методологию системного подхода, мы полагаем, что встраивание системного интегрированного субъекта в динамику национальной экономической системы не является исключением. Развитие системной экономики — как нового направления в экономической теории — связано с использованием системной парадигмы Я. Корнаи, которая позволяет рассматривать экономическую систему с точки зрения внутреннего взаимодействия базовых подсистем [6].

Учитывая модульную редакцию системного подхода, предложенную Г. Б. Клейнером [5], обратим внимание на структурную типологизацию организации системного объекта исследования, а именно его структурных компонентов — модулей — и проанализируем связи между ними.

Используя преимущества модульной редакции системного подхода, сконцентрируем анализ на внутренней организации процесса конформиро- вания, выделив ее возможности для системного представления о конформировании корпоративного капитала, дифференцируя во внутреннем взаимодействии ряда постоянно воспроизводимых подсистем процесса конформирования процессную, объектную, субъектную и средовую составляющие, образующие «тетраду».

Компоненты «тетрады» модульной редакции системной методологии к анализу конформирования

Такая базовая «тетрада» модульной редакции системной теории принимает вид, представленный на рисунке выше.

Поясним схематическую иллюстрацию конфор- мирования корпоративного капитала:

— корпоративный капитал как интегрированный субъект и интегрированный субъект экономической системы раскрывают результирующие возможности в ходе эффективного встраивания корпоративного капитала в движение преобразуемой социально-экономической системы;

— ресурсный компонент исследуемого феномена образует основу его потребности, а итоги конформирования — степень реализации целей. Результативность встраивания корпоративного капитала в экономическую систему определяется инфраструктурным плацдармом в соответствии с реализуемой проблемой;

— процессный компонент «тетрады» конформирования представлен динамикой корпоративного капитала, динамикой экономической системы, встраиванием корпоративного капитала в преобразуемый корпоративный капитал и преобразуемую экономическую систему, характеризующуюся рисками и неопределенностью, неустойчивостью, искажением итогов встраивания, требующих эффективных инструментов регулирования конформирования корпоративного капитала;

— средовой компонент составляет институциональная среда, сформированная для встраивания корпоративного капитала в экономическую систему, в которой происходит поляризация институтов развития конформирования и институтов, препятствующих такому развитию.

Становление современного корпоративного сектора России происходило и происходит в процессе системной трансформации национальной экономики, обусловленной совокупностью факторов: специфические условия первоначального накопления капитала; чрезмерные заимствования институтов экономической системы; возрастание роли «ручного» регулирования в ходе ослабления механизмов саморегулирования. В результате в качестве интегрированного субъекта преобразований в отечественной экономике вместо достигшего определенного уровня развития собственно корпоративного капитала выступает некий субъект-суррогат, выросший из обломка бывшей пирамиды централизованного хозяйства и только внешне напоминающий указанный капитал. Проблема встраивания корпоративного капитала в преобразуемую систему экономики России заключается в том, что в основе экономической власти данного капитала лежит не столько корпоративная концентрация производительных сил, сколько монопольный доступ к тем или иным ресурсам, то есть возможности извлечения соответствующей ренты.

В силу указанного обстоятельства конфор- мирование корпоративного капитала искажается, а главными результатами данного процесса становятся глобальная неконкурентоспособность соответствующего сектора экономики и его низкая производительность [3; 8].

Как известно, в трансформационных процессах монопольным «поставщиком» формальных институтов является государство как единственный субъект, обладающий правом принуждения исполнения правовых норм и правил экономического поведения. Но в условиях ориентации развития экономики на извлечение ренты от добычи и продажи природных ресурсов государственный интерес сплошь и рядом подменяется частным интересом чиновников как представителей государства, что порождает негативную форму встраивания корпоративного капитала в поток системных преобразований — изготовление норм, контрактов и селекция форм экономического поведения «под заказ» конкретных субъектов. В итоге государственное регулирование корпоративного сектора подменяется лоббированием интересов узкой
группы участников корпоративных отношений, «ручное» управление вытесняет слабые механизмы системного саморазвития, усиливаются диффузия неформальных отношений и деформация корпоративной собственности [2; 13].

В корпоративном секторе в условиях рентной ориентации развития выделяется особая группа компаний, вовлеченная в «доверительные отношения» с властью. Как правило, это крупные корпорации, функционирующие в нефтегазовом комплексе и формирующие основную часть национального дохода [11; 12]. Применительно к этой группе компаний конформирование сводится к хорошо известному сращиванию государственной власти и частной собственности. Применительно к остальным корпорациям, не вовлеченным в «доверительные отношения» с властью, конформирование либо осуществляется с избыточными издержками, либо сводится к формальности, в результате чего многие сферы приложения и направления развития корпоративного капитала выталкиваются на дальнюю периферию системы национальной экономики и отчуждаются от траектории современного развития. Указанное обстоятельство во многом объясняет безуспешность попыток перевода национальной экономики на инновационный путь развития, хроническую структурную отсталость, разрастание в хозяйственном пространстве ареала депрессивности, устойчивый отток капитала, не находящего себе эффективного приложения, и др.

В экономике, ориентированной на добычу и продажу природных ресурсов, очень слабы стимулы заниматься преобразованиями и расширять производство продуктов с высокой долей добавленной стоимости [7]. Здесь ослабляются и зачастую полностью затухают проникающие из внешней среды импульсы постиндустриальных преобразований. Вместе с тем корпоративный капитал ряда секторов такой экономики вынужден выходить на мировые рынки, конкурировать, формировать необходимые преимущества, что обусловливает необходимость преодоления существующего конформизма, создает потребность в создании качественно новых механизмов конформирования. Возникают зоны принципиально нового роста, генерирующие импульсы преобразований и адресующие их существующей системе социально-экономических отношений. Корпоративный капитал начинает маневрировать, изменяется сам и обусловливает системные изменения; однако данный процесс может протекать вяло, охватывая длительный период, или вообще угасать, если система социально-экономических отношений отчуждена от преобразований и остается качественно неизменной.

За последние годы в конформировании развития корпоративного капитала возник новый фактор: противоречия развития постиндустриальных преобразований и изменения в технологиях производства, их пространственном распределении привели к осмыслению необходимости неоиндустриализации национальной экономики, позволяющей создать качественно новую индустриальную базу, способную обеспечить технологические потребности постиндустриальных преобразований. Старая промышленность, отвечавшая потребностям централизованной экономики, была обрушена в ходе рыночных преобразований, но торгово-развлекательные центры и жилищные комплексы, возведенные на оставшихся после нее инфраструктурных площадках, не могут стать связующим звеном между индустриальным и постиндустриальным строем общественной жизни. Для обеспечения стратегической конкурентоспособности корпоративного капитала неоиндустриализация стала жизненно необходимым процессом [9].

Раздвоенность корпоративного капитала на реальный и фиктивный накладывает свой отпечаток на процесс конформирования. Есть время собирать камни, и есть время их разбрасывать; аналогично есть время доминирования фиктивного капитала, и есть время доминирования действительного капитала. Дж. Арриги выделил в истории капитала сменяющие друг друга фазы преобладания финансового капитала и фазы преобладания действительного капитала [1]. Секрет успеха и долгой жизни корпоративного капитала заключается в его способности в любой момент изменить самого себя: избрать новый курс, сменить формы проявления, доминанты, сферы приложения. Изменяясь, он опирается на присущую ему раздвоенность, каждый раз находя новые способы синтеза своих противоположных сторон, проявляя необходимую гибкость и создавая новые формы отношений, которые вначале кажутся эклектичными и неспособными к саморазвитию, что в дальнейшем опровергается.

Качественные изменения функций, структуры, способа институционального упорядочивания корпоративного капитала, представленного как хозяйственная целостность, происходящие под воздействием «новой экономической реальности» системы и соотнесенные с ней, определяют миссию конформирования корпоративного капитала — органичное встраивание данного процесса в контекст системных социально-экономических преобразований, обеспечение необходимой соразмерности трансформаций, предотвращение возникающих в данном отношении разрывов, угрожающих устойчивости движения корпоративного капитала и системной организации экономических отношений.

Значимость выбранного методологического подхода объясняется тем, что он актуализирует возможности преобразованной модульной редакции системного подхода и ресурсы подходящих к системной методологии теорий, находящихся на стыке дисциплинарных исследований, формируя базу для результативности анализа конформиро- вания корпоративного капитала.

Список литературы

1. Арриги, Дж. Долгий двадцатый век: Деньги, власть и истоки нашего времени / Дж. Арриги. — М. : Территория будущего, 2006. — 472 с.
2. Брижак, О. В. Социально-экономические проблемы современной корпорации / О. В. Брижак, А. Г. Алексеенко, О. Б. Шилович. — Краснодар : Изд-во КубГТУ, 2017. — 200 с.
3. Бузгалин, А. В. Глобальный капитал : в 2 т. — 3-е изд., испр. и существенно доп. / А. В. Бузгалин, А. И. Колганов. — М. : ЛЕНАНД, 2015. — 912 с.
4. Клейнер, Г. Б. Системная экономика как платформа развития современной экономической теории / Г. Б. Клейнер // Вопр. экономики. — 2013. — № 6.
5. Клейнер, Г. Б. Системная экономика / Г. Б. Клейнер. — М. : ЦЭМИ, 2013.
6. Корнаи, Я. Системная парадигма / Я. Корнаи // Вопр. экономики. — 2002. — № 4.
7. Мамедов, О. Ю. И на «игле» можно сидеть с комфортом (опыт экономической публицистики) / О. Ю. Мамедов // Вопр. полит. экономии. — 2016. — № 4. — С. 117—125.
8. Нуреев, Р. М. Постсоветское институциональное развитие: в поисках выхода из колеи власти- собственности / Р. М. Нуреев, Ю. В. Латов // Мир России: Социология, этнология. — 2015. — Т. 24, № 2. — С. 50—88.
9. Нуреев, Р. М. От старой индустриализации к новой / Р. М. Нуреев // Экон. возрождение России. —
2016. — № 2 (48). — С. 38—44.
10. Плетнев, Д. А. Возможности системной методологии в исследовании институциональной структуры корпорации / Д. А. Плетнев // Журн. экон. теории. — 2015. — № 3. — С. 229—234.
11. Плетнев, Д. А. Критерий и показатели оценки устойчивости корпорации в русле системного подхода / Д. А. Плетнев // Стратегии бизнеса. — 2013. — № 2 (2). — С. 21—26.
12. Плетнев, Д. А. Системно-институциональная теория корпорации: к разработке новой концепции / Д. А. Плетнев // Экон. наука соврем. России. — 2013. — № 4 (63). — С. 7—18.
13. Юданов, Ю. М. Теория крупного предприятия и перспективы развития российской экономики / Ю. М. Юданов. — М. : Мировая экономика и междунар. отношения, 2001.
14. Krugman, P. On Economic Arrogance / P. Krugman // The New York Times. — 20.02. 2017.
15. Krugman, P. R. Economics / P. R. Krugman, R. Wells. — Worth Publ., 2005. — 1200 p.
16. Piketty, T. Capital in the Twenty First Century / T. Piketty. — Cambridge ; Massachusetts ; London, 2014.

Вестник Челябинского государственного университета. 2017. № 10 (406). Экономические науки. Вып. 58. С. 175—180.

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 19

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code