АКТУАЛЬНЫЕ ФОРМЫ РАЗВИТИЯ ЯЗЫКОВОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ

О.М.Сметанина, доктор культурологии, доцент

Развитие языковой образовательной культуры имеет два вектора — глобальный и локальный, что является отличительной чертой образования в современном мире. В наше время вопросы, касающиеся сферы языкового образования, приобретают особую значимость. Необходимо адекватное и сущностное осмысление процессов, протекающих в сфере языковой образовательной культуры, что влечёт потребность в постоянной поддержке актуальных форм её развития.

Ключевые слова: языковая образовательная культура, локальные языки, иностранные языки, многоязычие, формы развития языковой образовательной культуры.

 

Развитие языковой образовательной культуры имеет два вектора — глобальный и локальный, что является отличительной чертой образования XXI в. «На границе отношений “глобальные языки — локальные языки” проявляется процесс глокализации, который можно рассматривать в качестве специфического альтернативного сценария глобализации. Глокализация ярко характеризует всю противоречивость процессов глобализации, вызванных региональной спецификой. Для неё характерно одновременно и отстаивание культурными сообществами своей самобытности (локальность), и стремление к стиранию прежних пространственных границ, к укреплению внешних культурных связей, что позволяет наполнить концепт глокализации новым социально-культурологическим и философско-культурологическим смыслом и говорить о расширении возможностей существования локальных культур» [6. С. 4]. Для формирования целостного представления о языковой образовательной культуре важно рассмотрение его истоков и развития, социокультурных условий становления дискурса языковой и образовательной культуры в исторической перспективе, характеристик современного мультикультурного пространства.

Проблемы влияния глобальных и локальных тенденций на состояние языковых практик в образовательной среде ещё недавно были слабо представлены в отечественных исследованиях. Однако в последние годы всё больше исследователей посвящают свои работы изучению различных аспектов этой проблемы: В. И. Байденко, Д. К. Бартош, Н. В. Барышников, М. А. Бовтенко, С. А. Бондаренко, М. В. Булыгина, Н. Д. Гальско- ва, Ж. С. Головко, Е. С. Гриценко, С. К. Гураль, Э. Д. Днепров, М. В. Дружинина, С. В. Ефименко, С. А. Зубарева, О. Б. Истомина, Н. Л. Кучеренко, К. Я. Литкенс, А. П. Лиферов, К. С. Махмурян, Р. П. Мильруд, О. X. Мирошникова, Е. А. Найман, B. В. Насонкин, В. А. Неудакин, Н. Л. Новикова, Т. А. Паршуткина, В. М. Смокотин, Е. Н. Солово- ва, Э. И. Соловцова, П. В. Сысоев, Е. Г. Тарева, C. Г. Терминасова, И. Л. Филина, В. А. Фортунатова, В. П. Фурманова, А. Шишло, А. В. Щепи- лова, Л. В. Юхненко и др. Это широко известные и молодые учёные из разных отраслей науки, что доказывает очевидность междисциплинарного характера данной проблематики и необходимость постоянного анализа ситуации в современном языковом образовательном пространстве с целью поддержки оптимальных форм языковой образовательной культуры на каждом этапе развития.

Актуальный пример — работа в Ижевске школы удмуртского языка, организованной в 2015 г. для обучения иностранных лингвистов-полиглотов, большинство из которых до приезда в Удмуртию уже владели 4—8 языками (программа «Сегодня», канал НТВ, 19:00, 4.08.2015). Глобальные и региональные изменения российского образования в сфере культуры и искусства — предмет исследования И. И. Ирхен [3]. О процессах формирования и реализации региональной языковой образовательной политики размышляют О. М. Сметанина [6], М. В. Чилингарян [8; 9] и др.

«Поиски путей к европейскому многоязычию и сохранению языкового и культурного разнообразия планеты в процессе построения многоязычного общества продолжаются в рамках языковой политики Европейского Союза и Совета Европы. Вместе с тем политическая, экономическая и культурная интеграция Европы формирует потребность в средстве общеевропейского межязыкового и межкультурного общения, что приводит к росту влияния английского языка» [7. С. 77]. Принцип многоязычия был заложен при создании ЕС, но с ростом числа его официальных языков многим этот принцип в настоящее время кажется всё менее достижимым. По мнению голландского социолингвиста А. де Сваана, «чем больше в Европе многоязычия, тем больше английского языка» [10]. Однако В. М. Смокотин справедливо отмечает, что «доминирование английского языка в глобализованном мире… лишь усиливает необходимость мер по сохранению национальных языков и культур, выполняющих функцию этнокультурной идентичности, что возможно только при целенаправленной политике многоязычия» [7. С. 77]. Такое понимание, с нашей точки зрения, больше соответствует культурным и образовательным потребностям личности и общества в целом.

Мы постоянно видим попытки исследователей преодолеть однобокость в этом вопросе. Эволюцию диалектического взгляда на сложные взаимосвязи языков и культур рассматривают М. А. Бов- тенко, С. К. Гураль Е. А. Найман, В. М. Смокотин, делая акцент на культурных компонентах изучаемого языка. «Сбои в межъязыковой коммуникации неизбежны при недостаточном овладении коммуникантами не только чисто лингвистическими средствами языка коммуникации, но и его культурными аспектами, находящими своё выражение в идиоматике. Беспрецедентный рост международных связей во всех областях жизни и деятельности современного общества привёл к приобретению английским языком статуса языка всемирного общения, что требует пересмотра традиционных подходов к языковому обучению.

Продолжающаяся практика преподавания одного из национальных языковых стандартов языка основана на рассмотрении английского языка как одного из иностранных языков и в связи с экономическим, политическим и культурным доминированием США и Великобритании ставит под угрозу этнокультурные идентичности народов мира. В эпоху глобализации включение языка глобальной коммуникации — языка всемирного общения — в индивидуальный языковой репертуар является необходимостью при построении общества знания, что невозможно без воспитания многоязычной, поликультурной личности. При этом важной частью языкового обучения продолжает оставаться культура изучаемого языка, которая в случае языка всемирного общения является всемирной культурой» [5. С. 105]. Единственное, в чём мы считаем возможным возразить авторам, — это «культурное доминирование США и Великобритании». Соглашаясь с таким доминированием, например, в киноиндустрии, полагаем, что как раз отсутствие доминирования во многих других областях культуры позволяет нам надеяться на путь поликультурного развития цивилизации, что, в свою очередь, возможно только в связке с развитием многоязычной личности и многоязычия как глобального явления. Причём многоязычие мы рассматриваем не только как изучение других иностранных языков после английского, а как равноположенное овладение разными языками, когда английский язык может изучаться как второй или третий иностранный, что требует, безусловно, серьёзных интеллектуальных и практических усилий со стороны научного сообщества.

Возможно, кто-то упрекнёт нас в иллюзорности такого подхода, однако мы считаем, что, только именно так понимая и развивая многоязычие, мы не скатимся к моноязычной модели развития языкового образовательного пространства. «Анализ строения и социального функционирования языковой образовательной культуры позволил нам сделать вывод о фундаментальности её значения как для сохранения коллективной культурной идентичности, так и для развития межкультурного диалога в мультикультурном обществе. Сложное внутреннее строение языковой образовательной культуры делает её сферой проявления синергетических эффектов. Обосновывая возможность существования как позитивных (развивающих), так и негативных (разрушающих) синергетических эффектов, мы раскрыли роль языкового дискурса в качестве фактора, определяющего направленность синер- гетического эффекта в языковой образовательной среде. С опорой на такое понимание «механизма настройки» представлено проектное видение альтернативных формаций языковой образовательной культуры, одна из которых — моноязычная, а другая — полиязычная» [6. С. 286—287]. Основываясь на критическом анализе ситуации в области языковой образовательной культуры, мы настаиваем, что существует устойчивое тяготение к моноязычной модели. Несколько лет назад мы предлагали переход к полиязычной модели развития языкового образовательного пространства с трёхуровневой «иерархией языков внутри его: основной язык (для России — русский), дополнительный язык первого порядка (иностранный язык) и дополнительный язык второго порядка (для России — один из языков народов РФ)» [Там же. С. 287]. В настоящее время представляется обоснованной концепция о четырёх уровнях иерархичности, в рамках которой целесообразно выделить дополнительный язык третьего порядка (второй иностранный язык). Развитие идеи позволит рамочно увеличивать количество уровней за счёт дополнительных иностранных языков или языков народов РФ, что требует ещё дальнейшего осмысления.

Одним из наиболее эффективных методов, способствующих ревитализации национальных языков, О. Б. Истомина считает включение национального компонента в образовательную систему [4. С. 318]. Такой подход к языковой образовательной культуре «позволяет решить целый ряд конкретных культурологических проблем, связанных с методологией, категориально-понятийным аппаратом, конкретизацией направлений реализации языковой образовательной политики» [6. С. 287].

Предлагаем следующие характеристики языковой образовательной культуры: «полисубъект- ность (вовлечённость всех субъектов образовательной деятельности в освоение новшеств); инновационность (использование разработанных наукой на данном этапе развития методов и педагогических технологий); технологичность (использование предлагаемых на данном уровне развития мультимедийных и других информационных технологий); результативность (наличие результатов, превышающих достигнутые в массовом опыте), оценка последствий взаимодействия различных феноменов культуры» [6. С. 18].

Убедительной теоретической основой нашего понимания можно рассматривать и философско- методологический анализ когнитивно-синергетического подхода к языковой динамике в дискурсе Л. В. Бронник. На основе анализа широкого философско-научного контекста исследователь показывает, что «сегодня сложилась целая система из предпосылок философского, общенаучного и частнонаучного характера. Они явились результатом разнообразных поворотов, затронувших все уровни теоретической мысли — от философии до дисциплинарной науки. Применительно к сфере изучения языка натурализация (сближение естественных и гуманитарных наук), когнитивизация, динамизация, дискурсивизация, синергетизация и прочие научные процессы стали событиями пара- дигмального масштаба. Более того, они создали условия для изучения лингвоментальных сущностей (здесь — языковых концептов) как сложных динамических явлений» [1. С. 16].

Осмысливая различные аспекты взаимодействия культуры и языка, Ж. С. Головко справедливо делает следующие выводы [2. С. 178]:
«1. Взаимосвязь культуры и языка является когнитивно-прагматической. Являясь средством трансляции культуры, язык прорастает в неё и выражает её…
2. Язык обнажает специфику национальной ментальности. Он есть одновременно и продукт культуры, и её важная составная часть, и условие существования культуры. Более того, язык — специфический способ существования культуры, фактор формирования культурных кодов.
3. Культура живёт и развивается в “языковой оболочке”. Но человечество в своём большинстве воспринимает язык как данность, как само по себе разумеющееся, то, что не является экологическим объектом. На самом же деле язык не только орудие общения, он — бесценный памятник истории и сокровищница культуры народа.
4. Культура, в том числе и речевая, как панцирь, защищает цивилизационное ядро русской нации, актуализируя в нашем сознании духовно-нравственные ценности российского общества. Полагаем, что идея этого тезиса должна проявляться во всём, в том числе и в языке, в стиле нашего повседневного общения».

Эти выводы убедительно доказывают, что в XXI в. наступила эпоха качественных изменений нашего мира, эпоха постнеклассической реальности, которая проявляется практически во всех сферах бытия человека и, безусловно, отражается в такой области культуры, как языковое образование. В наше время вопросы, касающиеся языкового образования, начинают играть особую роль. Глобальные изменения в обществе ставят на повестку дня вопрос о необходимости адекватного и сущностного осмысления процессов, протекающих в сфере языковой образовательной культуры, что делает необходимым постоянную поддержку актуальных форм её развития. Сложность ситуации заключается ещё и в синергети- ческой природе происходящих в мировой системе языков процессов, а потому их трудно однозначно интерпретировать и они могут приводить к взаимоисключающим последствиям.

Список литературы

1. Бронник, Л. В. Языковая динамика в дискурсе. Когнитивно-синергетический подход к языку: философско-методологический анализ : автореф. дис. … д-ра филос. наук / Л. В. Бронник. — Ростов н/Д., 2013. — 52 с.
2. Головко, Ж. С. Культура и язык: аспекты взаимодействия / Ж. С. Головко // Науч. ведомости БелГУ Сер.: Философия. Социология. Право. — 2008. — № 12 (52), т. 5. — С. 173—179.
3. Ирхен, И. И. Российское образование в сфере культуры и искусства: глобальные и региональные изменения : автореф. дис. … д-ра культурологии / И. И. Ирхен. — М., 2012. — 43 с.
4. Истомина, О. Б. Национальный компонент: роль и место в системе образования / О. Б. Истомина // Судьбы национальных культур в условиях глобализации : сб. материалов междунар. науч. конф. (Челябинск, 18—19 марта 2010 г.) : в 2 т. Т. 2 / под ред. М. Г. Смирнова. — Челябинск : Энциклопедия, 2010. — С. 315—318.
5. Взаимоотношения языков и культур и роль культуры в языковом образовании / Е. А. Найман, С. К. Гураль, В. М. Смокотин, М. А. Бовтенко // Язык и культура. — 2013. — № 1 (21). — С. 90—106.
6. Сметанина, О. М. Языковая образовательная культура: синергетический подход : дис. … д-ра культурологии / О. М. Сметанина. — Саранск, 2013. — 332 с.
7. Смокотин, В. М. Поиски путей к многоязычию и поликультурности в рамках концепции «Европейское взаимопонимание» / В. М. Смокотин // Вестн. Томс. гос. ун-та. — 2011. — № 352. — С. 74—77.
8. Чилингарян, М. В. Региональная языковая образовательная политика: процессы формирования и реализации / М. В. Чилингарян // Альм. соврем. науки и образования. — 2014. — № 9 (87). — С. 137—141.
9. Чилингарян, М. В. Стратегия формирования региональной языковой образовательной политики [Электронный ресурс] / М. В. Чилингарян // Науковедение : интернет-журн. — 2014. — № 4 (23). URL: http://cyberleninka.rU/article/n/strategiya-formirovaniya-regionalnoy-yazykovoy-obrazovatelnoy-politiki (дата обращения 16.09.2015).
10. De Swaan, A. Words of the World: The Global Language System / А. De Swaan. — Cambridge : Polity Press, 2001. — 253 p.

Вестник Челябинского государственного университета. 2017. № 1 (397). Философские науки. Вып. 43. С. 53—57.

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 38

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code