ФИНАНСОВЫЙ МЕХАНИЗМ КЛАСТЕРНОГО РАЗВИТИЯ СФЕРЫ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ: ИССЛЕДОВАНИЕ ЗАРУБЕЖНОГО И ОТЕЧЕСТВЕННОГО ОПЫТА

А. Е. Мельников

Кластеризация является актуальным трендом преобразования социального сектора: в интересах выявления особенностей финансирования данного процесса рассмотрен отечественный и зарубежный опыт кластерного развития сферы здравоохранения. В результате исследования определены три вида таких кластеров, отличающихся друг от друга характеристиками ядра, а также спецификой деятельности: медицинская или фармацевтическая промышленность, научно-образовательные услуги в сфере здравоохранения, оказание комплекса медицинских услуг Обобщение опыта развития кластеров, действующих в сфере здравоохранения, позволило обозначить ключевые особенности финансового механизма данного процесса.

Ключевые слова: кластер, финансирование, механизм развития, здравоохранение, зарубежная и отечественная практика.

 

Введение

Рост интереса к кластерным формам организации хозяйственной деятельности в современных условиях представляет собой вполне обоснованное явление: мировой опыт свидетельствует о высокой эффективности объединения взаимодополняющих и активно взаимодействующих экономических субъектов в интересах достижения общей цели и повышения конкурентоспособности каждого из участников. Место кластерным решениям есть во всех сферах хозяйствования, при этом особое значение приобретает повышение результативности деятельности социально значимых предприятий и организаций, чья активность способна содействовать решению масштабных общественных проблем. К числу таких важных с точки зрения успешного развития общества элементов социально-экономической системы относятся кластерные объединения, действующие в сфере здравоохранения. Очевидно, что подобные кластерные структуры обладают рядом специфических особенностей, к числу которых следует отнести финансовые аспекты их деятельности. Цель данной статьи — выявить ключевые аспекты финансового механизма процесса кластеризации в сфере здравоохранения.

Типология кластеров, создаваемых в сфере здравоохранения

Несмотря на то что традиционно к приоритетной сфере кластеризации относился реальный сектор экономики (в частности, родоначальники кластерной теории экономического развития М. Портер [4] и М. Энрайт [7] уделяли внимание только промышленным кластерам), в настоящее время происходит активизация процессов формирования кластеров в социально значимых отраслях, к числу которых относится и здравоохранение.

Кластеры такого типа можно условно разделить на три большие группы, которые различаются спецификой деятельности, осуществляемой в рамках кластера и определяемой особенностями его ядра.

Основой деятельности кластеров, относящихся к первой группе, является фармацевтическая или медицинская промышленность. Так, по мнению Ю. О. Руцика, фармацевтический кластер — это «группа географически локализованных взаимосвязанных инновационных фирм — разработчиков лекарств, производственных компаний; поставщиков оборудования, комплектующих, специализированных услуг; объектов инфраструктуры: научно-исследовательских институтов, вузов, технопарков, бизнес-инкубаторов и других организаций, дополняющих друг друга и усиливающих конкурентные преимущества отдельных компаний и кластера в целом» [5]. Очевидно, что результатом функционирования подобных кластерных образований является повышение конкурентоспособности отдельных субъектов и кластеров как таковых, а также фармацевтической и медицинской промышленности в целом (главным образом за счет развития ее инновационной составляющей). В состав инновационных кластеров могут быть встроены также финансовые, лизинговые, аутсорсинговые и консалтинговые организации, способные обеспечить новые структурные возможности и дополнительный си- нергетический эффект, а также розничные фармацевтические сети. Создание подобных кластеров было инициировано принятием Стратегии развития медицинской промышленности Российской Федерации до 2020 года и Федеральной целевой программы (ФЦП) «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности Российской Федерации на период до 2020 года и дальнейшую перспективу» .

В последние годы в российских регионах (Московской области, Санкт-Петербурге, Калужской, Ярославской, Нижегородской, Новосибирской, Томской, Свердловской областях, Ставропольском и Алтайском краях, Республике Татарстан) начали активно формироваться фармацевтические кластеры, часть которых затем эволюционировали в биомедицинские или биофармацевтические кластеры.

Основным источником финансирования процесса формирования биофармацевтических кластеров являются бюджетные ассигнования. Так, в соответствии с отчетом о ходе выполнении ФЦП «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности Российской Федерации на период до 2020 года и дальнейшую перспективу» за период действия программы (2011—2017) для ее финансирования из федерального бюджета было выделено около 55 млрд р. (всего же планируется привлечь 83,5 млрд р. бюджетных средств). В то же самое время важным источником развития кластеров остаются и частные инвестиции. Так, в паспорте ФЦП «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности Российской Федерации на период до 2020 года и дальнейшую перспективу» говорится о необходимости привлечения 51,8 млрд р. внебюджетных средств. Регион тоже может содействовать развитию таких кластеров, осуществляя тем не менее не столько финансовую, сколько организационную и информационную поддержку, предоставляя налоговые льготы (например, для вновь создаваемых малых инновационных предприятий в сфере производства лекарств и медицинских изделий).

Вторая группа кластеров формируется вокруг научно-образовательных услуг для сферы здравоохранения. В соответствии со Стратегией развития медицинской науки в Российской Федерации на период до 2025 года планируется «обеспечить дальнейшее формирование научно-образовательных кластеров, объединяющих научно-исследовательские лаборатории, факультеты и кафедры ведущих вузов страны, клиники научно-исследовательских центров и вузов, инновационные предприятия различных форм собственности. Прежде всего кластеры предусматривается формировать с участием национальных исследовательских университетов» . Предполагается, что в формировании кластеров подобного типа будут принимать участие национальные исследовательские университеты с обязательным укреплением международных взаимосвязей российских вузов. Создание и развитие научных объединений (в том числе кластерных) возможно в процессе осуществления комплексных проектов, имеющих междисциплинарный характер и направленных на решение масштабных научных или практических проблем.

Примером подобного кластера является образовательный медицинский кластер, формируемый в одном из районов Екатеринбурга (Свердловская область) [2]: на его территории предполагается создание университетского городка, в структуре которого наряду с научными и образовательными центрами будет действовать медицинский комплекс для удовлетворения нужд жителей района, также появится жилая застройка (для врачей, преподавателей, аспирантов и студентов). Ядром кластера должен стать Уральский государственный медицинский университет, который, взаимодействуя с институтами Уральского отделения Российской академии наук, а также с научно-исследовательскими институтами, действующими в сфере здравоохранения, должен существенно повысить свой потенциал. Дополнительный импульс развитию кластера должна придать его близость к таким значимым медицинским учреждениям, как областная клиническая больница, областная детская больница, городская клиническая больница № 40. В числе проектов формируемого кластера — проведение клинических испытаний перспективных медицинских изделий Уральского оптико-механического завода на базе НИИ Охраны материнства и младенчества (одного из потенциальных участников кластера), а также создание на базе кластера центра компетенций для передачи современных диагностических технологий и знаний.

4 Распоряжение Правительства РФ от 28.12.2012 № 2580-р «Об утверждении Стратегии развития медицинской науки в Российской Федерации на период до 2025 года» (http://www.consultant.ru/document/cons_ doc_LAW_140249/).

Реализация всех мероприятий, способствующих созданию и эффективному функционированию данного кластера, требует значительного количества финансовых ресурсов (около 10 млрд р.), что обусловливает необходимость их поддержки со стороны государства. Так, из федерального бюджета будут привлечены средства в виде субсидий, региональный бюджет также станет источником части привлекаемых финансовых средств, кроме того, региональные органы власти будут содействовать обеспечению кластера земельным участком и проектированию комплекса. В то же время без вложений частного сектора (в том числе в сфере финансирования) осуществление проекта невозможно: бюджетных средств явно будет недостаточно. Это делает важным использование принципов частно-государственного партнерства при реализации всего комплекса предусмотренных в ходе запуска кластера шагов.

Безусловно, деятельность кластеров, создаваемых на базе медицинских, фармацевтических производств и научно-образовательных центров, в сфере здравоохранения, — важнейший элемент процесса сохранения и повышения уровня здоровья населения, однако ключевой функцией таких кластеров является создание необходимых условий (производство лекарственных препаратов, специализированной техники, подготовка квалифицированных кадров) для оказания качественных медицинских услуг, тогда как предоставление этих услуг остается в большинстве случаев за рамками совместной активности участников кластеров.

Именно поэтому уместно говорить о необходимости формирования третьей группы кластеров, значительного опыта развития которых ни в отечественной, ни в зарубежной практике пока еще не наработано. Ключевой идеей создания таких кластеров является появление сообщества медицинских учреждений и их партнеров, ориентированного на оказание высококачественных медицинских услуг. В основе кластеров такого типа должно лежать объединение государственных и частных медицинских учреждений, производственных предприятий и сервисных компаний в интересах предоставления полного комплекса медицинских и сопутствующих услуг (например, предоставление специализированного сервиса для людей, проходящих обследование или получающих лечение). Очевидно, что участниками таких кластеров могут быть и производственные предприятия, и научно-образовательные комплексы, однако конечным «продуктом» кластера будут не препараты и изделия для медицинских нужд и не новые подходы к лечению, а их реализация на практике — в виде услуг, предоставляемых конечным потребителям — населению. В число таких услуг могут входить медицинские услуги широкого профиля (предоставляемые как по полисам обязательного медицинского страхования и за счет бюджетных средств, так и на платной основе), скорая, неотложная медицинская помощь, консультативная, диагностическая, лечебно-профилактическая, амбулаторно-поликлиническая, стационарная медицинская помощь. Таким образом, очевидно, что к числу источников финансирования подобных кластеров относятся как государственные инвестиции, так и внебюджетные средства.

Особенности финансового механизма кластерного развития сферы здравоохранения

Следует отметить, что, несмотря на значительное разнообразие кластеров, создаваемых и функционирующих в сфере здравоохранения, финансовым аспектам их деятельности присуще множество общих черт: результаты анализа рассмотренных выше примеров отечественных кластеров свидетельствуют о необходимости сочетания государственного и частного инвестирования при осуществлении их развития (причем это касается медицинских, фармацевтических, научно- образовательных кластеров, а также кластеров, ориентированных на предоставление медицинских услуг населению).

Исследование зарубежной практики только подтверждает этот тезис, более того, судя по многолетнему зарубежному опыту медицинских кластеров, государство играет ключевую роль в их создании и развитии. Значимость государственной поддержки развития кластеров, имеющих отношение к медицине, очевидна: масштабные проекты, реализуемые в сфере биотехнологий, крупные медицинские разработки невозможны без государственного участия.

Так, показателен пример крупного биотехнологического кластера в Мюнхене [6], объединяющего более 250 компаний (130 из которых относятся к числу средних и малых) и специализирующегося на биотехнологиях и фармацевтике. Государство осуществляет инвестиции из бюджета, финансируя порядка 50 % проектов, реализуемых в кластере, а государственные больницы (наряду с частными) являются важнейшими составляющими кластера, поскольку служат базой для проведения клинических исследований.

Государственные вложения также являются ключевым источником финансирования биомедицинского кластера, действующего в японском городе Осака (Osaka Bio Cluster — Saito Life Science Park) и концентрирующегося на исследованиях и поддержке фармацевтических разработок с целью ускорения вывода лекарств на рынок. Именно государство предоставляет субсидии на осуществление научно-исследовательских разработок (в том числе специальные субсидии для малых предприятий), предлагает значительное количество налоговых льгот для инновационно активных хозяйствующих субъектов, к числу которых относятся участники кластера.

В то же время только за счет бюджетных средств здравоохранение развиваться не может, поэтому еще одной важной чертой финансового механизма кластерного развития данной сферы, которую можно выявить на основании исследования отечественного и зарубежного опыта кластеростроения, является активное использование проектов государственно-частного партнерства (ГЧП). Данный тип взаимодействия позволяет преодолеть ограниченные возможности государственных и муниципальных органов по реализации и финансированию социальных и инфраструктурных проектов, в полной мере использовать навыки и опыт представителей частных компаний для обеспечения потребителей высококачественными услугами. Именно в условиях кластера сотрудничество государства (органов местного самоуправления) и бизнеса (научных, образовательных учреждений) может быть организовано наиболее эффективно, поскольку в состав кластера в качестве участников входят субъекты, прямо заинтересованные в эффективном сотрудничестве друг с другом, а сама организация процессов кластерного развития предполагает установление прочных коммуникативных связей между отдельными элементами кластера.

В этой связи интересен опыт ГЧП в развитии фармацевтической отрасли. Например, в Финляндии, которая традиционно занимает высокие позиции в мировых рейтингах конкурентоспособности, правительство рассматривает партнерство между государством и бизнесом в качестве обязательного условия развития инновационной экономики. В рамках ГЧП страна мобилизует на НИОКР около 6 млрд евро ежегодно (что составляет почти 1 % совокупных мировых затрат на НИОКР), причем 70 % этой суммы приходится на частный бизнес, а 30 % выделяется из бюджета [3]. В результате такой интенсивной поддержки инновационная политика Финляндии становится для других стран эталоном.

В российских условиях государственно-частное партнерство до сих пор находится в стадии становления, хотя ряд итогов взаимодействия государства и частного бизнеса очевидны. В Московской области биофармкластер «Северный» объединил Московский физико-технический институт с малыми инновационными компаниями, научно-исследовательскими организациями, производственными компаниями при поддержке администраций таких городов Долгопрудный и Химки, сформировав полноценную производственную цепочку и объединив такие процессы, как подготовка высококвалифицированных кадров и проведение фундаментальных научных исследований в фармацевтической области с разработкой новых технологий и массовым производством лекарственных препаратов. Реализация данного проекта предусматривает активную государственную поддержку, которая заключается в обеспечении всеми необходимыми ресурсами (как финансовыми, так и материальными) мероприятий, предусмотренных в интересах проведения научных исследований, опытных разработок, осуществляемых на базе института (впоследствии их результаты будут апробированы и внедрены на уровне частных производственных компаний).

Следует также обратить внимание, что ввиду высокой социальной значимости кластеров, действующих в сфере здравоохранения, финансовый механизм их развития должен предусматривать использование всего спектра инструментов стимулирования: налоговые льготы, содействие территориальных органов управления в работе с федеральными и региональными институтами развития для субсидирования, кредитования проектов кластера. Показателен пример Санкт- Петербурга, где действует ряд законодательных инициатив, удовлетворяющих большинству фармацевтических проектов. В частности, существенно понижена (с 18 до 13,5 %) ставка налога на прибыль, срок использования налоговых льгот для организации-инвестора увеличен с трех до пяти лет, снижена арендная плата за пользование участком земли или зданием на время строительства и реконструкции, кроме того компании полностью освобождаются от уплаты налога на имущество в отношении вновь введенных в эксплуатацию основных средств [1].

Кроме того, применение финансового механизма стимулирования развития кластеров в сфере здравоохранения должно быть обязательно ориентировано на повышение инновационного потенциала его участников (причем как в сфере применения новых технологий, так и в рамках предложения конечного продукта — медицинских услуг; кроме того, инновации могут носить организационный, сервисный характер).

Заключение

Подводя итог вышесказанному, стоит отметить: как в отечественной, так и в зарубежной практике к настоящему времени накоплен значительный опыт создания и развития кластеров, деятельность которых связана со сферой здравоохранения, и исследование этого опыта позволяет обозначить ряд характерных черт процессов финансирования кластеров такого типа. Обязательным является сочетание государственного и частного финансирования при ключевой роли государства; использование принципов государственно-частного партнерства при реализации проектов; применение всего спектра финансовых инструментов стимулирования развития хозяйствующих субъектов, входящих в состав кластера; а также подчинение всех предлагаемых в процессе привлечения финансовых ресурсов мероприятий интересам инновационного развития кластеров и их отдельных участников.

Список литературы

1. Данилова, Ю. Р. Кластеризация фармацевтических производств в системе региональной промышленной политики России / Ю. Р. Данилова // Экон. журн. — 2012. — № 2 (26). — С. 97—104.
2. Климин, В. Г. Медицинский инновационный кластер «Академический» — новый этап развития здравоохранения Свердловской области [Электронный ресурс] / В. Г. Климин // Уральское отделение РАН. — URL: www.uran.ru/sites/default/files/u1629/_Академический.docx (дата обращения 02.07.2017).
3. Королева, А. И. Элементы государственно-частного партнерства как механизма инновационного развития экономики / А. И. Королева, И. А. Бабкин // Науч.-техн. ведомости С.-Петерб. гос. политехн. ун-та. Экон. науки. — 2013. — № 1. — С. 31—38.
4. Портер, М. Конкуренция / М. Портер. — М. : Вильямс, 2000. — 608 с.
5. Руцик, Ю. О. Модернизация сферы здравоохранения и фармацевтической отрасли через управление инновациями / Ю. О. Руцик // Проблемы современной экономики. — 2013. — № 2. — С. 271—273.
6. Domdey, H. The Munich Biotech Cluster [Электронный ресурс] / H. Domdey // BioTaiwan. — 2016. — URL: http://www.siic.com.tw/Content/Files/userfiles/files/04_MBC %20 %E2 %80 %93 %20accelerating %20biomedical %20innovation %20(BI0 %20TW) %20final %20 %E7 %B6 %B2 %E8 %B7 %AF %E7 %89 %88.pdf (дата обращения 25.06.2017).
7. Enright, M. J. Why Clusters are the Way to Win the Game? / M. J. Enright // World Link. — 1992. — № 5. — P. 24—25.

Вестник Челябинского государственного университета.
2017. № 10 (406). Экономические науки. Вып. 58. С. 88—93.

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 21

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code