IV. Тактические особенности подготовки и назначения ДНК-исследований

Назначение экспертизы – это не одномоментный акт, а система уголовно-процессуальных действий. Подготовка материалов на экспертизу представляет собой комплекс процессуальных, тактических и технических мероприятий по собиранию и оформлению всех необходимых вещественных доказательств, документов, образцов, исходных сведений[1]. Подготовка назначения экспертизы включает:

  • принятие решения о назначении экспертизы;
  • подготовка и выбор объектов, представляемых эксперту для производства исследования;
  • формулирование вопросов эксперту;
  • выбор эксперта или экспертного учреждения;
  • составление мотивированного постановления о назначении экспертизы;
  • ознакомление участников уголовного судопроизводства с постановлением о назначении экспертизы и разрешение заявленных ходатайств;
  • исполнение постановления о назначении экспертизы посредством передачи его эксперту.

Считаем необходимым более подробно остановится на рассмотрении вышеуказанных этапов подготовки назначения экспертизы.

  1. Принятие решения о назначении экспертизы.

Основная задача следователя на данном этапе, заключается в определении целесооб­разности проведения экспертизы. Следователь назначает экспертизу тогда, когда для разрешения вопросов, возникших в ходе расследования, необходимы специальные знания в науке, технике, искусстве или ремесле. Вопрос о том, необходимы ли специальные биологические знания для разрешения возникших вопросов, следователь, согласно ч.1 ст. 195 УПК России, в каждом конкретном случае решает самостоятельно[2].

В зависимости от обстоятельств уголовного дела, следователь осуществляющий предварительное следствие определяет момент назначения экспертизы, однако, правилом, в соответствии с которым определяющим моментом назначения судебной экспертизы по следам биологического происхождения, является то, что она должна назначаться и проводиться незамедлительно, сразу после возникновения вопросов, для разрешения которых требующие специальные знания.

Отрицательные последствия связанные с  несвоевременным (запоздалым) назначением ДНК исследования:

– заключение эксперта может не в полной мере быть использовано при производстве предварительного  расследования;

– с течением времени биологические объекты содержащие ДНК могут портится, в связи с чем, в них утрачиваются значимые для исследо­вания признаки;

– необосно­ванно увеличиваются сроки расследования;

– у лица производящего расследование остается меньше времени для оценки результатов экспертизы, удовлетворения ходатайств участников уголовного судопроизводства, которые могут быть заявлены в связи с назначением экспертизы.

Поэтому следует как можно быст­рее получить соответствующие материалы и назначить экспертизу. Рекомендуется назначать экспертизу ДНК в трехдневный срок с момента изъятия следов биологического происхождения. В тоже время и преждевременное назначение экспертизы, когда не выполнены все подготовительные мероприятия, может затруднить экспертное исследование или сделать его невозможным[3].

Определение следователем последовательности производства нескольких экспертиз по одному уголовному делу представляется достаточно важным вопросом, в связи с тем, что неверно выбранная последовательность производства экспертных исследований может повлечь уничтожение объектов и невозможность успешного производства последующей экспертизы. Кроме этого, следователю необходимо учитывать, что в некоторых случаях последующая экспертиза не может быть успешно проведена без результатов предыдущей. В этой связи, в ходе производства предварительного расследования по уголовному делу вопрос о последовательности назначения экспертиз необходимо решать с учетом всех указанных аспектов.

  1. Подготовка и выбор объектов, представляемых эксперту для производства исследования.

В ходе выбора объектов, представляемых эксперту для производства исследования, следователь должен руководствоваться нормативными актами, регламентирующими порядок производства соответствующей экспертизы, а так же методическими рекомендациями и информационными письмами экспертных учреждений. Кромe тогo нeмаловажным являeтся то, что большинство судeбных экспертиз может быть успeшно провeдено лишь при наличии в распоряжении экспeрта наиболее полных данных по уголовному делу. Однако анализ экспертно-следственной практики наглядно указывает на то, что  достаточно часто следователи в постановлении о назначении экспертизы не в должном объеме  предоставляют эксперту необходимые для успешного производства экспертизы  данные по уголовному делу. Так следователи достаточно часто не указывают технические средства, использованные для обнаружения, фиксации и изъятия представленных на экспертизу объектов, место обнаружения следов, способы упаковки объектов экспертного исследования, не отмечают показания свидетелей, обвиняемых или потерпевших, объясняющие происхождение тех или иных обнаруженных следов и т. д. Многие следы, чаще всего из-за упущения следователя, оказываются непригодными для исследования и установления тождества (21,9 %). В ряде случаев на экспертизу представляются биологические объекты, уже подвергшиеся процессу гниения и, следовательно, не подлежащие исследованию (4,5 %). Для наиболее успешного проведения экспертизы в распоряжение эксперта необходимо предоставлять не только объект экспертного исследования (вещественные доказательства биологического происхождения, образцы для сравнительного исследования), но и иные материалы дела (протоколы осмотра места происшествия, допросов, планы, фотоснимки, заключения первичной экспертизы, если назначается повторная и т. д.) [4].

Как уже было указано выше, на заключение экспертизы отрицательно  может повлиять неполное изложение следователем в постановлении о назначении экспертизы всех обстоятельств дела, напримераместо обнаружения биологических объектов (кoстных ос­танкoв, обнаружeнных в водe или грунтe), отсутствие данных о пoпытке подозреваемoго уничтoжить следы преступления, наличие или отсутствие повреж­дений у всех проходящих по делу лиц (а не только у потерпевшего), и т.д. Данная информация позволяет эксперту избрать наиболее  оптимальную экспертную тактику и методику исследо­вания представленных объектов. Знание экспертом обстоятельств уголовного дела никак не влияет на объективность экспертных выводов, но в ряде случаев позволяет оп­тимально планировать весь ход исследования.

Анализ следственно-экспертной практики показал, что большинство следователей правильно упаковывает объекты, предоставляемые эксперту – 88,6 %, и предоставляют достаточное количество объектов для сравнительного исследования – 62,7 %. В тоже время в 22,7 % случаев следователи предоставляют эксперту излишнее количество образцов для сравнительного исследования. Как правило, это вместе с образцами крови предоставляются и образцы слюны. Эксперты конверты с образцами слюны даже не вскрывают, указав в заключении, что этот объект – излишен. Другим случаем предоставления излишних образцов для сравнительного исследования является представление образцов крови и на марлевой ткани, и в жидком виде.

Большие трудности возникают и при предоставлении образцов для сравнительного исследования, которые не правильно изъяты.

При представлении объектов на экспертизу следователи, кроме перечисленных, допускают еще и следующие ошибки:

– все объекты представляются эксперту в одном пакете – 11,4 %;

– неправильно указывается наименование объекта – 6,2 %;

– не все представленные на исследование объекты указываются следователем  в постановлении о назначении экспертизы – 3,6 %;

– не все объекты, указанные в постановлении, представляются эксперту – 0,7 %[5].

При выборе объектов направляемых для ДНК исследования следователю необходимо учитывать, загруженность экспертной лаборатории, высокую стоимость и длительность   экспертного исследования. Так например при назначении ДНК экспертизы при расследовании изнасилования часто для идентификации лица его совершившего эксперту достаточно предоставить лишь образец мазка из влагалища потерпевшей.

Анализ практики показывает, что особые затруднения у следователей вызывает определение объектов, подлежащих направлению на экспертизу по идентификации погибших, особенно при массовой гибели людей, например, в результате террористических актов. Принципиальным осложняющим моментом является то, что в ситуациях с массовыми че­ловеческими жертвами для экспертизы, как правило, оказываются недоступными идентифицирующие объек­ты, которые позволили бы прямо установить индивиду­ализирующие признаки разыскиваемых безвестно про­павших лиц на уровне их хромосомной ДНК.

Очевидно, что единственным возможным решением остается так называемая непрямая идентификация, на­пример, путем использования в качестве идентифициру­ющих объектов биологических образцов от родственни­ков погибших. Однако на практике такое решение задачи идентификации тел погибших представляет очень серьезные трудности. Эта проблема может быть решена только на основании использования методического арсенала средств молекулярно-генетической индивидуализации, что было сделано при исследовании неопознанных останков людей, погибших в результате террористичес­ких актов, совершенных в Москве в сентябре 1999 г.

Установление можно было сделать только опосредованно — а именно на основании анализа и верификации предпо­лагаемых кровно-родственных связей разыскиваемых лиц с ближайшими родственниками граждан, находив­шихся в момент совершения взрыва по этому адресу и безвестно отсутствующих по настоящее время.

При этом следует понимать, что, поскольку в подав­ляющем большинстве случаев (или во всех случаях) не имелось предварительной привязки останков лиц, по­гибших при взрыве, к тем или иным родственникам без­вестно отсутствующих граждан, все генетические дан­ные, выявленные у родственников, с одной стороны, и массив генетических данных, полученных по всем остан­кам, с другой стороны, следовало рассматривать в рамках единой идентификационной схемы — как два пересека­ющихся множества. Это означает, что идентификацион­ный анализ необходимо проводить не изолирован­но для каждого отдельного человека, а для каждого взры­ва по всем имеющимся в данной группе погибших па­раллельно, используя комбинаторные подходы.

При рассмотрении экспертных производств было установлено, что в 60 — 69% случаев на экспертизу поступают та­кие объекты, как кожно-мышечные лоскуты голо­вы с волосистой частью, фрагменты ушных рако­вин или другие элементы лица (нос, губы, веки), а также кисти рук и стопы ног[6].

  1. Формулирование вопросов эксперту.

Огромное значение для результативного исследования имеет правильное формулирование вопросов, которые ставятся следователем для назначения ДНК экспертизы, так как они опрeделяют направлениe и объем экспертных исследований. Эксперт обязaн исходить из вoпросов, поставленных перeд ним субъектом дoказывания. Согласование вопросов, подлежащих разрешению экспертом и определяющих всю технологию его деятельности, состоит в согласовании задач доказывания по делу с научно-техническими возможностями их разрешения в конкретной ситуации расследования. Из этого следует, что при определении конкретной исследовательской задачи, объектов и информационных полей, подлежащих исследованию, эксперт должен использовать всю информацию, относящуюся к заданию. Формулирование экспертного задания должно быть продуктом информационного взаимодействия субъекта доказывания и специалиста. От того, насколько полным и всесторонним оно будет, во многом зависит успех экспертизы и возможности ее использования в расследовании и доказывании[7].

Вопросы, подлежащие разрешению при производстве судебной экспертизы, должны отвечать определенным требованиям:

а) их не­обходимость[8]. Это oзначает, что каждый из вoпросов должен вытекать из кoнкрет­ных обстоятельств расследуемoго дела, а его разрешение – иметь значение для данногo дела. В совoкупности поставленные вoпросы дoлжны быть доста­точны для получения исчерпывающего для следствия заключения эксперта;

б) фoрмулирование с учетом сoвременных вoзможностей экспертизы, основанных на пoследних достижениях науки;

в) не выход за пределы компетенции эксперта. Перед экспертом нельзя ставить вопросы, выходящие за пределы его компетенции. Если назначаемая экспертиза не комплексная, то вопросы долж­ны относиться к одной области знания[9];

г) не предполагать правовой оценки исследуемых фактов;

д) должны быть определенными, четкими, ясными, исключающими неоднозначное толкование, располагать их следует в ло­гической последовательности с учетом зависимости ответов на один из них от решения других. Если исследование касается нескольких объектов или эпизо­дов дела, то вопросы целесообразно группировать по объектам, эпизодам.

Следует также учитывать, что эксперт вправе самостоятельно сформулировать и ответить на вопросы, которые отсутствуют в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеют отношение к предмету экспертного исследования (п. 4 ч. 3 ст. 57 УПК России).

Считаем необходимым отметить, что неграмотная, нечеткая формулировка вопросов приводит к неполному решению экспертом задачи ввиду ее неясности, а несоответствие формулировки вопросов, современным возможностям экспертизы – к некачественному экспертному исследованию[10].

Анализ практики назначения экспертиз ДНК показал, что зачастую вопросы, ответы на которые способны дать ценную информацию для следствия, вообще не ставятся перед экспертом (в силу незнания или надежды, что эксперт сам поставит дополнительные вопросы), либо содержат неясные и неточные формулировки.

Встречаются случаи, когда постановленные перед экспертом вопросы выходят за пределы его компетенции, ошибочны с научной точки зрения, исключают или дублируют друг друга[11].

Рассмотрим вопросы, которые могут ставиться перед экспертом по различным биологическим объектам.

При исследовании крови методами ДНК анализа могут быть разрешены следующие вопросы:

– имеется ли на представленных предметах кровь?

– кому она принадлежит: человеку или животному?

Кроме этого возможно установление генотипа крови и принадлежности крови конкретному лицу (групповая или индивидуальная идентификация);

При назначении экспертизы по орудиям травмы, изолированным клеткам, частицам органов и тканей (подногтевое содержимое, смывы с полового члена подозреваемого), выделениям (секрет молочных желез, кал, моча и пр.), могут быть разрешены следующие вопросы:

– о наличии на орудии травмы (транспортном средстве и др.), в следах на одежде и предметах обстановки, в подногтевом содержимом и т.д. клеток тканей животного происхождения;

– не могли ли клетки произойти от потерпевшей (подозреваемого).

По следам спермы, влагалищного содержимого, содержимого заднего прохода можно установить:

– имеется ли на представленных на исследование предметах следы спермы?

– могла ли сперма происходить от конкретного гражданина?

– если след спермы произошел путем смешивания ее от нескольких  лиц, то могли ли ими  быть конкретные лица?

– о половой принадлежности клеток;

– не могли ли клетки произойти от потерпевшей (подозреваемого).

Исследованием слюны решаются вопросы о том:

– имеются ли на представленных предметах следы слюны?

– Какова половая принадлежность слюны?

– Могла ли слюна происходить от конкретного гражданина?

При исследовании пота   решаются следующие вопросы:

– имеются ли на представленных объектах следы пота (или  потожировые выделения)?

– могли ли следы пота произойти от конкретного гражданина[12]?

Примеры вопросов экспертам на ДНК исследование:

– каков генотип спермы, обнаруженной в …?

– принадлежит ли сперма, обнаруженная на трусах трупа Б., и сперма, обнаруженная в использованном презервативе одному лицу или разным лицам?»

– каков генотип спермы обнаруженной на трусах и тампоне с содержимым влагалища трупа Ф., произошла ли она Б. или иного лица?

– каков генотип спермы обнаруженной на трусах и тампоне с содержимым влагалища трупа Т.?

– принадлежит ли обнаруженная на трусах и тампоне с содержимым влагалища трупа Ф., на трусах и тампоне с содержимым влагалища трупа Т. сперма одному лицу или разным лицам?

– каков генотип образцов крови, представленных на экспертизу?

– одинаковы ли генотипы крови, представленные на экспертизу, принадлежат ли они близким родственникам (братьям): З. и Т.?»\

– являлись ли обнаруженные трупы биологическими родственниками – братьями?»

– является ли гр-н И. Александр Петрович, биологическим отцом ребенка К. Натальи Викторовны – К. Марии Владимировны, 02.04.2006 г.?

– принадлежат ли представленные на исследование фрагменты скелета Орлову В.Г.»

– принадлежат ли обгоревшие фрагменты костей трупа Некрасовой А.И. матери сыновей Некрасова А.Н. и Некрасова В.Н.?

– произошли ли следы крови и волосы на представленном топоре от трупа Некрасовой А.И?

  1. Выбор эксперта или экспертного учреждения.

При выборе эксперта или экспертного учреждения необходимо учитывать специфику объектов, сложность вопро­сов, которые ставятся на разрешение, возможности того или иного экспертного учреждения. При решении данного вопроса предпочтение следует отдавать, прежде всего, экспертам, являющимися сотрудниками экспертных учреждений[13]. Все это объясняется тем, что ваэкспертных учреждениях капроизводству экспертиз допускаются лица обладающие специальными знаниями. В этой связи, принимая решение о назначении той или иной экспертизы, необходимо выяснить, в каких экспертных учреждениях различных министерств или ведомств проводятся  данные исследования, обладают ли эксперты допусками к производству соответствующих экспертиз.

Биологические экспертизы, производятся в лабораториях медико-биологических исследований экспертно-криминалистических подразделений МВД России и в бюро судебно-медицинских экспертиз Министерства здравоохранения и социального обеспечения. Для решения вопроса, куда именно назначать экспертизу, неoбходимо исходить из обстоятельств обнаружения и изъятия объектов биологического прoисхождения. В случае когда назначается судебно-медицинская экспертиза трупа, следователь, исходя из обстоятельств дела, можетапредполагать обнаружение на предметах oдежды трупа следов биологического происхождения, а также изъятие экспертом этих следов при его исследовании. Представляется, что в целях обеспечения эффективности расследования в этом же постановлении должны стоять и вопросы на биолoгическую экспертизу, что позвoлит судмедэксперту сразу передать неoбходимые материалы в соответствующую лабoраторию. Это позволит сократить сроки производства экспертиз и, естественно, расследования. Аналогично следует, на наш взгляд, поступать и при назначении судебно-медицинской экспертизы живых лиц при расследовании половых преступлений.

  1. Составление мотивированного постановления о назначении экспертизы.

Для эксперта основанием для производства экспертизы является поста­новление следователя о назначении экспертизы. Постановление состоит из трех частей – вводной, описательной и резолютивной.

Во вводной части указывается дата, место, должность, звание и фамилия следователя, номер уголовного дела, фамилия, имя, отчество обвиняемого и статья Уголовного кодекса, в соответствии с которой он привлечен к ответственности.

В описательной части кратко излагается фабула дела, особое внимание уделяется тем обстоятельствам, которые должны быть исследованы в ходе экспертизы, а также перечисляются выявленные следы или полученные образцы для сравнительного иссле­дования, указывается время, место и условия их обнаружения, приводятся основания назначения экспертизы.

В резолютивной части, прежде всего, требуется указать вид экспертизы, экспертное учреждение, которому она поручается, вопросы, определяющие направление и объем работы эксперта.

Кроме того, в резолютивной части указывается, перечень направляемых на исследование объектов. При этом пред­ставляемые эксперту вещественные доказательства и образцы для сравнитель­ного исследования должны быть описаны достаточно подробно, с таким расче­том, чтобы их можно было индивидуализировать, выделить из ряда подобных,  подробно описывается также  упаковка объектов.

Отсутствие полного перечня представленных объектов в постановлении о назначении экспертизы влечет сомнения  в подлинности объектов исследования при рассмотрении дела в суде[14].

При производстве ДНК исследования биологические объекты представленные на экспертизу могут быть частично или полностью израсходованы. В этой связи при вынесении постановления о назначении судебно-биологической экспертизы следователь дает разрешение на повреждение или расходование предоставленных объектов в той мере, в какой это необходимо для проведения исследований и дачи заключения (ст. 57 УПК РФ и ст. 10 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»).

Постановление о назначении экспертизы составляется в двух экземплярах: первый, подшивается к материалам уголовного дела, в нем имеется подпись лица, которому вручены объекты предоставленные для исследования, а второй экземпляр вместе с объектами вручается эксперту.

  1. Ознакомление участников уголовного судопроизводства с постановлением о назначении экспертизы и разрешение заявленных ходатайств.

Согласно ч. 3 ст. 195 УПК России, лицо производящее расследование обязано ознакомить об­виняемого или подозреваемого с постановлением о назначении экспертизы. О чем составляется соответствующее постановление. При ознакомлении с постановлением о назначении экспертизы об­виняемый или подозреваемый имеет право заявлять ходатайства о поручении экспертизы кон­кретному эксперту, о постановке дополнительных вопросов для разрешения в ходе производства исследования, об отводе эксперта, о предоставлении обвиняемому возможности при­сутствовать при производстве экспертизы, давать объяснения эксперту.

В обязанность следователя входит рассмотрение заявленных ходатайств, и принятие решения об их удовлетворении, либо об отказе в их удовлетворении, что оформляется соответствующим постановлением, с которым должно быть ознакомлено лицо его заявившее.

В случае нарушения требований закона об ознакомлении обвиняемого и подозреваемого с постановлением о назначении экспертизы приводит к тому, что заключение эксперта утрачивает доказательственное значение.

  1. Исполнение постановления о назначении экспертизы.

В случае назначения судебно-биологической экспертизы, лицом производящим расследование в экспертное учреждение направляется постановление и образцы биологического происхождения, необходимые для производства экспертизы.

Анализ следственно-экспертной практики проведенный А.С. Арутюновым показал, что следователи практически (в 96,1 % случаев) не допускают ошибок при назначении судебно-биологической экспертизы тканей и выделений человека, животного. Однако в 3,9 % случаев зафиксированы ошибки, которые влияли на возможность проведения исследования. Мы о них уже говорили:

– поставленный перед экспертом вопрос не обеспечен объектами;

– представленный объект не указан в постановлении;

– по указанному в постановлении и представленному объекту не задан вопрос.

В подавляющем большинстве перечисленных случаев эксперт вообще не проводит исследования, в отдельных случаях только устанавливает наличие биологического следа, его групповую принадлежность, но не отвечает на вопрос о возможной принадлежности этого следа конкретному лицу, поскольку следователь не представил образцы для сравнительного исследования.

Завершая рассмотрение данного вопроса, приведем результаты анкетирования экспертов-биологов, которые отмечают следующие типичные ошибки, допускаемые следователями при назначении судебно-биологической экспертизы тканей, выделений человека и животных:

– объекты исследования предоставляются в одном пакете – 86,7 % опрошенных;

– неправильное наименование представленных на экспертизу объектов -73,3 %;

– не своевременное назначение экспертизы, что влияет на качество объектов – 73,3 %;

– отсутствуют вопросы по представленным объектам – 60 %;

– неправильные (некорректные) формулировки вопросов – 46,7 %;

– не правильное изъятие образцов для сравнительных исследований -40 %;

– отсутствие образцов для сравнительного исследования – 40 %;

– предоставление объектов, исследование которых нецелесообразно (например, вещи потерпевших при причинении вреда здоровью, предметы, на которых нет следов биологического происхождения) – 40 %;

– объекты (кровь) упаковываются в полиэтиленовые пакеты, что категорически запрещено – 20 %;

– не предоставляют контрольные образцы – 13,3 %;

– не конкретные вопросы по конкретным объектам – 13,3 %;

– шаблонные вопросы, не связанные с обстоятельствами дела – 13,3 %[15].

4.1. Экспертно-криминалистические учеты данных ДНК биологических объектов

На основании приказа от 10 февраля 2006 г.   № 70 МВД РФ, «Об организации использования  экспертно-криминалистических учетов органов внутренних дел Российской Федерации», в ЭКЦ МВД России формируются экспертно-криминалистические учеты данных ДНК биологических объектов, на основе которых,  в соответствии с  Федеральным законом  от 3 декабря 2008 г. № 242-ФЗ «О государственной геномной регистрации в Российской Федерации»,  в ЭКЦ МВД России   создается федеральная база данных геномной информации.  Обязательной постановке на учет подлежат данные ДНК  биологических объектов, изъятых с мест преступлений, и данные ДНК неопознанных трупов, установить личность которых иными методами не представилось возможным. Обязательной проверке по учету данных ДНК биологических объектов подлежат объекты учета перед их постановкой на учет, а также  установленные лица, подозреваемые в совершении преступлений, либо представляющие  иной оперативный интерес. Основанием постановки объекта на учет, а также проверки объекта по учету, является рапорт сотрудника оперативного подразделения, утвержденный его руководителем, или поручение следователя, дознавателя либо иного лица, уполномоченного осуществлять розыскные меры по делу.  Поручение или рапорт о постановке либо проверке объекта по учету может быть представлено в ЭКП в виде отдельного документа либо изложено в иных документах, содержащих поручения уполномоченного органа (лица) по исследованию объектов.  Таким образом,  в постановлении о назначении экспертизы ( в направлении на исследование)  биологических объектов, эксперту может быть дано поручение о проверке генотипов подозреваемых (обвиняемых) лиц, а также генотипов выявленных биологических объектов, по учету данных ДНК, а также о постановке генотипов биологических объектов на учет.

_________________

[1] Криминалистика: Учебник / Под ред. Закатова А.А., Смагоринского Б.П. М., 2003. С. 202.

[2] Уголовный процесс: учебник. Издание 2-е, переработанное и дополненное / Под ред. Колосовича С.А., Зайцевой Е.А. М., 2003. С. 284.

[3] Левченко Е. В. Особенности подготовки и назначения судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств биологического происхождения // Научные труды РАЮН. М., 2005. Вып. 5. Т. 3. С. 364.

[4] Левченко Е. В. Указ. соч. С. 366.

[5] Арутюнов А. С. Особенности собирания и экспертного исследования следов   биологического происхождения при расследовании преступлений: дис. … канд. юрид. наук / А. С. Арутюнов. Краснодар, 2008. – С.93

[6] Арутюнов А. С.  Указ. соч. С. 97.

[7] Колдин В. Я. Следственно-экспертная ситуация как основа информационного взаимодействия следователя, эксперта и специалиста при производстве следственных действий //Судебная экспертиза, 2005. № 2. С. 16.

[8] Криминалистика / Под ред. Образцова В.А. М., 1995. С.367.

[9] Справочник следователя. Выпуск третий. (Практическая криминалистика: подготовка и назначение экспертиз) М., 1992. С. 18.

[10] Взаимодействие следователя и эксперта-криминалиста при производстве следственных действий: Учебное пособие / Под ред. Кожевникова И.Н. М., 1995. С. 111.

[11] Арутюнов А. С.  Указ. соч. С. 97.

[12]  Арутюнов А. С.  Указ. соч. С. 100.

[13] Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности): Учеб. пособие. Волгоград, 1984. С. 211.

[14] Взаимодействие следователя и эксперта-криминалиста при производстве следственных действий: Учебное пособие / Под ред. Кожевникова И.Н. М., 1995. С. 111.

[15] Арутюнов А. С. Особенности собирания и экспертного исследования следов   биологического происхождения при расследовании преступлений: дис. … канд. юрид. наук / А. С. Арутюнов. Краснодар, 2008. – С.105

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code