9.2. Исследование следов биологического происхождения

Доказательная информация может быть получена и при исследовании минимального количества биологического материала: единичного волоса, окурка, подногтевого содержимого жертвы и другое, а также при исследовании старых и деградированных (частично разрушенных) образцов. Это обусловлено тем, что в ходе проведенных реакций количество копий необходимого участка ДНК увеличивается в миллионы раз [9–11]. Особенно актуально проведение данного вида экспертизы при расследовании серийных убийств, так как позволяет проводить исследования с минимальным количеством материала: зачастую преступники стараются уничтожить следы своего пребывания на месте происшествия (например, замывают следы крови водой, сжигают или застирывают одежду со следами крови и др.); трупы жертв насилия обнаруживают спустя большой промежуток времени с момента исчезновения, что снижает возможности обнаружения биологического материала, пригодного для исследования (например, разрушение следов крови в подногтевом содержимом ввиду гнилостных процессов мягких тканей трупа) и т.д. Возможности генетических исследований при расследовании половых преступлений позволяют получать доказательственные результаты при анализе смеси биологических жидкостей нескольких лиц путем изучения полиморфизма Y-хромосомы. Поскольку Y-хромосома имеется только у мужчин, наличие ДНК женского происхождения не мешает выявлению полиморфизма Y-хромосомы. Последнее обстоятельство важно при анализе смесей биологических жидкостей типа «мужчина-женщина», характерных для большинства серийных сексуальных убийств. Результаты ДНК-анализа спермы, обнаруженной в половых путях потерпевших, на их одежде, при расследовании серийных убийств на сексуальной почве позволяют сделать категорический вывод о совершении группы таких убийств одним и тем же лицом. Так, благодаря генетическому исследованию смеси биологических жидкостей удалось установить серийный характер 10 убийств женщин, совершенных гр. М. в Томске, убийства гр. Р. 5 женщин в Рубцовске и др. Подобные примеры также были встречены автором публикации при изучении специальной и научной литературы, посвященной расследованию серийных убийств.

При назначении экспертизы по биологическим следам необходимо помнить о неоспоримом преимуществе в доказывании по уголовным делам результатов генетической экспертизы перед серологией. Некоторые следователи предпочитают сначала назначать серологическую экспертизу, а в зависимости от ее результатов решать вопрос о необходимости исследования ДНК. Данная позиция может быть оправдана в тех ситуациях, когда биологического материала на исследуемых объектах достаточное количество и расследование не ограничено во времени. Однако при совершении убийств преступник, как правило, ведет себя очень осторожно и не оставляет либо умышленно уничтожает биологические следы, образовавшиеся от жертвы (так, Фокин в Новосибирске всегда замывал на полу в ванной комнате кровь очередной жертвы; Головкин в Московской области уничтожал следы крови замученных подростков в подвале гаража паяльной лампой и т.п.). Еще реже на месте происшествия удается обнаружить следы самого преступника. В связи с этим считаем, что при изъятии следов биологического происхождения и, что особенно важно, в случаях, когда крови, пота, слюны, спермы и других веществ обнаружено незначительное количество, данные объекты необходимо сразу направлять на генетическую экспертизу, минуя серологическое установление групповой принадлежности. Отрицательные результаты расследования серии сексуальных убийств 15 женщин в Новосибирске можно, отчасти, объяснить просчетами при выборе экспертизы по следам спермы на тканевой перчатке. Она была найдена на ветке куста вблизи изуродованного трупа. В результате проведения серологической экспертизы на перчатке была обнаружена сперма и установлена ее групповая принадлежность А β (II). После чего данная перчатка была направлена в генетическую лабораторию. Эксперты дали заключение – сперма не обнаружена. Идентификационная информация о личности серийного убийцы была утрачена [12].

В последнее время как за рубежом, так и в нашей стране уделяется особое внимание вопросам использования данных генетического исследования биологического материала, накопленного в банках ДНК, в расследовании преступлений. Типовым примером является английская база данных, где в настоящее время находится более 2200000 профилей ДНК на личности и 200000 профилей в следах. Еженедельно в эту базу вводится около 8000 проб и 1000 следов, что позволяет раскрывать около 5000 преступлений за одну неделю [13]. В России в соответствии с требованиями «Методических рекомендаций по формированию банка ДHК биологических объектов, изъятых с мест нераскрытых преступлений», подготовленных ЭКЦ МВДРоссии в 1996 г., на базе генетических лабораторий экспертных подразделений системы МВД РФ созданы банки ДHК. Вместе с тем имеющиеся банки ДНК функционируют автономно от иных видов учетов, имеющихся в распоряжении правоохранительных органов. Это характерно как для Алтайского края, так и России в целом. Информация о генетических признаках как известных, так и неизвестных преступников должна рассматриваться не изолированно, а в едином комплексе с иными криминалистическими признаками стоящих на учете лиц и дополнять их.

Для проведения сравнительного анализа генетической информации с места происшествия необходимо получить следующие результаты:

– установить единый источник происхождения биологических следов и объектов с нераскрытых мест совершения убийств;

– провести идентификацию личности преступника по биологическим следам, обнаруженным в ходе осмотра места происшествия;

– установить личности неопознанных трупов жертв.

Принцип поиска должен быть основан на перекрестном сравнении ДНК-профилей между всеми составляющими банк ДНК данными. Таким образом, генетическая экспертиза следов биологического происхождения в ходе расследования серийных убийств является одним из наиболее эффективных источников получения доказательственной информации по делу, результативность которой может быть повышена благодаря использованию возможностей современных автоматических информационных систем накопления и анализа полученной в ходе расследования информации.

Как и любое другое следственное действие, получение образцов организационно включает подготовительную, рабочую и заключительную стадии.

При планировании своего участия специалисту необходимо заранее выяснить место и время проведения следственного действия, определить, какие технические средства должны быть им использованы, оптимальные способы получения образцов, необходимые средства фиксации, упаковки и маркировки, условия хранения и транспортировки объектов. Решение всех этих вопросов определяется, прежде всего, видом образцов, которые требуется получить, сохранностью отображенных в них свойств объекта-оригинала, предполагаемым сроками и объемом предстоящего экспертного исследованиями.

В зависимости от вида образцов местом их получения может быть медицинское или экспертное учреждение (если изымаются биологические объекты у живого лица или трупа), приспособленное помещение учреждений правоохранительной системы, место происшествия или иное место.

Стандартное оснащение судебно-медицинского эксперта, производящего забор образцов, включает следующие средства:

инструменты для изъятия образцов — ножницы, пинцет, скальпель, шприцы с набором инъекционных игл, шпатель, препаровальная игла, липкая лента и др.);

средства упаковки, хранения и транспортировки образцов — стеклянные или пластиковые пробирки и флаконы емкостью 1—20—50 мл с герметичными пробками, стеклянные банки или пластмассовые контейнеры большей емкости для изъятия проб почвы или воды, пакеты или конверты из чистой плотной неокрашенной бумаги, целлофана или полиэтилена, стираная марля, предметные стекла, шпагат или нитки, липкая лента, патроны с поглотителем влаги;

набор карандашей, маркеров, карандаш по стеклу или другие средства для нанесения удостоверительных надписей;

средства индивидуальной защиты и оказания первой медицинской помощи (медицинские перчатки, тальк, мыло, полотенце, 96° спирт, раствор йода, лейкопластырь, вата, бинт, жгут и т. д.).

Централизованное обеспечение наборами со всеми необходимыми техническими средствами работы с образцами не производится, и судебно-медицинским экспертам обычно приходится самостоятельно доукомплектовывать имеющиеся чемоданы-укладки, используемые при осмотре места происшествия.

Некоторые дополнительные технические средства могут потребоваться при расследовании отдельных преступлений, например, связанных с причинением вреда здоровью человека в результате нарушений техники безопасности на промышленных предприятиях, пожарами или отравлениями и т. д. В этих случаях иногда возникает необходимость исследования образцов технологической продукции, промышленных отходов, воздуха помещений с веществами, находящимися в газообразном состоянии, и к участию в следственном действии привлекаются специалисты Госсанэпиднадзора, имеющие на оснащении специальное оборудование (например, вакуумные пробоотборники), технологи данного или подобного производства, инженеры по технике безопасности и другие специалисты.

Конкретный способ и методика получения образцов призваны решать основную задачу – обеспечение репрезентативности образцов. Репрезентативность образцов можно рассматривать в двух аспектах — процессуальном и специальном.

С позиций уголовно-процессуального законодательства репрезентативность образцов обеспечивается соблюдением процедуры их получения, изъятия и направления на исследование. Эта процедура, как было сказано выше, в соответствии со ст. 183, 195, 202 УПК, предусматривает следующие обязательные действия:

вынесение постановления о получении образцов или постановления об их выемке (если речь идет об экспертных образцах, которые будут исследоваться в рамках другой экспертизы);

регистрацию факта изъятия образцов в протоколе следственного действия – осмотра, следственного эксперимента, получения образцов, выемки;

удостоверение следователем образцов (упаковка, маркировка, опечатывание);

указание образцов в качестве объектов исследования в постановлении о назначении экспертизы.

Только такой порядок закон признает гарантирующим достоверность происхождения образцов.

Специальный аспект репрезентативности образцов определяется тем, насколько полно и достоверно в них отображены свойства объекта-оригинала. Полнота отображения образцами свойств объекта, с одной стороны, зависит от характера самих этих свойств, их устойчивости, изменчивости, от реального состояния объекта-оригинала, а, с другой — от соблюдения рациональных способов получения, условий хранения и транспортировки, а также применяемых методик исследования образцов. Именно здесь основная точка приложения знаний и практических навыков специалиста.

В судебной медицине и криминалистике выработаны достаточно четкие рекомендации относительно получения, упаковки, удостоверения, хранения, транспортировки разных объектов, включая и образцы (Туманов А. К., 1961, 1975; Матышев А. А., 1976, 1985, 1997, 1998; Томилин В. В., Барсегянц Л. О., Гладких А. С, 1989; Вандер М. Б., 1994; Вандер М. Б., Майорова Г. В., 1997; Солохин А. А., Солохин Ю. А., 1997; Вандер М. Б., 2000 и др.).

Среди естественных образцов наиболее часто в судебно-медицинской практике приходится иметь дело с образцами крови. Исследуя их, устанавливают групповую, половую, видовую принадлежность крови заведомо известного происхождения (образца) и сравнивают ее со следами биологического происхождения на вещественных доказательствах. Тем самым решают вопрос о возможности или невозможности происхождения этих следов от определенного человека.

Забор образца крови у живого лица осуществляет в медицинском учреждении (например, в судебно-биологической лаборатории Бюро судебно-медицинской экспертизы) эксперт, которому поручено производство экспертизы, или иной специалист под контролем эксперта и в присутствии двух медицинских работников данного учреждения (ст. 35 ЗГСЭД).

При наличии постановления о назначении экспертизы, прежде всего, необходимо на основании изложенных в нем обстоятельств и личных документов лица удостовериться в том, что явившийся человек является именно тем, кого следователь направил на экспертизу. Если человек направлен на судебную экспертизу в добровольном порядке, необходимо убедиться, что он согласен на забор образцов. При таком порядке получение образца является составной частью самого экспертного исследования и фиксируется в заключении эксперта. Помимо этого, направленный на экспертизу человек должен лично удостоверить факт забора у него образца крови в регистрационных документах лаборатории.

Образец крови может быть получен также врачом или медицинской сестрой процедурного кабинета любого другого медицинского учреждения в присутствии следователя с составлением протокола следственного действия в порядке ст. 202 УПК. В последнем случае от эксперта может потребоваться проконсультировать следователя или медицинского работника о правилах забора и направления образцов для судебно-медицинского исследования.

Кровь берут из пальца или периферической (локтевой) вены в количестве 3-5 мл, используя стерильные одноразовые шприцы, с соблюдением всех правил асептики и антисептики. У лиц, проходящих по одному и тому же уголовному или гражданскому делу, забор образцов крови целесообразно проводить одновременно.

Образцы крови трупа берет судебно-медицинский эксперт во время вскрытия. Забор должен быть произведен до извлечения органокомплекса. Кровь берут чистой пипеткой или шприцем из сердца или периферической вены в объеме 5-10 мл. Нежелательно взятие крови, излившейся в полости тела. В секционной необходимо иметь инструменты, специально предназначенные для забора образцов. Инструменты должны подвергаться особо тщательной обработке после очередного использования.

В зависимости от сроков хранения, транспортировки и предстоящего исследования кровь может быть направлена в судебно-медицинскую лабораторию в жидком виде либо ее предварительно высушивают на марле. Жидкую кровь помещают в чистые стеклянные флаконы, плотно закрытые резиновыми или полиэтиленовыми пробками, в пластиковые контейнеры, в пробирки с резиновыми или притертыми стеклянными пробками. При длительном сроке транспортировки часть крови предварительно высушивают на чистой тарелке или чашке Петри, вылив ее на марлю, сложенную в 4-6 слоев. Не обязательно пропитывать кровью весь кусок марли, но желательно, чтобы площадь пятна была не менее 4-6 см. Рекомендуется использовать выстиранную, хорошо прополосканную и высушенную марлю либо брать образцы на заранее проверенную марлю, поскольку новая марля или бинты содержат аппретуру, которая часто неблагоприятно влияет на сыворотки и серологические реакции (Туманов А. К., 1961; Матышев А. А., Чарный В. П., 1997).

После того как кровь на марле высохнет, она должна быть сразу упакована так, чтобы исключить возможное случайное загрязнение, и вместе с фрагментом чистой марли от того же куска, который был использован для взятия образца, передана следователю для направления в лабораторию. Консервация образцов крови, как правило, не используется.

При невозможности взять образец крови, например, в случаях резких гнилостных изменений, скелетирования или мумификации трупа, могут быть изъяты кусочки мягких тканей размерами 1  1  0,5 см, ногти с ростковым слоем с двух пальцев каждой кисти, волосы вместе с луковицами и влагалищными оболочками, фрагменты трубчатых костей с костным мозгом (длиной 5-10 см), большой коренной зуб (6—7—8-й зубы) без болезненных изменений или мышечная ткань.

Образцы слюны необходимы для установления ее групповых свойств и решения вопроса о возможном происхождении от конкретных лиц обнаруженных в ходе расследования следов крови, других тканей или выделений человека. Так, например, при расследовании половых преступлений изымают образцы слюны подозреваемого лица и потерпевшей, поскольку примесь их крови или выделений может содержаться в вещественных доказательствах (пятнах спермы и др.). Слюну в качестве образцов изымают у живых людей. Предложив человеку предварительно прополоскать рот водой, слюну собирают в пробирку в количестве 2—3 мл. Затем ее центрифугируют, надосадочную жидкость выливают на марлю и высушивают при комнатной температуре. При невозможности центрифугирования под язык человеку на несколько минут помещают кусочек марли, который после пропитывания слюной высушивают при комнатной температуре. Рекомендуется брать слюну непосредственно в судебно-медицинской лаборатории, так как хранение образцов (особенно жидкой слюны) быстро приводит к разрушению групповых антигенов. По этой же причине у трупов образцы слюны обычно не изымают.

Образцы спермы могут потребоваться в случаях расследования половых преступлений, когда следы спермы обнаруживаются на теле и одежде потерпевшей или подозреваемого, во влагалище, прямой кишке или в полости рта жертвы либо на вещественных доказательствах и возникает необходимость сравнения их по разным системам групповых антигенов.

У живых людей сперму получают путем мастурбации или массажа предстательной железы в судебно-медицинской амбулатории или в приспособленном помещении иного медицинского учреждения. В необходимых случаях возможно привлечение специалистов-урологов. Образцы должны быть быстро доставлены следователем в лабораторию.

При половых преступлениях или подозрении на подобные преступления со смертельным исходом для установления наличия спермы или изучения морфологических особенностей влагалищного эпителия получают образцы содержимого влагалища, прямой кишки и полости рта, а при необходимости из области промежности и других участков поверхности тела. Образцы изымают на марлевые тампоны. Обернув пинцет марлей, сложенной в несколько слоев, осторожными движениями, не повреждая слизистой оболочки (чтобы в образец не попала кровь), обрабатывают своды влагалища, преддверие и полость рта, ампулу прямой кишки на разной глубине. В протоколе следственного действия или в заключении эксперта необходимо указать, из какой части влагалища — преддверие, задний свод, шейка матки, цервикальный канал или на какой глубине прямой кишки взято содержимое. Смывы с кожи окружности половых органов, заднего прохода и других участков тела производят чуть смоченными водой чистыми марлевыми тампонами. Одновременно с забором на тампоны делают не менее двух мазков, нанося содержимого каждой области тонким равномерным слоем на чистые предметные стекла. При исследовании трупа образцы содержимого влагалища, прямой кишки и полости рта следует брать до извлечения органокомплекса. Перед отправкой в лабораторию тампоны и мазки высушивают. Отдельно прилагают контроль того же куска марли, которая использовалась для получения образца.

У лиц, подозреваемых в совершении изнасилования, могут быть обнаружены частицы влагалищного эпителия или крови на половых органах. В подобных случаях изымают образцы содержимого с поверхности половых органов. Для этого марлевым тампоном производят смыв, а также изготавливают отпечатки с полового члена на предметных стеклах (не менее двух), плотно фиксируя их к головке, предварительно сдвинув кверху крайнюю плоть.

Образцы волос с головы, лобка, а при необходимости с других частей тела изымают для сравнительного морфологического исследования с волосами, изъятыми в качестве вещественных доказательств, либо для определения группоспецифических антигенов. Как правило, образцы волос изымают при расследовании убийств, половых преступлений, транспортных травм, краж, а также при наличии повреждений частей тела, покрытых волосами, и в случаях исследования трупов неизвестных лиц.

Волосы головы всегда берут из пяти областей – лобной, теменной, затылочной, правой и левой височной, по возможности в количестве не менее 20-25 волос каждой области. У живых лиц пучки волос срезают ножницами, ближе к коже либо собирают путем вычесывания гребнем, ранее не бывшим в употреблении. С согласия лица, у которого отбирают образцы, отдельные волосы могут быть осторожно вырваны. При этом в соответствии со ст. 35 ЗГСЭД человек должен быть предупрежден о возможных болевых ощущениях. Наличие корней и влагалищных оболочек дает возможность устанавливать половую принадлежность волос.

Образцы волос помещают в отдельные пакеты или конверты, на которых указывают с какой области они изъяты. Пакеты волос одного лица упаковывают вместе в общий конверт с указанием источника образцов, места, времени их изъятия, и передают следователю.

При убийствах и половых преступлениях изымают образцы подногтевого содержимого пальцев рук. Для этого ножницами срезают свободные края ногтевых пластин или делают соскобы с их внутренней поверхности, помещая их в пакеты отдельно для правой и левой руки. При этом в образец не должны попасть ткани ногтевого ложа, что бывает при слишком грубых манипуляциях при заборе образцов у трупа и затрудняет последующее исследование.

Направляя в лабораторию образцы выделений и иных биологических объектов от трупа, следует предусмотреть возможность посмертного определения категории выделительства — «сильный», «слабый» выделитель или невыделитель антигенов. Для этого изымают образцы желчи, которую высушивают на марле при комнатной температуре, избегая попадания на марлю следов крови. При отсутствии желчи берут мочу или перикардиальную жидкость в количестве 3—5 мл, помещая их в стеклянный флакон. У живых людей о степени выделительства косвенно можно судить и по результатам исследования титра антигенов в слюне.

При смерти от огнестрельных ранений, повреждений острыми рубящими, режущими, колюще-режущими и тупыми орудиями для медико-криминалистического исследования в судебно-медицинскую лабораторию направляется кожа, части хрящей, костей, паренхиматозных органов с повреждениями и раневыми каналами, а при наличии соответствующего предписания следователя — кисти или пальцы рук и отчлененная голова неопознанного трупа. Эти объекты отображают определенные свойства объекта-оригинала, исследуются не только в диагностических, но и в сравнительных или идентификационных целях. В последнем случае по своему назначению и процессуальной природе эти объекты близки к образцам для сравнительного исследования, а следовательно, должны изыматься и представляться в экспертное учреждение с соблюдением всех вышеуказанных правил (Мальков Д. И., Топильская Е. В., 1999).

Помимо образцов для сравнительного исследования, получаемых у живых людей и трупов, судебно-медицинский эксперт (специалиста) привлекается к изъятию образцов-проб в случаях обнаружения следов биологического происхождения на предметах обстановки места происшествия или на вещественных доказательствах. Эти объекты, являясь частью вещественного доказательства, отображают свойства неизвестного или предполагаемого лица, по смыслу ст. 9 ЗГСЭД являются образцами. Однако изъятие их производится не в порядке ст. 202 УПК, а в ходе иных процессуальных действий (осмотра, обыска и др.).

Небольшие предметы со следами крови, — предметы одежды, обувь, орудия преступления и т.п. целесообразно изымать с места происшествия и посылать на экспертизу целиком. Это позволит провести более детальный осмотр вещественных доказательств в условиях лаборатории, определить не только факт наличия следов биологического происхождения, их видовую, половую и групповую принадлежность, но решить вопрос и о механизме образования следов. Если же какой-либо предмет невозможно изъять и направить в лабораторию целиком, например, в силу его громоздкости или особой ценности, и нет возможности изъять (вырезать, выпилить) даже его часть, прибегают к изъятию части следа, т. е. его естественного образца.

При необходимости изъять образец крови из пятна, являющегося предполагаемым вещественным доказательством, производят соскоб или смыв. Если кровь высохшая, делают соскоб острым чистым скальпелем или ножом с тонким клинком и хорошо заточенным лезвием. Сначала осторожными поскабливающими движениями снимают частицы и корочки с поверхности следа, а затем, располагая скальпель под острым углом и стараясь не затрагивать предмет-носитель, изымают остальную часть следа. Соскоб с вертикальной или наклонной поверхности производят движениями скальпеля снизу вверх, чтобы отделившиеся частицы следа попадали сначала на поверхность скальпеля, а затем в пакет. При этом для обеспечения сохранности следов рекомендуется под самим объектом с помощью липкой ленты фиксировать лист бумаги с загнутыми вверх краями. После отделения частиц они оказываются на бумаге, которую используют для упаковки. В криминалистике для изъятия наслоений с вертикальной поверхности сконструирован специальный трубчатый нож (Вандер М. Б., 1994). Для того чтобы исключить посторонние случайные загрязнения, предмет со следами крови можно брать руками только за участки, свободные от крови. В качестве контроля делают соскоб другим чистым скальпелем с самого предмета-носителя с участка, соседнего с пятном.

Для производства смыва используют слегка увлажненную физиологическим раствором или дистиллированной водой чистую марлю. Размеры кусочка марли должны быть примерно равны размерам пятна крови. Для очень малых следов берут ниточку из куска марли длиной 1,5—2 см. Влажную марлю на некоторое время плотно прижимают к пятну, пока кровь не впитается в ткань. При необходимости разными сторонами кусочка марли протирают поверхность, стараясь снять весь материал пятна. Аналогичным образом производят контрольный смыв с соседнего с пятном участка предмета на марлю из того же куска, который использовался при изъятии образца крови.

Из лужи кровь берут в чистый стеклянный флакон, пробирку и другую посуду в количестве не менее 5—10 мл. Одновременно часть крови из лужи может быть высушена на марле. В качестве контроля в лабораторию направляют часть того же куска марли.

Образец крови, обнаруженной на снегу, собирают ложкой или шпателем с возможно меньшим количеством снега. Снег помещают в чистую стеклянную посуду (банку, тарелку), на дно которой предварительно кладут чистую марлю, сложенную в несколько слоев. После того как снег растает (при температуре воздуха не выше 37°С) и жидкость с кровью пропитает марлю, ее высушивают. Аналогичным образом поступают с контрольной порцией снега без крови.

Грунт со следами крови берут на всю глубину ее проникновения, насыпают тонким слоем на тарелку и высушивают при температуре не выше 37°С. Таким же способом получают контрольный образец грунта с соседнего участка, не пропитанного кровью. Высушенный грунт и контрольный образец помещают в разные чистые стеклянные емкости или плотные бумажные пакеты.

При обнаружении на вещественных доказательствах следов слюны, спермы, других выделений организма человека (пота, кала, мочи) или при подозрении на наличие таких следов соответствующие предметы направляются в лабораторию целиком или с частью предмета-носителя. Чаще это окурки папирос и сигарет, тряпки, полотенца, которыми преступник закрывал рот жертве или производил туалет половых органов или уборку в помещении, предметы одежды и туалета, белье, посуда, использованная для питья, конверты и почтовые марки, остатки пищи со следами надкусов и т. д. К изъятию части следа в качестве образцов в таких случаях прибегают, если невозможно изъять предмет целиком или его часть, например, при наличии следов слюны, спермы, мочи и других выделений на предметах окружающей обстановки, транспортных средствах, а также на снегу, грунте и т. д. В этих случаях поступают так же, как и со следами крови.

Обнаруженные на месте происшествия или на вещественных доказательствах волосы берут полностью или по возможности большее их число с каждого места. Лучше изымать волосы пинцетом с резиновыми наконечниками или руками в резиновых перчатках, чтобы исключить случайную примесь потожировых следов и не повредить объекты.

Образцы золы с предполагаемыми останками трупа из места его сожжения берут послойно и из разных мест. Каждая проба изымается в количестве не менее 50—100 грамм и упаковывается отдельно с указанием глубины и места изъятия.

Порядок забора образцов энтомофауны трупа подробно изложен в руководстве по судебно-медицинской энтомологии (Марченко М. И., Кононенко В. И., 1991). Яйцекладки, личинки, пупарии насекомых, взрослые особи мух и жуков, отличающиеся друг от друга по величине, внешнему виду, окраске, собирают с поверхности трупа, ложа трупа и из почвы под ним с глубины до 30 см в количестве 30—50 экземпляров. Их помещают в отдельные стеклянные пробирки или флаконы емкостью 200—500 мл. Горловины флаконов завязывают плотной тканью, пропускающей воздух, на дно кладут чуть увлажненные опилки или небольшое количество пищевого субстрата (кусок мяса). Пробирки и банки во избежание гибели насекомых нельзя оставлять на открытом солнце или у источников тепла. Часть образцов живых особей рекомендуется направлять в энтомологическую лабораторию в законсервированном виде с использованием 70° этилового спирта.

Получение свободных образцов и проб осуществляется в рамках таких процессуальных действий, как следственный осмотр (места происшествия, трупа, помещений, предметов), а также обыск и выемка. Обычно это образцы или пробы грунта, воды, трупной фауны, топлива, использовавшегося для сожжения трупа, технологического сырья, продукции, отходов и сопутствующих продуктов промышленного производства (при подозрении на неблагоприятное воздействие этих веществ на организм человека). Ошибочным является бытующее иногда представление о том, что изъятие свободных образцов не требует специальных приемов. Неправильный отбор проб в этих случаях отражается на достоверности экспертных заключений, ведет к необходимости повторного или дополнительного проведения следственных действий, затягивает сроки следствия.

Забор проб воды обычно требуется в случаях обнаружения в воде трупов или частей трупов либо при расследовании случаев причинения вреда здоровью при употреблении некачественной воды. Забор проб организует следователь, в необходимых случаях привлекая к участию в следственном действии специалистов (судебного медика, гидролога, токсиколога, специалиста по промышленной или коммунальной гигиене и т. д.). Пробы воды исследуют с целью установления ее состава (химического, бактериологического) или для сравнения среды водоема (диатомового, химического), где был обнаружен труп, с видом планктона, обнаруженного в тканях и органах трупа, или следами технических жидкостей — нефти, мазута и др. на одежде и поверхности тела трупа.

Пробы воды для изучения диатомового планктона отбирают батометром или простой бутылкой в количестве не менее 0,5—1,0 л каждая, с разной глубины водоема (из придонного слоя и с глубины 10—15 см) в предполагаемом месте утопления, а если оно не установлено — в месте обнаружения трупа. В периоды диатомового минимума рекомендуется исследование отстойных проб воды, взятой в больших количествах. Для исключения случайного привнесения планктона в пробу перед забором посуду, с помощью которой получают образцы и в которую их помещают, промывают дистиллированной водой, а при ее отсутствии посуду несколько раз ополаскивают водой этого же водоема.

При производстве эксгумации трупа для учета особенностей почвы при решении вопроса о давности захоронения, а также для сравнительного судебно-химического исследования, если подозревается смерть от отравления, изымают пробы грунта (земли). Следует брать шесть проб объемом 500 см3 каждая из мест контакта трупа с почвой — у головы, ног, справа, слева, сверху и снизу относительно положения и позы трупа. Дополнительно берут пробу грунта на расстоянии не менее 5—10 метров от места обнаружения трупа с обозначением этого места в протоколе следственного действия и на прилагаемой схеме. Образцы помещают в чистые стеклянные банки, прикрывая их полиэтиленовыми крышками, плотной бумагой или резиновой перчаткой. В других случаях в зависимости от цели и методик последующего исследования объем проб может быть больше или меньше.

Забор проб почвы и образцов растительности рекомендуется производить одновременно с фауной трупа и фауной места его обнаружения для энтомологических исследований с целью решения вопроса о давности наступления смерти, сроках пребывания трупа в данном месте (Марченко М. И., Кононенко В. И., 1991).

Следы крови принято подразделять на пять основных типов: лужи, потеки, пятна, брызги, помарки.

Лужи – большие бесформенные скопления крови на непористых преградах или поверхности объектов со слабой впитывающей способностью (деревянный пол, паркет, земляной пол и т.д.). Кровяные лужи образуются обычно при сильном кровотечении из крупных сосудов шеи, бедра. Форма луж определяется конфигурацией той поверхности, на которой они расположены. Если лужа возникает на поверхности, находящейся ниже трупа, то вокруг нее могут образовываться брызги крови (например, при отекании крови с постели на пол).

Потеки представляют собой следы, образующиеся при свободном стекании крови по какой-либо поверхности. Именно поэтому потек внизу бывает более массивным, интенсивным по окраске, а в ширину более равномерным.

Пятна возникают от падения капель крови под действием своего веса. Капли крови, свободно падающие из неподвижного источника кровотечения на горизонтальную поверхность, образуют круглые пятна. В случае передвижения источника кровотечения пятно приобретает овальную форму и тот конец пятна, который расположен в направлении движения источника кровотечения, может быть неровным от разбрызгивания крови. Капля, попадающая на наклонную плоскость, образует удлиненное пятно, причем конец пятна, обращенный к источнику кровотечения, утолщен и закруглен, а противоположный сужен и вытянут.

Брызги возникают при попадании летящих капель крови на различные преграды в результате:

а) сильного фонтанирования крови из крупных, поврежденных артерий;

6) разбрызгивания крови резкими движениями раненой жертвы при самообороне или в состоянии агонии;

в) стряхивания крови с орудия преступления;

г) повторных ударов твердым предметом по окровавленным участкам тела потерпевшего.

Форма брызг зависит от угла падения летящих капель на преграду. Если он близок к 90°, то форма следов округлая. С уменьшением угла бдения брызги приобретают овальность, становясь похожими по конфигурации на восклицательный знак. При значительной скорости полета брызги, округлые и овальные пятна приобретают зазубренные или лучеобразные края. Острый конец следов брызг всегда направлен в сторону полета и часто прерывается. Иногда брызги располагаются веерообразно относительно центра разлета капель крови.

Помарки – следы, возникающие при соприкосновении окровавленного предмета с чистым. Какой-либо закономерности форма помарок не подчиняется. Иногда помарки, образующиеся при вытирании окровавленного предмета о ткань, могут дать представление о его размерах. Например, при вытирании ножа с небольшим количеством крови на ткани образуется полоса, совпадающая по ширине с клинком. При волочении окровавленного трупа на полу образуется характерная помарка – след волочения.

Криминалистическое значение следов крови основывается на исследовании се биологических свойств и на анализе всей совокупности следов крови на месте происшествия как по их виду, так и по локализации.

  1. Судебно-биологическая экспертиза крови позволяет получить ответ на такие криминалистически важные вопросы, как:

а) имеется ли кровь в исследуемом объекте;

б) принадлежит ли она человеку или животному;

в) какова групповая принадлежность крови по различным биологическим системам (АВО, MN и др.);

г) какова половая принадлежность крови;

д) принадлежит ли кровь взрослому человеку или младенцу;

е) из какой области тела происходит;

ж) какова давность образования кровяного пятна;

з) каково количество излившейся крови, образовавшее данное пятно;

и) не принадлежит ли кровь беременной женщине или роженице;

к) не образовано ли пятно менструальной кровью;

л) образовано ли исследуемое пятно кровью живого лица или трупа.

  1. Предварительное исследование следов крови, проведенное следователем или специалистом в процессе осмотра, поможет:

а) правильно отобрать образцы для последующего экспертного исследования;

б) установить возможное наличие крови на предметах, побывавших в неблагоприятных атмосферных условиях, подвергнувшихся чистке, стирке, кипячению;

в) обнаружить невидоизмененные скопления крови;

г) оказать психологическое воздействие на подозреваемого (обвиняемого) с целью получить от него правдивые показания.

  1. Проба с 3%-ной перекисью водорода, которая наносится на одно из подозрительных пятен с помощью пипетки. Возникающее вспенивание указывает на возможное присутствие в пятне крови. Перекись водорода может быть заменена раствором двух таблеток гидропирита в стакане кипяченой воды. Хранить перекись водорода необходимо в холодильнике до истечения указанного на этикетке срока.
  2. Проба с «реактивом Воскобойникова», состоящим из 10 весовых частей лимонной или винной кислоты, 4 весовых частей перекиси бария и 1 весовой части основного или уксуснокислого бензидина. Указанные вещества смешиваются, и полученная смесь хранится в герметично закрытом стеклянном флаконе, желательно в темноте.

Перед предварительной пробой небольшое количество реактива, умещающееся на кончике ножа (0,1-0,2 г), растворяют в 10 мл дистиллированной или кипяченой воды. Через 1-2 мин реактив готов к употреблению.

Соскоб крови или ворсинки исследуемой ткани помещаются на кусок фильтровальной бумаги и на него наносится одна капля полученного раствора. В случае присутствия даже незначительного количества крови спустя 15-20 с в центре пятна появляется синее окрашивание.

Можно смочить реактивом ватный тампон и приложить его к краю исследуемого пятна.

  1. Проба с реактивной бумагой «Гемоцвет – У».

Для определения крови в пятне кусочек бумаги плотно прижимают к этому пятну и смачивают 3%-ной перекисью водорода. В некоторых случаях удобнее вначале смочить перекисью бумагу и немедленно после этого прижать ее к пятну, например предметным стеклом. Можно кусочек материала (ткани, дерева и т.п.) с пятном поместить на бумагу, смоченную перекисью, и зажать между двумя предметными стеклами. Точно так же можно нанести на бумагу несколько частиц соскоба, каплю смыва и т.п. материала, в котором возможно присутствие крови, и смочить перекисью.

Если в исследуемом материале содержится 0,1% и более свежей негемолизированной крови или 0,02% и более гемолизированной или подгнившей крови, то после контакта этого материала с бумагой и перекисью водорода немедленно или не позднее чем через 2 мин в месте локализации субстрата и вокруг него появляется фиолетовое окрашивание, переходящее затем в сиренево-розовое (пурпурное).

Если крови в материале нет, цвет бумаги в течение указанного времени (2 мин) не меняется.

  1. Проба с люминолом.

Предварительно готовится рабочий раствор, состоящий из 1 л дистиллированной воды, 5 г кальцинированной соды и 0,1 г люминола. Непосредственно перед употреблением в него добавляют 50-70 г свежей 3%-ной перекиси водорода. Готовый раствор не хранится и должен быть израсходован в течение нескольких часов.

Сущность пробы заключается в том, что при взаимодействии с ничтожно малыми количествами крови раствор светится в темноте голубым светом. Свечение крови продолжается около минуты, постепенно угасая, но после повторного нанесения реактива вновь возникает яркая вспышка. Несмотря на то что реакция не специфична для крови, опытный наблюдатель всегда отличит свечение крови от свечения ее имитаторов (соков, чернил, ржавчины, красителей, химикатов и других веществ).

Реактив наносится на исследуемый предмет с помощью пульверизатора. Подозрительные ворсинки текстильных тканей или мелкие предметы необходимо опустить в сосуд, заполненный содовым раствором люминола с примесью перекиси водорода.

Реакция сохраняет свою чувствительность и после попыток удаления крови (соскабливания, стирки с мылом или стиральными порошками, химчистки, проглаживания горячим утюгом) практически на любых материалах. Исключение составляют случаи тщательного удаления крови с гладких невпитывающих поверхностей (например, пластмассы).

Воздействие люминола не мешает последующему судебно-меди-цинскому исследованию крови.

Все перечисленные предварительные пробы на кровь не являются специфичными и поэтому доказательственного значения не имеют.

Анализ совокупности обнаруженных следов крови по их форме и месторасположению позволит сделать суждение о механизме совершенного преступления, взаиморасположении жертвы и убийцы в момент нанесения им телесных повреждений.

_____________________

1 См.: Дворкин AM., Викторова Е.Н. Выявление следов крови с помощью раствора люминола // Следственная практика. № 115. М., 1972.

Крючков В.В.,Дворкин А.И., Солохип ЛА.,Барсегянц Л.А., Бабаева Э.У. Применение люминола для обнаружения и предварительного исследования следов крови. М., 1995.

 

Так, пятна и брызги могут способствовать установлению места нападения на потерпевшего, последовательности нанесения ранений, возможности передвижения жертвы после получения первых ранений.

Лужи крови свидетельствуют о том, что кровотечение у потерпевшего некоторое время происходило в данном месте. Несовпадение луж и места расположения трупа говорит о том, что потерпевший был после смерти перемещен. Форма потека дает возможность определить направление стекания крови и, соответственно, установить, в какой позе находился потерпевший в период, непосредственно следующий за моментом ранения.

Количество и расположение следов крови на месте происшествия может свидетельствовать о том, что кровь могла попасть на одежду и тело преступника. Это также будут подтверждать обнаруженные следы замывания крови (остатки разбавленной водой крови в ведрах, ванной, раковинах), следы переноса окровавленного трупа в другое место (присутствие на полу пятен крови, свободно падающих с высоты примерно до 100 см), окровавленные следы рук на предметах вещной обстановки места происшествия.

Если не предпринимались попытки к уничтожению, то обнаружение следов крови особых сложностей не представляет: для их поиска требуются только внимательность, тщательность и неторопливость при достаточно равномерном общем освещении. Нужно только помнить, что в зависимости от влияния окружающей среды (освещенность, влажность, температура, биологическая активность) кровь может изменить свою окраску, приобрести коричневый, зеленоватый и даже сероватый цвет.

Поиск мелких и маловидимых следов можно вести с помощью лупы, а также в косопадающе направленном свете ручного фонаря. В этом случае можно наблюдать характерное проблескивание. Можно использовать ультрафиолетовый осветитель, в свете которого пятна крови приобретают темно-коричневый бархатистый цвет.

Одежду необходимо осматривать на чистой, желательно белого цвета, подложке или в развешенном состоянии, но не навесу, обращая особое внимание на скрытые места: швы, заманжетное пространство, карманы, материю за пуговицами, накладными декоративными элементами (погонами, фестонами, накладками, ярлыками, клапанами и др.).

Если имеется предположение, что потерпевшего убили в жилище, а труп его расчленили и захоронили, то следы крови могут находиться в укромных местах, где они могли остаться незамеченными или были специально спрятаны: в ванной комнате (за ванной, в щелях между кафельными плитками, за уплотнителем), за переклеенными обоями и под свежей побелкой, на потолке, в щелях паркета, между досками пола и т.д.

Видимые подозрительные пятна испытываются на возможное наличие крови с помощью указанных предварительных проб, а невидимые – посредством обработки содовым раствором люминола.

Прежде всего следы крови фотографируются по правилам судебно-оперативной съемки, желательно на цветную фотопленку. При этом производится масштабная фотосъемка как общего вида расположения пятен крови на месте происшествия, так и расположения их на отдельных предметах. Места обнаружения мелких, точечных и маловидимых пятен, которые могут быть неразличимы на фотографиях, указываются контрастной стрелкой, изготовленной из подручных средств. Зоны свечения следов крови, возникшие под воздействием раствора люминола, обводятся в темноте мелом и затем фотографируются в обычных условиях освещения.

Все следы измеряются, привязываются к неподвижным ориентирам и наносятся на план места происшествия.

В протоколе осмотра указываются применительно к каждому следу:

а) месторасположение, характер предмета-следоносителя;

б) метод обнаружения с подробным описанием использованных для этой цели научно-технических средств;

в) характеристика следа: вид, размер, форма, цвет, состояние;

г) способ фиксации, изъятия и упаковки.

Следы крови по возможности изымаются вместе с предметом-следоно-сителем или с его частью. Если это затруднительно или вообще невоз¬можно, высохшие следы соскабливают и помещают в чистый пакет из белой бумаги. Для контрольного исследования делается соскоб поверхностного слоя предмета-следоносителя, который также помещают в бумажный пакет.

Жидкая кровь отбирается на чистую марлю. Снег, пропитанный кровью, укладывается на сложенную в несколько слоев марлю или на

  • марлевую салфетку, которую помещают в тарелку или на лист стекла.
  • Так же поступают, если в ходе осмотра будет обнаружена вода, в которой, по всей вероятности, имеется кровь.

В любом случае марля или одежда со следами крови должны быть обязательно просушены при комнатной температуре и вдали от отопительных приборов, так как загнившая кровь не пригодна для последующего судебно-биологического исследования.

Почва, песок, глина, сыпучие строительные материалы, продукты изымаются вместе с попавшей на них кровью и упаковываются в чистые стеклянные банки, снабженные крышками. Почва предварительно очищается от насекомых, личинок, червей.

Возможности экспертного исследования биологических объектов, происходящих от человека, резко возросли после появления такого метода, как молекулярно-генетический идентификационный анализ. В отличие от других методов судебно-медицинского исследования, осуществляющих только групповую, а не индивидуальную идентификацию, молекулярно-генетическая экспертиза позволяет сделать категорический вывод о принадлежности данного биологического материала конкретному лицу. Метод основан на исследовании содержащейся во всех клетках человеческого организма дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК) – носителя генетической информации.

Объектами молекулярно-генетического исследования могут служить части тела и другие объекты от неопознанных трупов людей и расчлененных трупов, отчлененные части тела и их фрагменты, части скелетированных трупов, отдельные кости, фрагменты костей, мягкие ткани, жидкая кровь и выделения (слюна, сперма), высохшие следы крови и выделений, зубы, кости, кожа, волосы человека с сохранившейся луковицей и др.

Допускается отождествление объектов на основании сравнительного анализа препаратов ДНК, выделенных из биологических образцов разного тканевого происхождения, поскольку во всех клетках одного организма ДНК в норме одинакова.

Кровь пригодна для генетического исследования как в жидком виде, так и в пятнах, только не в тщательно замытых. Кровь исследуется как в жидком виде (что предпочтительнее), так и в виде сгустка. Поэтому’ при ее изъятии судебный эксперт должен добавить к ней вещества, препятствующие свертыванию (например, цитрат натрия). Если жидкую кровь нельзя в короткие сроки доставить в экспертное учреждение, она должна храниться в холодильнике (не в морозильной камере) при температуре 4-6°С.

Образцы крови у проходящих по делу лиц могут быть взяты непосредственно в лаборатории судебно-медицинских молекулярно-генетических исследований или же в судебно-биологическом отделении учреждения судебно-медицинской экспертизы, или же по поручению правоохранительных органов – медицинским работником учерждения здравоохранения, следственного изолятора, места отбывания наказания и т.п. с последующей доставкой в опечатанном виде в лабораторию.

В тех случаях, когда одному из обследуемых лиц было произведено массивное переливание крови, то экспертизу проводят не ранее чем через 6 месяцев после этой процедуры.

Образец жидкой крови из трупа берет врач судебно-медицинский эксперт, производящий вскрытие трупа. Целесообразно брать кровь из полости сердца. В тех случаях, когда кровь по каким-либо причинам взять невомзожно, в качестве образцов можно брать волосы, ногти, кости, зубы и мышцы.

Жидкую кровь и сперму следует изъять с предмета-носителя на подходящую подложку: кровь – на белую бумажную салфетку или на марлевый тампон (вату желательно исключить), а сперму, как обычно, – на марлевый тампон. После этого подложка с изъятым материалом должна быть высушена в сухом помещении при комнатной температуре вдали от отопительных приборов и прямых солнечных лучей.

Зависимость успешного проведения генотипоскопического исследования от давности образования следов крови определяется прежде всего условиями их пребывания до момента изъятия: не подвергались ли они процессам гниения, воздействию высоких температур, агрессивных веществ, влаги. По мере увеличения срока давности образования следов вероятность выделения из них ДНК и ее тестирование уменьшается, даже при хранении в благоприятных условиях. В качестве образца для сравнительного исследования во всех случаях берется кровь идентифицируемого лица (с учетом сказанного о добавлении консерванта).

При назначении генетической экспертизы могут быть поставлены следующие вопросы:

  1. Пригоден ли представленный биологический материал для производства генетической идентификации?
  2. Если пригоден, то не принадлежит ли он данному конкретному лицу?
  3. Если пригоден, то установить, не являются ли части расчлененного трупа частями одного человека?
  4. Если пригоден, то не является ли деформированный (обгорелый) труп трупом определенного лица?

При проведении расследования по делам о детоубийствах необходимо иметь в виду что трупик новорожденного (плода) или его ткани должны быть заморожены в морозильнике и до доставки в экспертное учреждение не подвергаться размораживанию (перевозить в емкости, обложенной льдом).

Фрагмент протокола осмотра места происшествия с описанием следов крови: «…На левой стороне коридора на бумажных обоях в непосредственной близости от входной двери на расстоянии 1,0 м от угла и на высоте от 2,0 до 2,5 м обнаружены многочисленные брызги высохшего вещества бурого цвета, похожего на кровь. Разлет брызг – веерообразный, под углом от 0 до 45°, считая от вертикали, проходящей через центр условной зоны, образованной брызгами, острые концы которых обращены книзу. От некоторых брызг строго вертикально спускаются потеки длиной от 10 до 15 см. Размер брызг примерно одинаков и составляет по длине 3-3,5 см и по ширине 1,0-1,2 см. В дальнем конце коридора около двери, ведущей в ванную комнату, обнаружен труп «М» с повреждениями головы, рядом с которой на паркетном полу находится лужа округлой формы, также образованная жидким бурым веществом, похожим на кровь. Размеры лужи – 15х30 см. От входной двери к трупу ведет дорожка следов, образованная отдельными влажными пятнами бурого цвета, имеющими форму капель диаметром 2,0 см с звездообразными краями. Рядом с трупом на расстоянии 30,0 см от коленного сустава левой ноги обнаружен обрезок металлической трубы длиной 50,0 см и диаметром 2,5 см. Один конец трубы обмотан синей изоляционной лентой. На другом конце трубы – многочисленные помарки, образованные слегка влажным бурым веществом, похожим на кровь. Все обнаруженные следы сфотографированы фотоаппаратом с применением лампы-вспышки на фотопленку чувствительностью… ед. ГОСТа.

С места происшествия изъяты: куски обоев из коридора со следами в виде брызг, жидкое вещество из лужи возле головы трупа «М» на марлю, обрезок металлической трубы. Куски обоев упакованы в бумажный пакет № 1, жидкость на марле высушена и упакована в бумажный конверт № 2, обрезок трубы также подсушен, завернут в кальку и обвязан шпагатом. Указанные предметы упакованы в одну картонную коробку, заполненную комками смятой бумаги. Коробка перевязана шпагатом, концы которого выведены на бирку с надписью: предметы со следами, образованными бурым веществом, похожим на кровь, изъятые из квартиры, находящейся по адресу……… где был обнаружен труп «М». Подписи следователя, понятых, судебного медика. Поверхность бирки с надписями и концами шпагата оклеена прозрачной липкой лентой».

При расследовании данной категории преступлений в качестве следов наиболее часто выступают следы и объекты биологического происхождения (кровь, сперма, слюна, волосы, кости, мышцы, кожа, части внутренних органов, различные выделения человеческого организма). Для исследования данных объектов назначается судебномедицинская экспертиза биологических объектов. Целью проведения данного вида экспертиз является определение природы исследуемого объекта, установление его родовой, видовой, групповой принадлежности; установление возможной принадлежности объекта исследования конкретному лицу. В одних случаях это доказывает, что определенные действия, например, сексуальное насилие в месте укрывательства жертвы или ее эксплуатации, совершались не только сутенером, но и, например, охранниками притона. В другом случае, наличие большого числа окурков со следами слюны потерпевших в подвале, в изолированном помещении с замком, подкрепляет показания потерпевших о том, что их содержали именно в данном укрытии. В совокупности с показаниями потерпевших, результатами обыска в укрытии и задержанием подозреваемого возникают доказательства сексуальной или иной эксплуатации, доказательства нахождения потерпевших в укрытии в стесненных и антисанитарных условиях.

При решении вопроса о возможности происхождения тех или иных выделений от определенного лица эксперту необходимо знать не только групповую принадлежность крови данного лица, но и его способность к выделительс-тву. В связи с этим при направлении на экспертизу следов выделения (спермы, слюны, пота и т.п.) в распоряжение эксперта необходимо представить образец крови лица, от которого, согласно предположению, происходят выделения (для определения группы крови этого потерпевшего или подозреваемого), а также слюну в целях установления степени выделительства данного лица.

К числу вопросов, которые могут быть разрешены в процессе проведения судебно – медицинской экспертизы биологических объектов, применительно к расследованию торговли людьми, использования рабского труда и связанных с ними преступлений, относятся следующие:

  1. Имеется ли кровь, сперма, пот, слюна, волосы, кожный эпителий на … (указывается исследуемый объект, например, простыня, пододеяльник, презерватив, окурки, а также предметы и орудия, которые использовались для избиения, истязания, сковывания, связывания потерпевшего, и обнаружены в месте укрывательства, в притоне, сексуальной эксплуатации или в месте трудовой эксплуатации)?
  2. Кому (в зависимости от обстоятельств дела указывается фамилия жертвы, укрывателя, сутенера, диспетчера) принадлежит обнаруженная на . (указывается объект или место обнаружения биологических объектов) кровь, сперма, слюна, волосы, моча, кал, фрагменты кожи?
  3. Какова групповая принадлежность биологических объектов, обнаруженных в месте укрывательства или эксплуатации?
  4. Каково название вещества, следы которого обнаружены на … (указываются места в помещении, на открытой местности, в шалаше или землянке где брались образцы и делались соскобы)?
  5. Принадлежат ли … (кровь в исследуемом пятне, волосы) мужчине или женщине?
  6. Вырваны или выпали волосы (которые обнаружены в месте предполагаемой эксплуатации жертвы, в месте совершения возможного насилия и т.д.)?
  7. Каким способом или каким предметом отделены волосы? Если волосы срезаны, то, как давно (например, применительно к детализации в процессе доказывания обстоятельств издевательства над жертвой в месте ее укрывательства или эксплуатации)?
  8. Имеются ли на волосах следы их повреждений, и если да, то каков характер этих повреждений и каким предметом они могли быть нанесены? Не могли ли быть получены повреждения волос каким-то предметом?1

Следы биологического происхождения содержат генетически обусловленные признаки, которые передаются по наследству и сохраняются на протяжении всей жизни человека. В биологических лабораториях с помощью серологических, биохимических и цитологических методов устанавливается их родовая (кровь, сперма, пот, слюна и т.д.), видовая (человек или животное), групповая и половая принадлежность.

Для решения идентификационных задач (при определении групповых признаков) наиболее часто устанавливаются: антигены по системам ABO, MN, Gm; изоформы сывороточных белков – гаптоглобин (Нр), Gq изоферменты эритроцитарной кислой фосфатазы (ЭКФ), фосфоглюкомутазы (ФГМ), глиоксолазы (ГЛО-1) [3]. Для позитивной идентификации, то есть собственно для отождествления объектов биологического происхождения, у всех известных биохимических маркеров индивидуализирующий потенциал оказывается недостаточно высок. Например, некоторые биологические характеристики, выявляемые классическими серологическими маркерами

– эритроцитарными антигенами системы АВО, встречаются у каждого третьего или четвертого индивидуума. Очевидно, что вероятность их случайного совпадения у разных людей достаточно велика.

Например, применительно к вопросам, указанным в п.п. 6,7,8, в одном из известных автору случаев, в процессе осмотра места укрывательства жертвы были обнаружены фрагменты состриженных волос и волос со следами термического воздействия. Результаты их исследования соответствовали показаниям потерпевшей о характере издевательств над ней со стороны сутенера.

Идентифицировать преступника по следам его крови и выделений, волос, основываясь на явлении гипервариабельности (ГВ) ДНК, обнаруженном в начале 80-х годов, позволяет генотипоскопическая экспертиза. В 1995 – 1987 годах английскому учёному Л. Джерфрису с соавторами удалось выделить семейство ГВ участков

– минисателлитную ДНК, организация которой оказалась индивидуальной для каждого человека. Параллельно в других странах (Бельгии – Г. Вассаром, СССР – Е. Рогае-вым) были обнаружены ГВ элементы, которые характеризуются индивидуальностью личности. Все обнаруженные ГВ участки содержат повторяющиеся элементы ДНК, которых несколько тысяч. При исследовании достаточно «проявить» только некоторые из них, чтобы получить индивидуальные «отпечатки» ДНК. Для проявления таких «отпечатков» ДНК используют зонды, которые комплиментарны тем или иным ГВ участков ДНК анализируемого объекта, позволяющие идентифицировать личность с вероятностью случайного совпадения от 0,02 до 0,0002 для каждого зонда, а при их совокупности до 10 в минус шестнадцатой степени.

Молекулярно-генетический идентификационный анализ позволяет исследовать особые участки ДНК, строго специфичные для каждого индивидуума, и получить, таким образом, уникальный генетический «паспорт» или «удостоверение личности» человека, которое нельзя ни скрыть, ни изменить, ни подделать. Индивидуализирующие признаки, определяемые на уровне ДНК, характеризуются почти абсолютной устойчивостью, то есть сохраняются в организме человека неизменными всю его жизнь и неизменными отображаются в его биологических следах. Поэтому идентификационная значимость генетических признаков чрезвычайно высока [5].

С помощью генотипоскопии представляется возможным помимо идентификации личности по следам крови и спермы, объединить несколько уголовных дел, решить вопрос, например о том, могут ли быть данные лица родителями проданного или похищенного ребёнка. В другом случае, применительно к расследованию уголовных дел, связанных с торговлей людьми и использованием рабского труда, с помощью генотипоскопического исследования появляется возможность идентифицировать труп убитой проститутки или жертвы рабского труда, определить степень родства убитой женщины с известными следствию лицами.

В современной практике, в том числе при расследовании преступлений, связанных с торговлей людьми и использованием рабского труда, может применяться метод амплификации. С его помощью можно исследовать следовые количества ДНК (выделения из единичных ядерных клеток или сильно разрушенные молекулы ДНК) [4].

Таким образом, знание особенностей механизма следообразования в процессе преступной деятельности, связанной с торговлей людьми и использованием рабского труда, правильное ориентирование в возможностях и содержании судебно-медицинских экспертиз биологических объектов, позволяют следователю выбрать оптимальный подход к обнаружению, фиксации и направлению на исследования данных объектов. Зафиксированные изменения в окружающей обстановке, вызванные данными преступлениями, могут быть интерпретированы в вопросы эксперту (экспертам) с целью установления обстоятельств дела, требующих использования специальных познаний.

Лицу, непосредственно контактирующему с вещественным доказательством, необходимо помнить о высокочувствительных методах исследования (анализ ДНК) и принимать меры по предотвращению загрязнения объекта исследования собственным биологическим материалом: работать в одноразовых резиновых перчатках и маске.

Осмотр места происшествия в случаях совершения противоправных действий сексуального характера необходимо проводить при ярком естественном или искусственном освещении. Поверхности предметов и одежды рекомендуется осматривать в косопадающем свете с помощью криминалистической лупы, а также использовать переносные источники ультрафиолетового излучения «Флуотест», «Квадрат», «ОЛД-41», «УК-1», «КД 33-Л» для выявления следов подозрительных на сперму.

Выявления следов спермы на месте происшествия можно проводить с помощью реактива «Фосфотест», который нанесен на подложку специальной пластины. Поверх подложечного слоя на пластине имеется индикаторный слой, который перед выявлением следов следует смочить водой и прижать к краю исследуемого объекта. Появление через 20-30 секунд на подложке пятна яркой фиолетовой окраски указывает на присутствие фермента кислой фосфатазы, характерной для следов спермы. [2]. Данную реакцию можно использовать только как ориентировочную пробу, так как в других биологических объектах также могут находиться большие количества этого фермента, в то время как в сперме содержание кислой простатической фосфатазы иногда бывает весьма незначительным. При низкой активности фермента, а также при отсутствии его, результат нельзя считать достоверным и соответственно нельзя делать вывод об отсутствии спермы, так как фосфатаза, даже если она первоначально присутствовала на объекте в большом количестве, могла быть разрушена под действием внешних факторов. [1]

Судебно-медицинское исследование вещественных доказательств.

На вооружении эксперта имеются предварительные и доказательные методы исследования. [10]

  1. Целью предварительных (ориентировочных) методов исследования является нахождение пятен, похожих на сперму, которые затем подлежат обязательному морфологическому исследованию. Используются следующие ориентировочные методы исследования:

– осмотр невооруженным глазом или с помощью лупы (для пятен спермы характерен белесовато-серый, желтовато-серый цвет; извилистость краев; крахмальная плотность; на не впитывающих поверхностях могут быть корочки беловато-серого цвета);

– исследование в ультрафиолетовом свете. В сперме находятся вещества, которые обладают свойством светиться (флюоресцировать) в ультрафиолетовых лучах, причем в свежих пятнах спермы, после эякуляции, наблюдается желтовато-зеленая флюоресценция (за счет флавина, находящегося в плазме), все остальные пятна будут давать бледно-голубое свечение (за счет плазмы спермы). Но метод этот неспецифичен, поскольку такое же свечение дают многие вещества, в том числе биологические жидкости (слюна, моча, молоко), остатки стирального порошка, синтетические ткани и др. Иногда заведомые пятна спермы не флюоресцируют, если на предметах-носителях имеются красители, которые гасят флюоресценцию.[7]

– реакция с картофельным соком (или фитоагглютинационный метод).

Сущность реакции состоит в том, что картофельный сок агглютинирует эритроциты независимо от их групповой принадлежности, но наиболее отчетливо реагирует с эритроцитами группы 0αβ. Присутствие спермы препятствует наступлению «картофельной» агглютинации (реакция задержки агглютинации).

Действующим началом картофельного сока, вызывающим фитагглютинацию, является витамин С (аскорбиновая кислота). Активным компонентом спермы, блокирующим агглютинирующее действие витамина С в реакции фитагглютинации, является тестостерон, который содержится в сперматозоидах и в семенной плазме. О присутствии спермы мы предполагаем, когда получаем полную, либо значительную задержку агглютинации.[9]

По этой реакции мы можем высказаться лишь о возможном присутствии спермы, а не о ее наличии, т.к. реакция не строго специфична (сперма жеребца, кобылье молоко, женское молоко также будут давать задержку агглютинации).

Данная реакция позволяет в течение одного рабочего дня исследовать большое количество объектов, исследовать которое морфологическим способом было бы затруднительно. Реакция с картофельным соком используется при экспертизе вещественных доказательств как метод поиска невидимых глазом пятен спермы, либо поиска спермы на вещественных доказательствах, сплошь пропитанных кровью или очень сильно загрязненных каким-либо другим веществом. [1]

  1. Доказательные методы исследования. Доказательством семенного происхождения пятна может служить обнаружение клеточных элементов спермы – сперматозоидов или головок сперматозоидов, которые содержатся только в сперме, имеют весьма характерный вид (состоят из головки, шейки и хвоста), позволяющий уверенно от¬личать их от других морфологических элементов. Метод абсолютно специфичен.

Морфологическое исследование подразделяется на две группы:

– окраска сперматозоидов без извлечения их из пятна. Используются различные методы окраски (0,5% раствор эритрозина в 25% аммиаке по методу Корен-Стокиса; 1% раствор кислого фуксина и 1% раствор метиленового синего по методу Баэкки; обработка концентрированной серной кислотой и др.) вырезок, взятых непосредственно из подозрительного пятна.

– окраска сперматозоидов после их извлечения из пятна.

Концентрированное извлечение сперматозоидов из пятна по методу Серапяна: из подозрительного пятна делают вырезки на площади около 1 см2, которые экстрагируют, центрифугируют, затем из осадка готовят препараты, которые окрашивают и подвергают исследованию.

Существует также метод отпечатков на предметных стеклах, предложенный Девяткиной и Юдиной. Он применяется в случае отсутствия разрешения на проведение исследований, могущих повлечь полное или частичное уничтожение объектов (в соответствии со ст. 61 ч.3 УК РБ).

Морфологический метод исследования спермы, несмотря на свои положительные стороны, имеет и серьёзные недостатки. Он чрезвычайно кропотлив: поиски сперматозоидов в пятнах на вещественном доказательстве нередко требует многих часов, а иногда и дней. Отрицатель¬ный результат исследования никогда не даёт эксперту полной гаран¬тии отсутствия на вещественном доказательстве следов семенной жидкости. Кроме того, всегда остаётся неизвестным, обусловлен отрицательный результат отсутствием сперматозоидов или же он объяс¬няется тем, что эксперт не смог их отыскать из-за разрушения под влиянием каких-либо внешних воздействий, или азооспермией, олигоспермией, некроспермией. Эффективность морфологического метода во многом зависит от соблюдения правил забора материала на исследование.

Забор материала на исследование. При половых преступлениях или при подозрении на них изымают содержимое влагалища, прямой кишки и ротовой полости.

Содержимое влагалища берется на однослойный стерильный марлевый тампон, размером не более 5х5 см, накрученный на палочку. Тампон высушивают при комнатной температуре, упаковывают в чистую белую бумагу и помещают в маркированный пакет, который опечатывают. Одновременно в отдельном пакете направляется чистый тампон для контроля.

Перед забором содержимого прямой кишки кожа в области заднепроходного отверстия протирается чистой марлей для исключения попадания на тампон спермы в результате затекания. Марлевый тампон размером не более 5х5 см вводится в прямую кишку на глубину 3-6 см. Одновременно в отдельном пакете направляется чистый тампон для контроля.

Содержимое ротовой полости берется на однослойный стерильный марлевый тампон размером 5х5 см, которым протирают слизистую оболочку губ, щек, десен (особенно в области 8-х зубов, зубы); на другой аналогичный тампон берется содержимое лакун и миндалин. Одновременно в отдельном пакете направляется чистый тампон для контроля.

При наличии на кожных покровах потерпевших следов, подозрительных на сперму, их изымают путем смыва на марлю. Обязательно направление контрольного кусочка марли.

При исследовании тампонов и мазков с содержимым влагалища следует учитывать влияние микрофлоры женских половых путей на сперматозоиды. Микрофлора может либо частично разрушать сперматозоиды, отделяя хвост от комплекса головка-шейка, либо полностью их лизировать (растворять).

В эякуляте здоровых мужчин имеется граммположительная флора (стафилококки, энтеробактерии, микрококки), являющаяся представителем нормальной микрофлоры репродуктивной системы. Так называемый биопрофиль микрофлоры здоровых фертильных мужчин и его влияние на сохранность сперматозоидов, также имеет значение в судебно-медицинской практике. [5] К тому же, по данным российских исследователей, среди контингента жертв оконченных изнасилований ввиду некоторых их психосоциальных особенностей изначально имеет место высокий фон сексуально передаваемых инфекций: 41,5% из них перенесли трихомоноз, хламидиоз, гонорею, сифилис и т.д. [4] Протеолитическая активность специфической флоры очень высока.

Для судебных медиков представляет интерес вопрос о сохраняемости сперматозоидов в половых путях у женщин при жизни и посмертно. Зарубежные исследователи на большом материале установили, что сперматозоиды во влагалище сохраняются не более 7 суток после сношения. [2]

В органах трупа менее чем через 1 сутки активизируются аэробные бактерии, имеющиеся при жизни (кишечная палочка, протей, сенная палочка, кокки). Синегнойная палочка полностью разрушает сперматозоиды в пятнах, хранившихся во влажной среде в течение 2 – 3 суток. При хранении пятен в сухом виде разрушение сперматозоидов, как правило, не наступает.

О длительных сроках сохранения спермы сообщалось в судебно-медицинской литературе, в основном в качестве казуистических наблюдений: во влагалище трупа она может сохраняться до 62 суток, во рту трупа – до 60 суток (в условиях препятствующих разложению тела) и на трусах, хранившихся в банке – до 1 года. Имеются сообщения о значительном количестве головок и хвостиков сперматозоидов, обнаруженных во влагалище трупа, захороненного в зимнее время, спустя 107 суток после смерти. Исследованиями, проведенными Дмитриевой О.А. (Российский центр судебно-медицинской экспертизы МЗ и СР РФ, Москва), доказано, что изменения в структуре сперматозоида во влагалище трупов, находившихся в оптимальных условиях (при температуре +4˚ С), начинались со 2-ой недели, к концу 6-ой недели почти все головки были разрушенными. Следовательно, при обнаружении трупа через 1,5-2 месяца после события нет оснований отказываться от установления наличия в полостях спермы и дальнейшего ее исследования. [5]

Сперматозоиды могут быть разрушены в следах спермы не только под действием микрофлоры влагалища, но и в результате воздействия на пятно различных внешних факторов. Кроме того, при некоторых патологических состояниях (олиго- и азооспермия) сперматозоиды или полностью отсутствуют в следах спермы, или содержатся в очень малом количестве, затрудняющем их морфологическое исследование.

  1. В случаях, когда судебный биолог не выявляет морфологически различимых элементов спермы в подозрительных пятнах, либо найдены только единичные головки сперматозоидов, применяются иммунологические методы.

В настоящее время находит широкое применение мембранный диагностический тест для судебно-медицинского анализа, позволяющий обнаружить присутствие спермы (семенной жидкости) путем полуколичественного определения PSA (простатического специфического антигена).

РSA (простатический специфический антиген) – гликопротеин, продуцируемый в простате и секретируемый в семенную жидкость. Концентрация PSA в семенной жидкости составляет 0,2 – 3 мг\мл. Главная функция PSA – обеспечение жидкого состояния спермы. PSA содержится не только в сперме, так, например, содержание PSA в вагинальном содержимом составляет 0,4 – 0,9 нг\мл. Такие жидкости, как кровь, моча тоже содержат PSA. В сыворотке крови мужчины концентрация PSA составляет 4 нг\мл и возрастает она только в случаях заболеваний предстательной железы до 200 нг\мл. Количество PSA в моче здорового мужчины в некоторых случаях достигает 800 нг/мл. В случае неясно¬сти в дифференциации между семенной жидкостью и мочой возможно определение концентрации PSA в разведенных пробах. [6]

Принцип теста: хроматографическое иммунологическое исследование, выполняемое на тест-пластинке. Тест содержит два вида моноклональных мышиных анти- PSA антител (одни иммобилизированы в зоне теста «Т», другие – подвижные и меченные атомами золота, располагаются у окошка для внесения пробы) и поликлональные анти-мышиные антитела (в зоне внутреннего стандарта и в зоне С (контроля)). [6]

Тест способен определять PSA в концентрации от 2 нг\мл до 100 мкг\мл. При концентрации PSA, равной 500 мг\мл можно наблюдать феномен «прозоны». Линия внутреннего стандарта (центральная) соответствует концентрации PSA, равной 4 нг\мл. [6]

PSA положительные пробы проявляются 3 линиями: линия 1 – результат (только PSA положительные пробы), линия 2 – внутренний стандарт (коррелирует с концентрацией приблизительно 4 нг/мл PSA), линия 3 – контроль. PSA отрицательные (ниже определяемого предела) пробы проявляются 2 линиями в результате: линия 1 – не определяется. Появление линии 2 (внутренний стандарт) и линии 3 (контроль) подтверждают действительность теста. [6]

Преимущества определения PSA:

– возможность установить наличие спермы, когда сперматозоиды отсутствуют (мужчины с азооспермией, вазэктомией);

– возможно установление наличия PSA даже в малом количестве спермы;

– PSA характеризуется хорошей устойчивостью. В вагинальном секрете происходит постоянное разложение PSA. Определить PSA в вагинальном секрете можно в среднем спустя 14-47 часов после полового акта. Зафиксированы случаи, когда PSA был определен в пятнах с семенной жидкостью 30-летней давности.

– PSA – признак, более специфичный чем определение кислой фосфатазы.

– тесты просты, удобны в обращении.

Ввиду высокой стоимости тестов, данная методика применяется в последнюю очередь, когда классические морфологические методы исчерпали свои возможности, либо когда малое количество исследуемого материала не позволяет эксперту использовать менее эффективные методики. Стоимость одного определения сегодня составляет более 7000 белорусских рублей. В то время как по одному расследуемому случаю приходится исследовать до 100 и более объектов.

Проблема исследования смешанных пятен.

Выявление группоспецифических антигенов системы АВО в смешанных пятнах представляет собой сложную проблему, так как в основном исследуются выделения из открытых полостей тела человека: ротовой, вагинальной, анальной. В таком материале всегда содержится большое количество микрофлоры, обладающей серологической активностью, способной искажать истинный фенотип индивидуума, обуславливая в ряде случаев кажущееся несовпадение антигенных характеристик крови и выделений одного и того же человека. Кроме того, в разных участках одного и того же пятна может находиться различное количество клеточного материала.

При половых преступлениях или при подозрении на них, для решения вопроса от групповой принадлежности спермы в представленных на экспертизу следах на вещественных доказательствах, которые, как правило, имеют примесь эпителиальных клеток или крови, возникает необходимость их разделения. С этой целью было предложено применение техники дифференцированного лизиса, ранее используемого при ДНК-анализе для выделения генетического материала сперматозоидов из «смешанных» следов.

Этот метод основан на разнице в химическом строении клеточных оболочек сперматозоидов и эпителиальных клеток, а именно – наличие в мембране сперматозоидов большого количества дисульфидных связей, что способствует повышенной устойчивости сперматозоидов к воздействию факторов внешней среды. Во время предварительной инкубации в растворе, содержащем лизирующие агенты и протеолитический фермент, происходит разрушение клеточных оболочек и ядер буккального и влагалищного эпителия, клеток крови. Без разрушения дисульфидных связей специальными химическими агентами (дитиотреитолом) эти связи не позволяют эффективно расщеплять белки сперматозоидов протеолитическими ферментами (в частности, протеиназой К или другими). Сперматозоиды преимущественно сохраняются. [11]

После вышеописанной обработки пятен проводится определение группоспецифических антигенов системы АВО спермы, сохранившейся в пятне, общепринятой методикой реакции абсорбции-элюции.

Этот метод не требует более тонких расчетов реактивов и выдержки временных параметров, выходящих за пределы обычных при проведении классических серологических реакций.

Литература

  1. Барсегянц, Л. О., Левченков, Б. Д. Судебно-медицинская экспертиза выделений организма. М.: Медицина, 1978. 143 с.
  2. Дергай, Г. Б. «Современные возможности судебных экспертиз»: учеб. пособие. Акад. МВД Республики Беларусь, 2000.
  3. Дерягин, Г. Б. // Суд.-мед.эксперт. 2006. № 5.
  4. Дмитриева, О. А. // Суд.-мед.эксперт. 2004. № 3.
  5. Дмитриева, О. А. // Суд.-мед.эксперт. 2008. № 1.
  6. «Полное руководство по применению мембранных иммунологических тестов на выявление простатического специфического антигена (PSA).»
  7. Барсегянц, Л. О. Судебно-медицинское исследование вещественных доказательств. М.: Медицина, 1999. 135 с.
  8. Свирский, М. С., Зайцев, В. В. Определение компонентов и изолированная диагностика групповых антигенов спермы и влагалищных выделений в смешанных пятнах // Суд.-мед.эксперт. 1980. № 2.
  9. Туманов, А. К. Основы судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств. «Медицина», М., 1975.
  10. Методические рекомендации по основным методам исследования вещественных доказательств. ЦСБЛ. Минск, 2001.
  11. Материалы международной конференции «Актуальные вопросы сотрудничества судебно-медицинских служб государств-участников Содружества Независимых Государств». Минск: «Медисонт», 2007. Раздел 6. С. 227-23

Реакция преципитации является одной из реакций иммунитета, при которой происходит взаимодействие антигенов и антител. При определении видовой специфичности крови антигенами являются белки крови (альбумины и глобулины), а антителами — иммунные белки (глобулины) преципитирующей сыворотки. В настоящее время изготавливают сыворотки, способные преципитировать белки крови человека, крупного рогатого скота, лошади, свиньи, собаки, кошки, птицы, кролика, лося. Эксперт устанавливает, с какой из введенных в реакцию сывороток образуется осадок (преципитат), и на основании этого определяет видовую принадлежность крови.

При определении группы крови в пятнах на вещественных доказательствах работу начинают с последовательного изучения образцов крови проходящих по делу лиц. В форменных элементах (эритроцитах, лейкоцитах) и сыворотке крови содержатся передающиеся по наследству белки, которые образуют эритроцитарные и сывороточные системы. Наиболее известной и чаще всего исследуемой является эритроцитарная система АВО. По данной системе кровь людей разделяют на четыре группы: Оa b (I), Аb  (I I ), Вa  (I I I ) и АВ (I U ).

В случае одногруппности по этой системе образцы крови лиц, проходящих по делу, изучают по иным эритроцитарным и сывороточным системам. К ним относят эритроцитарные системы МN Ss, Р, Lewis, Резус, сывороточные системы Ym и Hp. Если по какой-либо системе будет выявлено различие между образцами, то именно эту систему используют при работе с пятнами крови, что позволяет исключить кого-либо из проходящих по делу лиц.

Определение половой принадлежности крови

Половой хроматин был открыт в 1949 году при исследовании клеток мозговой ткани кошек. В дальнейшем половой хроматин был обнаружен у человека в клетках головного мозга, печени, почек и других органах. Исследование начинают с обнаружения Y-хроматина, так как он дает возможность определять не только половую, но и видовую принадлежность крови. Наличие его даже в единичных клетках позволяет судить о том, что кровь принадлежит человеку, а по половому признаку является мужской. Х- и Y-хроматин определяют при микроскопическом исследовании в люминесцентном микроскопе.

Определение давности образования пятен крови (метод определения активности ферментов крови; метод установления спектра гемоглобина, оксигемоглобина, метгемоглобина /со временем происходит превращение гемоглобина в его дериваты, что и устанавливают при спектральном исследовании/; метод определения остаточного азота и хлора; метод определения распространения хлоридов из пятна /чем больше времени прошло с момента образования пятна, тем шире будет кайма хлоридов вокруг пятна/.

Установление принадлежности крови в пятнах плоду и взрослому человеку при расследовании дел, связанных с детоубийством. Оно основано на том, что гемоглобин плодов и новорожденных по физико-химическим, биохимическим и иммунологическим свойствам отличается от гемоглобина взрослых. Другой метод – определение специфических ферментов в крови матери. В пятнах крови давностью до 1-го месяца удается получить положительный результат.

Установление беременности и бывших родов основано на выявлении хорионгонадотропина, гормона который содержится в крови и моче беременных женщин на протяжении всей беременности, начиная с 5-9 дня.

Установить беременность и бывшие роды можно и по наличию в крови фермента лейцинаминопептидазы. Этот фермент определяется в крови на 8-10 неделе беременности и сохраняется в течение 40-50 дней после родов.

В результате гистохимических и цитологических исследований установлено, что в состав хромосом входит комплекс белка с дезоксирибонуклеиновой кислотой (ДНК). Хромосома – это ядерная структура, содержащая расположенные в линейной последовательности гены. ДНК состоит из двух цепей и представляет собой сугубо индивидуальный в своей последовательности набор нуклеотидов и аминокислот. Используя различные ферменты, каждый из которых в силу своей биохимической активности в строго определенном месте разрывает цепь ДНК, получают ее отдельные фракции, которые являются индивидуальными для каждого человека.

Исследование ДНК жидкой крови при расследовании дел о спорном отцовстве, материнстве и замене детей – весьма целесообразно и широко применяется в экспертной практике. Метод позволяет исследовать следы крови и спермы в пятнах не менее 3-х мм в диаметре и давностью образования до 3-х месяцев. Использование данного метода позволяет исследовать даже разрушенную ДНК. Например, в тампонах с содержимым влагалища достаточно нескольких сперматозоидов для идентификации личности.

Метод позволяет не исключать, а устанавливать личность, причастную к совершению преступления; в делах по спорному отцовству — также не исключать, а устанавливать его.

В следственной практике нередко возникает необходимость установления на предметах следов таких выделений, как моча, слюна, пот, влагалищные выделения. В начале исследования устанавливают наличие того или иного выделения, а затем решают вопрос о возможности его происхождения от определенного лица путем выявления групповых и половых факторов. При этом учитывается групповая принадлежность крови проходящих по делу лиц, а также категория и степень их выделительства. При расследовании дел о детоубийстве большое значение придается обнаружению на вещественных доказательствах пятен околоплодных вод, мекония и сыровидной смазки, доказывающих факт рождения младенца.

В судебно-медицинской практике наличие слюны приходится устанавливать на окурках, почтовых конвертах, различной посуде, на одежде насильника и потерпевшей в случае борьбы, на кусках тканей при подозрении на использование их в качестве кляпа и в ряде других случаев.

Слюна представляет собой бесцветную вязкую жидкость. Она может быть прозрачной или мутноватой, что зависит от примеси в ней микроорганизмов, эпителиальных клеток, лейкоцитов, остатков пищи. Слюна является продуктом деятельности слюнных желез: околоушной, подчелюстной и подъязычной. Химический состав ее довольно сложен: в ней растворены многие органические вещества и минеральные соли. Основную массу органических компонентов представляют белки: муцин, глобулин и аминокислоты. В число органических компонентов входят мочевина и молочная кислота. В слюне содержится и большое количество ферментов. Суточное количество слюны, выделяемое человеком, составляет около 1500 мл, сухой остаток – 0,5-1%.

Пятна слюны на вещественных доказательствах обычно имеют беловатый или желтоватый цвет. При облучении ультрафиолетовым или видимым синим цветом они флюоресцируют беловато-голубым цветом. При наличии загрязнений и примесей (например, крови) пятна слюны не флюоресцируют. Метод может быть использован в качестве ориентировочной пробы при исследовании пятен, подозрительных на присутствие слюны.

Морфологический метод также не может быть использован в качестве доказательного при установлении наличия слюны, так как в ней не содержится каких-либо стабильных морфологических компонентов.

 

Химическое установление наличия слюны в пятнах основано на выявлении в них пищеварительного фермента – амилазы (птиалина), расщепляющего полисахариды до простых сахаров. Амилаза содержится не только в слюне, но и в других выделениях и в крови человека. Однако исключительно высокая активность амилазы в слюне по сравнению с таковой в крови и соблюдение определенной техники исследования позволяет добиться полной специфичности реакции для обнаружения слюны в пятнах.

Реакция основана на способности нерасщепленного крахмала давать синее окрашивание с раствором металлического йода. Крахмал же, подвергшийся гидролизу под действием амилазы, при добавлении йода не даст синей окраски, поскольку с продуктами его расщепления (простые сахара) такого окрашивания не происходит.

В состав мочи входят как неорганические, так и органические вещества. К числу постоянно присутствующих неорганических веществ относятся соли калия, натрия, магния, хлора, сульфаты, фосфаты. Из органических соединений наиболее информативными для судебно-медицинского исследования являются мочевина и креатинин.

Пятна мочи флюоресцируют сине-голубым цветом при облучении ультрафиолетовыми лучами; при освещении видимым синим цветом они выглядят более светлыми по сравнению с окружающим фоном.

Несмотря на то, что мочевина содержится в моче в наибольшем количестве, по сравнению с другими органическими компонентами, ее значение для установления наличия мочи невелико вследствие быстрого разрушения под влиянием внешних воздействий и в результате значительного колебания ее уровня при различных состояниях организма человека.

Химическое определение креатинина основано на выявлении креатинина и его производных, являющихся специфическими составными компонентами мочи. В ходе него учитывается характер сочетания двух цветовых реакций. Сине-зеленый цвет экстракта из пятна и отсутствие окрашивания образца предмета-носителя свидетельствуют о наличии мочи в исследуемом объекте. После установления факта наличия мочи в исследуемом объекте, производят определение ее групповой принадлежности.

В практике судебно-медицинской экспертизы часто приходится устанавливать лиц, которым принадлежали или которые могли использовать те или иные предметы одежды, головные уборы и т.д. В этих случаях исследуют следы пота и потожировых выделений.

Пот представляет собой секрет потовых желез. Количество пота, выделяемого человеком, достигает 4 г за 1 час. Оно колеблется в зависимости от функционального состояния организма, термических и психических воздействий, приема лекарственных средств и т.п. Состав пота сложен и непостоянен. Основную массу составляет вода (97-99%), в которой растворены неорганические вещества, такие как натрий, калий, кальций и др. Из органических соединений следует выделить белки, липиды, аминокислоты, ферменты.

Обычно пот представляет собой бесцветную жидкость, но при развитии некоторых микроорганизмов он может приобретать различную окраску. Пятна пота на белых тканях выделяются желтым цветом; на окрашенных тканях они не видны. На участках одежды, подвергшихся постоянному интенсивному пропитыванию потом, происходит обесцвечивание или стойкое изменение цвета ткани.

Пятна пота и потовых выделений флюоресцируют беловатым или голубоватым цветом. Этот метод следует использовать при поисках малозаметных пятен, подозрительных на наличие пота.

Морфологический метод малоэффективен, так как содержащиеся в поте морфологические элементы (клетки эпидермиса, капли жира, микроорганизмы) малочисленны и нехарактерны.

Химический метод обнаружения пота основан на реакции выявления аминокислоты серина. Серин содержится в поте постоянно и в высокой концентрации по сравнению с другими биологическими жидкостями. Показательно то, что концентрация серина не изменяется при болезнях, не зависит от характера принимаемой пищи, а также от того, в какой части тела образован пот.

При исследовании вещественных доказательств, представленных на экспертизу в связи с различными преступлениями на сексуальной почве, большое значение имеет обнаружение на них следов влагалищных выделений, что является серьезным подтверждением совершенного преступления. Особое значение приобретает установление примеси вагинального секрета в следах спермы, обнаруженных на вещественных доказательствах, без которого трудно, а порой просто невозможно, правильно оценить идентификационное значение выявленных в них групповых антигенов системы АВО.

Отделяемое влагалища вырабатывается маточными трубами, маткой, слизистой оболочкой стенки влагалища, бартолиновыми и другими железами. Морфологический и химический состав влагалищных выделений различен в зависимости от возраста и функционального состояния организма женщины (овариальный цикл, половая жизнь), соблюдения правил гигиены (степень чистоты влагалища), а также от патологических процессов.

Методы исследования, предложенные для установления наличия влагалищных выделений, подразделяют на ориентировочные и доказательные.

Ориентировочные методы

Микроскопический метод

Сущность метода заключается в идентификации влагалищных клеток при микроскопическом исследовании. Результаты исследования считают ориентировочными, так как многие ученые отрицают наличие специфики эпителиальных клеток слизистой оболочки женских половых путей.

Определение количественного содержания гликогена в клетках слизистой оболочки влагалища.

Определение эпителиальных клеток влагалища по особенностям расположения в них полового хроматина.

Доказательным методом установления наличия влагалищных выделений является определение ферментной активности исследуемого материала. Установление определенных фракций изофермента лактатдегидрогеназы (ЛДГ) указывает на происхождение выделений из половых органов женщины.

В качестве вещественных доказательств при расследовании разнообразных преступлений очень часто фигурируют волосы или обрывки волос, обнаруженные на месте происшествия, на орудиях преступления, транспортных средствах, одежде потерпевшего и подозреваемого и т.д. Широкие возможности экспертизы волос повышают их роль и значение для судебно-следственной практики.

Волосы на различных объектах можно обнаружить путем их осмотра невооруженным глазом и с помощью лупы. Объекты, на которых следует искать волосы, определяются в каждом конкретном случае обстоятельствами происшествия. Обнаружение волос иногда представляет большую трудность, особенно если они по цвету не отличаются от общего фона предмета, на котором находятся.

На теле и одежде подозреваемого и потерпевшей волосы могут быть обнаружены, например, при изнасиловании; на орудиях преступления — при убийствах, нанесении телесных повреждений в области головы; на транспортном средстве (в месте контакта с человеком) — при транспортных происшествиях.

Волосы могут быть обнаружены в виде пучка или отдельных волос. Цвет волос в пучке или пряди определяют как черный, темно-русый, русый, светло-коричневый, белокурый или рыжий. Цвет отдельных волос обозначают как черный, коричневый, желтый и т.д. От действия почв и гнилостного разложения трупа он может изменяться (светлеть или темнеть). Волосы с головы по своей форме могут быть прямыми, волнистыми, курчавыми и дугообразными.

Обнаруженные волосы тщательно описывают в протоколе, а затем изымают. Изъятие производят пальцами или пинцетом с резиновым или пробковым наконечником, чтобы не причинить волосам механических повреждений и сохранить посторонние загрязнения. Все волосы, обнаруженные на одном участке, помещают в отдельный пакет из чистой бумаги, на котором делают надпись с указанием количества волос, кем, когда и где они изъяты. Затем пакеты упаковывают в один общий конверт, который заклеивают, прошивают и опечатывают. Во избежание повреждения волос концы ниток на пакете можно припечатать сургучной печатью к отдельному куску картона (бирке), а не к конверту. На конверте указывают предметы, с которых изъяты волосы, уточняют принадлежность предметов тому или иному лицу, указывают количество волос, где, когда и кто их изъял.

Для установления принадлежности волос определенному лицу в качестве образцов для сравнительного исследования направляют волосы как подозреваемого, так и потерпевшего. В качестве образцов для сравнения направляют волосы с лобной, теменной, височных и затылочной областей. Волосы из каждой области берут в виде пучка из 20-25 волос (волосы выстригают, а при необходимости вырывают), упаковывают в отдельный пакет, на котором указывают: область головы, откуда изъяты волосы; фамилию, имя, отчество лица, у которого изъяты образцы; дату изъятия. Пакеты помещают в общий конверт, который также подписывают.

Макроскопически определяют цвет, форму и длину волоса. Перед определением цвета волос их промывают в теплой воде с мылом и обезжиривают эфиром. Цвет отдельных волос обозначают, например, как черный, коричневый и др. Цвет пряди или пучка волос описывают во множественном числе: светло-русые, белокурые, седые и т.д.; при этом отмечают оттенки: золотистый, пепельный и др. Для измерения пользуются линейкой, на которую кладут волос и осторожно его распрямляют. По форме волосы разделяют на прямые, дугообразные, волнистые и курчавые. Форма волос определяется при изучении каждого отдельного волоса и при рассмотрении их в пучке.

Одним из основных методов для разрешения многих вопросов служит микроскопическое исследование. Волосы представляют собой эпидермальные ороговевшие образования, состоящие из корневой части, укрепленной в коже под углом к поверхности, и стволовой части (стержня). Корень волоса заканчивается утолщением (волосяная сумка), а периферический конец (стержень) — верхушкой различной формы (иглообразной, в виде метелки и т.д.).

В волосе различают три слоя:

  1. Сердцевина, или мозговое вещество занимает центральное место и состоит из клеток, расположенных в один или несколько рядов. В тонких волосах сердцевина может отсутствовать.
  2. Корковое вещество состоит из клеток, вытянутых вдоль волоса. В них содержится пигмент, обусловливающий цвет волос. Седые волосы пигмента не содержат. Между сердцевиной и корковым слоем содержится воздух.
  3. Кутикула представляет собой слой тонких клеток, располагающихся черепицеобразно вдоль волоса на всем его протяжении.

При микроскопическом исследовании устанавливают: региональное происхождение волос (учитывается совокупность признаков: длина, толщина, состояние периферических концов, форма и особенности поперечных срезов волос).

Способ отделения волоса.

Наличие механических повреждений и установление орудия повреждения.

Действие высокой температуры.

Действие на волосы щелочей и кислот.

Принадлежность волос человеку или животному.

Болезни волос.

Окрашивание или обесцвечивание волос.

Определение видовой принадлежности волос

Установив, что исследуемые объекты являются волосами, определяют их видовую принадлежность. В этих целях используют следующие методы исследования:

Вопрос о принадлежности волос человеку или животному решается на основе совокупности различий их многочисленных морфологических признаков. Для волос человека, например, характерна веретенообразная форма, а для животных — форма “двойного веретена”. В отличие от человека, даже самые тонкие волосы животных имеют сердцевину. Пигмент в волосах животных содержится не только в корковом слое, но и в сердцевине. Учитывают и другие признаки.

Метод электрофореза волос заключается в расщеплении белков волос до полипептидов, которые подвергают электрофоретическому анализу. Выявление отдельных фракций полипептидов подтверждает видовую принадлежность волос.

Волосы подвергают обработке специальными химическими реактивами. При этом в шерсти животных пигмент обесцвечивается только по периферии коркового слоя. В волосах человека изменение цвета коркового слоя происходит равномерно.

В клетках корня волоса имеется половой хроматин, исследование его позволяет установить принадлежность волос определенному полу. Половая принадлежность волос может быть определена и путем исследования химического состава, который различен у мужчин и женщин.

Для определения групповой принадлежности волос применяют их иммунологическое исследование, т.е. определение групповых антигенов системы АВО в волосах. В крови и в волосах присутствуют одни и те же антигены. При этом учитывают категорию и степень выделительства. Полученные при исследовании волос данные сопоставляют с группой крови лиц, проходящих по делу, и на основании этого судят о происхождении волос.

Установление принадлежности волос определенному человеку (экспертиза сходства волос)

Принадлежность волос конкретному человеку устанавливают на основании:

1 — исследования морфологического строения волос, присланных на экспертизу, и образцов волос, проходящих по делу лиц (потерпевших, подозреваемых, обвиняемых);

2 — установления групповой принадлежности волос по системе АВО;

3 — определения половой принадлежности волос.

Вопрос о сходстве волос с целью установления возможной или невозможной их принадлежности конкретному, интересующему следствие лицу, является наиболее трудным, но самым важным этапом исследования. Необходимо помнить, что задача такой экспертизы не в установлении тождества волос, а только в определении их сходства или несходства (по морфологическим, антигенным и половым признакам). Такая постановка вопроса объясняется тем, что у одного и того же человека волосы с разных областей головы могут быть неидентичными, и в то же время волосы разных людей могут иметь значительные элементы сходства.

Сравнивать волосы при проведении экспертизы можно лишь при условии их одинаковой региональной принадлежности ( волосы с головы, лобковые волосы и т.д.). В начале исследуют все волосы, присланные на экспертизу, а затем образцы проходящих по делу лиц.

При установлении сходства волос исследуют их различные морфологические признаки: форму и толщину, цвет, оттенок, характер расположения пигмента, наличие или отсутствие сердцевины, форму и особенности поперечных срезов и др.

Волосы исследуют при облучении ультрафиолетовыми лучами и в поляризованном свете. Различное количественное содержание микроэлементов в волосах (кальций, магний, медь, железо, серебро) может быть выявлено при эмиссионно-спектральном исследовании. С помощью инфракрасной спектроскопии можно точно установить, каким именно красителем окрашены волосы и даже каким шампунем они вымыты.

Использование специальных методов исследования волос представляет возможность обнаруживать вещества спустя дни, недели и годы после их приема; судить о времени приема лекарственных и наркотических средств (ретроспектива их приема); определять наличие наркотиков и никотина в волосах новорожденных, получавших эти вещества в утробе матери.

В волосах образуется устойчивый комплекс с белками, липидами и меланином. В пигментированных волосах химических веществ накапливается больше, чем в светлых и седых.

____________________

  1. Белкин P.C. Очерки криминалистической тактики: Учеб. пособие. – Волгоград: ВСШМВДРФ, 1993. – С. 45.
  2. Грошенкова O.A. Использование запаховых следов человека в расследовании преступлений: Автореферат дис. … канд. юрид. наук. – Саратов, 2000. – С. 4.
  3. Грузевич В.А., Лозинский Т. Ф. Комплексное изъятие следов при осмотре мест происшествий, связанных с хищениями из метал-лическиххранилищ: ‘Учебное пособие. -М.:ЦИиНМОКПМВДРоссии, 1998. -С. 14.
  4. Демин К.Е. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования убийств, совершенных наемными лицами: Дис. … канд. юрид. наук. – М., 2001. – С.124.
  5. Джуманбетова A.A. Использование специальных знаний при установлении связи “преступник-жертва: Дис. … канд. юрид. – М., 2004. – С. 95.
  6. СахароваЕ.Г. Расследование причинения вредаздоровью:Дис. … канд. юрид. наук. – ‘Тюмень, 2005. – С. 47.
  7. Барсегянц, Л.О. Современное состояние судебно- медицинского исследования вещественных доказательств и пути развития / Л.О. Барсегянц // Судебно-медицинская экспертиза. 2004. №5.
  8. Китаев, Н. Феномен «парадоксального выделительства» и проблема изобличения преступника / Н. Китаев // Законность. 1997. №4.
  9. Водько, Н.П. Почему так долго искали Чикатило / Н.П. Водько. М., 1996.
  10. Усанов, И.В. Роль судебных экспертиз в изобличении серийных убийц / И.В. Усанов // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы : межвуз. сб. науч. ст. / под ред. В.В. Степанова. Саратов, 2004. Вып. 12.
  11. Стегнова, Т.В. Заключение судебно-биологической экспертизы: его оценка и использование при формировании версий / Т.В. Стегнова, Т.Ф. Лозинский, Т.Н. Шамонова // Вестник МВД РФ. М., 1992. №5.
  12. Протасевич, А.А. Кровь как структурный элемент следовой обстановки на месте происшествия / А.А. Протасевич, Д.А. Степаненко, В.И. Шиканов. Иркутск, 1998.
  13. По итогам ряда повторных экспертиз по делу Чикатило: Выступление начальника отдела биологических исследований ЭКЦ МВД к.м.н. Т.В. Стегновой на семинаре в Генеральной прокуратуре СССР в 1991 г.
  14. Перепечина, И.О. Возможности применения моноклональных антител для судебно-медицинских исследований крови : сб. науч. тр. / И.О. Перепечина. М., 1990.
  15. Барсегянц, Л.О. Судебно-медицинское исследование вещественных доказательств : руководство для судебных медиков / Л.О. Барсегянц. М., 1999.
  16. Ахрамович, И.П. Использование естественно-научных знаний при расследовании насильственных преступлений : метод. пособие для следователей, судей, адвокатов и экспертов / И.П. Ахрамович ; под ред. Л.А. Шукан, А.З. Малинниковой. Минск, 2003.
  17. Стегнова, Т.В. Исследование следов спермы методом генотипоскопии : метод. рекомендации / Т.В. Стегнова, Е.И. Рогаев, М.Г. Пименов, Е.Ю. Сыроквашева. М., 1993.
  18. Прокуратура Новосибирской области. Уголовное дело №86160.
  19. Сборник переводов по материалам зарубежной печати. М., 2004. Вып. 1.

Содержание

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 111

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code