ПРОБЛЕМА ОПРЕДЕЛЕНИЯ РАЗМЕРА КОМПЕНСАЦИИ ЗА НАРУШЕНИЕ АВТОРСКИХ ПРАВ ПРИ СУДЕБНОМ РАССМОТРЕНИИ СПОРА

В.А.Томилова, А.Ю.Томилов

Законодательство допускает возможность определения размера компенсации за нарушение авторских прав в твердой сумме или на основании стоимости контрафактных экземпляров произведения, а также размера стоимости права его использования. У суда также имеется право на снижение компенсации за нарушение исключительных прав ниже низшего предела. Наличие вариативности при определении размера компенсации влияет на рассмотрение спора в суде в части аргументирования позиций сторон по иску, на допустимость изменения предмета иска, а также может рассматриваться как довод при ведении переговоров с целью заключения мирового соглашения. В связи с этим проблема определения размера компенсации требует специального рассмотрения.

Ключевые слова: моральный вред, порядок рассмотрения судебного спора, компенсация морального вреда.

 

Судебная практика в части критериев определения размера компенсации в твердой сумме вполне определенна и достаточно устойчива. Истцы, опасаясь возложения на них части судебных расходов, предпочитают требовать компенсацию в минимальном размере, что освобождает суды от необходимости развернуто обосновывать ее размер. Выстраивая же определенную аргументацию, как правило, при снижении заявленного истцом размера компенсации, суды в большинстве своем не расширяют систему критериев, предложенную в п. 43.3 Постановления № 5/29 . Обстоятельства, не поименованные в соответствующем акте, принимаются судами во внимание только эпизодически, и их систематизация представляется затруднительной.

Например, нередко суды как основание для взыскания компенсации в минимальном размере рассматривают однократность нарушения, незначительную стоимость контрафактного товара , совершение нарушения индивидуальным предпринимателем, характер деятельности ответчика (розничная торговля товарами потребительского спроса) .

В некоторых случаях суды принимают во внимание и иные обстоятельства. Так, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 10 июня 2016 г. № 17АП-5800/2016-ГК по делу № А60-49780/2015 учел оптовый характер реализации контрафактного товара; Двадцатый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 14 мая 2015 г. № 20АП-1578/2015 по делу № А68-5875/2014 — небольшой объем продаж контрафактного товара; Московский городской суд в апелляционном определении от 8 апреля 2015 г. по делу № 33-6109/2015 — прекращение нарушения после получения претензии истца.

Представляется, что все названные факторы могут приниматься в расчет при определении размера компенсации за нарушение исключительных авторских прав. В целом же расширение круга обстоятельств, принимаемых в расчет судом при разрешении дела, позволило бы точнее определять размер компенсации с учетом принципов разумности и справедливости.

Позиции судов по вопросу о допустимости снижения компенсации, рассчитанной по правилам
3 Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 20 сентября 2016 г. № 08АП-9468/2016 по делу № А46-3967/2016; Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 28 сентября 2016 г. № 08АП-9639/2016 по делу № А75-1473/2016; Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 сентября 2016 г. № 18АП-9086/2016 по делу № А07-6581/2015; Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23 мая 2016 г. № 18АП-3430/2016 по делу № А47-8229/2015.
п. 2 и 3 ст. 1301 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ), расходятся.

В ряде судебных актов лаконично указывается, что подобная возможность законом не предусмотрена1. Однако господствующий в судебно-арбитражной практике подход прямо противоположен2.

Суды, признающие возможность снижения компенсации, в большинстве своем ссылаются на Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 2 апреля 2013 г. № 16449/12 по делу № А40-8033/12-5-74, посвященное компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак. Согласно правовой позиции, высказанной в указанном постановлении, вне зависимости от способа исчисления размера компенсации ее размер должен определяться исходя из необходимости восстановления имущественного положения правообладателя, поэтому при определении размера компенсации следует учитывать возможность привлечения к ответственности правообладателем всех известных нарушителей его права. Соответственно суд при мотивированном обосновании своей позиции не лишен возможности взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием. Арбитражные суды интерпретируют данное постановление как допускающее применение критериев определения размера компенсации, заложенных в п. 3 ст. 1252 ГК РФ и п. 43.3 Постановления № 5/29, вне зависимости от способа ее расчета3.

1 Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 25 мая 2015 г. № 33-8429/2015 по делу № 2-1031/2015; Апелляционное определение Московского городского суда от 16 декабря 2015 г. по делу № 33-31648/2015; Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 17 декабря 2016 г. по делу № А74-11585/2015.

2 Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 2 февраля 2017 г. № 18АП-16318/2016 по делу № А76-12830/2015; Постановление Суда по интеллектуальным правам от 6 апреля 2016 г. № С01- 239/2016 по делу № А76-22595/2014; Постановление Суда по интеллектуальным правам от 13 декабря 2016 г. № С01-1073/2016 по делу № А40-163397/2015; Постановление Суда по интеллектуальным правам от 12 февраля 2015 г. № С01-1431/2014 по делу № А71- 2029/2014; Постановление Суда по интеллектуальным правам от 26 декабря 2016 г. № С01-1135/2016 по делу № А60-49303/2015; Постановление Суда по интеллектуальным правам от 15 января 2016 г. № С01-1170/2015 по делу № А76-7663/2015; Постановление Суда по интеллектуальным правам от 24 января 2017 г. № С01- 1234/2016 по делу № А40-14089/2016.

3 Постановление Суда по интеллектуальным правам от 12 февраля 2015 г. № С01-1431/2014 по делу № А71- 2029/2014; Постановление Суда по интеллектуальным правам от 13 декабря 2016 г. № С01-1073/2016 по делу № А40-163397/2015; Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23 мая 2016 г. № 18АП-3430/2016 по делу № А47‑8229/2015

В качестве основания для снижения размера компенсации суды рассматривают:

1) отсутствие доказательств использования контрафактных экземпляров произведения истца (компьютерных программ) в предпринимательской деятельности и создание на компьютерах ответчика файлов (документов) при помощи указанных программ, установку контрафактного программного обеспечения на незначительную часть компьютеров истца ;

2) социальную направленность деятельности ответчика и отсутствие экономической выгоды от такой деятельности, отсутствие доказательств «злокозненности» в действиях ответчика, а также то, что при заключении спорных договоров третье лицо гарантировало урегулирование всех спорных вопросов при поступлении в адрес ответчика претензий от лиц, чьи исключительные права были нарушены;

3) последующее поведение ответчика, в том числе и включение в договоры с контрагентами условия о приобретении лицензии .

Отдельно стоит отметить Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда в от 17 октября 2014 г. № 17АП-12075/2014-ГК по делу № А71-2029/2014, оставленное без изменения Постановлением Суда по интеллектуальным правам от 12 февраля 2015 г. № С01-1431/2014, где в качестве основания для снижения компенсации расценена недоказанность стоимости права использования произведения при сравнимых обстоятельствах.

Стоит отметить, что Суд по интеллектуальным правам предъявляет более строгие требования к обоснованию снижения размера компенсации, исчисленной по правилам п. 2 и 3 ст. 1301 ГК РФ, чем компенсации, исчисленной по правилам п. 1 ст. 1301 ГК РФ . Так, в Постановлении Суда
по интеллектуальным правам от 13 декабря 2016 г. № С01-1073/2016 по делу № А40-163397/2015 подчеркнуто, что при заявлении к взысканию компенсации, рассчитанной исходя из двукратной стоимости товаров, закон не устанавливает право суда на самостоятельное определение суммы компенсации, а дает суду в исключительных обстоятельствах право на ее снижение по сравнению с рассчитанной по установленным законом правилам, которое должно быть обосновано достаточной аргументацией, построенной на анализе конкретных обстоятельств нарушения исключительного права истца.

При этом, усмотрев основания для снижения компенсации, суды в ряде случаев взыскивали ее в размере однократной стоимости экземпляров произведения (компьютерных программ) или стоимости права использования произведения, а в ряде случаев определяли ее размер совершенно произвольно .

Сложившаяся судебная практика находит свою поддержку у отдельных представителей отечественной доктрины, которые полагают, что норма п. 3 ст. 1252 ГК РФ об определении размера компенсации судом по своему усмотрению с учетом указанных в ней критериев должна применяться вне зависимости от способа определения размера компенсации [2].

Однако подобный подход не вполне соответствует закону. Формулировки положений п. 2 и 3 ст. 1301 ГК РФ предполагают однозначное определение размера компенсации и не предусматривают дискреционных полномочий суда в соответствующем процессе. Буквальная формулировка правила п. 3 ст. 1252 ГК РФ — размер компенсации в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости определяется судом в пределах, установленных кодексом — наводит на мысль о его применимости лишь к случаям взыскания компенсации по п. 1 ст. 1352 ГК РФ. Аналогичные суждения были высказаны и участниками заседания Научно-консультационного совета при Суде по интеллектуальным правам .

Возможно, правовая позиция Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 2 апреля 2013 г. № 16449/12 по делу № А40- 8033/12-5-74 применима лишь в ситуации предъявления иска о взыскании «расчетной» компенсации одновременно к нескольким участникам «цепочки нарушителей» (например, к лицам, последовательно перепродававшим спорный товар), так как именно это и имело место в рассматриваемом деле, а суд упоминает о необходимости учета возможности привлечения к ответственности всех известных правонарушителей.

При этом нельзя отрицать, что размер компенсации, определенной на основании п. 2 и 3 ст. 1301 ГК РФ, может не соответствовать требованиям разумности и справедливости и быть несоразмерным последствиям совершенного правонарушения. Более того, некоторые авторы утверждают, что определение размера компенсации исходя из стоимости контрафактных экземпляров произведения без учета доли стоимости права использования произведения в общей стоимости продукции (которая может быть незначительна), изначально экономически необоснованно, так как ведет к неоправданному обогащению правообладателя и чрезмерному обременению правонарушителя [1. С. 116-118].

Кроме того, формально снижение компенсации, исчисленной по правилам п. 2 и 3 ст. 1301 ГК РФ, невозможно и на основании п. 3 ст. 1252 ГК РФ. Соответствующая норма — исходя из установленного в ней ограничения на уменьшение общего размера компенсации ниже пятидесяти процентов от суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения — рассчитана исключительно на случай взыскания компенсации в твердой сумме, определяемой по усмотрению суда, так как «минимальные размеры» установлены лишь применительно к соответствующему способу расчета.

3 Протокол № 5 заседания Научно-консультативного совета при Суде по интеллектуальным правам от 5 сентября 2014 г. [Электронный ресурс] // Суд по интеллектуальным правам : сайт. URL: http://ipc.arbitr.ru / node/13542 

Иными словами, с политико-правовой точки зрения, саму идею снижения компенсации, рассчитанной по правилам п. 2 и 3 ст. 1301 ГК РФ, можно оправдать. Однако при этом необходимо обратить внимание на недопустимость снижения компенсации до размера однократной стоимости права использования произведения, что имеет место в ряде упомянутых случаев . В Постановлении Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 сентября 2015 г. № 18АП-10867/2015 по делу № А76-7663/2015 (оставленном без изменения Постановлением Суда по интеллектуальным правам от 15 января 2016 г. № С01-1170/2015) определение соответствующего размера компенсации сопровождалось ссылками на необходимость восстановления имущественного положения правообладателя как цели компенсации за нарушение интеллектуальных прав. Но устанавливая кратный размер компенсации, законодатель, очевидно, исходил из необходимости придания ей карательного элемента, который совершенно исчезает при взыскании компенсации в размере однократной стоимости права использования произведения.

Необоснованным представляется также и произвольное определение размера компенсации при недоказанности стоимости права использования произведения при сравнимых обстоятель- ствах , так как подобная практика представляет собой подмену одного способа расчета компенсации другим, в то время как право его выбора принадлежит истцу . В соответствующей ситуации более правильным будет отказ суда в удовлетворении заявленных требований .

В заключение анализа правоприменительной практики по вопросу о допустимости снижения компенсации, определенной по п. 2 и 3 ст. 1301 ГК РФ, необходимо отметить, что в ближайшее время она может кардинально измениться. Определением Верховного Суда РФ от 28 февраля 2017 г. № 305-ЭС16-13233 передано в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ дело № А40-131931/2014 о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак в размере двукратной стоимости контрафактного товара. Из фабулы указанного дела следует, что суды нижестоящих инстанций, принимая во внимание правовую позицию, изложенную в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 2 апреля 2013 г. № 16449/12, снизили размер компенсации. Однако судья Верховного Суда РФ счел заслуживающим внимания довод заявителя о том, что компенсация, взыскиваемая на основании подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ, является фиксированной и ее снижение недопустимо. В противном случае наличие специальной нормы, позволяющей правообладателю требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере двукратной стоимости контрафактного товара, теряет всякий смысл.

Согласно позиции Конституционного Суда РФ (КС РФ), выраженной в Постановлении от 13 декабря 2016 г. № 28-П, при определении размера компенсации, подлежащей взысканию с индивидуального предпринимателя на основании п. 1 ст. 1301, п. 1 ст. 1311 и подп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК РФ, в случае нарушения одним его действием прав на несколько объектов интеллектуальной собственности суд должен иметь возможность снизить ее размер ниже установленного соответствующими нормами предела. В качестве необходимых условий для этого КС РФ назвал многократное превышение размера компенсации над размером причиненных правообладателю убытков (если убытки поддаются исчислению с разумной степенью достоверности, а их превышение доказано ответчиком) и наличие обстоятельств, свидетельствующих о том, что правонарушение совершено индивидуальным предпринимателем впервые и что использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые нарушены, не являлось существенной частью его предпринимательской деятельности и не носило грубый характер.

5 Протокол № 5 заседания Научно-консультативного совета при Суде по интеллектуальным правам от 5 сентября 2014 г.

Конституционный Суд РФ предписал федеральному законодателю внести в гражданское законодательство необходимые изменения, а судам до их внесения при рассмотрении требований, заявленных в порядке п. 1 ст. 1301, п. 1 ст. 1311 или подп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК РФ, руководствоваться соответствующим постановлением.

В настоящее время уже имеются вступившие в силу судебные решения, в которых суды применяют изложенную позицию КС РФ .

В Постановлении Суда по интеллектуальным правам от 16 марта 2017 г. № С01-140/2017 по делу № А56-22501/2016 подтверждено, что соответствующая позиция применима лишь при взыскании компенсации с индивидуального предпринимателя, но не с юридического лица. Подобный вывод соответствует буквальном тексту и смыслу постановления КС РФ, в котором необходимость снижения компенсации ниже низшего предела обосновывалась спецификой положения индивидуального предпринимателя и его неограниченной ответственностью по своим обязательствам.

В Постановлении Суда по интеллектуальным правам от 27 марта 2017 г. № С01-113/2017 по делу № А41-16712/2016 формулируется дополнительное условие снижения компенсации ниже низшего предела — заявление ответчика. В иных делах суды применяли вышеизложенную позицию КС РФ по собственной инициативе . Подход Суда по интеллектуальным правам представляется более соответствующим принципу состязательности гражданского процесса и исключительному характеру соответствующего снижения.

Следует отметить, что суды строго следуют разъяснениям КС РФ в части необходимости учета при решении вопроса о снижения компенсации ниже низшего предела фактов предшествующего привлечения лица к ответственности за нарушение интеллектуальных прав (или отсутствия таковых), а также характер имевшего место правонарушения.

В то же время требование КС РФ о необходимости доказывания ответчиком многократного превышения размера компенсации над размером причиненных правообладателю убытков, притом что убытки поддаются исчислению с разумной степенью достоверности, судами смягчается. В ряде случаев суды полагают достаточным доказать незначительность стоимости и количества реализованного ответчиком контрафактного товара . Но в Постановлении Восьмого арбитражного апелляционного суда от 29 декабря 2016 г. № 08АП- 13744/2016 по делу № А75-9187/2016 суд расценил как основание для снижения компенсации за неправомерное публичное исполнение музыкальных произведений «отсутствие доказательств вероятных убытков истца».

Последний подход противоречит позиции КС РФ, который исходит из презумпции соразмерности компенсации за нарушение исключительных прав и убытков правообладателя. Ориентация на незначительность стоимости и количества контрафактных товаров в этом отношении выглядит более правомерной, так как убытки правообладателя, не являющегося конкурентом ответчика, от реализации контрафактного товара соответствуют стоимости лицензии, которая должна была быть получена для их законного производства и введения в гражданский оборот. При этом лицензионные отчисления не могут превышать совокупную стоимость товара, произведенного с использованием объекта исключительных прав. Следовательно, незначительное количество реализованного товара и его низкая цена косвенно свидетельствуют о незначительных убытках правообладателя, а возложение на ответчика обязанности представления дополнительных доказательств по делу будет для него непосильным бременем.

3 Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 декабря 2016 г. № 17АП-17482/2016- ГКу по делу № А60-39641/2016; Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 20 января 2017 г. № 02АП-10585/2016 по делу № А82-7068/2016.

На основании изложенного можно констати- жение «расчетной» компенсации, что оправда-
ровать, что суды при определении размера ком- но с точки зрения разумности и справедливости.
пенсации в твердой сумме склонны по преимуще- Одновременно с этим при применении позиции,
ству ориентироваться на критерии, обозначенные выраженной КС РФ в Постановлении от 13 дека-
в п. 43.3 Постановления № 5/29, иные факторы бря 2016 г. № 28-П, суды стремятся придержи-
принимаются во внимание редко. В отсутствие ваться заложенных в нем критериев. прямого предписания закона суд допускает снижение «расчетной» компенсации, что оправдано с точки зрения разумности и справедливости. Одновременно с этим при применении позиции, выраженной КС РФ в Постановлении от 13 декабря 2016 г. № 28‑П, суды стремятся придержи-
ваться заложенных в нем критериев.

Список литературы

1. Васильева, Е. Н. Компенсация за нарушение исключительного права на интеллектуальную собственность / Е. В. Васильева. // Тр. Ин-та гос-ва и права Рос. акад. наук. — 2015. — № 6. — С. 101-124.
2. Филиппова, Т. А. Компенсация как способ защиты интеллектуальных прав: особенности правоприменения / Т. А. Филиппова // Патент. поверенный. — 2014. — № 6. — С. 36-42.

Библиографическое описание: Томилова, В. А. Проблема определения размера компенсации за нарушение авторских прав при судебном рассмотрении спора / В. А. Томилова, А. Ю. Томилов // Вестник Челябинского государственного университета. Серия: Право. — 2017. — Т. 2, вып. 2. — С. 119-124.

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 33

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code