ЛИКВИДАЦИЯ И ПРЕКРАЩЕНИЕ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА: СООТНОШЕНИЕ КАТЕГОРИЙ

Ю. В. Худякова, Е. В. Спесивцева

На основе анализа современного гражданского законодательства, практики его применения, положений Концепции развития гражданского законодательства РФ сформировано представление о правовой сущности ликвидации как одного из способов прекращения юридических лиц.

Ключевые слова: юридическое лицо, ликвидация, прекращение юридического лица, ликвидация юридического лица.

 

Для лучшего понимания сущности и природы возникновения института ликвидации необходимо рассмотреть общие и отличительные черты института ликвидации по сравнению со схожими институтами, применяемыми в отношении юридических лиц. В ст. 61 Гражданского кодекса (ГК) РФ законодатель определяет ликвидацию как нечто, что влечет за собой прекращение юридического лица без перехода его прав и обязанностей в порядке универсального правопреемства к другим лицам1.

Проблема соотношения ликвидации и прекращения коммерческих организаций является на сегодняшний день одной из наиболее острых и так до конца и не решенных. В этой связи А. В. Габов приходит к выводу о том, что «прекращение юридического лица — это юридический факт, результат; ликвидация же — это процесс, который направлен на прекращение юридического лица, но может таковым не закончиться» [1].

Термин «ликвидация» происходит от латинского liquidatio — окончание дела, в современное понимание данного термина вкладывается несколько значений [3]. Так, под ликвидацией можно понимать прекращение какого-либо субъекта или деятельности: например, ликвидация предприятия. В то же время термин «ликвидация» может быть применен в отношении какого-либо социального явления: например, ликвидация неграмотности, ликвидация буржуазии. Ликвидацией можно назвать также уничтожение какого-либо объекта: например, ликвидация оружия массового поражения. Если же мы рассматриваем ликвидацию хозяйственного общества, которая осуществляется в соответствии с действующими нормами права, то в данный термин вкладывается уже несколько иной смысл, во многом зависящий от воли законодателя.

1 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (ред. от 07.02.2017) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1994. № 32. Ст. 3301.

В отношении понятия «ликвидация юридического лица» (если говорить современным юридическим языком) в дореволюционный период развития отечественного гражданского права существовала некоторая неопределенность. Тогда институт ликвидации (прекращения) юридического лица находился в процессе зарождения, и это несколько усложняло понимание природы ликвидации (прекращения) юридического лица в теории. Дополнительные трудности вызывали неточности в законодательстве, применение различных формулировок в разных нормативно-правовых актах.

Так, А. Квачевский полагал, что естественным последствием прекращения товарищества является раздел товарищеского имущества, а разделу товарищеского имущества должна предшествовать ликвидация имущества, всех дел и сделок товарищества [2]. Другой видный ученый, юрист Г. Ф. Шершеневич, рассматривал ликвидацию как некий процесс очищения перед разделом, то есть прекращением юридического лица [4; 10]. Что касается советского периода развития гражданского права в контексте понимания института ликвидации юридического лица, то здесь в период действия ГК РСФСР 1922 г. среди юристов можно наблюдать позицию, согласно которой ликвидация юридического лица является одним из способов прекращения юридического лица, предполагающим прекращение (ликвидацию) дел и имущества.

Так, наибольшее распространение имела позиция, разделяющая понятия ликвидации и реорга
низации в зависимости от наличия или отсутствия правопреемства при прекращении юридического лица.

Приостановление деятельности законодатель определяет как «временное прекращение деятельности» (ст. 3.12 Кодекса РФ об административных правонарушениях). А прекращение деятельности «не временное», или бессрочное, есть ни что иное как прекращение юридического лица, что может быть следствием ликвидации, реорганизации (за исключением выделения) и банкротства (сюда можно отнести также прекращение недействующего юридического лица и банкротство отсутствующего должника как частные случаи соответствующих институтов) [3].

Анализируя действующие нормы гражданского права, а также иные правовые акты, можно увидеть отсутствие однообразия в понимании термина «прекращение юридического лица». Из ст. 61 ГК РФ следует, что прекращение юридического лица является следствием применения процедуры ликвидации. То есть ликвидация влечет прекращение юридического лица, что подтверждается внесением соответствующей записи в единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ).

В этом смысле термин «прекращение» приравнивается к юридическому факту внесения записи в реестр и приравнивается или обозначает завершение процедуры ликвидации. Нам представляется, что такое понимание «прекращения» — это довольно узкое токование данного понятия.

Такой подход не учитывает правовой традиции применения данного термина. В то же время, как следует из содержания ст. 64.2. ГК РФ и п. 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 декабря 2006 г. № 67 , термин «прекращение юридического лица» применим в отношении совокупности самостоятельных институтов, имеющих общие или одинаковые правовые последствия. Общность этих последствий заключается в гибели (роспуске) юридического лица. Такой подход представляется близким к классическому восприятию, широкому толкованию понятия «прекращение юридического лица». Такое восприятие помогает структурированному восприятию институтов прекращения юридического лица и представляется более удачным [6].

Поэтому под прекращением юридического лица предлагается понимать правовой процесс (процедуру), в результате применения которого прекращается правосубъектность юридического лица. Прекращение юридического лица завершается внесением записи в государственный реестр о прекращении юридического лица. Вышеуказанная позиция позволяет подчеркнуть общие черты институтов ликвидации, реорганизации (за исключением выделения) и банкротства.

Кроме того, применение термина «прекращение юридического лица» позволило бы избежать перечисления институтов ликвидации и реорганизации в некоторых нормативно-правовых актах и более точно передать смысловое содержание таких норм (например, п. 3 ст. 25.2., п. 1 ст. 25.6., п. 3 ст. 55, п. 5 ст. 84 и п. 11 ст. 89 Налогового кодекса РФ). Прекращение юридического лица представляет собой процесс, который может быть применен в различных институтах, но всегда завершается внесением соответствующей записи в государственный реестр. В настоящее время реестром юридических лиц, куда вносится соответствующая запись, является ЕГРЮЛ [5].

Прекращение юридического лица как процедура приводит к прекращению правосубъектности юридического лица, которая включает в себя правоспособность, то есть способность иметь права и обязанности и дееспособность, способность своими действиями приобретать и осуществлять права, а также создавать и исполнять обязанности [6]. Прекращение юридического лица, вне зависимости от способа прекращения, подтверждается внесением соответствующей записи в ЕГРЮЛ, что закреплено в соответствующем законодательстве, регулирующем порядок осуществления ликвидации, реорганизации и банкротства.

Прекращение юридического лица предлагается рассматривать как более широкое понятие. Прекращение юридического лица как процесс, приводящий к общему для различных институтов последствию — гибели юридического лица,— может являться следствием применения различных институтов, некоторые из которых имеют общие черты. Различаются эти институты основаниями и порядком применения.

Пересечение ликвидации и прекращения недействующего юридического лица обусловлено наличием общего для этих институтов признака платежеспособности. Необходимо также выделить общий для процедуры ликвидации и процесса банкротства порядок конкурсного производства.

Термин «прекращение», применяемый в отношении юридических лиц, формирует блок (совокупность) институтов, схожих по последствиям применения (внесение записи в ЕГРЮЛ о прекращении юридического лица) и некоторым общим принципам (защита интересов кредиторов при прекращении) [8].

Целесообразно говорить о применении термина «прекращение юридического лица» в широком и узком смысле.

В узком смысле термин применяется законодателем и обозначает гибель юридического лица, представляя собой общее последствие для институтов прекращения юридического лица в широком смысле. То есть термин «прекращение юридического лица» в широком смысле — это общий институт для частных случаев прекращения юридических лиц с теми или иными особенностями, характерными для конкретного института прекращения юридического лица.

Поэтому можно сказать, что предложенное нами определение прекращения юридического лица вбирает в себя понимание термина «прекращение» как в узком, так и в широком смысле [9].

Исходя из вышеизложенного, считаем, что было бы целесообразно на законодательном уровне закрепить понятия «прекращение деятельности юридического лица» и «прекращение юридического лица», что внесло бы определенную ясность также в понимание природы институтов ликвидации, реорганизации и банкротства и в проблему соотношения этих институтов.

В связи с этим необходимо также вспомнить, что термин «прекращение» имеет более глубокие корни в отечественном законодательстве по сравнению с более поздним термином «ликвидация», с которым он в последнее время ошибочно отождествляется в научной среде.

Список литературы

1. Габов, А. В. Ликвидация юридических лиц. История развития института в российском праве, современные проблемы и перспективы / А. В. Габов. — М. : Статут, 2011. — 303 с.
2. Квачевский, А. О товариществах вообще и акционерных обществах в особенности по началам права, русским законам и судебной практике / А. Квачевский // Журн. гражд. и уголов. права. — Кн. 6. — 1880. — Нояб.— дек.
3. Саргсян, А. А. К вопросу о ликвидации юридических лиц в принудительном порядке по законодательству Российской Федерации / А. А. Саргсян // Мониторинг законодательства и правоприменительной практики: оценки, предложения, прогнозы : Муромцевские чтения : материалы XIII Между- нар. науч. конф. — М., 2013. — 330 с.
4. Саргсян, А. А. Понятие ликвидации юридического лица. Характерные черты института ликвидации и разграничение от иных схожих по последствиям институтов / А. А. Саргсян // Науч. образование. Сер. Экономика и право. — 2014. — № 6. — С. 138-144.
5. Саргсян, А. А. К вопросу о добровольной ликвидации обществ с ограниченной ответственностью по законодательству Российской Федерации / А. А. Саргсян // Язык и логика закона и права : Муром- цевские чтения : сб. тр. XIV Междунар. науч. конф. — М., 2014. — 500 с.
6. Саргсян, А. А. Основания добровольной ликвидации хозяйственных обществ по гражданскому законодательству Российской Федерации / А. А. Саргсян // Вестн. Рос. гос. гуманит. ун-та. Сер. Экономика. Управление. Право. — 2015. — № 1 (144). — С. 120-127.
7. Саргсян, А. А. К вопросу о принятии решения о ликвидации хозяйственных обществ по законодательству Российской Федерации / А. А. Саргсян // Правовая реформа в современной России: опыт и перспективы : Муромцевские чтения : сб. тр. XV Междунар. науч. конф. — М., 2015. — 600 с.
8. Саргсян, А. А. Основания принудительной ликвидации юридических лиц по законодательству Российской Федерации / А. А. Саргсян // Вестн. Рос. гос. гуманит. ун-та. Сер. Экономика. Управление. Право. — 2016. — № 1 (3). — С. 137-143.
9. Саргсян, А. А. Правовые институты обеспечения платежеспособности хозяйственных обществ / А. А. Саргсян // Тр. Ин-та гос-ва и права Рос. акад. наук. — 2015. — № 2. — С. 116-123.
10. Шершеневич, Г. Ф. Конкурсный процесс / Г. Ф. Шершеневич. — М. : Статут, 2000. — 477 с.

Библиографическое описание: Худякова, Ю. В. Ликвидация и прекращение юридического лица: соотношение категорий / Ю. В. Худякова, Е. В. Спесивцева // Вестник Челябинского государственного университета. Серия: Право. — 2017. — Т. 2, вып. 2. — С. 56-60.

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 27

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code