Трансформация понятийного аппарата «объекты охраны окружающей среды» в российском праве периода правления Петра I

О.В.Малащенкова

Аннотация. Статья посвящена развитию понятия «объекты охраны окружающей среды» в российском праве периода Петра I, формированию новых правовых категорий и законодательному оформлению новых объектов охраны окружающей среды.

Ключевые слова: природная среда, окружающая среда, урбоэкология, категории лесов, недра, недропользование.

 

Правление Петра I принесло российскому праву значительное число нормативных актов, реформировавших различные сферы государственной деятельности. Довольно часто подвергается исследованию его вклад в развитие системы управления, военного дела и другие области государственной деятельности. В то же время незаслуженно мало уделено внимания исследованию трансформации понятия охраны окружающей среды, объектов охраны природы.

Особое внимание первого российского императора среди всех объектов природной среды привлекал лесной фонд как потенциальная база развития кораблестроения. Петром I была продолжена практика его предшественников классификации участков лесного фонда. Таким образом, появились заповедные (или запретные) леса, а также лесополосы вдоль водных объектов. В 1720 г. издается специальный Указ , регламентирующий ужесточение ответственности за вырубку заповедных лесов, а также особенность этой категории лесов.

Для целей особого контроля за лесами Указом 1722 г. повсеместно была введена специальная должность вальдмейстера, то есть лесниче- го . Целью введения подобной должности являлось ограничение хищнической деятельности населения на территории участков лесного фонда и привлечение их к ответственности за указанное деяние.

В 1723 г. была принята инструкция обервальдмейстеру , которая систематизировала лесное законодательство. Документом было сформировано понятие о лесах, их категориях и ответственности за ненадлежащую эксплуатацию участков лесного фонда в целом и вырубку отдельных деревьев в частности. Инструкция представляла собой своеобразный лесной кодекс. Она регламентировала особенности лесов, их описание и место дислокации определенных видов лесов. Были установлены способы их эксплуатации и даже запрет не только на вырубку, но и другие виды использования. Детально были проработаны виды эксплуатации лесов, возрасты рубок, способы охраны засек, понятия о заповедных лесах и случаи, когда рубки деревьев на этих территориях возможны. Отдельно уделялось внимание ответственности за незаконную вырубку лесов.

Начало XVIII в. ознаменовало появление нового объекта правовой охраны окружающей среды: недр. Интересно, что ни право Древней Руси, ни Московского Царства не содержало специальных норм, регламентирующих недропользование в целом и ответственность за нарушение правил охраны недр в частности. Однако, по мнению В.И. Кудриновского, на юго-западе Руси отношения недропользования сложились несколько раньше, чем на всей остальной территории Российского государства, в XV-XVI вв. Тем не менее нормативно определенного понятия недр, особенностей их охраны, а тем более мер юридической ответственности за посягательство на правоотношения по их охране, праву указанного периода не было известно. Рассматриваемые отношения по поводу использования недр носили исключительно гражданско- правовой характер , а возможность их эксплуатации реализовывалась через индивидуально-распорядительные акты.

Большинство ученых, в том числе современных , связывают возникновение правового регулирования недропользования с правлением Петра I, а именно с принятием им в 1700 г. Указа «Об учреждении приказа Рудокопных дел» . Документ провозглашал принцип горной свободы, но не содержал определения недр, характеристики их эксплуатации и ответственности за нарушение правил по их охране. Не регламентировались и сами правила охраны недр как объекта окружающей среды. В то же время недра определялись как объект исключительного права государственной собственности.

Понятийный аппарат отношений недропользования возникает чуть позже, в 1719 г., с принятием Указа «Об учреждении Берг-коллегиума и ведении в оном дел о рудах и минералах» . Нормативный акт вводил в правовой оборот понятия «полезные ископаемые», «рудокопные заводы», а самое главное – «место отвода», то есть, говоря современным языком, геометризованного блока недр, предоставленного для эксплуатации. Указом была установлена необходимость детальной идентификации места отвода, определения его границ на местности.

Таким образом, появляется новый дифференцированный объект правоотношений – недра. Тем не менее, как и в отношении других объектов природы, сфера недропользования первоначально имела гражданско-правовое регулирование.

Период правления Петра I в целом принес довольно много нормативных актов, регламентирующих юридическую ответственность за посягательства на объекты окружающей среды и отношения, связанные с их эксплуатацией. Так, к примеру, начали активно развиваться нормы об охране окружающей среды в населенных пунктах. Дифференцированные объекты на территории населенного пункта стали отдельным общим объектом охраны, образуя новый объект – санитарное состояние населенного пункта.

В это понятие входило довольно много компонентов. Проблема укрупнения городов и роста населения осложнила их санитарное состояние. По этой причине, как справедливо отметила Л.Н. Чолтян, регламентация охраны санитарного состояния Невы – конкретная попытка решения санитарных проблем города в частности и экологических проблем населенных пунктов в целом .

Одним из ключевых документов в указанной области стал Указ «О запрещении засоривать Неву и другие реки нечистотою, о содержании бечевника, о починки мостов и исправлении пожарной повинности» . Нормативный акт имел комплексный характер. Он одновременно регулировал вопросы охраны водного объекта (запрет на сбросы из домовладений нечистот) и сохранение противопожарной ситуации на территории населенного пункта. Особое внимание уделялось трактовке противопожарного поведения населения (представлено в виде своеобразных противопожарных правил). За неисполнение установленных норм предусматривался штраф в виде меры юридической ответственности.

Кроме того, в городах запрещалось осуществлять рубки деревьев. Сруб даже одного дерева в городской зоне неминуемо влек за собой наложение юридической ответственности в виде штрафа (до 15 рублей за одно дерево), а также битье кнутом и конфискацию имущества.

Городскую растительность нельзя было отнести к лесному фонду по действующему в XVIII в. законодательству (да и современные правовые акты не относят ее к лесам). По этой причине она регламентировалась как компонент охраны санитарного состояния городских населенных пунктов.

Необходимо отметить, что некоторые ученые Петра I считают основателем, так называемой, урбоэкологии. Ими придается особое значение не только объему принятых нормативных актов, но и расширению состава объектов охраны в городах. Тем не менее автор позволит себе не согласиться с указанным мнением. Безусловно, первый император активно развил эколого-правовые нормы в целом и нормы права, регламентирующие особенности охраны окружающей среды в населенных пунктах.

Однако вопросы регламентации ответственности за нарушение санитарных правил в городах интересовали законодателя и до него. Так, к примеру, царицей Софьей запрещалось выбрасывать на улицы городов отходы, навоз и любые «неблагоприятные» результаты человеческой деятельности, за что следовало наказание . Кроме того, пожарная безопасность городских поселений интересовала законодателя задолго до петровских времен. Именно по этой причине автор статьи настаивает на том, что Указы Петра I представляют собой новый, мощный виток развития урбоэкологии, но никак не являются началом ее образования и внедрения в российские правовые акты.

К петровскому периоду также относится становление новой формы охраны окружающей среды – ответственность за загрязнение отходами. Впоследствии она выросла в целый комплекс нормативных актов об отходах производства и потребления. Указ 1699 г. стал первым документом, регламентирующим указанную область . Кроме того, к этому периоду можно отнести разработку нормативного акта о переработке отходов. По мнению М.С. Крутер , он явился первым документом в мире о вторичной переработке сырья .

К началу XVIII в. также относится правовая регламентация еще одного объекта охраны – рыбных запасов. В настоящее время они являются составной частью животного мира, а в петровский период рыбные запасы определялись как отдельный объект охраны. До специального Указа Петра I рыбные объекты рассматривались законодателем в комплексе с водным объектом, либо с обособленной территорией, включающей в себя водный объект и прилегающую местность.

Документ, о котором идет речь, многие ученые называют «Уставом о рыбной ловле», хотя сам акт носит иное название: Устав «Об отдаче рыбных ловель на откуп, и о ведении оных в Ижорской Канце- лярии» . Основное содержание Устава было посвящено определению в качестве собственника рыбных ресурсов государство. Наряду с этим документ устанавливал правила рыболовства. При этом регламентировалась жесткая система контроля за добычей, для чего была сформирована специальная Ижорская (Ингерманландская) Канцелярия.

Правилами был запрещен лов заколами, крючьями без наживки (поддев), сетями (без специального разрешения), таким образом, устанавливался наименее травматичный способ добычи рыбных ресурсов. В целом, прошла систематизация правил рыбной ловли, так как некоторые особенности их внедрения уже содержали ранее принятые акты.

До XVIII в. часто используемое в настоящее время понятие «браконьерство» не существовало . В отношении рыбных ресурсов, как и всех остальных объектов животного мира, использовался термин «воровство», в случае их незаконной добычи. Таким образом, законодатель определил данную группу правонарушений, как посягательство на отношения собственности.

В период правления Петра I оформился еще один объект охраны природы – почвы. До принятого в 1712 г. Указа почвы входили в состав земель и не подлежали самостоятельной регламентации. С принятием указанного акта устанавливался не только принцип рационального использования земель, в том числе при ведении сельского хозяйства, но и сохранение почвенного покрова при рубке лесов .

Данные нововведения были оформлены в документах лесопользования, а не в земельно-правовых нормах.

Таким образом, следует констатировать, что период правления Петра I изменил цель охраны объектов природы. Она стала заключаться в охране окружающей среды, а не права собственности на природные ресурсы.

Петр I определил необходимость монополии государственной собственности на значительную часть природных объектов, таких как недра и леса. Были систематизированы нормы лесопользования, охраны лесов и ответственность за неисполнение указанных требований.

Начало XVIII в. характеризуется развитием законодательства в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения, чистоты населенных пунктов, ужесточения правил пожарной безопасности.

Было продолжено развитие норм права в области охраны объектов животного мира, места их обитания. Сформированы новые объекты охраны: недра, почвы, дано их определение, установлена ответственность за нарушение правил их эксплуатации.

Начали функционирование специальные контролирующие органы в области охраны окружающей природной среды. Это позволило сделать процесс охраны более эффективным, а исполнение принятых нормативных актов более продуктивным.

Библиографический список

1. Именной Указ от 9 апреля 1699 г. «О наблюдении чистоты в Москве и о наказании за выбрасывание сору и всякого помету на улицы и переулки» // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 3 (с 1689 по 1699 гг.). – СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
2. Именной Указ от 24 августа 1700 г. «Об учреждении приказа Рудокопных дел» // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 4 (с 1700 по 1712 гг.). – СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
3. Именной Указ от 06 января 1704 г. «Об отдаче рыбных ловель на откуп, и о ведении оных в Ижорской Канцелярии» // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 4 (с 1700 по 1712 гг.). – СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
4. Именной Указ от 1 июня 1719 г. «О запрещении засоривать Неву и другие реки нечистотою, о содержании бечевника, о починки мостов и исправлении пожарной повинности» // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 5 (с 1713 по 1719 гг.). – СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
5. Именной Указ от 10 декабря 1719 г. «Об учреждении Бергколлегиума и ведении в оном дел о рудах и минералах» // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 5. (с 1713 по 1719 гг.). – СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
6. Именной Указ от 9 февраля 1720 г. «О наказании зарубку лесов заповедных» // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 6 (с 1720 по 1722 гг.). – СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
7. Указ от 6 апреля 1722 г. «О назначении в губерниях вальд- мейстеров и унтер-вальдмейстеров, о бытии ими под ведением адмиралтейства» // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 6 (с 1720 по 1722 гг.). – СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
8. Инструкция обервальдмейстеру от 3 декабря 1723 г. // Полное собрание законов Российской Империи с 1649 г. Т. 7 (с 1723 по 1727 гг.). – СПб.: Печатано в типографии II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
9. Автономов С.В., Соболь И.А. Развитие российского уголовного законодательства в сфере противодействия экологическим преступлениям: историческая динамика и тенденции // Вестник Санкт- Петербургского университета МВД России. № 3 (43). 2009.
10. Булгаков М.Б. Российское природоохранное законодательство XI – начала XX вв. / М.Б. Булгаков, А. А. Ялбулганов. – М.: Легат, 1997.
11. Гагермейстер. О законах Петра Великого. Журнал министерства народного просвещения. – 1836. Вып. VII/VIII.
12. Ганичев И.В. Формирование системы природоохранительной функции России в период абсолютизма // Инженерный вестник Дона. № 1. Т. 15. 2011.
13. Денисова Л. Н. Петр Великий – родоначальник горного права России // Закон. 2010. № 9.
14. Детлеф Й. Русские царицы 1547-1918 гг. / Й. Детлеф; пер. Т.В. Григорьева. http://coollib.net/b/.
15. Ильинов К.А., Минеева Л.Ю. Браконьерство // Мореходство и морские науки. 2011.
16. Кайль Е.В. История становления экологического права России в период правления Петра I // Ученые записки Таврического национального университета им. В.И. Вернадского. Серия «Юридические науки». Т. 27 (66). № 3. 2014.
17. Крутер М.С. Развитие института уголовной ответственности за нарушение правил обращения опасных отходов (дореволюционный период) // Ученые труды Российской Академии адвокатуры и нотариата. № 1 (16). 2010.
18. Кудриновский В. И. Об ограничениях права собственности на недвижимые имущества по закону по русскому праву. Одесса, 1904.
19. Левочко В.В. Правовая природа отношений недропользования в первой половине XVIII в. в России // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Право. № 2. 2014.
20. Островская И.М. История становления и развития природоохранной деятельности государства в дореволюционной России // Бизнес в законе. № 1. 2012.
21. Чолтян Л.Н. Правовое обеспечение охраны окружающей среды в городских поселениях // Аграрное и земельное право. № 2. 2007.

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 2 (61) 2017

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 18

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code