К ВОПРОСУ О СОБЛЮДЕНИИ ПРЕТЕНЗИОННОГО ПОРЯДКА РАЗРЕШЕНИЯ СПОРА В СЛУЧАЕ НАПРАВЛЕНИЯ ПРЕТЕНЗИИ ПО ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЕ

И.А.Кузнецова, кандидат юридических наук, О.Г.Зенина, кандидат юридических наук, доцент

Рассматривается вопрос о допустимости использования электронных претензий при введении в арбитражный процесс обязательного досудебного порядка разрешения споров. Анализируется возможность использования электронной подписи или протокола осмотра интернет-страницы нотариусом, составляемого в порядке обеспечения доказательств.

Ключевые слова: электронная претензия, электронный документооборот, претензионный порядок,условия договора, электронная подпись.

 

Федеральная целевая программа «Развитие судебной системы России на 2013 — 2020 годы»1 в разд. III «Мероприятия программы» в рамках реализации мероприятий по информатизации судебной системы выделяет такое направление, как снижение нагрузки на судей и работников аппаратов судов посредством оптимизации судебного делопроизводства и деятельности судов РФ по отправлению правосудия.

В качестве одной из форм технического сопровождения информатизации судебной системы широкое распространение получило использование информационно-коммуникационных технологий, под которыми, согласно п. 2 ст. 2 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»2, понимаются процессы, методы поиска, сбора, хранения, обработки, предоставления, распространения информации и способы осуществления таких процессов и методов.

Цель использования информационно-коммуникационных технологий в судопроизводстве заключается прежде всего в снижении затрат и трудоемкости его осуществления. Кроме того, информация, документированная с помощью таких технологий, позволяет определять ее суть и материальный носитель, на котором она закреплена (п. 11 ст. 2 Закона об информации).

Часть 3 ст. 75 Арбитражного процессуального кодекса РФ (АПК РФ) допускает использование в качестве письменных доказательств документов, полученных посредством факсимильной, электронной или иной связи, в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети Интернет, а также документов, подписанных электронной подписью. Порядок использования таких документов установлен АПК РФ, другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами или договорами.

3 Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 19.12.2016 г. № 435-ФЗ) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2002. № 30. Ст. 3012.

Параллельно с решением вопросов об использовании информационно-коммуникационных технологий в судопроизводстве в арбитражном законодательстве появляются новые процессуальные институты, также отражающие динамику развития самого арбитражного процесса, его сближение с гражданским процессом. Так, введение в арбитражный процесс обязательного досудебного порядка разрешения споров направлено прежде всего на оптимизацию отправления правосудия, снижение нагрузки на судей. И если раньше соблюдение досудебного порядка урегулирования споров применялось лишь в отдельных случаях, предусмотренных законом (например, при возникновении споров в сфере перевозки), то с 1 июля 2016 г. спор, возникающий из гражданских правоотношений, может быть передан на разрешение арбитражного суда после принятия сторонами мер по досудебному урегулированию1. Этим же пунктом вводится категория споров, по которым досудебное урегулирование не допускается: дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение; о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок; о несостоятельности (банкротстве); по корпоративным спорам; о защите прав и законных интересов группы лиц; о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования; об оспаривании решений третейских судов. Экономические споры, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, могут быть переданы на разрешение арбитражного суда после соблюдения досудебного порядка урегулирования спора, если он установлен федеральным законом.

В этой связи представляется актуальным рассмотрение вопроса о возможности направления претензии в электронном виде посредством использования электронной почты или скриншота экрана монитора (мобильного устройства). Целесообразно последовательно в рамках статьи выяснить следующие моменты:
1) в каких случаях возможно направить претензию в электронном виде?
2) какие документы должны быть представлены в суд, чтобы подтвердить направление и получение такой претензии?

Из анализа судебной практики следует, что документы, направленные по электронной почте, могут быть бесспорно использованы в качестве доказательств соблюдения претензионного порядка в случае представления истцом документов, свидетельствующих о согласии ответчика на осуществление переписки посредством данного вида связи. В таких случаях в договор целесообразно внести условие о допустимости электронного документооборота и предусмотреть обязанность сторон сообщать друг другу о взломе или компрометации своих адресов электронной почты.

1 См. п. 5 Федерального закона от 2 марта 2016 г. № 47-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс РФ» (Собр. законодательства Рос. Федерации. 2016. № 10. Ст. 1321).

При несоблюдении этой обязанности все юридически значимые сообщения, включая претензии, считаются поданными не надлежащим образом.

Указанный вывод корреспондирует к позиции Верховного Суда РФ. Согласно п. 64 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» : договором может быть установлено, что юридически значимые сообщения, основанные на этом договоре, направляются одной стороной другой стороне этого договора исключительно по указанному в нем адресу (адресам) или исключительно предусмотренным договором способом.

В отличие от судебных органов государственные органы достаточно давно пользуются указанным способом доставки корреспонденции для досудебного разрешения возникшего конфликта. Например, согласно п. 38 разд. V «Досудебный (внесудебный) порядок обжалования решений и действий (бездействия) органа, предоставляющего государственную услугу, а также его должностных лиц» Приказа Минкомсвязи РФ от 4 июня 2012 г. № 152 «Об утверждении административного регламента Федерального агентства связи по предоставлению услуги по регулированию цен на услуги присоединения и услуги по пропуску трафика, оказываемые операторами, занимающими существенное положение в сети общего пользования», «жалоба (претензия) в электронной форме направляется с использованием сети Интернет, Сайта, ПГУ или по электронной почте по адресу, указанному в пункте 3.3 настоящего Регламента, в том числе через многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг. Адрес Сайта в сети Интернет: www.minsvyaz.ru или www.минсвязь.рф. Адрес электронной почты: office@minsvyaz.ru» .

Как быть, если в договоре не предусмотрено условие о допустимости электронного документооборота? В практике есть случаи, когда факт направления претензии по электронной почте в отсутствие ссылки на такую возможность в договоре принимается судами (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 20 июля 2015 г. по делу № А07-14070/2014). Так, сторона фактически не отрицает факт получения претензии по электронной почте, но считает, что если в договоре нет пункта о возможности документооборота по электронной почте, то претензионный порядок не считается соблюденным. В этом случае доводы о несоблюдении претензионного порядка не принимаются судами.

Кроме того, представляется целесообразным принимать факт направления претензии и ее получения при наличии длительной переписки между сторонами по электронной почте.
Если же адрес электронной почты указан на официальном сайте организации, то направление на этот адрес претензии также считается надлежащим способом направления претензии даже в том случае, когда в договоре нет пункта о возможности документооборота по электронной почте.

Указание в договоре адреса электронной почты само по себе свидетельствует о том, что стороны в договоре предусмотрели возможность электронной переписки. В то же время использование неофициального адреса какого-либо работника не подтверждает соблюдение претензионного порядка, так как работник может уволиться, не передать исполнительным органам общества полученную претензию, не проинформировать иным образом, что создает ситуацию повышенного риска.

Что же может доказать направление претензии в электронном виде?
Действующее российское законодательство регламентирует два вида электронных документов:
1) простые электронные документы, к которым на практике относят электронные копии бумажных документов, электронную переписку и др.;
2) электронные документы, заверенные электронной подписью, к которым могут быть отнесены документы, передаваемые по системе «Банк-клиент», отчетность, отправляемая в налоговую инспекцию, документы, подаваемые для участия в электронных торгах, и т. п.

URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi? req=doc&base=LAW&n=164767&fld=134&dst=1003 91,0&rnd=0.9047976263414167#0 (дата обращения: 20.02.2017).

Арбитражный процессуальный кодекс РФ признает оба вида электронных документов в качестве доказательств (п. 1, 3 ст. 75 АПК РФ). Однако на практике далеко не все электронные документы можно использовать в качестве доказательств надлежащего исполнения обязательств.

Для того чтобы электронный документ соответствовал требованиям письменных доказательств и допускался в качестве такового, он должен отвечать следующим условиям:
— должен быть выполнен способом, позволяющим установить достоверность документа;
— должен быть получен в порядке, установленном АПК РФ, другими федеральными законами, иными правовыми актами или договором.

Данные условия и становятся камнем преткновения каждый раз при ссылке на электронные документы, используемые в качестве доказательства тех или иных обстоятельств.
Однако для того чтобы электронный документ, переданный посредством электронной почты, гарантированно был воспринят судом в качестве допустимого доказательства, стороны должны соблюдать установленный порядок (требования нормативных правовых актов) или вносить в договор положения о том, что направление документов в электронном виде является надлежащим исполнением обязательств.

Если же при заключении договора предполагается широкое использование электронной почты, в том числе и для обмена электронными копиями документов, в договоре также целесообразно предусмотреть открытый перечень документов, которыми стороны могут обмениваться таким способом.

Проанализировав практику принятия судами в качестве доказательства электронного документа (в том числе по аналогии с рассмотрением договора поставки, оказания услуг и т. д.), можно сделать вывод, что отчет о доставке электронного сообщения будет достаточным доказательством направления и получения претензии.

Возможно ли использование скриншотов для доказательства направления претензии? Под скриншотом (англ. screenshot) понимается снимок экрана, изображение, полученное с помощью определенного устройства. Полученное изображение точно показывает то, что видит пользователь на экране, и может быть передано посредством электронной связи. Поэтому скриншот экрана о направлении (доставке) электронного сообщения также может быть использован для подтверждения направления документа, например в случае невозможности распечатки отчета о доставке электронного сообщения .

Интерес представляет следующее дело. В Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 15 октября 2013 г. по делу № А07-513/2013 судом установлено, что, поскольку специальных нормативных правовых актов, регламентирующих порядок фиксации и использования в качестве доказательств информации, содержащейся в сети Интернет, не принято, суды обоснованно применили нормы Инструктивных указаний Госарбитража СССР от 29 июня 1979 г. № И-1-4 «Об использовании в качестве доказательств документов, представленных с помощью электронно-вычислительной техники», согласно абз. 1 п. 9 которых в документах, подготовленных с помощью электронно- вычислительной техники, должно быть указано, какой вычислительный (информационно-вычислительный) центр и когда их изготовил (наименование центра и дата изготовления документа могут проставляться автоматически с помощью электронно-вычислительной техники либо любым другим способом). Поскольку распечатки с интернет-сайта (скриншоты) содержат информацию о дате их получения, наименовании сайта, принадлежности заявителю, суды правомерно заключили, что они имеют доказательственную силу в целях установления обстоятельств правонарушения. Учитывая изложенное, суды пришли к верному выводу о том, что представленные доказательства отвечают требованиям ст. 67, 68, 75 АПК РФ.

Но может возникнуть и другая ситуация. Скриншот экрана с информацией о направлении электронного письма может и не быть принят в качестве надлежащего доказательства направления претензии исходя из качества отображаемого текста, в случае если из скриншота невозможно установить наименование адреса электронной почты адресата, полный текст претензии и т. д.

Следует обратить внимание, что указание в договоре на использование электронной переписки недостаточно для доказательства в арбитражном суде, поскольку направление электронного документа по электронной почте не подтвердит тот факт, что соответствующий документ был направлен именно контрагенту, а соответственно, и не подтвердит факт получения им электронного письма.

В случае же невозможности соотнесения стороны договора и конкретного электронного адреса допустимо ссылаться на обычай, под которым, согласно п. 1 ст. 5 Гражданского кодекса РФ, признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской или иной деятельности, не предусмотренное законодательством правило поведения, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе.

Обосновывая в этом случае использование адреса электронной почты оппонента в отсутствие соответствующего указания в договоре или ином двустороннем документе, можно расценивая такой обмен как обычай. При этом следует представить доказательства того, что по спорной сделке контрагент отвечал с указанного адреса, а также указать на отсутствие возражений процессуального оппонента на подобный обмен информацией.

В случае идентификации принадлежности адресов электронной почты контрагентам арбитражные суды стали признавать сделки, заключенные путем обмена электронными письмами, даже если это напрямую не прописано в договоре.

Так, 11 ноября 2010 г. Арбитражный суд Алтайского края вынес решение по делу № А03- 13114/2010. Среди аргументов, которые ответчик предъявил суду, был и аргумент о том, что спецификации к договору им не подписывались. Согласование условий, указанных в спецификациях, производилось сторонами при помощи электронной связи, позволявшей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору. Директор ответчика направлял подписанные спецификации при помощи электронной почты со своего электронного адреса на электронный адрес сотрудника истца. В судебное заседание представителем истца были представлены заверенные распечатки электронной почты с приложенными копиями спецификаций. Суд признал их надлежащим доказательством факта согласования существенных условий договора.

Избежать сложностей в доказывании допустимости электронных документов как доказательства в арбитражном процессе поможет подписание таких документов электронной подписью. В соответствии с Федеральным законом от 6 апреля 2011 г. № 63-ФЗ «Об электронной подписи» электронная подпись признается юридически равнозначной собственноручной подписи в документе на бумажном носителе при соблюдении определенных правовых условий использования электронной подписи в процессах обмена электронными документами.

Сегодня использование электронной подписи является самым надежным способом идентификации электронного письма. Если в суде будет представлено сообщение из электронной переписки, для подписания которого контрагентом была использована электронная подпись, не возникнет необходимости в доказательстве факта отправления сообщения и его подлинности.

Так, рассматривая дело № КГ-А40/4465-00 Арбитражный суд Московского округа в своем Постановлении от 5 октября 2000 г. указал, что, согласно ст. 5 Федерального закона «Об инфор
мации», юридическая сила электронного документа может подтверждаться электронной подписью при наличии необходимых технических средств, которые обеспечивают идентификацию подписи, а также при соблюдении режима их использования.

Как видно из этого постановления, электронный документ, подписанный при помощи электронной подписи, будет иметь юридическую силу только при соблюдении режима ее использования, который стороны должны согласовать в самом договоре, если такой режим не установлен действующим законодательством для определенного вида сделок.

При применении подобного вида электронных документов возникает противоположная правовая проблема в области доказывания исполнения обязательств, а именно доказывание, что электронный документ, подписанный соответствующей электронной подписью, не подписывался владельцем этой электронной подписи.

Наиболее распространенным видом споров в этой области являются споры с кредитными организациями о неправомерном перечислении денежных средств третьим лицам.

Так, ООО «К-777» обратилось в арбитражный суд с иском к ОАО «Сбербанк России» о взыскании 1 400 000 р., безосновательно списанных соответствующим платежным поручением с расчетного счета истца. Решением Арбитражного суда Свердловской области в удовлетворении исковых требований было отказано. Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 6 марта 2013 г. № 17АП-1366/1 указанное решение оставлено в силе. Суд апелляционной инстанции мотивировал свое решение отсутствием доказательств того, что электронная подпись, которой было подписано спорное платежное поручение, является некорректной, а также тем, что использование ключей клиента иным лицом было осуществлено по причинам, связанным с поведением истца, а не ответчика, поскольку именно истец являлся владельцем сертификата ключа подписи клиента.

Возможно, в данном случае истцу следовало бы использовать такое средство доказывания, как проведение экспертизы использования электронной подписи, например, на предмет целостности электронной подписи, либо по вопросу IP-адреса, с которого отправлялось платежное поручение, и т. п. Но и экспертиза в некоторых случаях не поможет установить факт того, что электронная подпись использовалась лицом, не уполномоченным на это владельцем электронной подписи.

Аналогичный случай был рассмотрен Арбитражным судом Московского округа в Постановлении от 5 ноября 2010 г. № КГ-А40/8531-03.

В качестве истца по делу о взыскании убытков с банка выступило ООО «Ростелеком». В заявлении истец указал, что платежное электронное поручение по системе «Клиент-Сбербанк» о перечислении средств со своего счета в банк им не направлялось. Несмотря на это деньги со счета банком были сняты. Назначенная арбитражным судом экспертиза показала, что электронная цифровая подпись на электронном документе корректна и принадлежит должностному лицу организации-истца. Суд отказал в удовлетворении иска, так как истец не представил документы, подтверждающие утрату дискеты с электронной подписью.

Определения Высшего арбитражного суда РФ от 17 июня 2010 г. № ВАС-8027/10 и № ВАС- 8138/10 содержат похожие решения в отношении споров организаций с банками при использовании системы «Клиент-банк» и электронной подписи.

В случае утраты ключа от электронной подписи ее владельцу, для того чтобы облегчить отмену сделок, совершенных с ее помощью, необходимо незамедлительно заявить об утрате в полицию, а также уведомить организации, в которых используется данная электронная подпись, об утрате и о необходимости приостановления сделок с использованием утраченной электронной подписи [1].

Еще одним доказательством, которое, безусловно, подтверждает факт направления претензии с определенной интернет-страницы, будет протокол ее осмотра нотариусом, составляемый в порядке обеспечения доказательств.

На основании ст. 102 Основ законодательства РФ о нотариате по просьбе заинтересованных лиц нотариус обеспечивает доказательства, необходимые в случае возникновения дела в суде или административном органе, если имеются основания полагать, что представление доказательств впоследствии станет невозможным или затруднительным.

На практике возникают ситуации, когда на вопрос суда, почему сторона не обращается к нотариусу, поступает ответ: нет денег. Видимо, это проблемы стороны, которая считает, что если судом ей предоставлена отсрочка уплаты государственной пошлины, то можно в качестве доказательства представить документ без протокола осмотра нотариуса.

Однако в данной ситуации именно протокол осмотра нотариуса, составленный в соответствии с п. 45 Методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий но
тариусами РФ , позволяет оперативно сохранить спорную информацию, которая в любой момент может быть удалена разместившим ее автором.

При этом необходимо учитывать, что, в силу ч. 5 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса РФ, ч. 5 ст. 69 АПК РФ, обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в установленном порядке.

Ранее в ст. 102 Основ о нотариате была норма, согласно которой нотариус не обеспечивает доказательств по делу, которое в момент обращения заинтересованных лиц к нотариусу находится в производстве суда или административного органа (ч. 2 утратила силу с 1 января 2015 г. на основании Федерального закона от 29 декабря 2014 г. № 457-ФЗ).

Таким образом, на основании проведенного анализа правоприменительной практики можно сформулировать следующие выводы:
1) направленные по электронной почте претензии могут быть, бесспорно, использованы в качестве доказательств соблюдения претензионного порядка всегда в случае представления истцом документов, свидетельствующих о согласии ответчика на осуществление переписки посредством данного вида связи;
2) режим использования электронных документов должен быть детально прописан в договоре;
3) в качестве доказывания направления претензии в электронном виде рекомендуется использовать электронную подпись или протокол осмотра интернет-страницы нотариусом, составляемый в порядке обеспечения доказательств.

Список литературы

1. Чорна, О. И. Могут ли электронные документы служить доказательством надлежаще выполненных обязательств / О. И. Чорна // Делопроизводство. — 2015. — № 1.

Библиографическое описание: Зенина, О. Г. К вопросу о соблюдении претензионного порядка разрешения спора в случае направления претензии по электронной почте / О. Г. Зенина, И. А. Кузнецова // Вестник Челябинского государственного университета. Серия: Право. — 2017. — Т. 2, вып. 1. — С. 82 — 88.

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 27

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code