Сетевому обществу – сетевое право

Т.М.Гришина

Аннотация. В статье рассматривается комплекс актуальных проблем, возникающих в современном сетевом обществе, подчеркивается необходимость создания новой отрасли российского права (сетевого права), полностью регулирующего всю совокупность отношений, которые складываются как в виртуальном пространстве, так и по отношению к нему, а также имеющего глобальный унифицированный характер и эффективно действующего в пределах всего мирового пространства.

Ключевые слова: сеть, киберправо, виртуальная торговля, дистанционное обучение, хакерская атака, электронное правосудие.

 

Современный мир пронизан паутиной электронных сетей во всех сферах общественных отношений. Все чаще применяются термины такие как «сетевое общество, государство и право». Это право также называют «электронное», «цифровое», «виртуальное» или «киберпра- во» . Сетевое право регулирует общественные отношения, строящиеся с использованием виртуального пространства, а правоотношения в сетевом праве имеют специфические особенности: высокая скорость протекания правовых процессов и процедур; адресный характер применения правовых норм в отношении конкретных субъектов в режиме реального времени на основе мгновенно действующей прямой и обратной связи и др. Цели сетевого права состоят в нахождении методов правового регулирования в режиме реального времени развивающихся в киберпространстве общественных отношений, а также методов автоматизации правотворческих и правореализационных процессов. Следует заметить, что в условиях современной мировой глобализации нормативно-правовое регулирование сетевых правоотношений, стремительно развивающихся под влиянием информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), является чрезвычайно важным фактором устойчивости и залогом положительной динамики национальной государственности. По мнению Т.И. Абакумовой, сетевые правоотношения «нуждаются в систематизации, изучении, выявлении закономерностей их развития, формировании и модернизации, наполнении их новыми смыслами и функциями на основе теоретических открытий и развития практики применения» .

Изначально сформулировал понятие сетевого общества и положил начало научному изучению феномена сетей Мануэль Кастельс, показавший в своей теории конструктивные изменения, связанные с переходом к информационному обществу, в котором создание, сбор, обработка и передача информации являются основными источниками эффективности власти , а возникновение интернета определило начало информационной эпохи. Переход был основан на революции в информационных технологиях, произошедшей в 70-х гг. ХХ в. и заложившей фундамент для новой мировой технологической системы.

Центральную роль в сетевом обществе играет не информация как таковая, а особенности ее распространения: оперативность, многока- нальность, децентрализованность, а также простота и доступность, получившие свою реализацию в сети Интернет.

22.07.2000 г. в Окинавской хартии Глобального информационного общества было провозглашено: «Информационно-коммуникационные технологии являются одним из наиболее важных факторов, влияющих на формирование общества двадцать первого века… Мы будем осуществлять руководство… по оптимизации глобальных Сетей, борьбе со злоупотреблениями, которые подрывают целостность Сети» . Таким образом, проблема Сетей выявлена и решается давно, но в России она по сей день проработана недостаточно.

С начала ХХ1 в. российская правовая наука и практика совершила несколько шагов: в 2006 г. появилась теория сетевого права; в 2010 г. некоторые из ее положений реализовались в Федеральном законе от 27.07.2010 № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» ; затем в Распоряжении Правительства РФ от 20.10.2010 № 1815-р «О государственной программе РФ «информационное общество (2011-2020 гг.)» , где была поставлена задача оценки индекса готовности к созданию «сетевого общества», что означало фактическое признание его существования; опубликованный 13.04.2012 г. на официальном сайте Министерства связи и массовых коммуникаций проект «Концепция развития в РФ механизмов электронной демократии до 2020 г.» содержал планы реализации многих идей, описанных в рамках теории сетевого права. Таким образом, возникновение, функционирование и расширение нормативно-правовой базы по вопросам урегулирования сетевых правоотношений в РФ стало очевидным.

Появились новые термины и определения, такие как «сетевые структуры», нашедшие широкое применение во многих сферах общественных отношений. Примером может послужить ФЗ от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в РФ» , закрепляющий ст. 15 «Сетевая форма реализации образовательных программ». Сегодня можно утверждать, что дистанционная модель учебной деятельности (дистанционное обучение), имеющая в силу объективных причин весьма высокий коэффициент полезной деятельности, опирающаяся на идею массового сотрудничества, идеологии открытых образовательных ресурсов, в сочетании с сетевой организацией взаимодействия участников, прочно вошла в российскую образовательную систему и имеет серьезные перспективы развития, учитывая возможности оперативной передачи передовых прогрессивных знаний на удаленное расстояние, любому количеству студентов, при разумных экономических затратах, выгодных обоим субъектам правоотношений (учебному заведению и обучаемому).

Главная задача компьютерных сетей – быстрая передача информации, выраженная в способности сохранить любую информацию в определенном месте и получить ее в другом, где это представляется необходимым. Учитывая эти характеристики, становится очевидным, что в современном мире влияние на бизнес результатов деятельности компьютерных сетей огромно. Существует множество специфических преимуществ, но Сеть приносит с собой также и угрозы безопасности бизнеса, которые необходимо устранять различными способами, в том числе и правовыми, для того, чтобы преимущества максимально перевешивали возможные риски. По мнению Б.С. Ибраимовой, в настоящее время многие коммуникации являются сетевыми и поэтому нужны общие теоретические ориентиры, которыми будут руководствоваться, например, разработчики сетевого законодательства .

Широкое распространение сегодня получила, так называемая «сетевая коммерция». В.С. Глотов и Д.В. Шалатов считают перспективным развитие интернет-технологий, так как бурное развитие компьютерной индустрии в мире, быстрый рост информационных ресурсов создает необходимые материальные и технологические основы для развития электронной коммерции и электронных платежей в России . И действительно, доля интернет-экономики в ВВП страны неуклонно повышается. Для полноценного использования преимуществ электронной коммерции, необходимо устранить барьеры на пути ее эффективного применения в России и устранить неясности в реализации, а также активно работать над актуализацией нормативно-правовой базы в сфере развития виртуальной торговли.

Значение информации в современном мире трудно переоценить. Она имеет огромное, иногда решающее влияние на внутригосударственные и международные процессы. Стремительно и постоянно совершенствуются старые и появляются новые информационные психотехнологии, представляющие реальное оружие и опасность для интеллекта отдельной личности и общества в целом. Ведь, невозможно отрицать факт, что контент может контролироваться не только государством! А в сетях информация равносильна власти – сети усиливают звучание голосов, обладающих властью. Данные объективные реалии в сфере национальной безопасности, требуют эффективного ответа Российского государства и права.

В настоящее время влияние новых источников и технологий информационно-психологического воздействия на человека возрастает. Речь идет о возможных деформациях системы массового информирования и распространении дезинформации, ведущих к подрыву основ конституционного строя России, к потенциальным нарушениям общественной стабильности, нанесению вреда здоровью и жизни граждан, вследствие пропаганды или агитации, возбуждающих социальную, национальную, религиозную или иную ненависть и вражду. Важным направлением обеспечения защиты от современных угроз Российского государства является создание единого информационного пространства для распространения идей гражданской солидарности, уважения к народам, культурам и религиям в условиях исторически сложившейся многонациональности нашей страны. В Доктрине информационной безопасности России, утвержденной Указом Президента РФ от 05.12.2016 № 646 , понятие «информационная безопасность» утверждается как «состояние защищенности национальных интересов в информационной сфере, определяемых совокупностью сбалансированных интересов личности, общества и государства». В документе особо оговорены интересы личности и выявлено приоритетное направление государственной политики в сфере обеспечения информационной безопасности – это совершенствование правовых механизмов регулирования общественных отношений, возникающих в информационной сфере.

Сегодня мир не вправе игнорировать теорию сетевых войн. Специфика ее состоит в том, что целью является не сокрушительная победа над противником в прямом столкновении, а установление тотального контроля. Этот контроль реализуется различными способами, но главным образом за счет разнообразных сетей . И на самом деле современные войны ведутся зачастую методами, истощающими противника – «на измор», например в интернете: посредством агрессивных нападок, негативной информации и искажения фактов. Таким образом, отставание в развитии и правовом регулировании в области ИКТ для государства может превратиться в серьезную глобальную угрозу безопасности. Оно создает возможности эксплуатации интеллектуального потенциала некоторых стран в своих целях, внедрения в них чужеродных идейных ценностей, создавая предпосылки для торможения духовно-культурного развития, трансформируя его исторические обычаи и подрывая духовно-нравственные устои. Государство, допускающее положение, когда большинство населения недостаточно грамотно и дезинформировано, серьезно рискует, поскольку это объективная угроза его экономике, суверенитету, территориальной целостности и не исключает прямой военной агрессии против него.

Сетевые компьютерные нападения являются сегодня еще одной опасностью. Использование отдельными государствами хакерских атак для шпионажа, прекращения или приостановки деятельности компьютерных систем других государств являются реальной угрозой. В то же время вопрос о применении норм международного права по данной проблематике не решен, а российское право обладает пробелами в этой сфере. Например, Россия не присоединилась к действующей Конвенции Совета Европы о компьютерных преступлениях, принятой в Будапеште 23.11.2001мотивируя отказ возможностью, в случае подписания, для зарубежных спецслужб вмешиваться без уведомления в деятельность российских компьютерных сетей, что может угрожать безопасности и суверенитету РФ. Но, надо заметить, что процесс этот носит характер двусторонний.

Законотворчество в этой сфере должно вестись как внутри государства, так и в рамках международного права. Например, по мнению Совета Европы, рост компьютерной преступности требует согласованного подхода государств к выработке норм, направленных на борьбу с ней . К сожалению, сегодня наши западные партнеры обсуждает создание структуры по борьбе с так называемыми «русскими хакерами», что безусловно лежит в области желаний отдельных международных политических сил изолировать Россию. Но этот затянувшийся кризис завершится и необходимо будет вернуться к решению данных вопросов, ведь только объединив усилия можно добиться максимальной эффективности в этом противостоянии.

В законодательстве РФ борьба с киберпреступлениями регламентируется различными НПА. Например, Федеральный закон № 149-ФЗ определяет порядок доступа к персональным данным граждан. Статьи гл. 13 КоАП РФ наказывают за административные правонарушения в области связи и информации . В УК РФ ответственность предусмотрена в гл. 19: ст. 146; в гл. 28: ст. 272; ст. 273; ст. 274. Федеральный закон от 29.11.2012 № 207-ФЗ выделил некоторые виды мошенничества в отдельные составы преступлений, благодаря чему появилась ст. 159.3 УК РФ «Мошенничество с использованием платежных карт», а также ст. 159.6 УК РФ «Мошенничество в сфере компьютерной информации».

Болезненной точкой сегодня выступает тема «защита авторских прав», поскольку интернет, изначально задуманный как саморегулируемая структура, перестал быть таковой и стал зоной, где дозволено практически все! Авторские права нарушаются без оглядки на законодательство и повсеместно, однако даже в условиях абсолютной виртуальной свободы можно защитить права на произведение или компенсировать ущерб. Основной законодательный акт, регулирующий авторские и исключительные права на произведение – это Гражданский кодекс РФ , а точнее его четвертая часть, которая полностью посвящена правам на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации.

Говоря о сетевом обществе, невозможно обойти молчанием такой важный элемент его структуры, как «электронное правосудие», имеющее в РФ исключительное значение, учитывая сложность нашей судебной структуры и масштабы государства. Это образование предполагает высокую информатизацию и компьютеризацию всей судебной системы, включая повышение навыков судей и других субъектов по использованию этих технологий . В. В. Сас замечает, что для становления в РФ «сетевого общества» необходимо введение в «электронное правосудие» стандартов третейского разбирательства и медиации, предоставляющих возможность осуществлять их в режиме онлайн. А для обеспечения гармоничного перехода к «сетевому обществу» государство должно обратить особое внимание на такой важный инструмент диалога, как «электронная демократия» .

В данной работе изложены некоторые правоотношения, возникающие в современном сетевом государстве и обществе и требующие нормативно-правового регулирования, а сложность заключается в том, что некоторые отношения трудно распознать и зафиксировать, а иногда для этого требуются специальные технологии. К сожалению, действующее российское право не обеспечивает эффективного регулирования общественных отношений, возникающих в рамках создания и использования ИКТ, а существующие нормативно-правовые акты зачастую не согласованы между собой и регламентируют только отдельные аспекты информационного обмена между субъектами сетевых правоотношений.

Подытоживая вышесказанное, следует отметить очевидность того факта, что правовая база, регулирующая сетевые правоотношения в России, в силу своей актуальности, разрастается как снежный ком и лишь некоторые из НПА приведены в качестве примера в работе, однако: нормы бессистемно раскиданы в современном законодательстве; право в этой сфере общественных отношений изобилует пробелами, нормы различных НПА нередко вступают в коллизии, некоторые нуждаются в толковании и др., а все это в совокупности препятствует его эффективной реализации.

Все эти проблемы разрешимы, следует лишь задаться целью выработки и создания де-юре фактически уже давно действующей сетевой отрасли права, ее научной дифференциации на структурные элементы (институты, подотрасли) и последующей кодификации, которая позволила бы своевременно устранять все имеющиеся проблемные моменты в нормативно-правовом регулировании сетевых правоотношений, а также впоследствии оперативно восполнять кодификационный акт актуальными, возникающими в процессе жизнедеятельности и развития общества, правовыми нормами. Ведь первичная сущность права такова, что оно изначально является сетевым, объединяющим и связывающим законопослушных индивидов в единую Сеть, но по различным обстоятельствам эти узлы и нити обрываются, а связать их заново способна только конкретная нормативно-правовая регламентация данных правоотношений как в области правотворчества, так и в области правоприменения.

Н.В. Блажевич считает, что специфика генезиса новой отрасли права проявляется в таком содержании правового регулирования, которое не может быть охвачено общими положениями других отраслей права, а требует формулировки самостоятельных положений, направляющих применение совокупности юридических норм, которая может быть названа новой отраслью права . Все вышеперечисленные признаки имеются в наличии у сетевого права – как новой отрасли российского права и соответствуют его концепции.

По мнению Л.В. Голоскокова, разработка правовых аспектов сетевого права является необходимостью. Сегодня многие коммуникации являются сетевыми и необходимо разработать общие теоретические ориентиры: понятия, правовые принципы, которыми будут руководствоваться при формировании, например сетевого законодательства . Очевидно, что новая отрасль права должна иметь глобальный унифицированный характер и действовать в пределах мирового пространст- ва . Ведь пока российские ученые ограничиваются предположениями, вопросы управления интернета очень активно обсуждаются и находят эффективные формы реализации в западной правовой науке.

Виртуальное пространство содержит огромный потенциал и от того, как он будет использован, зависит эффективность развития государства, поэтому следует принимать адекватные решения и своевременно осуществлять необходимые меры в целях обеспечения безопасности национальных сегментов информационного пространства. Сетевая модель заставляет нас отказаться от привычных иерархических структур, которыми человечество пользовалось до ее активного развития и инерционно пытается жить так же, не замечая сетевой диктатуры. А. Дугин в своих аналитических материалах утверждает, что Сеть таит в себе колоссальную угрозу, если она неизведанна, однако, как и любое оружие, Сеть может быть использована как нами, так и против нас .

Свою работу хотелось бы закончить словами Брюса Макконнелла: «интернет, создает возможность для диалога и сотрудничества в мировом масштабе поверх любых барьеров. Вот почему так важно сделать Сеть – и мир, в котором она выполняет посредническую миссию, – более безопасной. А именно – площадкой, в рамках которой мы будем строить будущее нашей планеты. Будущее устойчивое, мирное и способствующее развитию человеческого потенциала» .

Библиографический список

1. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 7.03.2017) http://www.consultant.ru/document/ (дата обращения: 31.05.2017).
2. Кодекс об административных правонарушениях РФ от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 07.03.2017) http://www.consultant.ru
3. Гражданский кодекс РФ (часть четвертая от 18.12.2006 № 230- ФЗ (ред. от 03.07.2016, с изм. от 13.12.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017) http://www.consultant.ru/document/
4. Федеральный закон «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» от 27.07.2010 № 210-ФЗ http://www.consultant.ru /document/
5. Федеральный закон «Об образовании в РФ» от 29.12.2012 № 273-ФЗ http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 01.06.2017).
6. Доктрина информационной безопасности РФ. Утверждена Указом Президента РФ от 05.12.2016 № 646 http://www.consultant.ru
7. Федеральная целевая программа «Развитие судебной системы России на 2002-2006 гг.» [утверждена Постановлением Правительства РФ от 20 ноября 2001 г. № 805] // СЗ РФ. 3.12.2001. № 49. Ст. 4623.
8. Распоряжение Правительства РФ от 20.10.2010 № 1815-р (ред. от 26.12.2013) «О государственной программе РФ «Информационное общество (2011-2020 гг.)» http://www.consultant.ru/document/
9. Проект «Концепция развития в РФ механизмов электронной демократии до 2020 г.» http://www.consultant.ru/
10. Окинавская Хартия глобального информационного общества (Окинава, 22.07.2000). Принята главами государств и правительств Группы восьми // http://kremlin.ru/supplement/
11. Конвенция о компьютерных преступлениях (Будапешт, принята 23.11.2001) http://online.zakon.kz/
12. Абакумова Т.И. О возможностях использования сетевых технологий в управлении государством / Материалы Международной научно-практической конференции Государство, Конституция, Родина. 23.05.2013 / Под ред. д.ю.н. Л.В. Голоскокова. – М.: Изд-во Фин. университет при Правительстве РФ, 2013. http://kalinovsky-k.narod.ru/
13. Баришполец В.А. Информационно-психологическая безопасность: основные положения / Информационные технологии // № 2. Т. 5. 2013. РЭНСИТ. http://cyberleninka.ru/article/
14. Блажевич Н. В. Генезис новых отраслей права: теоретико- методологический анализ / Юридическая наука и правоохранительная практика // Выпуск № 4 (22). 2012. http://cyberleninka.ru/article/n/ (дата обращения: 31.05.2017).
15. Волеводз А.Г. Конвенция о киберпреступности: новации правового регулирования / Правовые вопросы связи. 2007. № 2.
16. Глотов В.С., Шалатов Д.В. Интернет технологии и электронная торговля: экономика, право, программное обеспечение. Изд. 2-е, перераб. и доп. / Под ред. С.А. Глотова // Центр прав человека и защиты прав потребителей РГТЭТУ. 2007. Кубанский научный центр РГТЭТУ.
17. Голоскоков Л.В. Сетевое законодательство: концепция развития // Информационное право. – М., 2006. № 4.
18. Дугин А. Аналитические материалы. Сеть таит в себе угрозу. 2015. http://izbryansk.ru/analiticheskie-materialy/
19. Ибраимова Б.С. Сетевое право, как новое направление в правовой науке // Вестник КРСУ. № 2. 2015. Т. 15. http://www.krsu.edu.kg/
20. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество, культура. – М.: Издательство ГУ ВШЭ, 2000.
21. Макконнелл Брюс. Сетевое общество и роль государства / Новые вызовы свободе и безопасности // Россия в глобальной политике. № 2. 2016. http://globalaffairs.ru/ number/ (дата обращения: 01.06.2017).
22. Рассолов И.М. Проблемы интернет-права. 2-е изд., доп. 2009. – М.: Норма.
23. Сас В.В. «Электронное правосудие» как элемент «сетевого общества»: теоретические проблемы. Юридическая наука. 2012. № 2. http://cyberleninka.ru/article/
24. Талапина Э.В. О возможностях правового регулирования интернета / Труды института государства и права // РАН. Выпуск № 3 (55). 2016. http://cyberleninka.ru/

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 2 (61) 2017

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 22

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code