ПРАВА ЖЕНЩИН В КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОМ МЕХАНИЗМЕ РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПА ГЕНДЕРНОГО РАВНОПРАВИЯ

Ю.А.Акимова, канд. юрид. наук
Е.В.Шленёва,канд. юрид. наук

Аннотация. В статье рассматриваются вопросы правового обеспечения реализации и защиты прав женщин, представляющих собой наиболее важный элемент конституционно-правового механизма ген- дерного равноправия.

Ключевые слова: принцип равноправия, равноправие полов, ген- дер, гендерные права, права женщин.

 

В системе принципов прав человека равноправие полов (гендерное равноправие) занимает одно из наиболее важных мест. Это фундаментальный принцип, несоблюдение которого способно разрушить все здание универсальных прав и свобод человека. На необходимость обеспечения равенства прав женщин и мужчин указывается в положениях Устава ООН и Всеобщей декларации прав человека 1948 г.

Международные Пакты о правах человека 1966 г. содержат специальное требование к государствам обеспечить равное для мужчин и женщин право пользования всеми гражданскими, политическими, экономическими, социальными и культурными правами. В Декларации тысячелетия Организации Объединенных Наций, принятой резолюцией 55/2 Генеральной Ассамблеи от 8 сентября 2000 г., сформулирована такая важная цель развития, как поощрение гендерного равенства и расширение прав и возможностей женщин . В Хартии Европейского Союза об основных правах (Страсбург, 12 декабря 2007 г.) говорится, что равенство женщин и мужчин должно обеспечиваться во всех сферах, в том числе в вопросах занятости, трудовой деятельности и заработной платы (ст. 23). Всемирная конференция по правам человека в Вене (1993 г.) призвала к полному и равному осуществлению женщинами всех прав человека и считала это одной из первоочередных задач правительств и ООН, подчеркнув важное значение интеграции и полного вовлечения женщин в процесс развития на правах его участников и бенефициаров . На конституционном уровне большинство государств, включая Россию, также гарантируют равенство прав и свобод женщин и мужчин.

Современное понимание равноправия полов (гендерного равноправия), отраженное в документах Совета Европы, включает в себя его рассмотрение в качестве принципа прав человека и прав женщин, неотъемлемой составной и неделимой части всеобщих прав человека, а также требования для достижения социальной справедливости и непременного условия демократии . «Гендерное равенство означает равную видимость, расширение возможностей и участие обоих полов во всех сферах общественной и частной жизни. Гендерное равенство является противоположностью тендерного неравенства, а не гендер- ных различий, и направлено на содействие всестороннему участию женщин и мужчин в обществе. Это означает принятие и оценивание в равной степени различий между женщинами и мужчинами и разнообразных ролей, которые они играют в обществе. Гендерное равенство включает в себя право быть разными. Это означает учет существующих различий между женщинами и мужчинами, которые связаны с классом политическими убеждениями, религией, этническим происхождением, расой или сексуальной ориентацией. Гендерное равенство означает обсуждение того, как можно идти дальше, чтобы изменить те общественные структуры, которые способствуют поддержанию неравных властных отношений между женщинами и мужчинами, и достичь лучшего баланса в различных женских и мужских ценностях и приоритетах» . Гендерное равенство «также означает равный доступ и распределение ресурсов между женщинами и мужчинами» .

Наиболее значимый элемент механизма обеспечения гендерного равенства по-прежнему представляют права женщин.

Международно-правовая база защиты прав женщин уже достаточно обширна. Центральное место в ней занимает Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин от 18 декабря 1979 г. (включая Факультативный протокол от 6 октября 1999 г. ), которую еще именуют Биллем прав женщин.

Согласно Конвенции (ст. 3), государства-участники принимают во всех областях, и в частности в политической, социальной, экономической и культурной областях, все соответствующие меры, включая законодательные, для обеспечения всестороннего развития и прогресса женщин, с тем чтобы гарантировать им осуществление и пользование правами человека и основными свободами на основе равенства с мужчинами.

К числу иных важнейших документов в области обеспечения и защиты прав женщин относятся Конвенция о равном вознаграждении мужчин и женщин за труд равной ценности (Женева, 29 июня 1951 г.) , Конвенция о политических правах женщин (Нью-Йорк, 20 декабря 1952 г.) , Конвенция о гражданстве замужней женщины (Нью-Йорк, 29 января 1957 г.) , Декларация о защите женщин и детей в чрезвычайных обстоятельствах и в период вооруженных конфликтов (14 декабря 1974 г.) , Декларация об искоренении насилия в отношении женщин (20 декабря 1993 г.) , Пекинская декларация и платформа действий, принятая на Четвертой Всемирной конференции по положению женщин (4-15 сентября 1995 г.) , и другие, в частности, итоговый документ Саммита ООН по устойчивому развитию (25-27 сентября 2015 г.) .
Конституция Российской Федерации в ст. 19 гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, а также равные права и свободы и равные возможности для их реализации для мужчин и женщин. Между тем правам женщин до сих пор не уделялось достаточного внимания ни законодателем, ни наукой конституционного права .

Права женщин в юридической литературе относят к правам третьего (после политических, гражданских и социально-экономических прав) поколения прав человека. По мнению С.В. Полениной, «оно охватывает права тех категорий граждан, которые по социальным, политическим, физиологическим и иным причинам не имеют равных с другими гражданами возможностей осуществления общих для всех людей прав и свобод и в силу этого нуждаются в определенной поддержке со стороны как государства, так и международного сообщества в целом. Круг носителей таких коллективных прав… включает… молодежь и пенсионеров, инвалидов и безработных, беженцев и лиц некоренной национальности. Однако в эпицентре этого круга стоят женщины, поскольку они не только нуждаются в особой защите государства, так как в силу причин, прежде всего физиологического характера, не имеют равных с мужчинами возможностей осуществления общих для всех людей прав человека, но и могут быть одновременно подростками, престарелыми, инвалидами, беженцами, мигрантами, безработными и т.д., иными словами, ущемленными в реализации прав и свобод также и по этим основаниям» .

Мы полагаем, что правовой статус женщины складывается, во- первых, из универсальных прав, общих для всех людей, к которым относятся лично-гражданские, политические, социальные, экономические и культурные права, адресованные всем людям без различия пола, расы, национальности и т.д. С этой точки зрения в правовом статусе женщины, во всяком случае в России, практически не наблюдается изъянов, т.е. и федеральные, и субъектовые нормы с формально- юридической точки зрения являются гендерно-нейтральными и прямых дискриминационных правил по отношению к женщинам не содержат.

Однако как показывает опыт многих стран, формального подхода бывает недостаточно, поэтому права женщин нуждаются в особых гарантиях их реализации и защиты, область которых и составляет второй компонент правового статуса женщины.

Так, личная неприкосновенность женщины от различных форм насилия до сих пор гарантирована предельно слабо. Согласно ООН, насилие в отношении женщин является универсальным явлением.

Несмотря на то, что подверженность женщин насилию в разных регионах различна, статистические данные показывают, что насилие в отношении женщин встречается повсеместно и что женщины подвергаются различным видам насилия – физическому, сексуальному, психологическому и экономическому – как у себя дома, так и за его пределами. В зависимости от места проживания доля женщин, подвергавшихся физическому насилию хотя бы раз в жизни, составляет от нескольких процентов до более 59 %. Во многих регионах мира воздействие на женщин давнишних обычаев заставляет их принимать жестокое обращение .

Равноправие женщин и мужчин в общественно-политической сфере специальными нормами права почти не подкреплено, что приводит к диспропорциям в представительстве полов в государственных и муниципальных органах власти. И если на гражданской и муниципальной службе доля женщин традиционно высока (в основном по причине низкой заработной платы), то на высшем уровне власти, где, собственно, и принимаются ключевые государственные решения, женщин немного. Например, в составе Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации нынешнего седьмого созыва женщин – 72 человека, что составляет всего 16 процентов от общего числа депутатов Думы.

Ситуация с социально-экономическими правами женщин немногим лучше. Несмотря на то, что женщин с высшим образованием больше, чем мужчин (58 % по данным официальной статистики за 2015 г.) , за высококвалифицированную работу женщинам платят меньше. В 2015 г. заработная плата руководителей-женщин составляла 70,3 % от заработной платы руководителей-мужчин. Заработная плата женщин – специалистов высшего уровня квалификации – составляла 74,1 % от соответствующей заработной платы специалистов-мужчин . При этом женщины выполняют еще и домашнюю работу, трудозатраты на которую нигде не фиксируются и никак не оплачиваются. Социальные гарантии в области охраны материнства, в частности, пособия при рождении ребенка, ежемесячные пособия по уходу за ребенком и т.д., к сожалению, настолько малы, что не покрывают расходов на содержание матери и ребенка. Например, ежемесячное пособие по уходу за первым ребенком до достижения им возраста полутора лет в 2014 г. составляло в среднем 6702,9 рублей .

В целях создания эффективного механизма реализации прав женщин как прав человека в литературе давно предлагается принять федеральный закон о равенстве возможностей мужчин и женщин, что, несомненно, будет способствовать упрочению гендерного равноправия в обществе, на что указывает опыт ряда стран, например Швеции , Эстонии и других. Именно законом следовало бы закрепить не только принципы гендерной политики государства и ключевые дефиниции (гендерное равноправие, гендерная дискриминация, гендерный баланс, гендерные квоты и т.д.), но также и максимально полный каталог правовых возможностей женщин и гарантий их реализации, предусмотреть участие гражданского общества в должном информировании женщин об их правах, в достижении гендерного баланса во всех сферах жизни, а также, возможно, учредить специальный правозащитный орган по обеспечению гендерного равноправия. В настоящее время проблемами гендерного равенства занимается Координационный совет Минтруда России по гендерным проблемам, который является совещательным органом. Еще одна государственная структура – Комитет Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей – сосредоточена в основном на проблемах семьи и детей. В отсутствие сколько-нибудь внятной государственной гендерной политики женщины, зачастую даже не осведомленные о своих правовых возможностях, фактически лишены возможности направлять жалобы на нарушения своих прав человека. Единственный внутригосударственный орган – Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации – жалоб на дискриминацию женщин не получает, что вовсе не означает, будто дискриминации нет.

Следует отметить, что в 2003 г. законопроект о государственных гарантиях равноправия женщин и мужчин (о государственных гарантиях равных прав и свобод мужчин и женщин и равных возможностей для их реализации) был направлен в Государственную Думу, потом неоднократно обсуждался специалистами, выносился на круглые столы в Думе и Общественной палате и даже прошел первое чтение, однако в качестве закона так и не был принят. В Минтруде России ссылаются на якобы участившиеся в 2012-2013 гг. обращения граждан и общественных организаций в Государственную Думу и в Правительство Российской Федерации, выступающие «против» принятия законопроекта, усматривая в нем угрозу традиционным семейным ценностям. Минтруд заверяет, что работа по выработке общественного консенсуса по законопроекту еще будет продолжена . А пока, в отсутствие закона, уже принимаются подзаконные акты, в частности речь идет о принятой в марте с.г. Национальной стратегии действий в интересах женщин на 2017-2022 гг. (далее – Стратегия) . Несколько ранее в декабре 2016 г., был образован Координационный Совет при Правительстве Российской Федерации по реализации Национальной стратегии и утверждено Положение о нем .

Согласно разделу I Стратегии, она определяет основные направления государственной политики в отношении женщин и нацелена на реализацию принципа равных прав и свобод мужчины и женщины и создание равных возможностей для их реализации женщинами в соответствии с положениями Конституции Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации. В Стратегии справедливо подчеркивается, что права женщин являются неотъемлемой частью общих прав человека. Создание условий для полного и равноправного участия женщин в политической, экономической, социальной и культурной сферах жизни общества является приоритетным направлением государственной политики Российской Федерации.

Отмечаются следующие «слабые места» текущей государственной политики в сфере обеспечения равенства прав и возможностей женщин: необходимость обеспечения совмещения женщинами семейных обязанностей и трудовой деятельности; использование не в полной мере научного и интеллектуального потенциала женщин; неравное положение женщин по сравнению с мужчинами в сфере экономики, наличие отраслевой сегрегации, что обусловливает сохранение более низкой по сравнению с мужчинами заработной платы женщин; наличие рабочих мест с небезопасными условиями труда для женщин, что влечет за собой трудовые увечья; недостаточная поддержка самозанятости и предпринимательской деятельности женщин, являющаяся ограничением для осуществления женщинами продуктивной экономической деятельности; ограниченность масштабов и сфер применения гибких форм занятости, недостаточное развитие сферы услуг по уходу и присмотру за детьми дошкольного возраста, а также по уходу за нетрудоспособными членами семьи и системы профессионального обучения и дополнительного профессионального образования для женщин, выходящих из отпуска по уходу за ребенком, что является серьезным препятствием успешного совмещения профессиональной деятельности и семейных обязанностей; дискриминационное отношение работодателей к женщинам, имеющим малолетних детей, многодетным матерям при приеме на работу; низкий уровень представительства женщин в законодательных органах власти; недостаточное правовое просвещение по вопросам прав и свобод, предоставленных женщинам законодательством Российской Федерации и общепризнанными нормами международного права; недостаточность реализуемых мер профилактики насилия в отношении женщин, в том числе семейно-бытового насилия, наличие кризисных центров и кризисных отделений, оказывающих помощь пострадавшим от насилия женщинам, не во всех субъектах Федерации.

Как отмечается в Стратегии, «препятствиями для более полной реализации женщинами всего комплекса их прав и свобод являются сложившиеся в обществе представления о социальной роли женщины, которые отрицательно сказываются на самореализации и развитии индивидуальности женщин, препятствуют свободному выбору ими профессии и образа жизни и создают барьеры на пути достижения фактического равноправия женщин и мужчин как в общественно- политической, так и в социально-экономической жизни. В соответствии с этими представлениями наиболее значимыми социальными ролями женщины признаются роли домохозяйки и матери, а профессиональные и карьерные достижения остаются второстепенными». Все сказанное справедливо. Далее логично было бы дать критику указанных стереотипов и пути их преодоления. Однако вместо этого выражается надежда, что «признание общей ответственности женщин и мужчин за выполнение семейных обязанностей способствовало бы укреплению семьи и ценностей семейной жизни, а также созданию условий для успешного сочетания женщинами профессиональных и семейных обязанностей». Фактически предлагается сохранить традиционный подход к социальной роли женщины. Неясно, что понимать под «общей ответственностью женщин и мужчин за выполнение семейных обязанностей». В Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин есть норма, согласно которой государства-участники обязуются принимать все соответствующие меры в целях обеспечения того, чтобы «семейное воспитание включало в себя правильное понимание материнства как социальной функции и признание общей ответственности мужчин и женщин за воспитание и развитие своих детей» (п. «b» ст. 5), но не за выполнение семейных обязанностей, которые весьма разнообразны. Здесь был бы важен акцент на конкретных юридических механизмах, способствующих выравниванию положения трудящихся женщин и мужчин с семейными обязанностями, стимулирующих женщин выходить на работу, а мужчин брать отпуска по уходу за детьми и т.п. Указанных мер в Стратегии не предложено, возможно, это будет сделано на первом этапе ее реализации, на котором в течение ближайших двух лет планируется разработать план мероприятий, механизмы реализации Стратегии, информационно-аналитическое, правовое и кадровое обеспечение государственной политики в интересах женщин, а также методические рекомендации субъектам Российской Федерации по формированию региональных планов и управленческих механизмов, направленных на улучшение положения женщин, учитывающих специфику каждого региона.

Реализация Национальной стратегии предполагается по нескольким направлениям: «Создание условий для сохранения здоровья женщин всех возрастов»; «Улучшение экономического положения женщин, обеспечение роста их благосостояния»; «Профилактика и предупреждение социального неблагополучия женщин и насилия в отношении женщин»; «Расширение участия женщин в общественно- политической жизни»; «Совершенствование государственной статистики, характеризующей положение женщин в обществе». Порядок, в котором в Стратегии перечислены направления ее реализации, очевидно, указывает на приоритеты Стратегии – прежде всего улучшение социально-экономического положения женщин. Женщина опять, в полном соответствии с вековыми традициями, выступает нуждающимся в опеке субъектом. Мы полагаем, данный подход в корне неверный. Следует придерживаться общепринятой логики структуры прав человека применительно к правам женщин, в которой позитивные требования к государству по обеспечению соответствующего качества жизни могут базироваться и развиваться только на прочном фундаменте гражданских и политических прав. Поэтому на первое место следовало бы поместить обеспечение личной неприкосновенности женщин от различных форм насилия.

Следует отметить, что в Стратегии отмечена одна-единственная задача в этой области – совершенствование законодательства в сфере профилактики семейно- бытового насилия. Безусловно, домашнее насилие является весьма распространенным видом насилия против женщин, так, в России в 2015 г. от него пострадали 36,5 тыс. женщин, что составляет 71,9 % от общего числа пострадавших от преступлений, сопряженных с насильственными действиями, совершенных в отношении членов семьи1.

Однако это не единственный вид насилия, неужели борьба с остальными (сексуальные домогательства, принуждение к вступлению в брак и многие другие, гораздо более отвратительные виды насилия против женщин) близка к победному завершению? На втором месте следовало бы расположить гарантии недискриминации женщин в политической и общественной жизни страны, и затем уже говорить о гарантиях достаточного жизненного уровня для женщин.

Таким образом можно сделать следующие выводы. Права женщин нуждаются в законодательном закреплении комплексных правовых гарантий их реализации и защиты, способствующих тому, чтобы права женщин развивались как неотъемлемый элемент общепризнанных прав человека. Принятый документ (Стратегия), конечно, не способен в этом смысле заменить закон. Разработчики Стратегии (Минтруд России) исходили из установки, что права женщин – это исключительно проблема социального государства, с чем нельзя согласиться, поскольку гендерное равноправие является универсальным принципом прав человека. В Стратегии предпринята попытка увязать следование традиционным семейным ценностям (известный «тренд» внутренней политики нашего государства) и права женщин, что представляет собой сложнейшую задачу. Мы полагаем, что указанный документ с трудом можно поставить во главу угла перспективной ген- дерной политики современного государства, а именно в таком нормативном правовом акте сейчас нуждается институт прав женщин.

Библиографический список

1. Восьмой периодический доклад Российской Федерации о выполнении Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. – М., 2014 // www.rosmintrud.ru/
1 Женщины и мужчины России. 2016: Стат. сб. / Росстат. – М., 2016. С. 185.
2. Гордина М.К. Теоретические и практические вопросы тендерного равноправия граждан в современной России: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – М., 2005.
3. Женщины и мужчины России: Стат. сборник / Росстат. – М., 2016.
4. Женщины мира в 2010 г. Тенденции и статистика / ООН. – Нью- Йорк, 2012 https://unstats.un.org/unsd/publication/
5. Лошакова Ю.П. Защита прав женщин в контексте гендерного равноправия (на материалах законодательства Швеции) // Женщина в российском обществе. 2011. № 2.
6. На пути к сбалансированному обществу: Женщины и мужчины в Эстонии. – Таллинн, 2010.
7. Поленина С.В. Права женщин в системе прав человека: международный и национальный аспект. – М., 2000.
8. Социальное положение и уровень жизни населения России. 2015: Стат. сб. / Росстат – M., 2015.

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 3 (62) 2017

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 65

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code