К ПРОБЛЕМЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНА

Е.С.Силова, кандидат экономических наук

Современная экономическая модель, основанная на потребительских ценностях, на сегодняшнем этапе показывает свою несостоятельность. Исчерпание ресурсов, разрушение биосферы, загрязнение окружающей среды носят беспрецедентный характер и становятся необратимыми. Современные модели развития должны базироваться на ресурсосбережении и экологичности. В представленной работе рассматриваются современные идеи, касающиеся будущего развития. Проанализированы институциональные основы перехода к устойчивому развитию в России. Обоснована необходимость скорейшего перехода к принципам устойчивого развития на примере Челябинской области. Устойчивое развитие региона рассматривается как сложное комплексное понятие, выделены его элементы. Проанализировано состояние экологии в Челябинской области.

Ключевые слова: устойчивое развитие, окружающая среда, элементы устойчивого развития региона.

 

На современном этапе развития в условиях сложной и неопределенной внешней среды и усиливающегося антропогенного воздействия на окружающую среду особый смысл и значение приобретает концепция устойчивого развития. Данная концепция, как и само понятие устойчивого развития, появилась и стала активно развиваться в конце ХХ в. под воздействия нарастающих глобальных проблем человечества, и в первую очередь проблем экологического характера. В докладе «Наше общее будущее» Комиссии ООН подчеркивается взаимосвязь между экономическими процессами, бедностью и экологическими кризисами, а устойчивое развитие рассматривается как развитие, «которое позволяет удовлетворять потребности ныне живущих людей, не лишая будущие поколения возможности удовлетворять свои потребности». По мнению авторов указанного доклада, «устойчивое и долговременное развитие представляет собой не неизменное состояние гармонии, а скорее процесс изменений, в котором масштабы эксплуатации ресурсов, направление капиталовложений, ориентация технического развития и институционные изменения согласуются с нынешними и будущими потребностями». На наш взгляд, важными вопросами, требующими изучения, являются исследование возможностей перехода российских регионов к устойчивому развитию.

О. Л. Кузнецов, П. Г. Кузнецов, Б. Е. Большаков рассматривают «устойчивое развитие в системе природа — общество — человек как такое развитие, которое согласовано с законами глобальной эволюции живой природы и законами исторического развития Человечества» [7]. Термин «устойчивость» связан с классом физических явлений и, как правило, означает способность физических систем пребывать в неизменном состоянии, стремиться к достижению равновесия. В связи с такой трактовкой понятия устойчивости достаточно значимы комментарии некоторых авторов относительно перевода термина sustainable development на русский язык как «устойчивое развитие», в то время как буквальный перевод означает «поддерживающееся или поддерживаемое, сбалансированное». В применении к социально- экономическим системам ученые рассматривают устойчивость «как меру сохранения системой своих свойств, элементов и связей между ними во времени и пространстве. Устойчивость не тождественна постоянству: способность меняться не противоречит устойчивости системы, а наоборот, дополняет ее новым качеством — динамической устойчивостью» [12. С. 144]. Е. В. Скоморохина рассматривает устойчивое развитие как «развитие общества, при котором улучшаются условия жизни человека, а воздействие на окружающую среду остается в пределах хозяйственной емкости биосферы, так что не разрушается природная основа функционирования человечества» [15]. Сам термин «развитие» подразумевает сложный многослойный процесс изменений, затрагивающих различные сферы жизни общества. Концепция устойчивого развития имеет уже достаточно продолжительную историю развития, включающую различные международные встречи, создание соответствующих институтов и принятие документов о международном сотрудничестве в области перехода к устойчивому развитию (подробнее см. табл. 1).

Таблица 1
Основные события и документы в области устойчивого развития

В докладе «Наше общее будущее» выделены следующие ориентиры устойчивого развития: обеспеченность продовольствием, биоразнообразие и защита окружающей среды, политика энергосбережения и поиск альтернативных (возобновляемых) источников энергии, новые технологии, повышающие производительность и эффективность использования ресурсов, оптимизация управления городами (в связи с расширяющимися процессами урбанизации) [10]. С концепцией устойчивого развития тесно связан ряд других концепций. Следует отметить, например, теорию «зеленой» экономики, основанную на принципах декамплинга (рассогласования темпов роста благосостояния и потребления ресурсов и экологического воздействия). И. М. Потравный, А. Л. Новоселов и И. Б. Генгут рассматривают зеленую экономику как «экономику с низкими выбросами парниковых газов, эффективно использующую ресурсы и отвечающую интересам всего общества» [13]. Реализация принципов зеленой экономики на практике в развитых странах достаточно широка и находит отражение, например, в развитии экогородов (подробнее об этом опыте см. [16]). Некоторые отечественные ученые применяют понятие циркулярной экономики, подразумевая под ней деятельность по производству, распределению и потреблению благ, основанную на принципах сбережения ресурсов, «безотход- ности». Циркулярная экономика рассматривается как один из основных принципов переориентации экономики России в сторону промышленной экологии [3]. Ряд исследователей обращают внимание на глобальный цивилизационный кризис, в основе которого лежит нарастающий дефицит ресурсов, в результате чего идет жесткая борьба за передел сырьевых баз. Это вызывает необходимость перехода к новой экономической модели развития, основанной на промышленно воспроизводимом сырье. Такая модель базируется на замкнутом ресурсном цикле, кругооборот ресурсов в ней бесконечен [5].

Другие исследователи будущей модели экономического развития делают акцент на необходимости смены ценностных установок общества, отход от общества потребления, основанного на истощении ресурсов. Структурно-логическая модель инновационно-креативной экономики, предложенная В. И. Бархатовым и О. В. Дьяченко, основывается на следующих принципах: эколо- гичности, энергосбалансированности и энергоэффективности, гуманизации, антропоцентричности и самодостаточности [1].

Для современной России проблема перехода к устойчивому развитию также чрезвычайно актуальна.

Во-первых, это обусловлено состоянием окружающей среды в нашей стране. Так, по данным отчета Росгидромета за 2015 г., качество атмосферного воздуха городов остается неудовлетворительным: в 44 городах (20 %) наблюдается высокий и очень высокий уровень загрязнения; в 34 (население 11,7 млн чел.) отмечены максимальные концентрации примесей (выше 10 ПДК); городов с наибольшим уровнем загрязнения — 11 (1,5 млн чел.) [8]. В табл. 2 приводим данные, характеризующие динамику выбросов в атмосферу, в том числе в разрезе Уральского федерального округа. Из представленных данных видно, что при снижении выбросов в рассматриваемый почти десятилетний период уровень загрязнений окружающей среды остается все же запредельно высоким.

Таблица 2
Быбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух, отходящих от стационарных источников

Источник: Данные Росстата.

Высоким уровнем загрязнения отличаются также почвы и водные ресурсы, особенно вблизи крупных промышленных центров (см. данные в табл. 3).

Во-вторых, помимо экологических проблем для современной России характерен и ряд экономических: неэффективная структура экономики с преобладанием сырьевого сектора, серьезное отставание в технологическом укладе, высокая энергоемкость, низкая производительность труда и нарастающий износ основных производственных фондов. Все это приводит к тому, что необходимость обеспечения устойчивого развития в нашей стране является приоритетным направлением.

Таблица 3
Сброс загрязненных сточных вод в поверхностные водные объекты, млн куб. м

Источник: Данные Росстата.

Институциональная основа перехода к устойчивому развитию в России была создана достаточно давно и представлена такими документами, как Указ Президента РФ от 4.02.1994 № 236 «О государственной стратегии РФ по охране окружающей среды и обеспечению устойчивого развития» и Указ Президента РФ от 1.04.1996 № 440 «О Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию» [18]. Эти документы были разработаны в соответствии с международными договоренностями о создании национальных программ перехода к устойчивому развитию, достигнутых на конференции в Рио-де-Жанейро в 1992 г. В основе перехода к устойчивому развитию в соответствии с данными документами должно быть восстановление естественных экосистем. В Концепции перехода РФ к устойчивому развитию перечислены показатели, на которые необходимо ориентироваться: это показатели качества атмосферы, вод, территорий. В качестве критерия обозначен уровень жизни населения. Также в указанном документе предполагается, что переход к устойчивому развитию должен осуществляться в основном на уровне регионов. Вместе с тем многие авторы отмечают декларативный характер рассматриваемых документов (см., напр., [11]).

Учет экологических интересов постулируется ст. 9 Конституции РФ, а экологические права граждан закреплены в ст. 42. В 2002 г. Распоряжением Правительства РФ от 31 августа была одобрена Экологическая доктрина РФ, а также вступил в силу новый федеральный закон «Об охране окружающей среды». В 2006 г. были приняты Лесной и Водный кодексы, однако эксперты отмечают, что в данных документах лес и водные ресурсы рассматриваются в основном как объекты потребления и не устанавливаются механизмы их защиты, что в целом соответствует тенденции деэкологизации государственной политики 2000-х гг.

30 апреля 2012 г. Президентом РФ был принят документ «Основы государственной политики в области экологического развития Российской Федерации до 2030 года» [9]. Среди стратегических целей государственной политики в области экологии признан экологически ориентированный рост экономики; перечислены также основные механизмы государственного воздействия с целью обеспечения сохранности и восстановления окружающей среды. В целом данный документ соответствует мировым тенденциям в области политики устойчивого развития. Однако в Стратегии социально-экономического развития до 2020 г. практически не уделяется внимание экологическим факторам развития.

Если говорить о региональных аспектах устойчивого развития, то зачастую дело здесь обстоит гораздо хуже и можно говорить об отсутствии стимулов и механизмов перехода к принципам экологичного хозяйствования. При этом следует отметить очень высокий уровень дифференциации регионов по показателям хозяйственной деятельности, что, безусловно, сказывается и на качестве окружающей среды в регионах. Для комплексной оценки устойчивости регионов РФ в широком смысле был разработан эколого-эконо- мический индекс. Это выполнило РИА «Новости» совместно с Всемирным фондом дикой природы. Регионы были разделены на четыре группы: финансовые центры, аграрно-промышленные, экспортно ориентированные и промышленные. Среди основных показателей, принимаемых к расчету, используются: валовое накопление основного капитала, ущерб от загрязнения окружающей среды, расходы на развитие человеческого капитала и особо охраняемые природные территории.
Челябинская область является промышленным (по сути, старопромышленным) регионом и, соответственно, испытывает серьезные экологические проблемы. Среди регионов России область занимает 7-е место по объему отгруженной продукции в обрабатывающих производствах, и один из важнейших видов — металлургическое производство, которое наносит серьезный ущерб окружающей среде. В общероссийских объемах на долю Челябинской области приходится: 45 % огнеупорных изделий; 25,3 % стали; 25,2 % проката; 13,6 % стальных труб [14]. В структуре обрабатывающих производств Челябинской области к основным направлениям производственной деятельности относятся: металлургическое производство и производство готовых металлических изделий — 58,4 %; производство прочих неметаллических минеральных продуктов — 7, %, транспортных средств и оборудования — 5,5 %, машин и оборудования — 4 %.

На рисунке ниже отражена структура валовой добавленной стоимости Челябинской области за 2015 г. Подобная структура экономики не может не сказаться на состоянии окружающей среды региона. За период с 1 марта по 15 декабря 2015 г. для каждого из промышленных городов Челябинской области: Магнитогорска, Аши, Верхнего Уфалея, Златоуста, Карабаша, Катав-Ивановска, Миасса, Сатки, Троицка, Коркино — было составлено по 290 прогнозов неблагоприятных метеорологических условий (НМУ), передано 154 информационных сообщения о возникновении 311 периодов (предупреждений) НМУ продолжительностью 142 дня, при этом длительность предупреждений 1-й степени опасности составила 142 дня, в том числе 2-й степени опасности — 19 дней. В 2015 г. из 15 городов области, где проводились лабораторные исследования атмосферного воздуха, превышения ПДК зафиксированы в шести городах: Челябинске, Магнитогорске, Златоусте, Карабаше, Сатке, Коркино [6].

Структура добавленной стоимости в валовом региональном продукте Челябинской области в 2015 г., %

В структуре лабораторных исследований в 2015 г. наибольший процент проб от общего количества исследований атмосферного воздуха приходился на оксид углерода (21,45), диоксид азота (20,3), взвешенные вещества (19,95), диоксид серы (16,91), оксид азота (6,05) [Там же].

Выбросы загрязняющих веществ от стационарных источников в 2015 г. на территории Челябинской области составили: 626,889 тыс. т, что на 26,5 тыс. меньше, чем в 2014 г. (653,4 тыс.) [Там же].
Снижение выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух от стационарных источников в 2015 г. в сравнении с 2014 г. на 4,05 % произошло в основном за счет выполнения природоохранных мероприятий предприятиями: ОАО «ММК», филиал ПАО «ОГК-2» — «Троицкая ГРЭС», филиал «Южноуральская ГРЭС», АО «Интер РАО-Электрогенерация», ЗАО «Карабашмедь».

Общее количество субъектов хозяйственной и иной деятельности, осуществляющих выбросы на территории Челябинской области, составило 2018. Количество организаций, имеющих установленные нормативы предельно допустимых выбросов вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух, составляет 435.

Несмотря на подобный уровень загрязнения окружающей среды, в основных документах о стратегическом развитии региона нет даже раздела, посвященного экологии, не говоря уже о проблеме перехода к устойчивому развитию и зеленой экономике.

Следует отметить, что проблема устойчивого развития региона не сводится только к вопросам экологического развития, хотя они имеют приоритетное значение. На наш взгляд, можно выделить много значимых элементов в региональном развитии, которые обеспечивают устойчивость и требуют продуманной государственной политики:
1. Экологическая безопасность и охрана окружающей среды, ресурсосбережение.
2. Продовольственная безопасность.
3. Экономическая устойчивость организаций и предприятий на территории региона.
4. Высокий уровень и качество жизни населения, уровень здоровья и продолжительности жизни.
5. Устойчивость демографических процессов в регионе.
6. Устойчивость социальной инфраструктуры.

Так, например, проблема продовольственной безопасности в условиях резкого снижения реальных доходов населения, ограничений на доступ импорта, серьезной дифференциации регионов по климатическим условиям приобретает важное значение, поскольку напрямую влияет на социальную напряженность в обществе. Исследования выявляют также негативные тенденции в сфере агропроизводства: например, снижается финансовая устойчивость предприятий, растет доля убыточных предприятий и величина их убытков (подробнее см. [2]).

Таким образом, современные стратегии территориального развития должны базироваться на принципах устойчивого развития, учитывать экологические ограничения. Для этого необходимо более подробное изучение механизмов, факторов и принципов устойчивого развития, особенностей и состояния каждого региона. Это требует междисциплинарного системного подхода к проблеме.

Список литературы

1. Бархатов, В. И. Инновационно-креативная экономика как альтернативный путь деиндустриализации экономики России / В. И. Бархатов, О. В. Дьяченко // Журн. экон. теории. — 2013. — № 3. — С. 18—26.
2. Бенц, Д. С. Продовольственная безопасность Челябинской области: финансовый аспект / Д. С. Бенц, Е. С. Силова // Вестн. Челяб. гос. ун-та. — 2015 — № 8 (363). — С. 143—153.
3. Гончаренко, Л. С. Условия новой индустриализации: от промышленной экономики к промышленной экологии / Л. С. Гончаренко // Методология устойчивого экономического развития в условиях новой индустриализации : сб. тр. Междунар. науч. конф., Симферополь, 6—7 окт. 2016 г. — М. : Антиква, 2016. — С. 33—37.
4. Гурьева, М. А. Взаимообусловленность понятий «зеленая экономика», устойчивое развитие, экологическое развитие экономического пространства / М. А. Гурьева // Глоб. науч. потенциал. — 2016. — № 5 (62). — С. 46—55.
5. Каменик, Л. Л. Рециклинг ресурсов — новый вектор экономической политики России / Л. Л. Каменик // Форсайт «Россия»: дизайн новой промышленной политики : сб. материалов С.-Петерб. междунар. экон. конгр. (СПЭК-15). — М. : Культур. революция, 2015. — С. 147—157.
6. Комплексный доклад о состоянии окружающей среды в Челябинской области в 2015 г. [Электронный ресурс]. — URL: http://www.mineco174.ru/htmlpages/Show/protectingthepublic (дата обращения 25.01.2017).
7. Кузнецов, О. Л. Система Природа — Общество — Человек. Устойчивое развитие / О. Л. Кузнецов, П. Г. Кузнецов, Б. Е. Большаков. — Дубна : Гос. науч. центр РФ ВНИИгеосистем, 2000.
8. Обзор состояния и загрязнения окружающей среды в РФ за 2015 год [Электронный ресурс]. — URL: http://www.meteorf.ru/activity/ecology/npa/ (дата обращения 26.01.2017).
9. Основы государственной политики в области экологического развития Российской Федерации на период до 2030 года (утв. Президентом РФ 30.04.2012) [Электронный ресурс] // Справочная правовая система «КонсультантПлюс». — URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_129117/ (дата обращения 26.01.2017).
10. Наше общее будущее [Электронный ресурс] : докл. Междунар. комис. по окружающей среде и развитию (МКОСР). — URL: http://устойчивоеразвитие.рф/files/monographsЮurCommonFuture- introduction.pdf (дата обращения 25.01.2017).
11. Незамайкин, В. Н. Стратегия устойчивого развития Российской Федерации / В. Н. Незамайкин // Финансы и кредит. — 2005. — № 17 (185). — С. 31—35.
12. Плетнев, Д. А. Концепция корпорации. Опыт системно-институционального исследования : монография. Т. 1 / Д. А. Плетнев. — Челябинск : Изд-во Челяб. гос. ун-та, 2013.
13. Потравный, И. М. Формализация общей модели зеленой экономики на региональном уровне / И. М. Потравный, А. Л. Новоселов, И. Б. Генгут // Экономика региона. — 2016. — Т. 12 (вып. 2). — С. 438—450.
14. Регионы России. Социально-экономические показатели [Электронный ресурс]. — URL: http:// www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/doc_1138623506156 (дата обращения 30.01.2017).
15. Скоморохина, Е. В. Стратегия (концепция) устойчивого развития: перспективы реализации в мире и России / Е. В. Скоморохина // Вестн. Воронеж. гос. ун-та. Сер.: Право. — 2015. — № 4. — С. 13—18.
16. Силова, Е. С. Зарубежный опыт развития экогородов / Е. С. Силова // Устойчивое развитие в неустойчивом мире : тр. междунар. междисциплинар. науч. конф., 26—28 июня 2014 г. М. : Перо, 2014. — С. 190—194.
17. Устойчивое развитие в России [Электронный ресурс] / под ред. С. Бобылева и Р. Перелета. — Берлин ; СПб., 2013. — URL: clicr.ru>uploads/images/file_public_3427.pdf (дата обращения 25.01.2017).
18. Указ Президента РФ от 01.04.1996 № 440 «О Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию» [Электронный ресурс] // Справочная правовая система «КонсультантПлюс». — URL: www.consultant.ru. (дата обращения 27.01.2017).

Вестник Челябинского государственного университета.
2017. № 5 (401). Экономические науки. Вып. 57. С. 7—14.

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 24

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code