ИММУНИТЕТ ГОСУДАРСТВА – ПУТЬ ФОРМИРОВАНИЯ ДОКТРИНЫ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Е.В.Покровская

Аннотация. Государственный иммунитет – один из ключевых институтов в международном частном праве, который определяет правовое положение государства в частноправовых отношениях, имеющих международный характер, в первую очередь в международных сделках.

При осуществлении Государством гражданско-правовых актов с иностранными субъектами национального права, государственный иммунитет делает его не подсудным иностранным судам, позволяет не подчиняться действию иностранных законов, освобождает от обеспечительных и принудительных мер по искам, от исполнения судебных решений, защищает его собственность от ареста и реквизиции. Это определено принципами уважения суверенитета государств и суверенного равенства, действующих в международном частном праве.

В данной статье обзорно отражен российский путь формирования доктрины иммунитета государства, основные вехи развития, содержание базовых теорий, правовая природа и базовые понятия, регулирующие законодательные акты, разновидности юрисдикционного иммунитета, а также определены сегодняшние ключевые проблемы данного вопроса.

Ключевые слова: иммунитет государства, международное частное право, международное законодательство, юрисдикционный иммунитет, судебный иммунитет.

 

Этимологические корни слова «иммунитет» уходят к латинскому immunitas – это освобождение от повинностей, льгота. В английском языке оно получает форму «immunity» и означает освобождение от чего-либо, привилегию, неприкосновенность.

В соответствии с Толковым словарем русского языка иммунитет – «это предоставленное кому-либо исключительное право не подчиняться некоторым общим законам».

Определению термина «иммунитет государства» было посвящено множество научных трудов. В 1962 г. была издана монография М.М. Богуславского «Иммунитет государства», в 1993 г. – монография Н.А. Ушакова «Юрисдикционные иммунитеты государств и их собственности», а в 2003 г. защищена диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук «Проблемы юрисдикционного иммунитета иностранного государства» И.О. Хлестовой.

Краткое и емкое определение понятию «иммунитет государства» дает заслуженный деятель науки Российской Федерации, профессор Марк Моисеевич Богуславский. По его мнению, чаще всего в международном праве «иммунитет государства» понимается как изъятие государства и его органов из-под действия юрисдикции другого государства.

Аналогичной точки зрения придерживался и Николай Александрович Ушаков, выдающийся российский ученый, юрист, автор и соавтор более двухсот научных работ, посвященных международному праву, лауреат премии им. Мартенса и председатель Комиссии международного права ООН. Он рассматривал иммунитет государства, как общепризнанный принцип международного права, заключающийся в изъятии или освобождении от юрисдикции, т.е. неподчинению ей.

По мнению В. Г. Гавриленко, иммунитет государства – это принцип международного права, основанный на государственном суверенитете. Аналогичная трактовка иммунитета государства содержится и в Словаре международного права.

Обобщая данные определения, мы приходим к пониманию иммунитета государства как ключевого принципа международного права, заключающегося в праве на освобождение одного государства из-под юрисдикции другого.

В научной литературе сам термин «иммунитет иностранного государства» является базовым и наиболее широким по своему объему, однако он неоднороден и имеет различные виды:
– судебный иммунитет;
– юрисдикционный иммунитет;
– иммунитет собственности государства.

Определение терминов «юрисдикционный иммунитет» и «судебный иммунитет» не всегда очевидно и требует особого внимания. Ключом к пониманию каждого из них становится оценка их соотношения между собой.

Выдающийся юрист-международник английский ученый Ян Бра- унли, королевский адвокат и член Комиссии международного права ООН, рассматривает понятие «юрисдикция» как один из аспектов суверенитета, включающий в себя административную, судебную и законодательную компетенции. Отдельно он выделяет законодательную, исполнительную, гражданскую и уголовную юрисдикции.

Марк Моисеевич Богуславский использует термин «судебный иммунитет государства» в широком смысле, оперируя конструкцией: «судебный или иначе юрисдикционный иммунитет», т.е. вообще не указывает на их различия и не разделяет их.

Ирина Олеговна Хлестова, заслуженный юрист Российской Федерации, отмечает, что право одного иностранного государства не подчиняться юрисдикции другого означает право на неприменение к нему каких-либо принудительных мер со стороны судебных, административных или иных органов другого государства. В содержание понятия «юрисдикционный иммунитет иностранного государства» она включает ряд других – судебный иммунитет, иммунитет предварительного обеспечения иска, иммунитет от принудительного исполнения судебного решения.

Советское процессуальное законодательство было основано на концепции «абсолютного иммунитета». Она определяла, что предъявление исков к иностранному государству в национальных судах, наложение ареста на имущество или принудительное исполнение вынесенного против государства судебного решения может быть допущено исключительно с согласия данного государства.

После развала СССР данная концепция получила свое продолжение в новых нормах права. Однако в практической внешнеэкономической деятельности Россия была вынуждена отказаться от иммунитета в отношении ряда категорий сделок и имущества, в первую очередь в отношении сделок, заключенных или гарантированных торговыми представительствами.

В связи с существенным расширением внешнеэкономической деятельности позднее, в начале 90-х годов, в целях привлечения иностранных инвестиций Россия заключила ряд международных договоров. Данные договоры о взаимной защите инвестиций предусматривали, что все споры, связанные с инвестициями, должны были рассматриваться в международном коммерческом арбитраже. Заключая такие соглашения, государство – участник приобретало эффективную возможность обеспечить реализацию прав своих физических и юридических лиц.

Для несущего финансовые риски иностранного инвестора, принципиальное значение имеет, чтобы государство, получающее капитал, предоставляло ему надлежащую защиту и гарантии. В частности, гарантию применения предусмотренного таким соглашением инвестиционного режима вне зависимости от возможных изменений законодательства и политической ситуации страны-реципиента.

В настоящее время Россия является участницей свыше 70 соглашений о взаимной защите капиталовложений, 14 из них были подписаны с иностранными государствами еще в период существования СССР.

Однако международная договорная практика России показывает возникающую тенденцию к признанию Российской Федерацией юрисдикции иностранных судов, которая означает некий отказ от иммунитета. Количество исков, предъявляемых к Российской Федерации и ее органам в иностранных судах, а также объем последующих спорных действий в отношении имущества России в иностранных государствах при этом растет.

В законодательстве различных зарубежных стран в последнее десятилетие стала получать широкое распространение «концепция ограниченного (функционального) иммунитета» государства. В соответствии с данной концепцией, ни само иностранное государство, ни его органы и организации, а также их собственность не пользуются иммунитетом в отношении требований, вытекающих из их коммерческой деятельности.

Именно на данной концепции ограниченного иммунитета основана принятая ООН 2 декабря 2004 г. Конвенция о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности, подписанная Россией 1 декабря 2006 г., однако в силу так и не вступившая.

В соответствии с данной Конвенцией иностранное государство не получает иммунитет от юрисдикции судов другого государства в случаях заключения трудового договора или коммерческой сделки, а также причинения вреда личности или ущерба имуществу. Помимо этого, иммунитет не распространяется на дела, касающиеся собственности и установления прав на интеллектуальную и промышленную собственность; на дела, связанные с участием в компании или ином объединении, и на дела, имеющие отношение к эксплуатации государственных морских судов.

4 ноября 2015 г. в целях развития внешнеэкономической деятельности в целом, обеспечения баланса и правового режима юрисдикци- онных иммунитетов России и других стран, Президент подписал Федеральный закон № 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации».

В данном законе, вступившем в силу 1 января 2016 г., вновь использована концепция ограниченного иммунитета и учтены положения Конвенции. В соответствии с нормами международного права, с учетом законодательства и судебной практики иностранных государств, данным Федеральным законом прежде всего устанавливается приоритет международного договора, определяется содержание используемых в нем терминов и понятий, в частности таких как «юрисдикционный иммунитет» и «судебный иммунитет», законом устанавливаются пределы юрисдикционного иммунитета иностранных государств и их имущества, определяются их привилегии и иммунитеты.

Закон определяет случаи, когда иностранное государство не пользуется судебным иммунитетом:
1) отказ от судебного иммунитета;
2) согласие на предоставление суду Российской Федерации юрисдикции в отношении данного конкретного спора;
3) в спорах, связанных:
– со сделками гражданско-правового характера;
– с осуществлением экономической или иной предпринимательской деятельности;
– с участием государства в юридических образованиях и лицах, а также образованиях без статуса юридического лица;
– с возмещением вреда;
– с эксплуатацией различного родах судей;
– со споров, касающихся права на имущество и интеллектуальной собственности;
– в делах, имеющих отношение к трудовым спорам. Кроме того, Федеральным законом установлен принцип взаимности применяемых юрисдикционных иммунитетов. Он необходим для обеспечения баланса между иммунитетами – предоставляемым иностранному государству в соответствии с законодательством Российской Федерации и иммунитетом, получаемым Российской Федерацией в данном иностранном государстве. Помимо этого, законом предусматривает возможность ограничения юрисдикционного иммунитета иностранного государства судом Российской Федерации, если доказано, что в данном иностранном государстве Российской Федерации юрисдикционный иммунитет ограничен.
Посредством отказа от концепции абсолютного юрисдикционного иммунитета данный закон защищает российские интересы и интересы иностранных государств в России, позволяя принимать ответные меры при обращении взысканий на российскую собственность за пределами ее территории.

Помимо прочего, данный закон не наносит ущерба ряду второстепенных привилегий и иммунитетов, которыми обладает в соответствии с нормами международного права иностранное государство. Это касается функций его дипломатических представительств, консульских учреждений, специальных миссий, представительств при международных организациях или делегаций в органах международных организаций, а также на международных конференциях и относящихся к ним лиц. Кроме этого, закон не наносит ущерба иммунитетам, которыми в соответствии с нормами международного права пользуется иностранное государство в отношении воздушных судов или космических объектов, принадлежащих иностранному государству или используемых им, а также военных кораблей и других эксплуатируемых в некоммерческих целях государственных судов, как и не наносит ущерба привилегиям и иммунитетам, предоставляемым в соответствии с нормами международного права главам государств, правительств или министрам иностранных дел.

Официально закон вступил в силу 1 января 2016 г., однако для того чтобы он реально начал работать, необходимо внесение ряда дополнительных изменений в существующем законодательстве, в частности, содержащем положения, регулирующие особенности рассмотрения дел с участием иностранных лиц, в том числе положения о признании и исполнении решений иностранных судов. Они требуются и в ГПК РФ, и в АПК РФ, и в Федеральном законе «Об исполнительном производстве».

Помимо этого, с учетом все увеличивающегося количества исков, предъявляемых Российской Федерации, а также последующих не всегда правомерных действий со стороны иностранных государств в отношении имущества РФ, актуальным становится положение закона о возможностях ограничения юрисдикционного иммунитета.

Однако необходимо также понимать, что активное использование положений закона может дать негативный эффект, приведя к снижению инвестиционной привлекательности России для иностранного бизнеса ввиду увеличения политических рисков.

Библиографический список

1. Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности.
2. Федеральный закон от 3 ноября 2015 г. № 297-ФЗ «О юрисдик- ционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации».
3. Гражданский кодекс Российской Федерации.
4. Проект Федерального закона Российской Федерации «Об иммунитете государства» от 13.10.2000.
5. Латинско-русский словарь. – Ростов н/Д: Феникс, 2000.
6. Бизнес-словарь: англо-русский. 2-е изд., испр. и доп. – М.: МИД, 1999.
7. Гавриленко, В.Г. Право и политика: Большой энциклопедический словарь. – Минск: Право и экономика, 2001.
8. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. – М.: Азбуковник, 2004.
ч
9. Богуславский М.М. Иммунитет государства / М.М. Богуславский. – М.: Изд-во Института международных отношений, 1962.
10. Афанасьев Е.М. Международное частное право. Гл. 16. – М.: Норма, 2001.
11. Белов А.П. Международное предпринимательское право: Практическое пособие. – М.: Юридический Дом «Юстицинформ», 2001.
12. Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. – М.: Юристъ, 2001.
13. Ушаков Н.А. Юрисдикционные иммунитеты государств и их собственности. – М.: Наука, 1993.
14. Словарь международного права / С.Б. Бацанов, Г.К. Ефимов,
B. И. Кузнецов [и др.]. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Международные отношения, 1986.
15. Хлестова И.О. Проблемы юрисдикционного иммунитета иностранного государства: Дисс. … д-ра юрид. наук: 12.00.03 / И.О. Хлестова, 2003.
16. Броунли Я. Международное право / Я. Броунли; пер. с англ.
C. Н. Андриановой // Под ред. Г.И. Тункина. – М.: ПРОГРЕСС, 1977. Кн. 1.
17. Энциклопедический юридический словарь / Под общ. ред. В.Е. Крутских. 2-е изд. – М.: ИНФРА-М, 1999.

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 4 (63) 2017

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 20

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code