ПРЕДЕЛЫ СУБЪЕКТИВНЫХ ПРАВ СТОРОН ПО КРЕДИТНОМУ ДОГОВОРУ НА ОТКАЗ ОТ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ И ПОЛУЧЕНИЯ КРЕДИТА

Е.А.Новикова

Аннотация. В статье рассматривается проблема нарушения баланса интересов коммерческой организации, исходящая из содержания ст. 821 ГК РФ. Делается вывод о необходимости расширения границ субъективного гражданского права банка на отказ от предоставления кредита и привлечения заемщиков к гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков банку в результате необоснованного отказа от получения кредита.

Ключевые слова: кредитный договор, отказ от предоставления кредита, отказ от получения кредита, гражданско-правовая ответственность заемщика.

 

Действующее законодательство по общему правилу в силу ст. 310 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ, Кодекс) не допускает односторонний отказ стороны от исполнения принятого по договору обязательства. Тем не менее положения этой статьи содержат оговорку о допустимости такого одностороннего отказа исключительно в случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или иными правовыми актами. Статья 821 ГК РФ служит примером одного из таких случаев, регулирующая основания и порядок отказа банка от предоставления кредита либо его получения заемщиком.

Цель настоящей работы состоит в исследовании соблюдения справедливого баланса интересов сторон в контексте содержания ст. 821 ГК РФ и оценке необходимости уравновешивания баланса интересов стороны, чьи права ущемлены, в тексте статьи.

Прежде всего, рассмотрим специфику права кредитной организации на отказ от предоставления кредита. Законодатель устанавливает два случая, при наступлении которых банк вправе реализовать такое право.

Во-первых, при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что предоставленная заемщику сумма не будет возвращена в срок (п. 1 ст. 821 ГК РФ). Поскольку Кодекс не приводит перечень таких обстоятельств, этот вопрос достаточно подробно рассмотрен в юридической литературе. Так, последними могут быть признаны следующие обстоятельства: принятие учредителями решения о реорганизации заемщика – юридического лица, уменьшение уставного капитала заемщика, возбуждение дела о несостоятельности заемщика и т.п. Этот перечень, очевидно, может пополниться и теми обстоятельствами, при наступлении которых банк-кредитор вправе досрочно истребовать кредит. К примеру, ненадлежащее исполнение заемщиком предусмотренных кредитным договором обязанностей по исполнению денежных обязательств, ковенантных и иных дополнительных условий, утрата или повреждение предмета залога, наличие картотеки неоплаченных расчетных документов к банковским счетам заемщика у кредитора и иных обслуживающих банках, наличие просроченной задолженности перед бюджетом любого уровня бюджетной системы Российской Федерации, просроченная задолженность перед работниками по заработной плате и иные. Обобщив вышеприведенные обстоятельства, можно говорить о том, что к таким обстоятельствам относятся события, существенно ухудшающие финансовое положение заемщика и, как следствие, подрывающие перспективы исправного погашения задолженности.

Во-вторых, при нарушении заемщиком условия о целевом характере использования кредита, кредитор также вправе отказаться от дальнейшего кредитования (п. 3 ст. 821 ГК РФ).

Изучение позиции судов по вопросам толкования и применения ст. 821 ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что обстоятельства, позволяющие реализовать банком предусмотренного п. 1 ст. 821 ГК РФ права, могут быть установлены и кредитным договором. Однако практика свидетельствует о том, что, несмотря на закрепление в условиях кредитного договора обстоятельств в контексте п. 1 ст. 821 ГК РФ, недобросовестные заемщики все же обращаются в суды с исками о понуждении банка к выдаче кредита.

Так по делу № А10-3193/2010 ФАС Восточно-Сибирского округа от 21.04.2011 г. истец (заемщик) посчитал, что закрытие банком неиспользованной части лимита по договору об открытии кредитной линии, невзирая на нарушение заемщиком условий договора, служащих основанием для выдачи очередного транша рассматривается как ненадлежащее исполнение банком обязательств по выдаче оставшейся суммы кредита. Суд апелляционной инстанции, исходя из буквального толкования условий договора, пришел к выводу, что основанием для закрытия банком неиспользованной части лимита по договору послужило именно ненадлежащее исполнение заемщиком условий договора, предусматривающих право банка требовать от заемщика выполнения определенных действий (в рассматриваемом случае – предоставления обеспечения, достаточного для соответствующей суммы транша).

Заслуживают внимания выводы некоторых авторов, настаивающих на создании правовых механизмов, обеспечивающих защиту субъективных интересов заемщика в получении кредита вследствие отказа банка от предоставления кредита. В частности, позиции Р.С. Бевзенко , И.А. Покровского , К. Трофимова , П. Малахова , А.В. Егоровой сводятся к тому, что в наиболее эффективной мере защиты субъективного права заемщика, основываясь на ст. 12 ГК РФ, они видят возможность понуждения банка к исполнению обязательства предоставить кредит.

Соглашаясь со сформировавшейся доктринальной и судебной по- зицией1 о недопустимости принудительного исполнения обязанности банка предоставить кредит ввиду специфики кредитных правоотношений, хотелось бы усилить соответствующую позицию о неправомерности понуждения банка к выдаче кредита и следующим аргументом. Как известно, цель участия банка в кредитных правоотношениях сводится к использованию привлеченных денежных средств путем их эффективного размещения для получения прибыли. Очевидно, что специальные правила ст. 821 ГК РФ, позволяющие банку при наличии неблагоприятных обстоятельств отказаться от предоставления кредита, служат обеспечению прав и законных интересов кредиторов банка (т.е. граждан и юридических лиц, разместивших свои денежные средства во вклады и на банковские счета).

Теперь пришло время рассмотреть право заемщика отказаться от получения кредита, регулируемого диспозитивной нормой п. 2 ст. 821 ГК РФ. В отличие от императивной нормы п. 1 ст. 821 ГК РФ, п. 2 ст. 821 ГК РФ содержит относительно определенную диспозицию о праве заемщика отказаться от получения кредита, которое может конкретизироваться и уточняться по соглашению сторон. Соответственно, отказ заемщика в отличие от отказа банка по общему правилу ничем не обусловлен, обременен лишь его обязанностью уведомить об этом кредитора до установленного договором срока предоставления кредита.

Действующее законодательство не обязывает заемщика получить кредит в качестве общего правила. Однако любой отказ заемщика от получения кредита порождает потери для банка, связанные с неразмещением непредоставленных заемщику денежных средств новому заемщику, т.е. убытки в виде неполученных доходов (упущенная выгода). При этом на практике, как правило, отказ заемщика от получения кредита необоснован и вызван утратой интереса к совершению сделки в результате получения заемщиком наиболее выгодного предложения по кредитованию от другого банка.

Проведенный анализ содержания ст. 821 ГК РФ приводит к выводу о нарушении баланса интересов коммерческой организации как одной из сторон по кредитному договору.

В силу чрезмерной рисковости кредитных активов совершенно очевидна необходимость расширения границ субъективного гражданского права банка на отказ от предоставления кредита и привлечения заемщиков к гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков банку в результате необоснованного отказа от получения кредита в качестве общего правила.

Реализацией первого, на наш взгляд, может служить включение в абсолютно определенную диспозицию п. 1 ст. 821 ГК РФ оборота, предоставляющего право банкам усматривать конкретный перечень неблагоприятных обстоятельств в условиях договора.

Что касается привлечения заемщика к гражданско-правовой ответственности в случае необоснованного отказа от получения кредита, хочется обратиться, например, к опыту германской договорной банковской практики, в которой обязанность заемщика получить кредит считается согласованной в конклюдентном порядке и особое внимание уделить категории «возмещение убытков вследствие неполучения». В Германии упущенная выгода банка в виде процентной маржи (разницей между договорными процентами да пользование кредитом, от получения которого заемщик отказался и расходами банка по привлечению денежной суммы) начисляется в период с момента окончательного отказа заемщика от получения кредита и до момента, в который заемщик имел бы возможность досрочно расторгнуть договор на основании закона. Так в силу § 609а Гражданского уложения Герма- нии досрочное погашение при сумме займа свыше трехсот немецких марок возможно по истечении трех месяцев с даты получения займа, при меньшей сумме – по истечении одного месяца.

При совершенствовании российского законодательства в вопросах определения упущенной выгоды банка, выплачиваемой заемщиком как меры гражданско-правовой ответственности, считаем возможным заимствование германского опыта в части исчисления величины процентов, подлежащих начислению на сумму неполученного кредита. А в отношении периода начисления упущенной прибыли в виде процентной маржи заимствование германского опыта лишено смысла, поскольку в России законодательство не содержит соответствующих норм, а условия кредитного договора зачастую не содержат мораторий на досрочное погашение. В таких условиях для определения периода начисления упущенной выгоды банка, считаем целесообразным, усмотреть средний промежуток времени в два месяца, в течение которого с момента отказа заемщика от получения кредита кредитор способен предоставить неразмещенные денежные средства новому заемщику.

С учетом приведенных аргументов считаем необходимым дополнить п. 2 ст. 821 ГК РФ абзацем вторым следующего содержания: «В случае полного отказа от получения кредита Заемщик обязуется возместить убытки в размере, определяемом как разница между договорной процентной ставкой и действовавшей в соответствующий период ключевой ставкой Банка России, начисляемом на сумму кредита в течение двух месяцев со дня отказа Заемщика от получения кредита, если иное не предусмотрено договором».

Таким образом действующая редакция ст. 821 ГК РФ, на наш взгляд, ущемляет интересы банка как одной из сторон по кредитному договору. В условиях отсутствия четкой регламентации в п. 1 ст. 821 ГК РФ обстоятельств, при наступлении которых банк вправе реализовать свое право на отказ от предоставления кредита, заемщики, невзирая на нарушение ими условий кредитного договора как оснований предоставления оставшейся части кредита в рамках договора, обращаются в суды с исками о понуждении банка к выдаче кредита. При этом в силу п. 2 ст. 821 ГК РФ право заемщика на отказ от получения кредита ничем не обусловлено. В связи с чем в работе выдвинуты предложения по уравновешиванию баланса интересов кредитной организации путем внесения изменений в текст комментируемой статьи.

Библиографический список

1. Бевзенко Р.С. Об обязательстве кредитной организации выдать заемщику кредит // Законодательство. 2003. № 10. СПС Консультант Плюс.
2. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований: в 2-х т. [Электронный ресурс] / М.И. Брагинский [и др.]. Электрон. текстовые дан. – М.: Статут, 2006. Кн. 5. Т. 1. 736 с. // СПС КонсультантПлюс.
3. Гражданский кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс]: (ч. 1) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 29.07.2017 г.). СПС КонсультантПлюс.
4. Гражданский кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс]: (ч. 2) от 26.01.1996 № 14-ФЗ (ред. от 28.03.2017 г.). СПС КонсультантПлюс.
5. Гражданское уложение Германии от 18.08.1896 г. (ред. от 2.01.2002, с изм. и доп. по 31.03.2013) [Электронный ресурс]. СПС КонсультантПлюс.
6. Егорова А.В. К вопросу о защите интересов заемщика при отказе кредитора от исполнения обязательства предоставить кредит // Труды Института государства и права Российской академии наук. 2012. № 4. https://elibrary.ru/download/elibrary_21482717_ 82127663.pdf
7. Каримуллин Р.И. Права и обязанности сторон кредитного договора по российскому и германскому праву [Электронный ресурс]: Дисс. … канд. юрид. наук. – М., 2001. Режим доступа: http:// www.dissercat.com/content/prava-i-obyazannosti-storon-kreditnogo- dogovora-po-rossiiskomu-i-germanskomu-pravu (29.09.2017).
8. Малахов П. Уступка права требования по кредитному договору // Эж-ЮРИСТ. 2005. № 39. СПС Гарант.
9. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права / Под ред. Покровского И.А. – М.: Статут, 1998.
10. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 21.04.2011 по делу № А10-3193/2010 [Электронный ресурс]. СПС КонсультантПлюс.
11. Постановление ФАС Московского округа от 25.03.2011 № КГ- А40/1415-11 по делу № А40-42333/10-97-359 [Электронный ресурс]. СПС КонсультантПлюс.
12. Трофимов К. Кредитные правоотношения коммерческого банка // Хозяйство и право. 1996. № 9. СПС Гарант.

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 4 (63) 2017

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 17

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code