ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПОРЯДКА УПРАВЛЕНИЯ В СИСТЕМЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ (ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫМ АКТАМ СЕРЕДИНЫ XVII – НАЧАЛА XVIII СТОЛЕТИЙ)

Н.И.Тарасов

Аннотация. Статья посвящена выявлению роли и значения преступлений против порядка управления в системе преступлений против государственной власти в Российском государстве середины XVII – начала XVIII столетий. Теоретической и эмпирической базой послужили труды отечественных правоведов и историков, законодательные акты середины XVII – начала XVIII вв. На основе анализа норм Соборного уложения 1649 г., Артикула воинского 1715 г., других историко-правовых источников исследуется процесс формирования системы преступлений, объектом которых выступает государственная власть. Особое внимание уделяется преступлениям против порядка управления, обосновывается включение преступлений против порядка управления в систему преступлений против государственной власти, приводится классификация преступлений против порядка управления.

Ключевые слова: государственная власть, порядок управления, правосудие, монарх, система преступлений, посягательство, уголовная ответственность, Российское государство, кодификация.

 

Государственная власть как объект уголовно-правовой охраны привлекает внимание законодателя на всех этапах развития государства. Преступления, противоречащие интересам государственной власти, занимали и занимают в правовых кодификациях особое положение, что обусловлено важностью таких преступлений, а также степенью наказуемости не только законченного преступления, но и умысла, и приготовления, и покушения .

В уголовном праве России преступления против государственной власти представляют собой общественно опасные деяния, посягающие на закрепленные в гл. 1 Конституции РФ основы конституционного строя и на нормальное функционирование государственной власти в лице ее законодательных, исполнительных и судебных органов. Уголовный кодекс Российской Федерации предусматривает широкий перечень преступлений против государственной власти. На современном этапе развития Российского государства борьба с преступными деяниями, направленными против государственной власти, выступает одним из приоритетных направлений политики Российской Федерации. Совершенствование российского законодательства в области борьбы с преступлениями против государственной власти невозможно без детального изучения накопившегося исторического опыта. Отечественный законодатель устанавливает ответственность за преступления против государственной власти на протяжении нескольких столетий, совокупность видов преступлений против государственной власти находится в постоянной динамике.

Система преступлений, объектом которых выступает государственная власть, в истории российского права начала формироваться в середине XVII – первой половине XVIII вв. Основной тенденцией государственного управления второй половины XVII столетия являлся переход от сословно-представительной к абсолютной монархии. Абсолютизм характеризуется наивысшей степенью централизации власти, формированием разветвленного государственного аппарата, сосредоточением неограниченной власти в руках монарха. Становление абсолютизма в России происходило одновременно с возвышением государства.

В середине XVII – начале XVIII столетий в России неоднократно предпринимались кодификации права. Вехами в истории уголовного права выступают соответствующие главы Соборного уложения 1649 г., Артикул воинский 1715 г.

В 1649 г. было принято и вступило в действие Соборное уложение . Соборное уложение 1649 г. впервые в истории отечественного права сгруппировало преступления по видам: преступления против церкви и религии; преступления против государства; преступления против порядка управления; преступления против правосудия; преступления против благочиния; должностные преступления; преступления против личности; преступления против имущества; преступления против нравственности.

Артикул воинский 1715 г. – первый в России военно-уголовный кодекс. Военно-уголовный характер законодательного акта не стал препятствием в установлении разнонаправленной системы преступлений. Артикул воинский дополнил систему преступлений, зафиксированную Соборным уложением 1649 г., предусмотрел новый вид преступлений – воинские преступления, более определенно сформулировал составы преступлений.

В Соборном уложении уголовно-правовая охрана государственной власти осуществлялась нормами II, III, IV, V, X глав, а также частично нормами других глав. В частности, уголовная ответственность устанавливалась за следующие виды преступлений:
• посягательства на жизнь и здоровье главы государства (ст. 1 гл. II);
• измена (ст. 2-4 гл. II);
• заговор, скоп, самовольство (ст. 20-22 гл. II);
• нарушение порядка на царском дворе (ст. 4-7 гл. III);
• подделка документов (ст. 1-4 гл. IV);
• фальшивомонетничество (ст. 1-2 гл. V);
• преступления против правосудия (гл. Х).

Артикул воинский 1715 г. конкретизировал отдельные виды преступлений, так, например, артикул 20 расширил перечень преступлений, направленных против монарха, включил такие составы, как осуждение намерений, а также действий монарха, оскорбление монарха, указанные посягательства, но в отношении членов монаршей семьи.

Важное значение в общей системе преступлений, а также в системе преступлений, объектом которых выступала государственная власть, отводилось преступлениям против порядка управления, что обуславливалось совокупностью государственно-политических процессов: изменение царского титула («Самодержец всея Руси»), централизация и бюрократизация государственного аппарата, бюрократизация управления на местах и т.д.

Российский историк и правовед второй половины XIX столетия И. Малиновский отмечал, что государство наделено правом требования от своих граждан подчинения законам, законным постановлениям и требованиям, регламентирующим различные отрасли управления. Посягательства на это право государства формируют особую группу преступлений, направленных против государства, – преступления против порядка управления .

В юридической науке представлены классификации преступлений против порядка управления.

Оптимальную для рассматриваемого периода российского права классификацию сформулировал представитель дореволюционной юриспруденции Л.С. Белогриц-Котляревский. К преступлениям против порядка управления правовед отнес два вида:
1) преступления, направленные против власти административной;
2) преступления, направленные против власти судебной . При этом под преступлениями против власти административной понималось неповиновение власти, выражающееся в невыполнении законных предписаний. Законность предписания выражалась в трех условиях. Первое – компетентность органа, издавшего предписание.

Второе – соответствие предписание другим законодательным актам. Третье – соблюдение установленного порядка. Под преступлениями против власти судебной понималось противодействие осуществлению правосудия, в частности, ложный донос, ложная присяга, лжесвидетельство. Видится целесообразным придерживаться приведенной классификации.

Первая группа преступлений против порядка управления – преступления против власти административной достаточно подробно регламентировались законодательными актами середины XVII в. – начала XVIII вв. Соборное уложение 1649 г. сосредоточило нормы, направленные на борьбу с преступлениями против власти административной, в нескольких главах (гл. III-V). Уголовная ответственность за рассматриваемый вид преступлений предусмотрена в статьях:
• ст. 4 и 5 гл. III «О государевом дворе, чтобы на государевом дворе ни от кого никакого бесчинства и брани не было» – обнажение оружия в пределах царского двора;
• ст. 6 и 7 гл. III «О государевом дворе, чтобы на государевом дворе ни от кого ни какого бесчинства и брани не было» – незаконное ношение оружия в пределах царского двора;
• ст. 1 и 2 гл. IV «О подпищекех, и которые печати подделывают» – изготовление фальшивых печатей, грамот, приказных писем, наложение печатей на фальшивые документы;
• ст. 3 и 4 гл. IV «О подпищекех, и которые печати подделывают» – заведомое предъявление фальшивых документов;
• ст. 1 гл. V «О денежным мастерах, которые учнут делать воровские деньги» – изготовление фальшивых монет, преступная нажива мастерами серебряных и золотых дел;
• ст. 2 гл. V «О денежным мастерах, которые учнут делать воровские деньги» – подмена благородных металлов, утайка благородных металлов мастерами серебряных и золотых дел.

Артикул воинский 1715 г. преступления против порядка управления объединил в одной главе с преступлениями против правосудия, гл. 22 «О лживой присяге и подобных тому преступлениях».

Перечень преступлений, направленных против порядка управления, расширен:
• изготовление фальшивых монет – самовольная чеканка монет или уменьшение веса драгоценных металлов в монете (арт. 199);
• изготовление фальшивых документов и печатей (арт. 201);
• представление фальшивым именем (арт. 203);
• срывание указов и правительственных распоряжений, изменение текста указов и распоряжений (арт. 203).

Новыми составами преступлений против порядка управления выступают представление «фальшивым именем» и «срывание указов».

Уголовно-правовая борьба со второй группой преступлений против порядка управления – преступлениями против власти судебной – также отражена в российском законодательстве середины XVII – начала XVIII вв.

Соборное уложение 1649 г. большинство норм, устанавливающих ответственность за преступления против суда, сосредоточило в гл. X «О суде», однако часть составов предусматриваются другими главами – гл. II «О государьской чести и как его государьское здоровье обнрнгать», гл. XI «Суд о крестьянах», гл. XXI «О разбойных и о татиных делах» и др.

Наибольшее внимание законодатель уделил таким преступлениям против власти судебной, как:
• ложный донос (ст. 12-17 гл. II);
• мздоимство (ст. 5-9 гл. X);
• нарушения порядка во время судебного процесса (ст. 105-106 гл. X);
• ложное обвинение в адрес судьи (ст. 107 гл. X);
• лжесвидетельство (ст. 162-166 гл. Х);
• ложная присяга (крестоцелование) (ст. 27 гл. XI);
• неисполнение решения, вынесенного судом (ст. 104 гл. XXI) и др. Формирование системы преступлений против власти судебной продолжил Именной указ «Об отмене в судных делах очных ставок, о бытии вместо оных распросу и розыску, о свидетелях, об отводе оных, о присяге, о наказании лжесвидетелей и о пошлинных деньгах» 1687 г. В соответствии с Указом преступным признавалось всякое нарушение порядка судопроизводства.

Артикул воинский 1715 г. уточнил ответственность за некоторые виды преступлений против власти судебной: ложная присяга (арт. 196), лжесвидетельство (арт. 198).
Представляют интерес нормы, содержащиеся в некоторых главах Артикула воинского, устанавливающие защиту для ряда должностных лиц (гл. XXIII «О палаче и профосах»), участников судебного процесса (гл. XVII «О возмущении бунте и драке», гл. XVIII «О поносительных письмах, бранных и ругательных словах»).

Законодательные акты России середины XVII – начала XVIII столетий отнесли государственную власть к числу охраняемых объектов. Посягательства на порядок управления рассматривались как разновидность преступлений против государственной власти. Историко- правовые акты России середины XVII – начала XVIII вв. отнесли преступления, направленные против порядка управления (посягательства на власть административную, посягательства на власть судебную), к числу наиболее опасных преступлений. Укрепление верховной власти и рост государственного аппарата обусловили необходимость охраны государственной власти уголовно-правовыми средствами.

Библиографический список

1. Конституция РФ (с изм. от 30 декабря 2008 г. № 6-ФКЗ, от 30 декабря 2008 г. № 7-ФКЗ, от 5.02.2014 г. № 2-ФКЗ) // Российская газета. 2009. 10 янв. № 135.
2. Уголовный кодекс РФ 1996 г. (в ред. от 27.07.2017) // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
3. Артикул воинский 1715 г. // Российское законодательство X-XX вв. Т. IV. Законодательство периода становления абсолютизма / Отв. ред. тома А.Г. Маньков. – М., 1986.
4. Белогриц-Котляревский Л.С. Краткий курс русского уголовного права. – Киев, 1908.
5. Козаков М. Адвокат. Иск и защита. – М., 1912.
6. Малиновский И. Лекции по истории русского права. – Ростов н/Д., 1918.
7. Соборное уложение 1649 г. // Российское законодательство XXX вв. Т. 3. Акты Земских соборов / Отв. ред. тома А.Г. Маньков. – М., 1985.
8. Фельдштейн Г.С. Главные течения в истории науки уголовного права в России. – Ярославль, 1909.
УДК 336.221.24

Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 1 (64) 2018

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 15

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code