УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ОЦЕНКА НЕНАДЛЕЖАЩЕГО ОКАЗАНИЯ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ

И.А.Сидакова

Аннотация. Анализ медицинских происшествий с неблагоприятными исходами оказания медицинской помощи выявил использование и в научной юридической литературе, и в процессуальных документах таких понятий, как «врачебная ошибка», «дефект оказания медицинской помощи», «ятрогенное преступление», ни одно из которых не имеет нормативного закрепления, а потому понимается правоприменителями по-разному. В статье исследуется содержание указанных понятий, их соотношение между собой и уголовно-правовое значение.

Ключевые слова: ненадлежащее оказание медицинской помощи, ятрогенное преступление, дефект оказания медицинской помощи, врачебная ошибка.

 

«Ошибки неизбежные и печальные издержки лечебной работы, ошибки – это всегда плохо и единственное оптимальное, что вытекает из трагедии врачебных ошибок, это то, что они по диалектике вещей учат и помогают тому, чтобы их не было. Они несут в существе своем науку о том, как не ошибаться, и виновен не тот врач, кто допустил ошибку, а тот, кто не свободен от трусости отстаивать ее».

И.А. Кассирский, советский терапевт и гематолог, академик АМН СССР, вице-президент Международного союза гематологов, почетный член Польского и Венгерского медицинских обществ, Швейцарского общества гематологов.

Ненадлежащее оказание медицинской помощи – проблема, требующая в некоторых случаях юридической оценки происшествия. К таким случаям, в первую очередь, относятся неблагоприятные исходы лечения в виде расстройства здоровья или наступления смерти пациента. С точки зрения юридической оценки медицинского происшествия для виновного медицинского работника могут возникнуть последствия в виде привлечения к гражданско-правовой или уголовной ответственности. Рассмотрение сообщений о преступлениях по фактам ненадлежащего оказания медицинской помощи или рассмотрение судами исковых заявлений по качеству лечения к медицинским организациям в порядке гражданского судопроизводства затруднены отсутствием единого понятийного аппарата в области медицинского права, в том числе и основных понятий, таких как «врачебная ошибка», «дефект оказания медицинской помощи», «ятрогенное преступление», которые до настоящего времени не нашли нормативного закрепления.

О содержании этих понятий дискуссии среди юристов, медиков (и даже философов) ведутся длительное время. Наиболее длительно обсуждаемым является понятие «врачебная ошибка», о котором писали такие видные ученые, как Н.И. Пирогов, И.В. Давыдовский, Н.В. Эль- штейн, Ю.Д. Сергеев, С.В. Ерофеев.

Другие понятия, такие как «дефект оказания медицинской помощи», «ятрогенное преступление», являются порождением современности, но тем не менее вызывают не меньше споров. Актуальность их не утрачивается, потому что медицинских происшествий с неблагоприятными исходами не становится меньше, о чем свидетельствуют данные ниже.

По данным Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) ежегодно в мире по вине медиков умирает больше людей, чем погибает в ДТП, т.е. более 1,5 млн. человек. В благополучной Германии каждый год от врачебных ошибок умирает около 25 000 немцев. В Австралии причинами 80 % смертельных случаев среди пациентов становятся ошибки медицинского персонала. Ежегодно в США около 98 000 американцев умирает из-за медицинских ошибок фармацевтического характера, около 7 тыс. погибают из-за допущенных ошибок врачами- хирургами [1]. В России увеличивается число уголовных дел, расследуемых Следственным комитетом Российской Федерации. Так, за 2016 г. в Следственный комитет России поступило 4 826 сообщений о ятрогенных преступлениях, что на 10 % выше, чем в 2015 г. (4 376 сообщений).

Почему же эти медико-юридические понятия, врачебная ошибка, несчастный случай в медицине, дефект оказания медицинской помощи продолжают оставаться весьма спорными и неоднозначными? Почему так важно их дифференцировать? Ответ прост: эти понятия по своей сути имеют много общего, как в части фактических действий врача, так и в части последствий для пациента (как правило, негативных), однако существенно разнятся по юридическим последствиям к лицам, их допустившим [3, 39].

Человек имеет право получить доступную и качественную медицинскую помощь (в соответствии со ст. 10 Конституции Российской Федерации), которая характеризуется своевременностью ее оказания, правильностью выбора метода профилактики, диагностики лечения и реабилитации, степенью достижения запланированного результата (п. 21 ст. 2 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»). Однако по разным причинам, как объективным, так и субъективным, врачами совершается немало ошибок, следствием которых становится причинение вреда жизни и здоровью человека. Официальной статистики в России по этому поводу никто не ведет, но по подсчетам общественной организации «Лига защиты пациентов» ошибки медиков уносят ежегодно жизни 50 тыс. человек. Но всегда ли вся вина лежит только на враче? Как определить, где врач добросовестно выполняет свою работу, но ошибается (в силу того, что врач такой же человек, как и мы все, а человеку свойственно ошибаться), где допускает профессиональный дефект, и когда он становится ятрогенным преступлением?

Проблема ненадлежащего оказания медицинской помощи порождает множество правовых вопросов, в том числе понятийного характера, как то: что такое врачебная ошибка, дефект медицинской помощи, ятрогенное преступление? Чем они отличаются и каковы условия классификации медицинского происшествия по указанным видам? В современной литературе насчитывается большое количество определений этих терминов. Профессор Ю.Д. Сергеев, основоположник медицинского права в Российской Федерации, доктор юридических и доктор медицинских наук, указывает на существование не менее 65 промежуточных определений, понятий и признаков врачебных ошибок [5]. Ряд авторов относят к врачебной ошибке неправильные действия врача, которые обусловлены его добросовестным заблуждением при надлежащем исполнении своих профессиональных обязанностей. Добросовестное заблуждение объясняется объективными причинами, как то: особенность течения заболевания у данного больного, индивидуальная реакция организма пациента на медицинские препараты, ошибки в диагностике из-за несовершенства медицинской техники и ее методов обследования и т.п. При этом должны отсутствовать признаки противоправного виновного умышленного или неосторожного действия (бездействия) врача и причинно-следственная связь между такими действиями и причиненным вредом. При таких обстоятельствах уголовная ответственность наступать не может в связи с отсутствием события преступления.

В соответствии со вторым подходом врачебная ошибка рассматривается как возникшая по субъективным причинам, т.е. виновно совершенная. Субъективными обстоятельствами признаются, в частности, недостаток знаний врача, непроведение или неполное проведение им необходимых обследований при имеющейся возможности и др. Вина врача в этом случае выражается в форме неосторожности (небрежности или легкомыслия). Если такие виновные действия (бездействие) врача привели к наступлению опасных последствий (смерть или тяжкий вред здоровью пациента), то врач должен быть привлечен к уголовной ответственности. Специалисты, придерживающиеся данного подхода, предлагают в таком случае обозначить виновные действия (бездействие) врача не как медицинскую ошибку, а как медицинский деликт (проступок, влекущий за собой возмещение вреда и ущерба, профессиональное преступление медицинских работников, в основе которых лежит дефект оказания медицинской помощи) [4, 42].

Под дефектом медицинской помощи подразумевается неоказание или некачественное оказание медицинской помощи: нарушения процесса диагностики, лечения или организации медицинской помощи, которые привели или могут привести к ухудшению здоровья пациента или наступлению смерти [5]. Одним из первых о дефекте оказания медицинской помощи упомянул И.Ф. Огарков (1966), изучая и анализируя экспертные материалы и решения судебно-следственных органов по обвинению врачей в упущениях. К дефектам в деятельности медицинских работников он отнес умышленные преступления, неосторожные действия, врачебные ошибки и несчастные случаи [2]. Позднее унифицированное понятие «дефект проведения лечебно- профилактических мероприятий» предложено И.В. Тимофеевым (1999). «Под дефектом обычно понимают ошибочное действие (бездействие) медицинского персонала, являющееся нарушением правил, действующих инструкций, руководств., выразившееся в неправильном оказании (неоказании) медицинской помощи, диагностики заболеваний.» [7, 15].

В литературе встречается многообразие классификаций дефектов. Так выглядит, например, одна из них.

Выделяют такие виды дефектов оказания медицинской помощи, как:
• дефекты медицинской тактики (преждевременная выписка больного; несвоевременное направление больного на стационарное лечение; неправильно выбранный метод диагностики, лечения и другое);
• дефекты транспортировки больного (транспортабельность; нетранспортабельность; нецелесообразность транспортировки; неправильная транспортировка);
• дефекты диагностики (непроведение показанных в конкретном случае диагностических исследований; неправильное толкование результатов диагностики; непроведение необходимых дополнительных исследований и другое);
• дефекты лечения (несвоевременное лечение; лечение не в полном объеме; неправильная методика лечения; необоснованность хирургического вмешательства и другое).

Тем не менее допущение медицинским работником дефекта в своей профессиональной деятельности само по себе не является безусловным основанием для привлечения медика к уголовной ответственности за совершение ятрогенного преступления. С учетом формулировки законодателем наиболее типичных для профессиональной медицинской деятельности составов по типу материальных (ч. 2 ст. 109, ч. 2 ст. 118, ст. 124 УК РФ) важна оценка наступивших общественно- опасных последствий и причинной связи между допущенным дефектом (дефектами) медицинской помощи и фактически наступившими последствиями. Только при установлении такой связи, мало того, отражающей прямую зависимость последствий от дефекта, медицинское происшествие может быть признано ятрогенным преступлением, влекущем обязательность привлечения виновного медицинского работника к уголовной ответственности.

Таким образом, в приведенном исследовании определено содержание терминов «врачебная ошибка», «дефект медицинской помощи», «ятрогенное преступление» и установлены «границы» их применимости по отношению к медицинским происшествиям. Термин «врачебная ошибка», по сути, указывает на «безвиновный» характер действий, хотя сами медики вкладывают в него противоположный смысл. Говоря о врачебной ошибке, врач сам добавляет происшествию негативную окраску, как бы указывая на ненадлежащее содержание своих действий, в связи с чем у пациента формируется мнение о наличии оснований для наступления ответственности медицинского работника. Термин «дефект медицинской помощи» содержит в себе элемент противоправности, как то ненадлежащее, попустительское, некачественное выполнение каких-либо действий или же их полное либо частичное невыполнение [3, 41].

Большинство судмедэкспертов в своих заключениях используют именно этот термин. Термин же «ятрогенное преступление» определяет виновно совершенное медицинским работником общественно опасное деяние, результатом которого стало допущение дефекта медицинской помощи, прямо причинно связанного с наступлением тяжких последствий для пациента, имеющее признаки профессионального преступления.

Библиографический список

1. Акопов В.И. Медицинское право в вопросах и ответах. – М., 2016.
2. Огарков И.Ф. Врачебные правонарушения и уголовная ответственность за них. – Л., 1966.
3. Петрова Т.Н. Врачебные ошибки и дефекты оказания медицинской помощи: в поисках различий // Вестник Академии Следственного комитета Российской Федерации. 2017. № 1.
4. Рыков В.А. Врачебная ошибка: медицинские и правовые аспекты // Медицинское право. 2005. № 1.
5. Сергеев Ю.Д., Ерофеев С.В. Неблагоприятный исход оказания медицинской помощи. – М., 2001.
6. Стеценко С.Г. Дефекты оказания медицинской помощи: проблемы юридической квалификации и экспертизы // Российский следователь. 2002. № 5.
7. Тимофеев И.В., Леонтьев О.В. Медицинская ошибка. Медико-организационные и правовые аспекты. – СПб., 2002.

Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 1 (64) 2018

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 488

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code