КОНСТИТУЦИОННОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО О КООРДИНАЦИИ НОРВЕГИИ, ШВЕЦИИ И ФИНЛЯНДИИ

А.А.Максуров

Аннотация. В статье рассматриваются проблемы закрепления координационных норм в конституциях стран Европы. Материал представляет интерес в качестве позитивного зарубежного опыта и возможности его использования в России.

Ключевые слова: координация, конституционные нормы, международное сотрудничество, информация, согласование, полномочия.

 

Проблематика обеспечения межведомственного взаимодействия (координации) органов государственной власти между собой и с любыми иными субъектами права при противодействии внутренним и внешним угрозам безопасности сегодня особо актуальна и значима.

Координация выступает здесь как наиболее значимая и совершенная форма межведомственного и межсубъектного взаимодействия. Мы полагаем, что это скрытый резерв системы, за счет которого дея
тельность органов государства на данном направлении может стать более эффективной.

«Координация» сегодня – «модное» юридико-государственное понятие. Если обратиться к интернет-поисковику Google, мы увидим, что слово «координация» встречается в сети в не менее 6300000 случаях, а «coordination» – 172 миллиона раз.

Такое внимание не случайно. Именно феномен координации позволяет решить казалось бы неразрешимые проблемы, снять существенные противоречия, объективно возникающие между людьми в процессе их повседневной деятельности.

Мы полагаем, что в указанной части вполне возможно использовать зарубежный опыт, например, опыт применения координационной юридической технологии в указанной сфере в странах Европы, в частности, в конституционных нормах.

Так, в Конституции Норвегии присутствуют нормы, предусматривающие согласование и согласительные процедуры.

Однако эти нормы, как правило, касаются согласия Стортинга или Короля на определенные действия. Учитывая отсутствие в нормах Конституции механизма последующего координационного взаимодействия и одномоментность выдачи такого согласия, данные нормы Конституции нельзя считать координационными в современном смысле этого слова.

Так, согласно ст. 11, «Король должен оставаться в Королевстве и не может без согласия Стортинга находиться за его пределами свыше 6 месяцев подряд. В ином случае он лишается права на Корону. Король не может принимать другую корону или правительство без согласия Стортинга, для чего требуется две трети голосов его состава» .

В силу ст. 25 «Численность военных сил Королевства не может быть увеличена или сокращена без согласия Стортинга. Стортинг дает согласие на использование военных сил Королевства за пределами Норвегии, а также на привлечение иностранных военных сил на территорию Королевства, за исключением случаев, когда такое привлечение направлено на отражение нападения на страну» .

В ст. 36 указано, что «Принцесса или Принц, обладающие правом наследования Короны Норвегии, не могут вступить в брак без согласия Короля. Они также не могут принимать Корону другого государства без согласия Короля и двух третей представителей Стортинга» .

Как следует из ст. 93, «…В целях сохранения мира и международной безопасности или сотрудничества наций, Стортинг большинством в 3/4 голосов вправе дать согласие на передачу части властных полномочий, международной организации, в деятельности которой участвует или будет участвовать Норвегия. Не могут быть переданы полномочия по изменению Конституции. Для принятия такого решения, равно как и для внесения поправок в Конституцию, необходимо присутствие не менее 2/3 членов Стортинга» .

В конституции Швеции и законах, которые являются ее частью, координационные механизмы упоминаются эпизодически, например, согласно Art. 2 Chapter 10 «Международные отношения», правительство может поручить административному органу заключить международное соглашение по вопросу, который как предмет соглашения не требует участия Риксдага или Консультативного совета по иностранным делам .

Между тем Конституция Швеции в этом смысле не является показательным актом. Обычно шведский законодатель и органы исполнительной власти уделяют большое внимание координации.

В основном законодатели стран Скандинавии активно используют координационные нормы и механизмы. Они достаточно эффективны и дают хорошие результаты.

Между тем имеются и недостатки.

К недостаткам использования координационного регулирования мы относим следующие:

Во-первых, координационные нормы используются не во всех возможных сферах. Они почти отсутствуют в актах, регулирующих деятельность местного самоуправления.

Во-вторых, часто в законах указывается на наличие координационных полномочий у должностного лица или органа власти, но непонятно, в какой форме их можно реализовать.

В-третьих, не предусмотрены процедуры применения координационных норм.
Указанные недостатки снижают эффективность координационного воздействия и правовой потенциал в целом.

Теперь обратимся к координационным юридическим технологиям Финляндии.
Результаты показывают, что координационные нормы используются не более чем в 6 % случаев в законодательных актах Финляндии, включая конституционные акты.

Например, в соответствии с Section 93 Chapter 8 «Компетенция в области внешнеполитических вопросов» (Международные отношения) Конституции Финляндии, внешняя политика Финляндии направляется Президентом Республики в сотрудничестве с Правительством. Однако парламент принимает международные обязательства Финляндии и их денонсацию и принимает решение о введении в действие международных обязательств Финляндии в той мере, в какой это предусмотрено в настоящей Конституции. Президент принимает решение по вопросам войны и мира с согласия парламента . То есть указание на координацию очень поверхностное.

Таким образом, указанное может быть полезно и для отечественного конституционного законодательства в части совершенствования конституционного закрепления отдельных компонентов координационной юридической технологии, с учетом как достоинств, так и недостатков рассмотренного механизма координационного регулирования.

В частности, явно целесообразно расширить сферы согласования и координации, что представляется объективно необходимым.

Необходимо уточнение состава органов государственной власти, участвующих в координационном процессе, например за счет подробной законодательной регламентации деятельности таких органов власти, как Государственный Совет Российской Федерации или Совет Безопасности Российской Федерации, в том числе путем включения норм о координационных полномочиях данных органов в конституционные акты.

Следует конкретизировать имеющиеся координационные полномочия органов власти и их должностных лиц (Правительства Российской Федерации, Президента Российской Федерации и проч.).

Возможно установление, хотя бы в самом общем виде, форм координации и принципов осуществления координационного процесса.

Библиографический список

1. Конституция Норвегии // [Электронный документ] URL: http://www.uznal.org/constitution.php ?text=Norway&language=e (дата обращения: 17.01.2018).
2. Конституция Швеции // [Электронный документ] URL: http:// http://www.wipo.int/wipolex/ru/text.jsp?file_id=267691 (дата обращения: 17.01.2018)
3. Конституция Финляндии // [Электронный документ] URL: http://www.finlex.fi/fi/laki/kaannokset/1999/en19990731.pdf (дата обращения: 17.01.2018).

Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 1 (64) 2018

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 9

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code