ОДНОСТОРОННИЙ ОТКАЗ ОТ ДОГОВОРА ВОЗМЕЗДНОГО ОКАЗАНИЯ УСЛУГ

Н.В.Сирик
А.С.Кусков

Аннотация. В статье анализируется теория и правоприменительная практика судов по поводу одностороннего расторжения договора возмездного оказания услуг. Обосновывается возможность включения в предпринимательский договор платы за односторонний отказ от исполнения обязательства.

Ключевые слова: одностороннее расторжение, договор возмездного оказания услуг, плата за односторонний отказ.

 

Институту договора возмездного оказания услуг посвящено пять статей (гл. 39) второй части Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ). Также в ст. 783 ГК РФ содержатся отсылочные нормы, позволяющие применять нормы о подряде (общие положения о подряде и положения о бытовом подряде) к договорам возмездного оказания услуг, если это не противоречит ст. 779-782 ГК РФ, и к особенностям предмета договора возмездного оказания услуг.

Однако подробное и детальное правовое регулирование оказания отдельных видов услуг (например: страховых, финансово-кредитных, туристских, гостиничных, медицинских, транспортных и т. д.) осуществляется нормами, содержащимися в специальных законодательных и подзаконных нормативно-правовых актах (законах и правилах оказания определенных видов услуг), дополняющих и развивающих отдельные положения ГК РФ.

Значительный интерес указанная проблематика вызывает и у представителей научного сообщества. Так, вопросы одностороннего отказа от исполнения договора нашли свое отражение в работах Г. З. Ахме- товой, К.С. Безика, А.И. Бычкова, М.А. Егоровой, К.Б. Кораева, Л.Ю. Михеевой, Е.Б. Овдиенко, А.Ф. Пьянковой, Е.А. Усачевой и др. Тем не менее без должного внимания остались многие проблемные аспекты: а) возможность включения в договоры возмездного оказания услуг условий о мерах ответственности за отказ от исполнения его условий; б) правовые последствия одностороннего отказа от договора для сторон; в) реализация принципа свободы договора при заявлении одностороннего отказа от исполнения условий договора возмездного оказания услуг, которые и будут затронуты в представленной нами работе.

Отношения, регулируемые институтом возмездного оказания услуг, модифицируют метод гражданско-правового регулирования благодаря специфике определенной направленности, возникая по поводу совершения тех или иных действий или осуществления той или иной деятельности, которые обычно не предполагают наличие материального овеществленного результата, отделимого от личности исполнителя услуг.

Как отмечает Г.З. Ахметова, «особенность регулирования рассматриваемых отношений во многом проявляется и в возможности одностороннего отказа от исполнения договора, что не характерно для большинства гражданских соглашений. Этот прием правового воздействия – предоставление права одностороннего отказа не только заказчику, но и исполнителю, конечно, при условии оплаты расходов, возмещения убытков – основывается на норме о личном характере оказания услуг исполнителем. Принудить к исполнению обязательства в натуре в данном случае невозможно, поэтому рассматриваемый способ регулирования отношений наиболее оптимальный» .

Согласно правовой позиции Президиума ВАС РФ , ст. 782 ГК РФ закрепляет право заказчика услуг и их исполнителя на односторонний отказ от исполнения условий договора оказания услуг и условия, при которых такой отказ допускается. В соответствии с п. 1 указанной статьи единственным условием отказа заказчика услуг от исполнения взятых на себя обязательств по договору является оплата исполнителю услуг фактически понесенных им расходов. Из смысла процитированной нормы следует, что отказ заказчика услуг от исполнения условий договора возможен в любое время: как до начала исполнения им услуги, так и в процессе оказания исполнителем услуги. Поскольку право обеих сторон (как исполнителя услуги, так и ее заказчика) на односторонний отказ от исполнения условий договора оказания услуг императивно устанавливается в ст. 782 ГК РФ, то оно не может быть ограничено соглашением сторон.
Поэтому все условия договоров возмездного оказания услуг, которые в той или иной мере устанавливали возможность применения неустойки и иных штрафных санкций за односторонний отказ от исполнения условий договора, всеми арбитражными судами признавались ничтожными. С появлением ст. 450.1 ГК РФ и принятием Постановления Пленума ВАС РФ № 16 «О свободе договора и ее пределах» позиция ВАС РФ в этом вопросе значительно изменилась. Данным постановлением были введены критерии императивности и диспози- тивности норм закона. При этом по умолчанию судьба норм, где нет явного указания, была решена в пользу диспозитивности.

Так, в п. 4 Постановления № 16 разъяснено, что положения ст. 782 ГК РФ, дающие сторонам договоров оказания услуг право на немотивированный односторонний отказ от исполнения условий договора и предусматривающие неравное распределение между всеми сторонами неблагоприятных последствий прекращения договора оказания услуг, не исключают возможность согласования всеми сторонами такого договора иного режима определения последствий отказа от договора (например, полное возмещение убытков при отказе от исполнения условий договора оказания услуг как со стороны исполнителя услуг, так и со стороны заказчика услуг) либо установления соглашением всех сторон порядка осуществления своего права на отказ от исполнения такого договора (в частности, односторонний отказ одной из сторон от такого договора, исполнение которого связано с осуществлением обеими его сторонами предпринимательской деятельности, может быть обусловлен необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороной).

Таким образом, для договоров оказания услуг, стороной которых является потребитель, действует императивная норма о возможности одностороннего отказа от договора. Напомним, что в ст. 32 Закона РФ «О защите прав потребителей» (далее – Закон о защите) есть копия нормы, содержащейся в ст. 782 ГК РФ, согласно которой потребители вправе отказаться от исполнения договоров о выполнении работ или оказании услуг в любое время при условии оплаты исполнителю услуг фактически понесенных им расходов. В силу п. 1 ст. 16 Закона о защите любые условия потребительского договора, ухудшающие положение потребителя (в том числе установление платы за отказ от договора или периода для вступления такого отказа в силу), будут признаваться ничтожными. Это подтверждается и соответствующей практикой судов высших инстанций .

В отношении договоров, заключенных в сфере предпринимательской деятельности, действует иное правило, дающее возможность согласовать сторонам договора иные последствия одностороннего отказа от исполнения условий договора возмездного оказания услуг.

Так, в одном из Постановлений Арбитражного суда СевероЗападного округа по делу о взыскании компенсации по договору на обеспечение проведения выставки указывается, что исполнитель, получив менее чем за 15 календарных дней до начала срока монтажа оборудования заявление с просьбой перенести мероприятие на более поздний срок, расценил его как отказ от договора. Предусмотренная договором компенсация не уплачена. Судом требование истца было удовлетворено, поскольку сторонами договора добровольно установлено особое условие для досрочного немотивированного отказа от него заказчика, при этом для получения выплаты исполнитель не обязан доказывать несение имущественных потерь.

В указанном случае суд, сославшись на Постановление № 16, подтвердил, что в договор возмездного оказания услуг можно включить плату за односторонний отказ от исполнения его условий. При этом выплата не является санкцией и не ограничивает право заказчика на односторонний отказ от договора. По мнению суда, контрагенты могли предусмотреть такое условие на случай, если заказчик досрочно и немотивированно откажется от договора. Аналогичная позиция сложилась и в некоторых других судах округов.

Так, одним из Постановлений Арбитражного суда Московского ок- руга удовлетворено требование о взыскании неустойки за прекращение отношений по соглашению об оказании услуг, а в удовлетворении встречного требования о признании некоторых положений соглашения об оказании услуг и приложения к нему ничтожными отказано, поскольку с учетом принципа свободы договора стороны добровольно предусмотрели в одном из пунктов соглашения иной режим последствий отказа от договора в виде выплаты определенной денежной суммы. В этом же постановлении отмечено, что данный пункт соглашения не противоречит положениям ст. 782 ГК РФ, предусматривающим право на немотивированный отказ сторон от договора оказания услуг.

Тем не менее нельзя говорить об однозначности подобной практики. Например, в одном из определений Верховного Суда РФ указано, что согласно п. 1 ст. 782 ГК РФ заказчик услуг имеет право на отказ от исполнения договора оказания услуг при условии оплаты исполнителю услуг фактически понесенных им расходов – следовательно, такая норма является императивной. Суд отмечает, что в случаях, если норма не содержит четко выраженного запрета на установление соглашением всех сторон условий договора, отличных от предусмотренных в ней, и отсутствуют критерии императивности, указанные в п. 3 Постановления № 16, она должна рассматриваться в качестве диспозитив- ной. Но поскольку п. 1 ст. 782 ГК РФ содержит императивную норму, у истца отсутствуют основания утверждать к данному пункту диспо- зитивные нормы, которыми являются условия расторгнутого договора. Итак, суд сделал вывод о том, что право сторон на односторонний отказ, закрепленное в ст. 782 ГК РФ, нельзя ограничить в договоре.

Как справедливо отмечает А.В. Томсинов , Верховный Суд РФ прямо не высказался по этой проблеме. Так, п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016. № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении» не упоминает отказ от договора возмездного оказания услуг. В п. 16 вышеназванного постановления Верховный Суд подтвердил, что суды вправе полностью или частично отказать во взыскании несоразмерной платы за отказ от исполнения условий договора. Но такая позиция будет актуальна, если ст. 782 ГК РФ признать диспозитивной. Все это привело к тому, что судебная практика в отношении отказа от договора услуг далека от единообразия.

Нет и единого понимания того, какие иные последствия можно предусмотреть в договоре в случае отказа от исполнения его условий. В ряде договоров устанавливается плата за отказ от исполнения его условий, в других закрепляется неустойка, в третьих устанавливается компенсация убытков исполнителя, вызванных досрочным расторжением такого договора. Неоднозначна в этом вопросе и судебная практика. Так, в одних случаях судами указывается на недопустимость установления неустойки за отказ от исполнения условий договора, в других случаях отмечается, что право заказчика услуг на его односторонний отказ от такого договора допустимо обеспечивать неустойкой, а таким правом сам заказчик может в любой момент воспользоваться. В судебной практике встречается позиция, в силу которой отсутствуют конкретные основания для защиты прав и интересов одной из слабых сторон договора, при этом стороны такого договора свободны при выборе санкции за отказ от его исполнения.

К аналогичному выводу пришел Девятый арбитражный апелляционный суд: согласно п. 8.2 договора, в случае прекращения договора по инициативе истца, авансовый платеж за три месяца остается в распоряжении ответчика в качестве выплаты неустойки, что прямо предусмотрено п. 3 ст. 310 ГК РФ. Данная позиция отражена в Постановлении № 16 и в Постановлении Пленума ВАС РФ от 06.06.2014. № 35 «О последствиях расторжения договора», из которых следует, что односторонний отказ той или иной стороны от договора оказания услуг, исполнение которого связано с необходимостью осуществления обеими сторонами предпринимательской деятельности, может обусловливаться необходимостью выплаты конкретно определенной денежной суммы другой стороне договора оказания услуг .

Полагаем, что при определении иных последствий одностороннего отказа от исполнения условий договора нельзя устанавливать неустойку, так как отказ от такого договора в любом случае является правомерным действием, в то время как неустойку можно устанавливать только на случай нарушения обязательства. Такая позиция подтверждается и судебной практикой .

Как показывает практика, при оценке возможности взыскания компенсаций суд учитывает соразмерность объема фактически оказанных услуг исполнителем и понесенных его контрагентом убытков, соблюдение баланса интересов заказчика услуг и их исполнителя. Отметим, что позиция о праве сторон договора на установление компенсаций или санкций за отказ от исполнения его условий, в практике арбитражных судов толкуется весьма широко и позволяет сторонам договора не только согласовывать размер платы за отказ от исполнения условий договора, но и устанавливать конкретные сроки, которые должны соблюдать заказчики услуг, заблаговременно направляя уведомление до даты предполагаемого расторжения заключенного сторонами договора .

Об установлении сроков уведомления об отказе от исполнения договора оказания услуг с учетом новых позиций высказались арбитражные суды различных регионов. Так, несмотря на то, что договором непосредственно не определен порядок осуществления права на отказ от него, для случая систематического нарушения исполнителем своих обязательств договором установлено, что при изменении объема услуг в сторону уменьшения в одностороннем порядке по основаниям, указанным в договоре, заказчик не позднее чем за 30 календарных дней до начала соответствующего месяца оказания услуг направляет исполнителю уведомление об уменьшении объема услуг. Направление письменного уведомления необходимо и при досрочном расторжении договора по инициативе одной из сторон. В отношении таких случаев Арбитражный суд Республики Карелия посчитал, что взаимоотношения сторон договора подразумевают заблаговременность предупреждения другой стороны о каких-либо изменениях в его условиях. В ряде решений такое условие было предусмотрено для обеих сторон договора, тем самым устанавливает одинаковый для обеих сторон порядок одностороннего отказа от договора .

Итак, анализ ст. 450.1 ГК РФ позволяет сделать следующий вывод: законодатель реализовал положения Концепции гражданского законодательства в части вопросов, касающихся прекращения договора в си
лу одностороннего отказа, и дополнил данную статью новыми положениями. Рекомендации, изложенные в Постановлении № 16, в отношении пределов свободы усмотрения сторон договоров возмездного оказания услуг, при определении порядка осуществления и реализации права на односторонний отказ от исполнения условий договора не позволяет нам сделать однозначный вывод об обоснованности, применимости и соответствии законодательству подобных условий договоров. В целом односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг – это новый подход российского законодательства. На сегодняшний день данный подход не имеет четкой формы, задан лишь определенный вектор. Насколько правоприменитель будет использовать данный подход, покажет время.

Библиографический список

1. Ахметова Г.З. Институт возмездного оказания услуг в системе договорного права // Юрист. 2017. № 6.
т
2. Томсинов А.В. Заказчик отказывается от договора оказания услуг. Как исполнителю защитить свои интересы // Юрист компании. 2017. № 5.

Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 1 (64) 2018

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code