ПРИРОДА И ЭВОЛЮЦИЯ РОССИЙСКОГО КАПИТАЛИЗМА

В.И.Бархатов, доктор экономических наук, профессор, директор Института экономики отраслей, бизнеса и администрирования Челябинского государственного университета
Д.А.Плетнев, кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики отраслей и рынков Челябинского государственного университета
В.О.Арбачаускас, младший научный сотрудник кафедры экономики отраслей и рынков Челябинского государственного университета

Представлено исследование генезиса, природы и эволюции российского капитализма. Рассмотрены существующие подходы к определению понятия «капитализм», перечислены и проанализированы методологические подходы различных школ и направлений экономической теории, проводящие типологизацию экономических систем. Изучены модели анализа исторического развития российской экономической системы, позволяющие выделить основные этапы становления российского капитализма, его особенности и эволюционные трансформации. Приведена попытка сопоставления различных концепций и теорий, описывающих текущее состояние российской экономической системы. С целью систематизации исследований предложена «Карта российского капитализма», представляющая собой обобщенную описательную схему методологических концепций и теорий развития капитализма в России.

Ключевые слова: теории капитализма, политическая экономия, история экономического развития, российский капитализм.

 

Введение
Россия на протяжении всей истории человечества имеет свой путь развития. Он отличается как от западной цивилизации, определяющей во многом экономическую картину всего мира, так и от других, сегодня считающихся периферийными, расположенными на Азиатском, Африканском и Южно-Американском континентах. И сегодня феномен российской экономической системы, вновь выбирающей свой путь развития, находится в центре внимания многих экономистов. Российская экономика «выгребает» из удобного фарватера глобализированной мировой экономики, чтобы вновь обрести способность к саморазвитию. Этот новый этап не означает построение непреодолимых стен для людей, идей и товаров по российской границе. Напротив, это говорит о готовности государства использовать экономические механизмы так, чтобы никакие преграды не понадобились для достижения поставленных целей. И в этот момент важной научной проблемой становится понимание природы экономической системы, существующей в России сегодня. Конвенциальным мнением на этот счет можно считать утверждение, что в России сегодня действует экономическая система — капитализм. Но какой капитализм? Как понимаемый капитализм? С какими основными субъектами и противоречиями между ними?

К чему движущийся капитализм? Все эти вопросы пока остаются без ответа.

Российский капитализм на протяжении долгих веков его существования представлялся явлением сложным и неоднозначным. Концепции, затрагивающие проблематику определения российского капитализма, рождались в условиях сменяющихся идеологических доктрин, непрерывных изменений социально-экономической и политической действительности. Данный факт нашел свое отражение в поразительном плюрализме методологических концепций и подходов, описывающих российский капитализм и его положение в мире. Также следует принять во внимание, что экономическая наука непрерывно развивалась, поэтому любая научная концепция, помимо описания исследуемого явления, наглядно демонстрирует образ мысли, присущий времени ее зарождения.

Таким образом, целью данной статьи выступает исследование генезиса, природы и эволюции российского капитализма, а также отражение указанных явлений в трудах отечественных и зарубежных ученых. В представленной работе мы проследим историческую динамику российского капитализма сквозь призму теорий и концепций, вошедших в нашу выборку.

Основными источниками, используемыми в работе, стали труды отечественных и зарубежных авторов. В первую очередь мы хотели бы выделить фундаментальные работы под авторством: Д. Белла [5], Т. Веблена [10], В. И. Ленина [15; 16], К. Маркса [17], Г. В. Плеханова [22], И. Т. Посошкова [23], П. А. Столыпина [27], М. М. Сперанского, А. К. Шторха [29]. Также при написании работы мы опирались на труды современных деятелей экономической мысли: А. А. Ау- зана [2], В. И. Бархатова [3; 4], С. Д. Бодрунова [6], Л. Болтански [7], А. В. Бузгалина [8], И. Валлер- стайна [9], Р. Инглхарта [11], Р. М. Нуреева [18; 24], Д. С. Пателиса [21], Д. Рифкина [25], И. В. Роз- маинского [26], Г. А. Явлинского [30], М. Синютина [33].

Определение капитализма

Теоретическое «задокументированное» исследование капитализма в России происходило по двум параллельным направлениям. По первому, «классическому», шли те, кто находился в мейн- стриме экономической мысли, будь то поздний меркантилизм (И. Т. Посошков) или классическая политическая экономия (А. К. Шторх, Н. А. Некрасов и т. д.) [29]. Их труды издавались и преподавались в университетах и в целом находились в русле официально разрешенной императором дискуссии об экономическом развитии России, о выборе национально-ориентированной экономики (П. А. Столыпин, Д. И. Менделеев) или более открытой и более ориентированной на рынок (М. М. Сперанский).
Так, И. Посошков, будучи видным российским меркантилистом, продолжал идеи А. Ордина- Нащокина. Основной его работой можно считать «Книгу о скудости и богатстве». Посошков привел разделение богатства на вещественное и невещественное. Под первым подразумевалось богатство страны и народа, а под вторым — эффективное управление страной и наличие справедливых законов [23].

П. А. Столыпин считал, что в России наблюдается низкий уровень эффективности сельского хозяйства, объясняющийся существованием общинного земледелия, которое на тот момент препятствовало развитию рыночной экономики. Таким образом, трансформация российской экономической системы должна была пойти по пути разрушения общины с последующей передачей земли в собственность крупнейших домо- хозяйств. Вместе с тем, по мнению Столыпина, с помощью реформ местного самоуправления и суда следовало добиться предоставления политического и экономического равноправия образовавшемуся слою личных собственников. Разорившиеся крестьяне в рассматриваемой модели должны были пополнить формирующийся класс городских рабочих, а также переселиться на окраины страны [27].

М. М. Сперанский придерживался либеральных идей, отстаивал теории свободного рынка, вдохновляясь трудами А. Смита. В своих взглядах Сперанский часто критиковал существующую элиту, говорил о необходимости формирования широкой прослойки собственников среди крестьян, инициировал распространение начального и высшего образования. Надо отметить, что идеи Сперанского не нашли должного отклика в дворянской среде, которая на тот момент характеризовалась крайней реакционностью. Как активный сторонник конституционных реформ, Сперанский утратил единомышленников, входящих в политическую элиту страны, после чего был отправлен в отставку и последующую за ней ссылку в Сибирь [28].

Второе же направление «выросло» из вдохновляющего творчества К. Маркса и Ф. Энгельса, включая бессмертный «Капитал» [17]. В советское время именно эта часть политэкономической истории была исследована подробно, особенно работы В. И. Ленина, превратившиеся в догму и тем самым утратившие часть своей научной ценности.

Вместе с тем определения капитализма редко встречаются в ранней литературе.

Большая советская энциклопедия, апеллируя к марксовскому методологическому подходу, дает следующее определение капитализма. Капитализм — это общественно-экономическая формация, предшествующая социализму и сменяющая феодализм, основанная на частной собственности на средства производства и эксплуатации наемного труда капиталом .

Другие советские издания дают схожее определение капитализма, опираясь на марксистко-ле- нинскую трактовку данной категории. Приведем определение капитализма, предложенное «Кратким политическим словарем».

Капитализм — общественно-экономическая формация, основанная на частной собственности на средства производства и эксплуатации наемного труда капиталистами. Капитализм — это последняя в истории эксплуататорская формация, которая сменяется социализмом — первой фазой коммунизма. Капитализм возник в эпоху разложения феодализма и утвердился в результате буржуазных революций XVI—XIX вв. Основной закон капитализма — производство и присвоение прибавочной стоимости.

Сущность капиталистической эксплуатации состоит в том, что капиталисты безвозмездно присваивают прибавочную стоимость, которая производится трудом наемных рабочих в процессе капиталистического производства сверх стоимости их рабочей силы. Погоня за прибылью обостряет конкуренцию между капиталистами, вынуждает их к расширению и совершенствованию производства, развитию техники, ведет к усилению эксплуатации рабочего класса. Основное противоречие капитализма — между общественным характером процесса производства и частнокапиталистической формой присвоения — находит выражение в анархии производства, экономических кризисах, хронической безработице, ведущих к огромной растрате общественного богатства. Оно порождает антагонизм между пролетариатом и буржуазией, основными классами капиталистического общества, наряду с которыми существуют крестьянство, ремесленники, интеллигенция [14. 157—158].

Несколько отличаются определения капитализма, представленные зарубежными учеными. Общепринято, что родиной капитализма является Англия эпохи Нового времени, поэтому рассмотрим определения капитализма, встречающиеся в английских энциклопедиях и словарях.

Согласно Оксфордскому философскому словарю, капитализм — это современная, базирующаяся на рынке экономическая система производства товаров, контролируемая «капиталом», то есть стоимостью, используемой для найма рабочих [31. С. 119].

Британская энциклопедия, проводя тождество между капитализмом и рыночной экономикой, описывает капитализм как экономическую систему, доминирующую в западном мире после крушения феодализма, в которой большая часть средств производства находится в частной собственности, а производство и распределение происходят под воздействием рыночных механизмов [34].

Учитывая политэкономический характер нашего исследования, мы будем опираться на определение капитализма, предложенное классиками политической экономии. Так, К. Маркс создал концепцию капиталистического производства, в основе которой лежал принцип накопления капитала. По мнению Маркса, основой капиталистического производства является обращение некоторой суммы денег в средства производства и рабочую силу, превращение средств производства рабочей силой в товары, стоимость которых больше стоимости средств, затраченных на их производство, их реализация, вложение в средства производства и рабочую силу и т. д. Описанный механизм обращения капитала приводит к накоплению вследствие расширенного производства.

При капиталистическом способе производства средства труда являются частной собственностью и наряду с предметом труда становятся производительным капиталом [17].

Основоположники отечественной политэко- номической мысли в своих трудах опирались на марксовское определение капитализма. Исторический материализм, к которому обратился В. И. Ленин при анализе экономического развития России, положил начало совершенно новому подходу к изучению русской истории, а его труд «Развитие капитализма в России. Процесс образования внутреннего рынка для крупной промышленности» стал первой монографией, в которой получила развитие заложенная Марксом общая теория капиталистического производства [15]. Существенным элементом научной новизны в трудах Ленина становится его видение империализма как последующей стадии развития капитализма. Зарождению империализма способствует монополизация капиталистического хозяйства, начавшаяся в конце XIX в., что приводит к объективной необходимости капиталистических хозяйств вести внешнюю экспансию [16]. Такой подход, расширив привычные рамки классического марксистского дискурса, обозначил проблему развития периферийных стран мировой системы. Тем самым явление капитализма в трудах Ленина покидает узкие границы национальной экономической системы, характеризуя сложившиеся производственные связи между колониальными державами и их колониями.

Г. В. Плеханов, развивая идеи отечественных политэкономов, заострил внимание на проблеме противоречий, присущих капитализму. Капиталистическая экономическая система в видении Плеханова представлялась предельно сложной категорией, сосредоточивающей в себе всевозможные противоречия социально-экономического развития. По мере развития капиталистической экономической системы, согласно концепции Плеханова, происходило накопление социально- экономических противоречий между субъектами хозяйственных отношений [22].

Здесь важно отметить, что и более поздние авторы, например Л. Болтански, описывали капитализм как способ производства, в основе которого лежит императивный процесс накопления капитала [7]. А. Конт-Спонвиль приводит два определения капитализма: структурное и функциональное. По его мнению, именно функциональное определение способно раскрыть истинную природу капиталистического производства, в то время как структурное определение, предложенное А. Конт- Спонвилем, не выделяется из прочих определений капитализма, приведенных нами выше.

Таким образом, Конт-Спонвиль писал, что с позиций функционального описания «капитализм — это система, которая использует деньги для получения еще большего количества денег. Если вы храните у себя под матрацем миллион евро — не важно, в денежных купюрах или в золотых слитках, — то вас можно назвать богачом, приманкой для жуликов или дураком, но никак не капиталистом: ваши деньги ничего вам не приносят, а ваше богатство не создает нового богатства. Но если вы держите тысячу евро в банке в виде акций, то, отнюдь не являясь богачом, вы все же имеете право именоваться капиталистом, хотя и мелким: ваши деньги служат вашему дальнейшему обогащению» [13. P. 246—247].

Однако выделяется ряд направлений экономической теории, несколько иначе интерпретирующих понятие капитализма.

Наиболее отличным от политэкономического определения капитализма выступает определение, предложенное постиндустриалистами. Данная разница обусловлена принципиально иным методологическим подходом, в основе которого лежит технологический критерий, а не социально-экономический. Таким образом, капитализм в трудах постиндустриалистов (Д. Белла, Дж. К. Гэлбрейта) выступает достаточно сложной категорией, не имеющей единой формы выражения и, как следствие, не нуждающейся в едином определении [5]. Схожий методологический подход обнаруживается и у исследователей-постмодернистов, обративших свое внимание на теорию капитализма [21].

Ученые-институционалисты, затрагивающие в своих работах вопрос о разновидностях капитализма, концентрируются прежде всего на господствующих институтах, организации власти, а также способе осуществления руководства в экономике [33]. Тем не менее определение собственно капитализма в трудах институционалистов практически не отличается от определения, предложенного классиками политической экономии. Например, Т. Веблен определяет капитализм как «машинный процесс и инвестиции ради прибыли», что в определенной степени демонстрирует близость институционального определения капитализма к прочим методологическим подходам, ставящим акцент на накоплении капитала при капиталистическом способе производства [10].

Модель российского капитализма

Российские деятели экономической мысли, обратившие свой научный интерес к вопросам природы и генезиса российского капитализма, как правило, берут за основу то или иное определение капитализма, опираясь на методологическую близость научной школы, которой это определение и было предложено. Плюрализм мнений и широта описательных форм социально-экономической действительности проявляются в данном случае при анализе экономической системы современной России и установлении господствующей формы капитализма, характеризующей модель российской экономики [1].

В современной экономической науке достаточно много споров вызывает вопрос о природе и генезисе российского капитализма. Данный факт породил множество концепций и теорий, направленных на описание современной российской экономической системы, а также ее места в мировой экономической системе.

Прежде чем перейти к описанию текущей социально-экономической модели России, необходимо рассмотреть, какой была предшествующая модель, и что, собственно, привело к становлению капитализма в России как основного способа производства.

Говоря о ранних этапах развития капитализма в дореволюционной России, необходимо отметить следующие немаловажные особенности, помогающие глубже понять экономическую действительность тех лет. По мнению В. Г. Хороса, для России была характерна буржуазная эволюция, имеющая следующие отличительные черты:
1. Высокая централизация власти, находившая отражение в том, что государство выступало ведущим субъектом социально-экономического развития.
2. Неполное заимствование некоторых элементов капиталистической системы стран Западной Европы.
3. Асинхронное развитие, заключавшееся в становлении капитализма и одновременном усилении крепостничества, что наблюдалось в период с XVII по первую половину XIX в.
4. Реакционная хозяйственная и социально-политическая роль дворянства.
5. Активное наращение социальных противоречий [18].

В. И. Ленин полагал, что на закате Российской империи имел место процесс усиления общественного разделения труда, обострения социальных противоречий, что, в свою очередь, характеризовало более масштабное явление постепенного перехода помещичьего хозяйства к капиталистическому способу производства. Из предложенного им экономического анализа следовал вывод о том, что зародившийся российский капитализм нуждался в гражданских правах и демократии, чего невозможно было бы достичь при господстве царского режима, на тот момент «безнадежно устаревшего» и не способного адекватно реагировать на вызовы экономической действительности тех лет [15].

Ряд исследователей отмечают, что на формирование модели российского капитализма оказали влияние позднефеодальные формы отношений, которые не только повлияли на становление капитализма в дореволюционной России, но и заложили институциональные основы современной экономической системы России [8]. Более детально рассмотрим данный тезис во второй части нашей работы, где перейдем к описанию текущей экономической действительности нашей страны.

Таким образом, описывая экономическую систему дореволюционной России, мы можем сказать о ее протокапиталистическом состоянии. Впрочем, другие исследователи прибегают в этом случае к термину «предкапитализм». Однако перечисленные термины не являются взаимоисключающими, поэтому методологически обоснованно рассматривать их как взаимозаменяемые понятия (в зависимости от направленности исследования и выбранной методологии) [20; 24].

При анализе советского периода развития российской экономической системы отечественные авторы, как правило, характеризуют плановую экономику СССР как социалистическую экономическую систему. Такая точка зрения является устоявшейся традицией в рамках методологических подходов, доминирующих в российской экономической науке [33].

По мнению ряда исследователей, среди которых особенно ярко выделяется фигура Иммануила Валлерстайна, экономика Советского Союза, являясь частью мира-системы, была капиталистической по своей природе [9]. Основное отличие от западной модели капитализма было выражено через доминирующую роль государственных монополий. Таким образом, Валлерстайн относит экономическую модель СССР к государственному капитализму с высокой степенью государственной монополии.

Однако мы в ходе своего исследования будем опираться на иной методологический подход, определяя экономику СССР как социалистическую. По мнению В. И. Бархатова, основанием для подтверждения указанного тезиса станет отсутствие института частной собственности в экономике СССР [3]. Институт частной собственности в данном случае выступает одним из основных разграничительных критериев, наличие которого позволяет отнести экономическую систему к капиталистическим [4].

Есть мнение (в частности, представленное Рональдом Инглхартом), что стагнации советской экономической системы способствовала гипертрофированная бюрократия, тормозившая инновационные и модернизационные процессы [11]. Так или иначе, к концу 1980-х гг. кризисные явления окончательно поглотили советскую экономику и сделали невозможным ее дальнейшее развитие в рамках господствовавшей модели. При этом капитализм в постсоциалистической России не мог возникнуть естественным путем. Для перехода к капитализму требовался комплекс масштабных реформ, в первую очередь направленных на изменение отношений собственности. В качестве экономической доктрины, формирующей структуру и цели предстоящих реформ, была выбрана доктрина шоковой терапии.

Вопреки ожиданиям реформаторов «шоковая терапия» не привела к оздоровлению российской экономики, она лишь обострила существующие противоречия и ухудшила состояние социально- экономической системы России. Во многом это объясняется инертностью экономических систем, делающей невозможной резкую смену траектории развития. В странах, где шоковая терапия привела к положительным изменениям, существовала благоприятная институциональная среда. В России же реформы легли на совершенно неподготовленную для этого почву.

Все вышеперечисленное привело к тому, что к концу 1990-х гг. в России сложилась крайне противоречивая и своеобразная модель капитализма. Попробуем рассмотреть некоторые ее особенности.

Особенности современного российского капитализма

Трактовка содержания российского капитализма неоднозначна в экономической литературе. Разные авторы определяют российский капитализм как бюрократический, клановый, «кремлевский», фиктивный и т. д. На наш взгляд, российский капитализм является развивающейся и постоянно меняющейся экономической системой, которая по мере становления и развития обогащается новыми чертами и свойствами. Изменяется не только роль государства и субъектов экономических отношений, происходит и трансформация институциональной среды, которая обеспечивает движение капитала в воспроизводственном процессе. Возникающие изменения не могут не затрагивать сложившиеся в 1990-х гг. группы предпринимателей (в том числе теневых), представителей бюрократии с присущими только им экономическими интересами и неформальными связями. Развитие институциональных форм, структурирующих поведение субъектов, переводит неформальные отношения в русло формальных, изменяя поведение субъектов, постепенно формируется правовое поле, в котором действуют новые субъекты, а также механизмы контроля за соблюдением норм права. Нельзя отрицать того факта, что в российской экономике действующие субъекты объединялись в кланы, и клановость можно считать чертой российской экономики. Однако эта черта не должна рассматриваться как определяющая. Она не определяет поведение основного субъекта российской экономики — государства, не изменяет его целей и основных функций. Созданная инфраструктура не позволяет вести хозяйственную жизнь, базируясь только на нарушении действующих норм в угоду клану. В такой системе нарастает энтропия, что ведет к нарушению ее целостности, способности самовоспроизводиться и саморазвиваться.

Накопление ресурсов, составляющих основу экономического развития, в условиях сильной экономической власти кланов и присвоения ресурсов ими не позволило бы осуществлять поступательное развитие российской экономики как единого целого, исходя из стратегических целей трансформации российского капитализма. Клановость в большей степени была присуща российской экономике в период наиболее слабого государства — в конце 1990-х гг. Сегодня ситуация меняется.

Проблемы клановости присущи складывающемуся в современной российской экономике монополизму, номенклатурному предпринимательству, выходящему из тени «серому» бизнесу. В период экономической трансформации возникновение кланов носит объективный характер. В процессе краха предшествующей социально-экономической системы новые субъекты и группы субъектов, выступающие носителями сущностных черт возникающей системы, не могут появиться «из ниоткуда». Они в первую очередь несут в себе те неформальные отношения, которые уже сложились ранее. И, когда формальные отношения рушатся, субъектам остается уповать на неформальные, чтобы не остаться один на один с высочайшей неопределенностью.

Вопрос о типологии российского капитализма не в том, что в ней возникли кланы, концентрирующие в своих руках ресурсы и образующие деловое сообщество, целью которого является максимизация своего дохода, а в том, как он соотносится с мировым «ландшафтом» капитализма и как в него вписывается, как соотносится и взаимодействует с основными его субъектами (в первую очередь с европейскими), с учетом специфики нашего менталитета. В клановом капитализме как сложившейся социально-экономической форме российского капитализма заложено и развивается основное антагонистическое противоречие между субъектами, объединившимися в кланы, с одной стороны, и теми субъектами, которые к кланам не относятся и обладают ограниченными ресурсами, — с другой.

Эти субъекты действуют в агрессивной, недружественной среде, и их затраты на ведение бизнеса, да и трансакционные издержки в целом, несоизмеримо больше, чем у «клановиков». В такой экономике ограничены возможности создания экономических структур, конкурирующих между собой на основе объективных экономических законов накопления и движения капитала, а не концентрации и потребления ограниченных ресурсов. Возникший процесс можно описывать как процесс перехода к государственно-корпоративному капитализму на основе рыночного регулирования распределения ограниченных ресурсов, конкуренции хозяйствующих субъектов, обеспечения экономических стимулов для множества субъектов, включая предпринимателей, а не только представителей кланов. Сегодня необходим уход от концентрации собственности в руках кланов, передача собственности в руки тех субъектов, которые осуществляют реальную деятельность. Эти субъекты создают новые ресурсы и должны контролировать их. Необходим переход от обезличенной собственности, которой могут распоряжаться по своей воле чиновники, к доминированию конкретных, персонифицированных собственников, права которых защищены законом. Следует разрешить противоречие в цепочке «собственник — менеджер», формируя слой эффективных управленцев, осуществляющих свою деятельность в соответствии с законами рынка. Эти новые менеджеры должны одинаково эффективно «управляться» как с государственной, так и с частной формами собственности, совершенствуя институциональный механизм и снижая трансакционные издержки, порожденные клановым капитализмом. Основной экономической структурой государственно-корпоративного капитализма должны выступать крупные корпорации, функционирующие на основе конкуренции, обладающие достаточными правами собственности и способные вести хозяйственную деятельность без внешней поддержки. Финансовый сектор должен обслуживать реальную экономику, содействовать развитию промышленного капитала, минимизируя трансакционные издержки корпораций, а не работать ради устойчивости банковской системы.

Государственно-корпоративный капитализм в России должен воспроизводиться и развиваться на основе трансформации отношений собственности, к имеющимся у субъектов правам собственности постоянно должны добавляться новые права, позволяющие повышать эффективность управления объектами собственности при помощи комбинации этих прав. Корпорации как самостоятельные хозяйствующие субъекты должны действовать, стремясь максимизировать прибыль через снижение издержек. Развитие корпоративной собственности на основе прав собственности формирует экономические отношения между субъектами корпораций, позволяющие сгладить противоречие, возникающее в процессе присвоения-отчуждения. Дальнейшее развитие российского капитализма предполагает трансформацию зародившихся в 1990-х гг. институциональных форм в те формы, которые будут более эффективны для модели государственно-корпоративного капитализма и адекватны мировым трендам развития капитализма.

По результату рассмотрения отечественной научной литературы можно выделить ряд особенностей российского капитализма.

Первой из них можно назвать большую роль элит в формировании экономической модели, доминирование интересов элит, зачастую представленных владельцами крупных государственных корпораций.

Второй особенностью российского капитализма, по мнению А. В. Бузгалина, выступает тот факт, что позднефеодальные формы отношений наложили отпечаток на черты современной российской экономической системы. Впрочем, позд- нефеодальные формы отношений проявлялись и в социалистическом периоде развития российской экономической системы, в большей степени — в эпоху сталинизма. Также позднефеодальные формы способствовали особому виду кооперации, который и нашел, в числе прочих, проявление в доминировании интересов элит [8].

Говоря о следующей особенности, надо отметить, что в России возник государственный капитализм, кардинально отличающийся от капиталистических систем других стран мира. Тем не менее, капитализм в России по сути своей является поздним, так же как и капитализм в странах Западной Европы и США, например. Ключевые отличия обусловлены тем, что капиталистические системы этих стран относятся к центру, в то время как в России устоялся капитализм периферии со всеми присущими для него особенностями. Ни для кого не секрет, что поздний капитализм центра и периферии будет иметь различные формы и проявления.

Наиболее трудной задачей выступает описание текущей модели российской экономической системы. В отечественной науке сложилось колоссальное множество школ, каждая из которых совершенно по-разному трактует экономические явления постсоциалистической России. Вместе с тем различаются подходы к определению и описанию форм российского капитализма. Попробуем рассмотреть некоторые из них.

Так, современные неомарксисты (А. В. Бузга- лин и А. И. Колганов), описывая текущую модель капиталистического развития России, выводят определение «мутантного капитализма». Выделяются три основные черты мутаций:

1. Субъектом локального регулирования выступает не развитый персонифицированный капитал, а «обломок» бывшей государственной пирамиды.

2. Образовавшиеся структуры формируют свою власть на доступе к ресурсам, вызывая предпосылки к формированию рентного интереса в доходе [33].

3. Методы локального корпоративно-бюрократического регулирования становятся мутацией «обычного» корпоративного воздействия, широко используя как добуржу- азные механизмы (внеэкономическое принуждение), так и механизмы, основанные на сращивании с мутантным государственным регулированием [8].

Г. А. Явлинский, будучи сторонником либеральных теорий, определяет российский капитализм как своеобразную форму позднего капитализма (полу)-периферийного, зависимого вида. Данная форма капитализма, по мнению Явлинского, устоялась в России по причине реверсивного исторического движения, в ходе которого произошло развитие добуржуазных и отдельных социалистических форм, деградации менее прогрессивных черт капиталистической экономики и, как следствие, регресс производительных сил [30].

Отечественные приверженцы институцио- нализма, исследуя капитализм в современной России, говорят о его «клановом» характере. Термин «клановый капитализм» применительно к описанию российской экономической действительности был введен институционалистом Л. Я. Косалсом. И. В. Розмаинский утверждает, что в России сложился «семейно-клановый» капитализм. Данная характеристика российского капитализма явилась следствием методологического подхода И. В. Розмаинского, где особо подчёркивалось значение способов и типов координации человеческой деятельности [26]. Однако другие институционалисты (А. А. Аузан, Р. М. Нуреев) относят российский капитализм к одной из разновидностей государственного капитализма [2; 18]. Если рассматривать клановый и государственный капитализм как близкие по типу состояния экономических систем, то основное отличие государственного капитализма от кланового будет выражаться через господство интересов одного из существующих олигархических кланов и его интеграцию в государственно-управленческий аппарат.

Несколько обособленно представлены альтернативные теории, опирающиеся на нехарактерный для большинства научных школ методологический аппарат, но также имеющие своей целью описание российского капитализма. Например, В. Ю. Катасонов определяет российский капитализм как один из видов ростовщического капитализма, гегемония которого распространилась практически по всему земному шару, создав «денежную цивилизацию» [12]. В своих работах В. Ю. Катасонов приходит к заключению, что денежный капитал неизбежно подчиняет себе товарный и производственный капитал, а основное противоречие капитализма заложено в механизме ссудных операций, выступающих спекулятивными сделками и одновременно с этим разрушающими «духовно-религиозную» сферу общества. Такая точка зрения, выбиваясь из плеяды научных теорий капитализма, прекрасно иллюстрирует умонастроения определенной части российского общества. Приведена она здесь с той лишь целью, чтобы расширить охват рассмотренных теорий и определений российского капитализма.

В приложении к статье представлена карта российского капитализма, в которую мы постарались включить все значимые определения российского капитализма, отразив его эволюцию.

Говоря о тенденциях развития российской экономической системы, необходимо рассмотреть ряд концепций, обращающих на себя внимание, прежде всего, потому, что явления, рассматриваемые ими, носят общемировой характер. Однако немаловажно отметить, что ряд рассмотренных нами концепций, отраженных в приложении, выступают футурологическими теориями, что дает негативную оценку данным прогнозам.

Некоторые современные авторы (например, Джереми Рифкин) полагают, что тенденции развития экономических систем неизбежно ведут к зарождению распределенного капитализма, выступающего альтернативой традиционной рыночной экономики. Третья промышленная революция, по мнению Рифкина, будет базироваться на основе распределенных возобновляемых источников энергии. Под такими источниками энергии понимается: солнечная энергия, ветровая энергия, гидроэнергия, геотермальная энергия, энергия биомассы, океанских волн и приливов. Использование альтернативных источников энергии позволит достичь оптимальной экономической эффективности энергоресурсов, которые по большей части будут бесплатными, а также создаст необходимый фундамент для функционирования экологически устойчивой экономики. Переход от традиционных источников энергии к альтернативным потребует изменений организационной структуры экономических систем, инфраструктуры производств, а также характера производственных отношений. В рамках перечисленных трансформаций произойдет частичное возвращение ранее вынесенных на периферию производств [25].

Предполагается, что в ходе третьей промышленной революции осуществится децентрализация производств, которая ощутимо сократит производственные издержки и оптимизирует производственные процессы. Вместе с тем явления, вызванные третьей промышленной революцией, повлекут за собой колоссальные сдвиги в структуре экономических систем, актуализируя потребность в неоиндустриализации.

Кризисные явления, возникшие в российской экономике в настоящий момент, отчасти обусловлены эпохальными сдвигами в эволюции мирового хозяйства. Так, многие авторы озвучивают тезис о том, что эра углеводородной энергетики подходит к концу. Падение рынка нефти, стремительно начавшееся осенью 2015 г., может быть трактовано как предвестник надвигающихся исторических перемен. Таким образом, доктрина неоиндустриализации выступает базовым условием устойчивого развития российской экономической системы.

Экономическая политика передовых индустриальных стран в настоящий момент начинает адаптироваться к описанным нами изменениям внешней и внутренней конъюнктуры. Так, в США в ноябре 2016 г. на президентских выборах одержали победу сторонники концепций палеоконсер- ватизма, упорно стоящие на идеях изоляционизма, возвращения производств и протекционизма. В европейских странах переосмысление глобализации, выражающееся в росте антиглобалистских настроений и евроскептицизма, давно покинуло границы маргинальных политических движений, закрепившись на уровне актуальных парламентских дискуссий. При этом надо отметить, что скепсис в отношении вопросов глобализации и деиндустриализации характерен как для левой, так и для правой политических платформ. Данный факт следует рассматривать как очевидный вызов изменяющейся экономической действительности, настойчиво требующей поиска принципиально нового инструментария экономической политики.

От того, сможет ли Россия подхватить современные тенденции и правильно на них отреагировать, разработав адекватный инструментарий регулирования экономики, зависят перспективы развития и роста российской экономической системы.

Согласно С. Д. Бодрунову, на протяжении последних лет была особенно ярко выражена потребность российской экономической системы в масштабной модернизации, охватывающей все отрасли промышленности [6]. Показатели динамики российской экономической системы свидетельствуют о негативных тенденциях, обусловленных явлениями деиндустриализации. Текущий социально-экономический кризис обозначил новую проблему, требующую хотя бы частичного импортозамещения в стратегически важных отраслях промышленности. Износ основных фондов, низкие показатели динамики промышленного производства констатируют комплексный кризис сложившейся системы хозяйствования. Решение данного кризиса возможно лишь в рамках реиндустриализации (неоиндустриализации), то есть в комплексном развитии новых производств, увеличении доли вторичного сектора в общей структуре национальной экономики.

Текущая экономическая модель России имеет ряд недостатков:
1. Использование дешевых ресурсов, стоимость которых зависит не от уровня производительности труда, а от конъюнктурных колебаний; в частности, речь идет о колебании цен на углеводороды на мировых рынках.
2. Развитие монополий.
3. Мощные государственные инвестиции в инфраструктуру.
4. Наращивание социальных расходов.

В сложившихся условиях государство вынуждено все чаще обращаться к административным регулятивным механизмам, заключающимся в адресном патернализме, результатом чего выступают ухудшение инвестиционного климата, рост коррупции.

Таким образом, модернизация российской экономической системы невозможна в рамках экономической модели, ориентированной на экономику государственного спроса. Необходим переход к модели предложения, который и может состояться посредством неоиндустриализации.

Неоиндустриализация, направленная на оздоровление российской экономической системы, оказала бы положительное влияние на снижение социальной поляризации в России, поскольку социальное расслоение — это лишь один из многих аспектов, затрудняющих развитие и рост современных экономических систем.

Заключение

Капитализм в современной России возник не стихийно. Однако капиталистические преобразования были вызваны не эволюционными изменениями российской экономической системы, а рядом государственных реформ, имевших своей целью создание рыночной экономики и сопутствующих ей институтов. Постсоциалистическая Россия, вставшая на путь капитализма, отчаянно нуждалась в преобразовании отношений собственности. Отсутствие частной собственности привело к весьма специфичному процессу становления владельцев крупного капитала, что нашло свое выражение в приватизации. Данный факт послужил основной причиной сращивания собственности с властью. Таким образом, период между началом приватизации и дефолтом 1998 г. многие исследователи называют олигархическим, подразумевая взаимопроникновение финансовой и политической элит [20]. Однако дефолт 1998 г., обрушив банковскую сферу России и, как следствие, нивелировав прежнее влияние финансовых элит на политическую жизнь страны, предоставил широкие возможности для промышленных групп, получивших на тот момент определенные преимущества вследствие обесценивания рубля и расширения экспортных возможностей. Тогда же ключевыми акторами российской экономики становятся крупные корпорации, деятельность которых осуществлялась преимущественно в сфере нефтегазовой и металлургической промышленности. Перечисленные сферы народного хозяйства характеризуются высокой капиталоемкостью, что предопределило становление государственного капитализма в современной России.

Дальнейшему, более детальному изучению должны быть подвергнуты проблемы поиска основных субъектов российской экономики и противоречий между ними, а также анализ возможных сценариев будущего российской экономики.

Список литературы

1. Арбачаускас, В. О. Генезис современного российского капитализма как один из аспектов эволюции экономических систем / В. О. Арбачаускас // Труды VII Всероссийского симпозиума по экономической теории. — Екатеринбург : Ин-т экономики УрО РАН, 2016. — Т. 1. — С. 11—12.
2. Аузан, А. А. Национальные ценности и модернизация / А. А. Аузан. — М. : ОГИ, 2010. — 192 с.
3. Бархатов, В. И. Противоречия развития отношений собственности в современной российской экономике / В. И. Бархатов // Труды Всероссийского симпозиума по экономической теории. — Екатеринбург : Ин-т экономики УрО РАН, 2014. — Т. 2. — С. 9—10.
4. Бархатов, В. И. Устойчивое развитие национальной экономики России в современных условиях /
B. И. Бархатов // Вестн. Челяб. гос. ун-та. — 2014. — № 9 (338). — С. 5—11.
5. Белл, Д. Грядущее постиндустриальное общество: Опыт социального прогнозирования : пер. с англ. / Д. Белл. — М. : Academia, 2004. — 788 с.
6. Бодрунов, С. Д. Формирование стратегии реиндустриализации России : монография : 2 ч. Ч. 1 /
C. Д. Бодрунов. — Изд. 2-е, перераб. и доп. — СПб. : ИНИР, 2015. — 551 с.
7. Болтански, Л. Новый дух капитализма / Л. Болтански, Э. Кьяпелло ; пер. с фр. под общ. ред. С. Фокина. — М. : Новое литератур. обозрение, 2011. — 976 с.
8. Бузгалин, А. В. Глобальный капитал 2014 : в 2 т. Т. 1: Методология: по ту сторону позитивизма, постмодернизма и экономического империализма (Маркс re-loaded) / А. В. Бузгалин, А. И. Колганов. — 3-е изд., испр. и существенно доп. — М. : Ленанд, 2015. — 640 с.
9. Есть ли будущее у капитализма? / И. Валлерстайн, Р. Коллинз, М. Манн, Г. Дерлугьян, К. Кал- хун ; пер. с англ. под ред. Г. Дерлугьяна. — М. : Изд-во Ин-та Гайдара, 2015. — 320 с.
10. Веблен, Т. Теория праздного класса : пер. с англ. / Т. Веблен. — М. : Прогресс, 1994. — 368 с.
11. Инглхарт, Р. Постмодерн: меняющиеся ценности и изменяющиеся общества / Р. Инглхарт // Полис. — 1997. — № 4. — С. 18—28.
12. Катасонов, В. Ю. Капитализм. История и идеология «денежной цивилизации» / В. Ю. Катасонов ; науч. ред. О. А. Платонов. — М. : Ин-т рус. цивилизации, 2013. — 1072 с.
13. Конт-Спонвиль, А. Философский словарь / А. Конт-Спонвиль ; пер. с фр. Е. В. Головиной. — М. : Этерна, 2012. — 752 с.
14. Краткий политический словарь / ред. Л. А. Оников, Н. В. Шишлин. — Изд. 5-е, доп. — М. : Изд-во полит. лит., 1988. — 480 с.
15. Ленин, В. И. Развитие капитализма в России. Процесс образования внутреннего рынка для крупной промышленности // Полн. собр. соч. — 5-е изд. — М. : Политиздат, 1971. — Т. 3. — С. 1—609.
16. Ленин, В. И. Империализм, как высшая стадия капитализма : (популяр. очерк) // Полн. собр. соч. — 5-е изд. — М. : Политиздат, 1971. — Т. 27. — С. 299—426.
17. Маркс, К. Капитал / К. Маркс, Ф. Энгельс. ^ч. — Т. 23—26. — М. : Госполитиздат, 1960.
18. Нуреев, Р. М. Россия: варианты институционального развития / Р. М. Нуреев. — М. : Норма, 2009. — 351 с.
19. Нурмухаметов, И. А. Развитие и стагнация современных моделей производственных отношений / И. А. Нурмухаметов, Д. А. Батманов // Вестн. Челяб. гос. ун-та. — 2014. — № 21 (350). — С. 26—37.
20. Осадчая, И. Превратности развития российского капитализма / И. Осадчая // Наука и жизнь. — 2005. — № 8. — С. 36—43.
21. Пателис, Д. С. Философско-методологический анализ становления экономической науки (закономерности возникновения и формирования научного мышления и его философских оснований) / Д. С. Пателис. — М. ; Владимир : Изд-во ПО ВТЗ, 1991. — 171 с.
22. Плеханов, Г. В. Избранные философские произведения : в 5 т. / М. : Госполитиздат ; Соцэкгиз, 1957.
23. Посошков, И. Т. Книга о скудости и богатстве / И. Т. Посошков ; вступ. ст. Ю. М. Осипова ; коммент. Б. Б. Кафенгауза ; послесл. М. Н. Погодина. — М. : Наука, 2003. — 253 с.
24. Постсоветский институционализм — 2007: варианты институционального развития России: предпосылки, закономерности, перспективы : сб. ст. / под ред. Р. М. Нуреева. — Томск : Изд-во Томс. гос. пед. ун-та, 2008. — 198 с.
25. Рифкин, Д. Третья промышленная революция: Как горизонтальные взаимодействия меняют энергетику, экономику и мир в целом / Д. Рифкин. — М. : Альпина Нон-фикшн, 2015. — 410 с.
26. Розмаинский, И. В. Основные характеристики семейно-кланового капитализма в России на рубеже тысячелетий: институционально-посткейнсианский подход / И. В. Розмаинский // Экон. вестн. Рост. гос. ун-та. — 2004. — № 1, т. 2. — С. 59—71.
27. Столыпин, П. А. Программа реформ : док. и материалы / П. А. Столыпин — М. : РОССПЭН, 2011. — 764 с.
28. Фатеев, А. Н. М. М. Сперанский. 1809—1909 : биогр. очерк // А. Н. Фатеев. — Харьков : Печат. дело, 1910. — 80 с.
29. Шторх, А. К. Курс политической экономии, или Изложение начал, обусловливающих народное благоденствие. Размышления о природе национального дохода / А. К. Шторх ; под ред. И. В. Вернадского, Л. И. Абалкина. — М. : Экон. газ., 2008. — 1116 с.
30. Явлинский, Г. А. Периферийный капитализм. Лекции об экономической системе России на рубеже XX—XXI веков / Г. А. Явлинский. — М. : Интеграл-Информ, 2003. — 160 с.
31. Philosophy. — Oxford : Oxford Univ. Press, 1995.
32. Niskanen, W. A. Reaganomics [Электронный ресурс] / W. A. Niskanen // The Concise Encyclopaedia of Economics. — URL: http://www.econlib.org/library/Enc1/Reaganomics.html (дата обращения 27.11.2016).
33. Sinyutin, M. Development of Capitalism in Russia: an essay of past and present debates (in Russian: Развитие капитализма в России: опыт прежних и современных дискуссий) [Электронный ресурс] / M. Sinyutin // Research Gate. — URL: https://www.researchgate.net/publication/269351005 (дата обращения 27.11.2016).
34. Encyclopaedia Britannica [Электронный ресурс]. — URL: https://www.britannica.com/ (дата обращения 27.11.2016).

ПРИЛОЖЕНИЕ

Карта российского капитализма

Вестник Челябинского государственного университета.
2017. № 2 (398). Экономические науки. Вып. 56. С. 5—18.

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 22

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code