ЧЕЛЯБИНСКАЯ АГЛОМЕРАЦИЯ: ПРОЕКТ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Е.Г.Алпацкая, кандидат экономических наук, доцент кафедры экономико-правовых основ управления факультета управления Челябинского государственного университета

Статья посвящена характеристике Челябинской («Большой Челябинск») и Екатеринбургской («Большой Екатеринбург») агломераций по некоторым параметрам, а также обсуждению целей, позитивных и негативных перспектив развития проекта «Большой Челябинск» на сегодняшний день, в том числе проблем, которые могут быть решены в ходе реализации этого проекта.

Ключевые слова: агломерация, Челябинская агломерация, «Большой Челябинск», «Большой Екатеринбург».

 

Городская агломерация — совокупность муниципальных образований (поселений и городских округов), в пределах территории которых компактно расположен ряд населенных пунктов, главным образом городских, объединенных в сложную динамическую развивающуюся систему с интенсивными производственными, инфраструктурными, социальными и экономическими связями, с общим использованием прилегающих территорий и ресурсов развития, находящихся в границах территории различных муниципальных образований [1].

Развитие агломераций на сегодняшний день (и начиная примерно с 2010 г.) является важным направлением региональной и муниципальной политики. Для региональных властей это еще и реализация Федерального закона от 28.06.2014 № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации», предполагающего формирование схем расселения в регионах, одним из удобных вариантов которой агломерация как раз и является.

В Челябинске активно этот проект обсуждался с 2014 г., когда 4—6 сентября 2014 г. на межрегиональном форуме-выставке «Современный город — новое качество жизни» главы семи муниципальных образований (предполагаемых участников так называемого «Большого Челябинска» — Челябинска, Копейска, Еманжелинского, Еткульского, Красноармейского, Сосновского, Коркинского районов) подписали договор создания Челябинской агломерации, и глава г. Челябинска (на тот момент Станислав Мошаров) озвучил основные цели и направления проекта, включая градостроительство и инвестиции.

Однако, судя по публикациям в СМИ за последний год, а также по отсутствию конкретных действий и документов по реализации проекта Челябинской агломерации, «Большой Челябинск» существует в большей степени только в научных статьях и планах администрации города и области.

Все же попытаемся провести сравнение предполагаемой Челябинской агломерации и реально существующей и развивающейся агломерации «Большой Екатеринбург». Конечно, каждая из них имеет свою специфику, но поскольку Екатеринбург и Челябинск являются соседями и в определенном смысле конкурентами (Челябинск сейчас уже заметно уступает) в борьбе за лидерские позиции в УрФО и РФ, то данное сравнение вполне допустимо.

Для начала обратим внимание на количество и значимость компонентов агломерации по численности населения.
«Большой Екатеринбург» состоит помимо областного центра из четырех городских округов — Арамиль, Березовский, Верхняя Пышма, Среднеуральск. Распределение населения данной агломерации приведено на рис. 1.
Если рассмотреть «Большой Челябинск», то распределение населения несколько иное и кроме Челябинска и Копейска в агломерацию входят муниципальные районы, имеющие преимущественно сельскую или добывающую специализацию экономики (рис.2).

Как мы видим, даже структура агломераций, основанная на численности населения, не совпадает. Налицо преобладание Екатеринбурга (остальные городские округа притягиваются им как центром, это притяжение сродни тенденциям вблизи г. Москвы) и достаточно большой вес Копейска в структуре населения «Большого Челябинска».

Рис.1. Численность населения Екатеринбургской агломерации на 01.01.2017, тыс. чел. [2]

Рис. 2. Численность населения Челябинской агломерации на 01.01.2017, тыс. чел. [3]

Вообще говоря, перспективы Челябинской агломерации, так же как и «Большого Екатеринбурга», достаточно значимы и положительны [1] — это, как отмечает генеральный директор Агентства по социально-экономическому развитию агломераций Ю. Кузнецов, и повышение инвестиционной при- влекательности(совместная деятельность муниципальных образований разного типа позволит инвесторам выбирать оптимальные варианты); и экономия бюджетных средств, возникающая при создании межмуниципальных объектов инженерной, коммунальной и социальной инфраструктур; и повышение качества муниципального управления с учетом возможности привлечения в межмуниципальные органы управления более квалифицированных кадров; развитие и модернизация существующей между городами транспортной инфраструктуры, крупные центры станут более доступными доя всехжителей.Вртмкахдааного проекта планируется создание, например, линии скоростного трамвая от Северо-Запада Челябинска через его центр в г. Копейск и ряд других проектов, касающихся предпринимательства (совместных производственно-логистических проектов), строительства жилья (нехватка площадей для которого ощущается сегодня в Челябинске), модернизации инфраструктуры и других сфер.

Эксперт Общественной палаты г. Челябинска Ю. Зацепилин полагает, что агломерация — это не просто объединение, а процесс, нацеленный в первую очередь на смену менталитета жителей региона. «Понятие агломерации — это уравнивание жизни людей, которые находятся в агломерации, повышение капитализации ресурсов, в том числе земельных и трудовых. А также это выстраивание некой мощной инвестиционной модели, когда инвестициям будет дан новый серьезный импульс. С другой стороны — это не просто процесс сверху, но это также и процесс снизу. Это формирование единого транспортного пространства, коммуникационного пространства, в том числе информационного пространства, это формирование единого социально-экономического и культурного пространства.

Однако сообщить, когда будет готова стратегия развития Челябинской агломерации, Ю. Зацепилин затруднился и подытожил: «Схема терпла- нирования реально должна была появиться формально после разработки стратегии. Потому что она должна “положить” стратегию, грубо говоря, на территорию. В силу того, что этот процесс был запущен до того, как была создана стратегия, он основывался на стратегии развития не Челябинской агломерации, а региона, и многие элементы не отражал. Но с точки зрения направленности эта схема выполнила очень интересную задачу. То есть до момента ее появления все находилось в подвешенном состоянии. Когда схема была разработана, она моментально подверглась большой критике. Потому что люди воочию увидели, что реально там стратегии нет. А есть элементы какие-то стратегии, но это не привязано к сегодняшнему состоянию агломерационного развития. Была подвержена критике транспортная система и ряд других моментов. На самом деле, схема терпланирования провела определенную материализацию агломерации» [4].

Ю. Зацепилин ожидает, что с реализацией агломерации жизнь изменится. Возникнет преимущество в транспортном сообщении, стоимость билета на проезд в пределах агломерации выровняется, что существенно упростит перемещение жителей. Другой аспект заключается в том, что будет реализовано единое медицинское обслуживание: предполагается привязка конкретного гражданина по медуслугам не к муниципальной территории, на которой он зарегистрирован, а ко всей агломерации, то есть у него возникнет возможность выбора медучреждения на территории всей агломерации с перемещением до учреждения по созданной единой транспортной системе [4].

Основная проблема на сегодня, на наш взгляд, — организационная. Развитие Челябинской агломерации в определенном смысле «навязывается» сверху, а власти города, судя по всему, к реализации проекта не вполне готовы. Представители муниципальных районов, входящих в агломерацию, отмечают в качестве проблем «недостаточность собственных финансовых ресурсов для развития; несовершенство законодательства, регулирующего межмуниципальное взаимодействие» [5]. Критики проекта отмечают отсутствие документов по его реализации: «…главный недостаток представленной схемы территориального планирования — это отсутствие под ней основы в виде документов стратегического планирования. Своей стратегии социально-экономического развития у агломерации нет, хотя ограниченный срок ее появления давно требует активных действий» [6]. Эта критика основана на действительных фактах: стратегия развития г. Челябинска до сих пор отсутствует, не говоря уже о схеме территориального планирования, размещения транспортной, коммунальной и другой инфраструктуры. В этом проявляется отставание Челябинска от других городов-миллионников, в которых сейчас также активно развиваются агломеративные процессы, например от г. Перми.

В качестве вывода отметим, то агломерации Челябинска и Екатеринбурга находятся на разных этапах развития. Челябинск — на начальном, индустриальном, этапе, когда промышленное производство является главной функцией агломерации, а единых рынков труда, земли и других ресурсов пока не сформировано. Основа взаимосвязей на данном этапе — производственная кооперация и родственные узы объединяющихся муниципалитетов. Екатеринбург — на втором этапе трансформации, когда растет сектор услуг и рынок труда в ядре агломерации, возникает «центростремительная» маятниковая миграция, возникает емкий и разнообразный рынок труда.

Список литературы

1. Кузнецов, Ю. В. Формирование городских агломераций — перспективное направление социально-экономического развития территорий (на примере проекта развития Челябинской агломерации) [Электронный ресурс] / Ю. В. Кузнецов. — URL: http://chel.ranepa.ru/news/%D0%9A%D1%83%D0 %B7%D0%BD%D0%B5%D1%86%D0%BE%D0%B2%20%D0%AE.pptx (дата обращения 26.03.2017).
2. Основные показатели социально-экономического положения муниципальных образований [Электронный ресурс] // Управление Федеральной службы статистики Свердловской области и Курганской области. — URL: http://sverdl.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/sverdl/ru/municipal_statistics/kurgMstat/ main_indicators (дата обращения 26.03.2017).
3. Основные показатели социально-экономического положения муниципальных образований [Электронный ресурс] // Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Челябинской области. — URL: http://chelstat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/chelstat/ru/municipal_statistics/ main_indicators (дата обращения 26.03.2017).
4. Агломерация — смена русской культурной матрицы? [Электронный ресурс] // Регнум : информац. агентство. — URL: https://regnum.ru/news/economy/2199368.html (дата обращения 26.03.2017).
5. Михайлов, И. В. Челябинская агломерация как проект социально-экономического развития территории [Электронный ресурс] / И. В. Михайлов. — URL: http://economy.gov.ru/wps/wcm/connect/1ed34b3a- 96b1-427e-a413-0416683b9b97/%D0%9E%D0%9F_4_%D0%9C%D0%B8%D1%85%D0%B0%D0%B9% D0%BB%D0%BE%D0%B2_%D0%98%D0%92.pdf?MOD=AJPERES&CACHEID=1ed34b3a-96b1-427e- a413-0416683b9b97 (дата обращения 26.03.2017).
6. Полозов, А. Цели сомнительные, методика дискуссионная, а стоимость.. .Схему территориального планирования агломерации «Большой Челябинск» подвергли критике [Электронный ресурс] / А. Полозов. — URL: https://www.znak.com/2016-03-14/shemu_territorialnogo_planirovaniya_aglomeracii_ bolshoy_chelyabinsk_podvergli_kritike (дата обращения 26.03.2017).

Научный журнал “Вестник факультета управления Челябинского государственного университета”
2017. № 1

Rating: 5.0/5. From 2 votes.
Please wait...

Просмотров: 69

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code