Опросы общественного мнения — критерий эффективности свободы слова в России

М.А.Дубровина, кандидат юридических наук

Аннотация: актуальность статьи обусловлена возрастающим интересом к возрождению института опроса общественного мнения и развитием конституционной социологии. Цель статьи заключается в определении конституционных оснований учета мнения населения в Российской ГС Федерации, а также формулировке и обосновании шкалы оценки результатов опросов общественного мнения. Реализация поставленных задач была достигнута при помощи общенаучных (анализа, синтеза) и частнонаучных (социологический, статистический) методов. Для достижения поставленной цели имеет значение уяснение различных факторов: юридически грамотная постановка вопросов, выносимых на общественное обсуждение, территории проведения опросов, отношение населения к опросам, а также то, какие организации их проводят. Основная задача опросов общественного мнения состоит в оценке реальных настроений в российском обществе и вместе с этим оценке эффективности реализации свободы слова в России.

Ключевые слова: свобода слова, свобода общественного мнения, опросы общественного мнения, конституционализация общественной жизни, критерии эффективности свободы слова, конституционная социология; транспарентность государственной власти.

 

Критерием эффективности свободы слова можно назвать востребованность конституционной свободы слова у граждан, проживающих в России. Выяснение этого критерия лежит в области конституционной социологии [1, с. 23-29], которая на современном этапе российского конституционного развития является перспективным методом исследования развития конституционных процессов и состояний.

Применительно к сфере реализации свободы слова основная задача данного процесса заключается в оценке эффективности свободы слова, выражения мнений и ее применимости сквозь призму всех конституционно-правовых отношений. Процесс конституционализации государственной и общественной жизни должен проходить с учетом повышенной информативности общественной и государственной деятельности, ее доступности и открытости, массовой вовлеченности граждан, обеспечения обратной связи между органами государственной власти и населением, выявления общественных настроений, отношения к принимаемым и осуществляемым государственным решениям.

10 марта 1994 г. Всероссийским центром исследования общественного мнения были сформулированы результаты опроса, в котором приняли участие 1600 респондентов в 153 населенных пунктах в 46 областях, краях, республиках России. Вопрос, на который предлагалось ответить, был сформулирован следующим образом: «Как Вы считаете, свобода у нас в последние годы, принесла больше пользы или больше вреда?». Если бы этот опрос проводился в наши дни, то сама постановка главного вопроса была бы иной. В стране, признавшей на конституционном уровне приоритет демократических ценностей, на наш взгляд, некорректно, даже неконституционно говорить о вреде свободы слова. В 1994 г. мнения респондентов распределились таким образом: больше пользы в свободе слова усмотрели 40 % опрошенных, больше вреда — 34 %, затруднились ответить — 26 % [2]. Такие итоги опроса можно назвать вполне объяснимыми и ожидаемыми для своего времени. Традиции свободного выражения мнения в период с 1985 г. «прививались» российскому обществу. Процесс этот был достаточно длительным. Примером тому служат «будки гласности» с видеокамерой внутри (1991 г.). Каждый желающий мог высказаться свободно о ситуации в стране, с целью быть услышанным органами власти. Одна из таких «будок» была установлена на Красной площади.

Исследование общественного мнения с формулировкой вопроса «После избрания Владимира Путина Президентом России как изменилась свобода слова, печати, перемещения за рубеж?» проводилось четыре раза в короткие промежутки времени (30 июля 2000 г., 15 сентября 2000 г., 15 марта 2001 г., 15 августа 2002 г.). Число респондентов составило 1600 человек из 46 регионов России (более чем в половине субъектов Российской Федерации). Исследуемые
свободы, являющиеся содержанием соответственно права на свободу слова, права на свободу печати, права на свободу передвижения, должны быть выделены в три самостоятельных опроса, т. к. по результатам сложно определить, ^ о каком именно праве говорили опрошенные. В 2000 г. 4 % респондентов | ответили, что ситуация значительно улучшилась, 19 % — несколько улуч- § шилась, 63 % — практически не изменилась, 12 % — несколько ухудшилась, 2 % — значительно ухудшилась [3]. Однако в 2000 г. еще рано было говорить о конкретных результатах, ввиду того, что после выборов Президента Российской Федерации, по итогам которых на эту должность был в первый раз избран В.В. Путин, прошло менее полугода. В марте 2001 г. (через год после избрания) результаты опроса изменились в сторону положительной динамики реализации прав 9 % респондентов ответили, что ситуация значительно улучшилась, 27% — несколько улучшилась, 54 % — практически не изменилась, 8 % — несколько ухудшилась, 1 % — значительно ухудшилась [4]. В сознании Россиян в 2002 г. также сложилось устойчивое мнение о положительных результата до президентства В.В. Путина в вопросах реализации свободы слова, свободы печати и свободы перемещения за рубеж: 13 % сочли, что ситуация значительно улучшилась, 40 % — несколько улучшилась, 39 % — практически не изменилась, 6 % — несколько ухудшилась, 2 % — значительно ухудшилась [5]. В наши дни таких опросов не проводилось.

Результаты подобных опросов поставили в зависимость реализацию свободы слова от личности конкретного человека, занимающего должность Президента РФ. Уточняя этот тезис, отметим, что от действующего Президента зависит создание условий для реализации перечисленных прав, а не их признание. Провозглашенные Конституцией РФ (ст. 29) свобода слова, свобода мысли, свобода массовой информации являются непререкаемыми ценностями российского конституционализма. Хотя в России, где, говоря словами В.О. Ключевского, «нужда реформ назревала раньше, чем народ созревал для реформ, личные особенности государей приобретали особую значимость» [6, с. 3—4]. По мнению Б.В. Чернышева, руководители страны при всем различии их индивидуальных качеств, играли основную роль в подготовке, принятии и реализации важнейших решений внутренней и внешней политики, определяя в значительной степени их конечный результат [6, с. 4]. В 2000 г. Всероссийским центром опроса общественного мнения проводился еще один интересный опрос населения. Респонденты должны были ответить на вопрос: «В какой мере Вы согласны или не согласны с тем, что “свобода слова” как свобода высказывать любые мнения, даже те, с которыми большинство решительно не согласно, не так уж и важна для населения страны?». Совершенно согласились с незначительной значимостью свободы слова в нашей стране 12 % опрошенных; скорее согласились, чем опровергли этот тезис 28 %; скорее не согласились с тезисом 40 % респондентов; совершенно не согласились 20 % опрошенных. Таким образом, приблизительно 40 % населения не видели особой ценности свободы слова и свободы выражения мнений в России (2000 г.) [7]. В 2004 г. в числе угроз демократическим ценностям, в том числе свободе слова, россияне назвали, в частности: большой разрыв между богатством и бедностью — 30 % респондентов (в 2005 г. на тот же вопрос — 45 %); сращивание власти и капитала (олигархов и высшей бюрократии) — 15 % опрошенных (в 2005 г. — 25 % опрошенных обозначили данный критерий); сами люди не умеют и не хотят бороться за свои права и интересы — 16 % (в 2005 г. — 19 %); средства массовой информации теряют свою независимость — 5 % (в 2005 г. — 6 %), угроза международного терроризма — 6 % (в 2005 г. — 6 %) и другие причины [8].

Опрос, проводившийся в Москве в 2011 г. среди 1600 человек, выявил тенденцию, согласно которой 49 % опрошенных готовы к публичным акциям протеста, в том случае, если будут ущемлены их гражданские права, такие как свобода слова, совести, выражения мнений [9]. Данный показатель не считаем высоким, ввиду того, что в развитых странах граждане осознаю особую значимость свободы слова и более трети населения готовы отстаивать ее любыми законными способами.

Такие опросы общественного мнения должны стать регулярными для того, чтобы вовремя выявлять настроения населения. Общественное мнение нельзя недооценивать [10]. «Невозможно было провести “крымскую весну” не опираясь на общественное мнение, — уверен председатель Общественной палаты Крыма Г. Иоффе. — Со стороны наших врагов, а не оппонентов, мы слышим, что события, произошедшие в Крыму в прошлом году, были смоделированы и ни на чем не основывались. Однако “крымская весна” отвечала чаяниям крымчан, общественной мнение было на стороне тех процессов, которые произошли в марте прошлого года» [11]. С этим тезисом следует полностью согласиться. По-настоящему легитимная власть — это власть, в своих действиях опирающаяся на мнения населения. Диалог населения с властью возможен через обеспечение взаимодействия граждан, общественных и иных некоммерческих организаций с органами власти, формирование общественного мнения и доведения его до сведения чиновников, обеспечение участия представителей общества в решении актуальных вопросов развития регионов, развитие институтов гражданского общества. Для этого нужны условия реализации свободы слова и регулярные опросы общественного мнения о ее состоянии. Вопросы, которые должны стать традиционными для подобных опросов, мы формулируем так: «Можете ли Вы свободно высказывать свое мнение П Н либо выражать его любым законным способом, не опасаясь преследований?»; «Считаете ли Вы условия, способы, средства, созданные в России, достаточными и доступными для Вас, позволяющими реализовать право на свободу слова и свободу выражения мнения?». Чтобы оценить результат, предлагаем следующую шкалу ответов: менее 50 % положительных ответов — свидетельствовали бы об ухудшение ситуации в сфере распространения мнений, потому как ограничиваться простым математическим большинством в этом вопросе в не следует. Традиция свободомыслия должна характеризовать все общество, либо его превалирующую часть (нельзя не учитывать при этом абсентеистов, в поведение которых характеризуется уклонением от политического участия). От 5-70 % положительных ответов на поставленные вопросы характеризуют общество как наращивающие традиции свободомыслия; от 70-85% — общество с высокими демократическими достижениями в области свободы распространения мнений, высокой степенью толерантности к высказываемым мнениям и поведению. Способны ли такие общества противостоять угрозам современности и каким образом — серьезный вопрос.

На наш взгляд, опросы общественного мнения — это еще один кри- | терий претворения в жизнь свободы слова в России. Немаловажная этого процесса — отношение населения к опросам общественного мнения. С точки зрения 53 % пользователей Рунета, опросы общественного мнения представляют интерес, прежде всего, для самих социологов, проводящих исследования с научной целью. Около 48 % считают, что эти данные нужны политикам, органам власти, 36 % видят в числе основных потребителей СМИ, а 29 % — деловые круги, предприятия и торговые компании. Только 8 % пользователей Рунета считают, что данные опросов общественного мнения никому по-настоящему не нужны, напротив, 31 % верят, что их результаты любопытно было бы узнавать всем гражданам. Таковы итоги проведенного «Гласом Рунета» онлайн-опроса 2017 интернет-пользователей, представляющих активную (недельную) аудиторию Рунета (2014 г.) [12].

Из результатов опроса следует, что степень заинтересованности граждан в общественно-политических процессах невелика, хотя определенные подвижки в направлении развития гражданского общества все же имеются. «В настоящее время в России гражданское общество лишь конституционно-декларировано, находится в зачаточном состоянии и только сейчас у нас начинают складываться основные элементы гражданского общества. Формирование в России институтов гражданского общества в этом смысле можно рассматривать как возвращение нашей страны на магистральный путь цивилизованного развития» [13, с. 47].

Следует обратить внимание и на то, какие организации проводят опросы общественного мнения, т. к. их результаты часто зависят от того, чьи интересы поддерживают исследовательские центры. Идеальным было бы проведение совместных социологических исследований группами, созданными при государственной поддержке при участии общественных объединений, средств массовой информации, общественных палат регионов на равных правовых условиях, либо общественными организациями, действующими на территории Российской Федерации, учеными-конституционалистами. ? А.В. Малько справедливо доказывает, что важнейшими принципами современной правовой политики являются научная обоснованность и прогнозирование, которые направлены на предвидение вариантов развития регулируемых отношений [14, с. 11]. Опросы общественного мнения могут с стать действенным средством и основой составления правовых прогнозов. Конституционной свободе слова корреспондирует так называемое «право быть услышанным». Конституционное право на свободу мысли и слова в России приобретет декларативную сущность при отсутствии реальных гарантий его реализации, а также при отсутствии обратной связи между субъектом с конституционного права на свободу слова и тем субъектом конституционно- правовых отношений, кому она непосредственно адресована. Следовательно, еще одним критерием эффективности свободы слова в субъектах является — обратное воздействие, результат реализации свободы слова.

Список литературы:

1. Кабышев, С.В. Конституционная социология реорганизации местного само
го управления в Крыму // Вестник Саратовской государственной юридической акаде- * мии. — 2015. — № 5. — С. 23-29.
2. URL: http://wtiom.m/zh/prmt_q.php?s_id=483&q_id=36141&date=10.03.1994 (дата обращения: 17.01.2016).
3. URL: http://wcюm.ш/zh/prmt_q.php?s_id=344&q_id=27680&date=15.11.2000 (дата обращения: 17.01.2016).
4. URL: http://wtiom.ra/zh/prmt_q.php?s_id=321&q_id=25807&date=15.03.2001 (дата обращения: 17.01.2016).

5. URL: http://wciom.ru/zh/print q.php?s id=293&q id=23396&date=l5.08.2002 (дата обращения: 17.01.2016).
6. Чернышев, Б.В. Разработка и принятие государственных решений в России: уроки истории (XVIII—XX вв.) / Б.В. Чернышев. — Саратов: СЛОИ МВД России, 2003. – 256 с.
7. URL: http://wciom.ru/zh/print q.php?s id=344&q id=27716&date=15.11.2000 (дата обращения: 17.01.2016).
9. URL: http://wciom.ru/zh/print q.php?s id=172&q id=14315&date=20.01.2004 (дата обращения: 17.01.2016).
10. URL: http://wciom.ru/zh/print q.php?s id=71S&q id=51985&date=27.03.2011 (дата обращения: 17.01.2016).
11. Авакьян, С.Л. Свобода общественного мнения и конститунионно-правовые гарантии ее осуществления // Конституционное и муниципальное право. — 2013. — № 1. — С. 12-20.
12. Роль общественного мнения в современном Крыму / URL: http://www. opcrimea.ru/novosti/rol-obshhestvennogo-mneniya-v-sovremennom-krymu.html (дата обращения: 17.01.2016).
13. «Глас Рунета» — служба опросов интернет-аудитории. URL: http://subscribe. ru/archive/media.vox/201412/lS142445.html (дата обращения: 17.01.2016).
14. Гавриленко, В.И. Власть и общество (конституционные принципы взаимодействия) // Конституционное развитие России : межвуз. сборник науч. статей. Вып. 10 / под ред. В.Т. Кабышева. — Саратов: Изд-во Саратовской государственной юридической академии, 2009.
15. Малько, Д.В. Научная обоснованность и прогнозирование как важнейшие принципы современной правовой политики//Правовая политика и правовая жизнь. – 2012. – № 1. — С. 8-14.

ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА И ПРАВОВАЯ ЖИЗНЬ.№ 4 2016

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 16

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code