РАЗРАБОТКА МОДЕЛИ ТРАНСФОРМАЦИИ ЛОКАЛЬНОГО ИНСТИТУТА

Л.Р.Абзалимова, А.О.Волокитина, А.С.Краюшкина, Ю.И.Леонтьева, Э.М.Макина, К.А.Наумова, Е.Д.Плотникова, Д.В.Пудова
Челябинский государственный университет

Институциональная среда, сложившаяся в обществе, определяет перспективы его развития. Динамика развития зависит от того, насколько эффективна существующая система институтов. Институты не приносят пользы обществу, если они неэффективны. Преобразование институтов, неоптимальных с точки зрения действий людей, может обеспечить положительную динамику развития. В работе представлена актуальная проблема разработки и выбора наилучшей альтернативы для функционирования общественного института. Данная проблема рассмотрена на примере исследования нерегулируемого института парковки. Особое внимание уделяется институциональному проектированию — попытке повысить эффективность института за счет урегулирования парковочных мест по ГОСТу.

Ключевые слова: институт, институциональное проектирование, институциональные изменения, эффективность института, разработка институциональных альтернатив.

 

Человеческое общество находится в постоянном развитии, и, как следствие, множество институтов меняются на новые, совершенствуются либо исчезают. Развитость общества обусловливается не только обилием социальных институтов, но и их способностью устойчиво и эффективно функционировать, удовлетворяя разнообразные общественные потребности.

Эффективность любого института определяется тем, в какой степени он реализует свои функции. В предшествующем нашем исследовании [9] представлен анализ практики функционирования локального института на примере ежедневно образующегося на хаотичной основе института парковки учебного корпуса № 4 Челябинского госуниверситета, что позволило сделать вывод о неэффективности функционирующего института и перспективности его урегулирования. В данной статье предпринята попытка разработки модели трансформации указанного общественного института.

Основной причиной институциональных изменений становится несоответствие уже сложившихся институтов новым условиям внешней среды. Результат существования и развития института во многом зависит от его проектирования, то есть от условий создания и изначального планирования. Ситуация, когда институт стал менее полезным для общества, должна приводить не только к осознанию того, что требуются перемены, но и к непосредственным действиям практического характера.

Теория институциональных изменений освещается в трудах многих ученых. Ее основоположником считают американского экономиста Д. Норта. Цель его теории — выявление внутренних факторов, которые способствуют изменению не только отдельных институтов, но и институциональной структуры общества. Д. Норт совместно с Р. Томасом выдвинул «оптимистическую» модель институциональной эволюции, согласно которой в ходе институциональных изменений при незначительных институциональных издержках неэффективные институты заменяются эффективными, снижающими трансакционные издержки и создающие условия высокого экономического роста [1. С. 73].

Большой вклад в теорию институциональных изменений внес известный российский экономист В. Л. Тамбовцев. Помимо изучения этих изменений, их источников, он уделяет внимание поиску компромисса между всеми сферами, где активно функционируют институты, для того чтобы повысить эффективность институтов и предсказать их модификации в будущем [2]. Ученый рассматривает институциональное проектирование и выдвигает ряд мер, которые позволят достичь положительных результатов проекта. Американский экономист А. Алчиан изучает «естественный отбор» среди институтов. По его мнению, выживают наиболее эффективные из них, те, что способны изменения внутри самих институтов привести в соответствие с изменениями внешней среды [3].

Что касается факторов институциональных изменений, или, другими словами, их источников, каждый автор выделяет принципиально различные их причины. Авторы исследования обращают внимание на изучение источников институциональных изменений таких экономистов, как Д. Норт, В. Л. Тамбовцев и М. Олсон.

Д. Норт в своей модели выделяет три основные причины институциональных изменений: изменения в относительных ценах, технологические инновации и изменения во вкусах и предпочтениях людей. Мы акцентируем внимание на последнем пункте. Изменения во вкусах и предпочтениях, по мнению Д. Норта, ведет к постепенному разрушению каких-либо норм и их замене другими нормами. С течением времени может сложиться ситуация, когда какое-либо правило или подвергается изменению, или просто игнорируется, и никто не принуждает к его исполнению [4; 5].

Российский экономист В. Л. Тамбовцев, ссылаясь на Д. Норта, понимает под институтом некие правила поведения (модели поведения) вместе с механизмами принуждения к их исполнению. Логика институциональных изменений, по В. Л. Тамбовцеву, такова, что предпосылка «естественного отбора» (укоренения более эффективных) институтов является ошибочной. Центральным фактором, препятствующим действовать лишь реально эффективным общественным институтам, российский экономист считает высокие трансакционные издержки осуществления институциональных изменений.

Классификация ключевых причин институциональных изменений российского экономиста В. Л. Тамбовцева включает пять подходов: политический подход; теорию бюрократии; теорию, построенную на предпочтениях; распределительную теорию; теорию, считающую основой институционального изменения приращение знаний [2].

Рассматривая классификацию, мы хотели бы остановиться на трех последних теориях, так как именно в них видим мотивационное зерно нашего проекта. Теория, построенная на предпочтениях, подразумевает, что изменения в предпочтениях индивидов инициируют нововведения в уже существующих институтах либо замену старых институтов новыми. Сущность распределительной теории состоит в перераспределении ресурсов в пользу заинтересованной группы лиц, которая, помимо экономических преимуществ, имеет возможность правового закрепления изменений. А теория, ключевым аспектом которой является знание, предполагает, что знание провоцирует у индивида тягу к изменениям и совершенствованиям. Например, американский экономист и социолог Т. Б. Веблен считает, что «праздное любопытство» создает новые стереотипы мышления и поведения, а это, в свою очередь, приводит к возникновению новых институтов [6].

Исходя из вышеперечисленных теорий и факторов институциональных изменений, можно сделать вывод, что институт — это изменяющаяся под воздействием различных факторов форма поведения людей, основанная на разработанных многими поколениями нормах и правилах. Крупные институциональные изменения происходят медленно, так как институты являются результатом длительного исторического развития. Изменение институтов происходит вследствие их неэффективного действия, то есть когда институты не приносят пользы обществу. Таким образом, происходит замена неэффективного института на эффективный, снижающий трансакционные издержки и создающий условия экономического развития [7].

Например, переход к формату обслуживания людей через электронную очередь может стать примером замены неэффективного института более эффективным: снижаются издержки времени, проводимого в многочасовых очередях. Также причиной институциональных изменений, как уже отмечено, является несоответствие существующих институтов новым условиям внешней среды.

Но институциональные изменения также могут привести и к неэффективному результату. В этом и заключается проблема изменения какого-либо института, потому что не всегда решения, которые представлялись эффективными изначально, оказываются таковыми в результате. Поэтому необходимо учитывать ряд мер, которые будут способствовать исключению нежелательных результатов и выстраиванию последовательной и верной траектории всей исследовательской работы.

Одним из факторов предотвращения негативных последствий изменений являются трансформационные издержки перехода от старой нормы к новой [8]. Они должны быть меньше, чем транс- акционные издержки функционирования неэффективной нормы. Переход к новому институту связан с такими трансакционными издержками, как издержки преодоления шаблонности поведения, издержки адаптации новой нормы к институциональной среде и др.

Авторы статьи изучили ежедневно образующийся на хаотичной основе институт парковки учебного корпуса № 4 Челябинского госуниверситета (рис. 1). Ход исследования, анализ данных и выявленные факторы, влияющие на эффективность института, подробно описаны в первой части нашего проекта [9], в которой был сделан вывод о перспективности урегулирования исследуемого института парковки.

Исходя вышесказанного, можно обозначить цель работы: выявление путей повышения эффективности института парковки. То есть достижение цели должно обусловить вариант института, действующего эффективнее. В рамках статьи поставлено несколько задач: во-первых, разработка альтернатив; во-вторых, выяснение возможности создания эффективного института парковки с увеличением ее вместимости за счет создания парковочных мест по ГОСТу; в-третьих, поиск ответа на вопрос, что должно быть измене – но в институциональной среде для достижения цели институциональных изменений.

Эффективность любого института определяется степенью реализации его функций. Мы выяснили, что объект нашего исследования (парковка), выполняет свои функции не совсем эффективно. Возможно, предложенные нами изменения повысят его эффективность. Но, если устоявшийся институт парковки окажется эффективнее, чем предлагаемое нами нововведение (расчерченная парковка), появится вероятность того, что институциональные изменения могут быть нерациональны или способны привести к формированию еще более неэффективного института.

Кроме того, большую роль играет ресурсная осуществимость проекта, то есть наличие лидерских, информационных, временных и других ресурсов. К тому же формулирование в ходе проектирования институциональных альтернатив является необходимым условием положительного результата [10]. Также важно помнить о трансакционных издержках, которые будут сопутствовать изменению института. Трансакционные издержки должны быть минимальны, и только при этом условии подлинная цель нашего институционального проекта будет достигнута [11; 12].

Для эффективного использования территории парковки нужна правильная и грамотная разметка. По ГОСТу [13] разметка парковочных мест выполняется линиями, ширина которых 10 см, при расчетах это будет учитываться. Ширина проезда автомобиля должна быть не меньше 6 м, длина и ширина парковочного места — не менее 5 м и 2,5 м соответственно. Количество мест для инвалидов должно составлять не менее 10 % всех парковочных мест, ширина такого места — 3,6 м.

Рис. 1. Парковка и схема парковки учебного корпуса № 4 Челябинского госуниверситета

Исследуемая парковка имеет форму неправильного прямоугольника. Примерная длина парковки 35 м, ширина с одной стороны 24 м, с другой — 21 м, значит, учитывая ширину линий и парковочные места для инвалидов, можно посчитать, что в ряд А будет помещаться 12 машин (35 – 3,6 х х 3 = 24,2; 24,2 : 2,5 = 9,68; 3 + 9 = 12). Для проезда в ряд А потребуется 6 м, поэтому ряд B становится длиной 29 м. Как и при расчете мест в ряду А, учитываем ширину линий, получаем 11 мест (29 : 2,5 = 11,6) в ряду В. Учитывая, что длина места 5 м, расстояние между рядами А и В равняется 6 м, а ширина нижней стороны парковки — 21 м, ряд С будет состоять из трех мест, так как въезд на парковку должен быть не менее 6 м шириной (8 : 2,5 = 3,2). Расположить ряд D невозможно, так как расстояние от него до ряда B будет только около 3 м, что не соответствует ГОСТу. В итоге получаем 26 мест, что уступает максимально зафиксированному значению — 37 машин (рис. 2).
Невозможным для разметки является вариант обычной расстановки. Водители привыкли ставить автомобили в 4 ряда, но по нормам это недопустимо, так как ширина парковки 21—24 м, а в таком случае требуется минимум 27 м (ряды А, В, D — по 5 м, промежуток между рядами A и B — 6 м, ряд C — 6 м, чтобы между рядом B и D был промежуток 6 м).

Можно сделать вывод, что нет смысла расчерчивать парковку по ГОСТу, территория парковки эффективнее используется при установившейся расстановке автомобилей.

Но, если же немного пренебречь нормативностью размещения парковочных мест, можно расчертить парковку с четырьмя рядами, привычными для автомобилистов (рис. 3). Чтобы была возможность заезда в ряд D, расстояние между рядами A и B сокращаем на 1 м; таким образом, расстояние между рядами B и D становится около 4 м. В ряду C также остается 3 места, а в ряд D может вместиться 7 парковочных мест с учетом расстояния 2,5 м, оставленного для удобства заезда на парковку (18,5 : 2,3 = 8,04).

Рис. 2. Размещение местпо ГОСТу

Получается, что при такой парковке мы имеем 34 места, что уступает максимальному значению, зафиксированному при эксперименте, на три движимые единицы. Данное размещение является более привычным, так как это сформировавшаяся с годами поведенческая рутина.

Следовательно, при таком варианте можно будет избежать некоторых трансакционных издержек, связанных с пониманием водителями новой разметки и привыканием к ней. Но такую разметку вряд ли можно назвать нормой, хоть она и эффективна. Расстояние между рядами меньше, чем требуется (A—B — 5 м, B—D — 4 м), что может быть небезопасным. Но при изучении данных, как уже было отмечено, нам удалось установить, что в большинстве случаев расстояние от стены корпуса до ряда В равнялось 10 м и что этого достаточно для проезда автомобилей (по ГОСТу требуется 11 м от стены корпуса до ряда В).

Чтобы показать разнообразие структурных альтернатив, можно рассмотреть такой вариант, как размещение парковочных рядов перпендикулярно учебному корпусу (рис. 4). В рядах A и D оставляем 1,5 м для пешеходов. Ряд D будет состоять из 9 парковочных мест (22,5 : 2,3 = 9,8).

Оставляем промежуток 6 м между рядом D и С.

Рис.З.Привычное размещение парковочных мест

Ряд C и B с учетом того, что требуется оставить 6 м для проезда в ряд D, будут состоять из 7 мест (18 : 2,3 = 7,8). Для ряда А остается еще 14 м, и целесообразнее будет сделать его в нижней части парковки, оставив 9 м до ряда В. С учетом пешеходного прохода в ряд войдет 8 парковочных мест (19,5 : 2,3 = 8,5). Общим итогом получаем 31 место, что также уступает максимальному значению. Тем более что такой вариант расположения парковочных мест будет крайне неудобным для понимания водителями и привыкания к нему, а значит, есть вероятность того, что трансформационные издержки окажутся гораздо больше издержек функционирования действующего института.

Таким образом, вариант привычного для водителей расположения парковочных мест позволяет стабильно вмещать 34 автомобиля, но судить о его безопасности можно по тому, что он не соответствует ГОСТу. Попытки изменить парковку при помощи разметки по ГОСТу могут оказаться безрезультатными либо привести к негативным последствиям. Возможно, водители будут продолжать парковаться по-прежнему, невзирая на разметку, так как эта рутина удобна и знакома для них.

Подводя итог работе, вновь обратимся к понятиям института и институционального изменения. Институт — это правила поведения и механизмы, обеспечивающие их выполнение; нормы поведения, которые структурируют взаимодействия между людьми. Но для более эффективного функционирования социума недостаточно статичной совокупности институтов, обеспечивающих определенные нужды его членов. Важны постоянные динамические преобразования институтов, или их изменения. Внутренняя среда института должна чутко улавливать бурные потоки внешних изменений, впитывать новую информацию и, видоизменяя, внедрять ее в соответствии со спецификой и требованиями института. Помимо этого, у каждого института должна быть выработана предохранительная функция, способная перенимать извне лишь нужные и качественные знания [14]. Поэтому можно сказать о том, что институциональное изменение — очень важный процесс, и эффективность такого изменения для института определяется прежде всего его выходом на новый, более высокий уровень. Вместе с этим возникает вопрос: как правильно, при минимальных издержках, добиться модификации института?

Рис. 4. Размещение рядов перпендикулярно учебному корпусу

На взгляд авторов работы, самое эффективное институциональное изменение выполняется посредством институционального проектирования, то есть конкретно выстроенного плана действий, в котором соблюдены все условия. Существует шесть таких условий, или принципов: этапной полноты проекта, компонентной полноты проекта, достаточного разнообразия стимулов, максимальной защищенности от девиантного поведения, соучастия и типологичности [15]. Что же касается нашего исследования, то были соблюдены практически все условия институционального проектирования. Наличие точно поставленных целей и задач представляет этапную полноту проекта. Перед тем как приступить к практической части работы, мы схематично изобразили парковку, обозначили критерии, по которым будем осуществлять исследовательскую деятельность. Составили график и распределили обязанности по возможности в равной степени как в практической части, так и в теоретической. Все это отражает компонентную полноту проекта. Типологический принцип в работе не оговаривается, но изначально мы определили, что это неформальная структура для определенных участников (студентов и преподавателей вуза, имеющих личный транспорт). Пожалуй, единственный принцип, не принятый во внимание, — это принцип достаточного разнообразия стимулов, так как участники (а именно водители, которые ставили машины на парковку у 4-го учебного корпуса ЧелГУ) не были оповещены о том, что проходит исследование, следовательно, и стимулов тоже не имели.

Но если же в будущем наша команда попробует расчертить парковку, то этот принцип будет играть большую роль в восприятии водителями изменений привычного для них порядка.

Принцип разнообразия стимулов предполагает, что проектировщик для повышения эффективности вводимого изменения должен максимально разнообразить систему поощрений для участников института. Это нужно для того, чтобы они с наибольшей вероятностью выполняли требуемые от них действия. В нашем случае такими стимулами могут стать расклеенные на территории парковки объявления о том, что разметка выполнена по ГОСТу, что предполагает повышение безопасности парковки и избежание дискомфорта водителей. Кроме того, в первую неделю можно обеспечить присутствие человека на территории парковки, который не только оценивал бы соблюдение водителями новых правил, но и помогал бы им в случае затруднения при парковании автомобилей.

Подводя итог всей нашей работе, необходимо вспомнить о целях и задачах, поставленных в начале статьи. Целью было выявление путей повышения эффективности института парковки.

В рамках поставленной нами цели выполнялись задачи:

• Во-первых, разработка институциональных альтернатив. В течение четырех недель наша команда проводила наблюдения за поведением автомобилистов на парковке, и, изучив полученные данные, пришла к выводу, что альтернативой привычного расположения машин на парковке будет правильная разметка парковочных мест в соответствии с ГОСТом. В первую очередь это безопасно для дорожного движения и экономично в использовании территории парковки. Нами было предложено три варианта.

• Во-вторых, выяснение того, можно ли создать эффективный институт парковки, увеличив ее вместимость за счет организации парковочных мест по ГОСТу. Изучив периметр парковки и расположение автомобильных мест, мы выяснили, что при разметке по ГОСТу (пренебрегая долей нормативности ввиду недоступности некоторых позиций на парковке) количество машин, помещающихся на стоянке, остается неизменным в сравнении с привычным положением автомобилей на парковке и уступает максимально зафиксированному результату на 3 автомобиля. Единственной проблемой является то, что проезд между рядами меньше нормы, но, как уже отмечалось, нами установлено, что это не мешает нормальному проезду автомобилей. Следовательно, целесообразнее была бы нормативная разметка, так как рациональнее стабильно иметь 34 места, чем 37 в одном случае из 100 или те же 36 мест в 4 случаях из 100.

• В-третьих, ответ на вопрос: что должно быть изменено в институциональной среде, чтобы цель институциональных изменений была достигнута? Как мы уже выяснили ранее, парковка имеет форму неправильного прямоугольника, что, возможно, и не позволяет максимально эффективно использовать парковку. Поэтому стоит взять во внимание идею расширения либо корректировки формы стоянки, что вероятнее приведет к приумножению мест на парковке. Перспективой развития нашего проекта может стать временная разметка парковки.

Благодарность
Авторы выражают благодарность своему научному руководителю Дмитрию Александровичу Плетневу за ценные советы и идеи в ходе проведения исследования и написания статьи.

Список литературы

1. Норт, Д. К. Институты и экономический рост: историческое введение / Д. К. Норт // THESIS. — 1993. — № 2. — С. 69—91.
2. Тамбовцев, В. Л. Экономическая теория институциональных изменений / В. Л. Тамбовцев. — М. : ТЕИС, 2005. — 542 с.
3. Алчиан, А. Производство, информационные издержки и экономическая организация / А. Алчиан, Х. Демсец // Истоки: Экономика в контексте истории и культуры / отв. ред. Я. И. Кузьминов. — М. : ГУ-ВШЭ, 2004. — С. 166—207.
4. Норт, Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики / Д. Норт ; пер. с англ. А. Н. Нестеренко ; предисл. и науч. ред. Б. З. Мильнера. — М. : Фонд экон. кн. «Начала», 1997. — 180 с.
5. Норт, Д. Институты, институциональные соглашения и функционирование экономики / Д. Норт ; под ред. А. Н. Нестеренко, Б. З. Мильнера. — М. : Фонд экон. кн. «Начала», 1997. — 190 с.
6. Веблен, Т. Теория праздного класса / Т. Веблен. — М. : Прогресс, 1984. — 183 с.
7. Вольчик, В. В. Институциональные изменения, коллективные действия и социальные ценности [Электронный ресурс] / В. В. Вольчик // Науч. тр. ДонНТУ. Сер. экон. — 2014. — № 1. — URL: http:// instud.net/2014/1/11.pdf (дата обращения 1.12.2015).
8. Малахов, Р. Г. Логика процесса институциональных изменений / Р. Г. Малахов. — Вестн. Алтайс. акад. экономики и права. — 2010. — № 4. — С. 13—16.
9. Анализ практики функционирования локального института в России / А. О. Волокитина [и др.] // Вестн. Челяб. гос. ун-та. — 2016. — № 2 (384). Экон. науки. Вып. 52. — С. 241—251.
10. Палаш, С. В. Институциональные изменения и экономический рост [Электронный ресурс] / С. В. Палаш // Рос. предпринимательство.—2011. — № 2 (178). — С. 4—9. — URL: http://old.creativeconomy. ru/articles/11642/ (дата обращения: 2.12.2015).
11. Коуз, Р. Природа фирмы / Р. Коуз // Вехи экономической мысли. Вып. 2: Теория фирмы / под ред. B. М. Гальперина. — СПб. : Экон. шк., 1995. — С. 11—32.
12. Эрроу, К. Экономическая трансформация: темпы и масштабы / К. Эрроу // Реформы глазами американских и российских ученых / под общ. ред. О. Т. Богомолова. — М. : Рос. экон. журн, 1996. — C. 75—86.
13. ГОСТ Р 51256-2011. Технические средства организации дорожного движения. Разметка дорожная. Классификация. Технические требования [Электронный ресурс] // Электронный фонд правовой и нормативно-технической документации. — URL: http://docs.cntd.ru/document/gost-r-51256-2011 (дата обращения 27.11.2015)
14. Тамбовцев, В. Л. Институциональные изменения в российской экономике [Электронный ресурс] / В. Л. Тамбовцев. — URL: http://ecsocman.hse.ru/data/669/866/1217/004Tambovtsev.pdf (дата обращения 27.11.2015).
15. Тамбовцев, В. Л. Основы институционального проектирования : учеб. пособие / В. Л. Тамбовцев. — М. : ИНФРА-М, 2009. — 144 с.

Вестник Челябинского государственного университета.
2016. № 11 (393). Экономические науки. Вып. 54. С. 131—139.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code